home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


47

Казнь защитника окружающей среды

Операция на Сейшельских островах до сих пор остается одной из самых драматических попыток покушения на главу государства. Особую интригу ей придает не только большое число задействованных наемников, но и тот факт, что в ходе операции был угнан коммерческий авиалайнер. Более того, она с особой наглядностью доказывает, что подобная тактика применяется корпоратократией лишь в тех случаях, когда экономические убийцы терпят поражение.

В Африке это было далеко не редкостью. Экономические убийцы часто оказывались неэффективны, и потому убийства политических деятелей играли в африканской политике куда более важную роль, чем в других регионах. По большей части такого рода операции проводились тайно, хотя бывали случаи, когда убийство неугодных подавалось мировой общественности под видом законной казни. Самым известным из подобных случаев является «законное» убийство Кена Саро-Вива.

Выходец из племени огони, Кен Саро-Вива был правозащитником, возглавлял общественное движение нигерийцев против эксплуатации их земель нефтяными компаниями. Вот что он сказал в интервью Эми Гудман в эфире пацифистской радиостанции WBAI в 1994 году:

Кен Саро-Вива: Shell Oil Company решила не спускать с меня глаз и следить за каждым моим шагом. Они постоянно следят за мной, желая убедиться, что я не делаю ничего, что могло бы бросить тень на Shell. Так что в этом смысле я человек меченый… В начале этого года, а точнее, 2 января меня со всей семьей на три дня поместили под домашний арест. А все для того, чтобы воспрепятствовать запланированной акции протеста против Shell: примерно 300 тысяч членов племени огони должны были выйти на манифестацию, обвиняя Shell и прочие международные нефтяные компании в том, что они уничтожают окружающую среду… Все, что они сделали, — это направили ко мне домой представителей военных властей, которые отключили все телефоны, конфисковали пульт для телевизора и держали меня три дня взаперти и без еды.

Позже в том же году правительство Сани Абача, нигерийского диктатора из числа друзей корпоратократии, вновь подвергло Кена Саро-Вива аресту и суду, который, по мнению многих обозревателей, был чистой инсценировкой, пародией на суд. По его приговору Кен Саро-Вива и восемь его сподвижников 10 ноября 1995 года были повешены.

В 2005 году сын казненного борца за сохранение природы, Кен Вива, выступил в передаче Эми Гудман Democracy Now!. Вот что он сказал по поводу отношения своего отца к нефтяной компании Shell:

Кен Вива: Мой отец ни на кого не таил злобу. Это не в характере моей семьи и моего народа — таить на кого-то злобу. Мы убеждены, что Shell является частью проблемы, и она же должна быть частью решения этой проблемы. Мы все еще думаем, что при определенном благородстве и приверженности социальной справедливости ситуацию еще можно выправить. Однако со дня казни моего отца прошло уже почти десять лет. Но за это время ни один из нигерийских военнослужащих из числа тех, кто вторгся на земли огони, кто чинил незаконные расправы, насиловал наших девушек и женщин — лишь бы подавить протест нашей организации, чтобы и дальше выкачивать нефть, — так вот, ни один из этих военных не был арестован.[45]

Убийства, совершенные руками «шакалов» вроде Джека Корбина или по приговору диктаторских режимов, всегда крайне пагубно сказывались на движениях за социальную справедливость и сохранение окружающей среды. Многие из тех, кто ратовал за реформы, предпочитали отступить, пойти на попятный под страхом ареста, пыток и казни, а также беспокоясь за судьбу своих семей и ближайшего окружения. Наивно полагать, что корпоратократия этого не учитывает или использует такие методы, как убийства неугодных, исключительно на африканском континенте.

Сегодня, когда я пишу эти строки, Джек и те, кто вместе с ним принимал участие в сейшельской операции, занимаются своим черным ремеслом в Ираке. Прикрываясь лозунгом «защиты демократии», они проворачивают операции, направленные на защиту собственности американских корпораций, которые получают в Ираке баснословные прибыли.

Подобно экономическим убийцам, «шакалы» состоят в штате частных фирм, которые нанимают Госдепартамент и Пентагон, а то и работают на какую-нибудь нелегальную фирму из тех, что числятся в «черных списках» разведывательного сообщества. В контрактах «шакалов» обычно указывается, что они «обеспечивают безопасность» или осуществляют «управленческое консультирование»[46].

А между тем печальная история изнанников с Диего-Гарсии продолжается. В последние годы ушедшего столетия они организовали кампанию за возвращение на родной остров. Эти люди требуют компенсации за 30-летние физические и моральные страдания — за нищету, бесправное положение и жизнь на чужбине, они требуют вернуть им право на их землю.

Сэр Сидней Кентридж, королевский адвокат, один из тех, кто защищает права бывших жителей Диего-Гарсии, назвал сделку, которая лишила их родины, «одним из самых прискорбных и не делающих нам чести эпизодов британской истории». Радиостанция ВВС заявила, что это скандал, «связанный с получением от США взяток, расизмом высших государственных чиновников и обманом британским правительством своего парламента и Организации Объединенных Наций»[47].

В 2000 году Лондонский суд «вынес решение, что депортация была незаконной… Однако правительство не одобряет возвращения жителей на остров, поскольку Диего-Гарсия может использоваться как база для нанесения Соединенными Штатами ударов по Ираку»[48].

Попытка покушения на президента Республики Сейшельские Острова и фактически незаконное завладение США атоллом Диего-Гарсия относятся к числу самых возмутительных историй нашего времени, особенно потому, что все это делалось под предлогом защиты демократии. И все же, несмотря на трагичность этих событий, они бледнеют перед тем злом, которое творилось — и продолжает твориться по сей день — на остальной части Черного континента.


46 Угон Boeing-707 авиакомпании Air India | Тайная история американской империи: экономические убийцы и правда о глобальной коррупции | 48 Самый непонятый континент