home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


57

Новый капитализм

RAN не относится к тому типу организаций, которые нападают на крупные корпорации и стараются всячески их запугивать. В 2006 году в штате RAN было всего лишь 40 человек, а бюджет не превышал каких-то четырех миллионов долларов в год — поразительно малые силы, если учесть масштаб ее достижений. После той первой поездки я еще несколько раз летал в Сан-Франциско на встречи с сотрудниками и активистами этой организации.

На мой вопрос об уязвимых местах корпоратократии председатель правления RAN Джим Голлин лаконично сформулировал: «Чувствительность к давлению» и добавил: «Мы снова и снова убеждаемся на практике, что корпорации можно заставить изменить главные направления их политики». Джим Голлин бегло говорил по-японски и был одним из первых представителей Запада, которого допустили к работе в штаб-квартире крупнейшей в мире брокерской компании Nomura в Токио. Потом были поездки по всему миру в интересах другого мирового гиганта, инвестиционной компании Morgan Stanley. Впоследствии Джим создал собственную инвестиционную компанию. Так что корпоративный мир он знает изнутри.

«Вы можете убедить компании изменить свою политику, только если проявите гибкость, учтете их конкретные особенности и ситуацию». Свои слова Джим подкрепил примером того, как RAN добилась своего от Home Depot. «Им не было никакого дела до наших требований. Они нас в упор не видели. Ну а мы стали постепенно, исподволь нагнетать давление. Организовывали демонстрации в их магазинах и протесты на собраниях акционеров. Один из наших друзей, работающий в системе Home Depot, сообщил нам защитный код, обеспечивающий доступ к внутренней связи в своем магазине. И представьте, оказалось, что в других магазинах код тот же самый. Так вот, в один прекрасный день наши добровольные помощники-студенты подключились к внутренней связи и передали такое сообщение: “Вниманию покупателей Home Depot! В секции 10 идет распродажа пиломатериалов. Они сделаны из древесины, которую незаконно вырубили в лесах Амазонки. Будьте осторожны, на полу могут быть пятна крови. Вырубка этих лесов лишает коренные амазонские племена их родных мест, истощает почвы и губит нашу планету”. А поскольку мы собрали внушительную группу добровольцев, то смогли сделать это объявление одновременно в 162 магазинах компании. Можете себе представить, как в тот день раскалились телефоны в штаб-квартире компании в Атланте! После этой акции руководство Home Depot само предложило нам переговоры. А когда они согласились прекратить продажу пиломатериалов из перестойной (старовозрастной) древесины тропических лесов, которым грозит уничтожение, к ним по собственному почину присоединилась другая подобная компания, Lowe’s».

«Я — капиталист, — признал Джим, — а корпорации в сегодняшнем мире являются самой динамичной силой. У них есть власть, у них есть энергия, чтобы инициировать перемены. Лишь от нас зависит, станут ли они это делать. Я верю в активизм[61]».

Журнал Fortune называет RAN «залетевшим в палатку комаром», потому что эту организацию никогда не устрашают размеры тех, кого она атакует. Среди крупных корпораций, которые капитулировали перед требованиями RAN, такие как Kinko’s, Staples, Boise Cascade, Citigroup, Bank of America, JP Morgan Chase, McDonald’s и Goldman Sachs.

В 2003 году Рэнди Хейз передал повседневное управление своей организацией в руки Майка Брюна, хотя продолжает активно работать в совете директоров. Нынешний исполнительный директор ранее занимал должность директора по организации кампаний и успел продемонстрировать свое выдающееся умение строить стратегии. Как рассказал Майк, многие до сих пор не могут понять, как природоохранной организации с годовым бюджетом, едва дотягивающим до четырех миллионов долларов, удается убеждать корпорации, имеющие многомиллиардные прибыли, изменить свою политику. «Мы — часть глобального движения за справедливость, — поясняет Майк, — часть ненасильственных ударных групп свободно связанной сети, объединяющей экологические и природоохранные организации, социально ответственных инвесторов, просвещенных филантропов и сочувствующих нашим целям инсайдеров». Мы поддерживаем нечто вроде партнерства с такими организациями, как Forest Ethics, Bank- Track, World Wildlife Fund, Friends of the Earth, Amazon Watch, The Pachamama Alliance, The Ruckus Society, Greenpeace, Global Exchange, The Sierra Student Coalition, The Student Environmental Action Coalition, Rainforest Action Group и ряд других. Нас объединяет глубокая надежда на то, что мы действительно можем заставить корпоративную Америку измениться», — с улыбкой закончил Майк.

«А почему вы так в этом уверены?» — спросил я.

«На то есть четыре причины. Первая и самая главная — в том, что на нашей стороне правда. Здоровье глобальной экономики и, естественно, качество нашей жизни определяются стабильностью климата, процветанием всего биологического разнообразия, чистотой воздуха и воды. Все это не что иное, как базовые права всех людей. Как написано на наших стикерах для автомобильных бамперов, «на мертвой планете работы нет». Вторая причина — корпоративные управленцы и главы компаний понимают, что это так и есть. Многие из них начинают осознавать, что могут быть не частью проблемы, а частью ее решения. Третье — мы рассматриваем корпорации как потенциальных союзников, мы работаем с ними, помогая находить подходы, которые принесут обоюдный выигрыш; мы подсказываем, как можно изменить их политику и осуществлять ответственное руководство. И наконец, четвертое — мы никогда не сдаемся. Общественность в целом сочувствует борьбе за сохранение окружающей среды, а такие общественные группы, как RAN, всегда будут призывать компании к ответственности».

Самое главное — понять, чем дышат топ-менеджеры корпораций, о чем они думают. Вот например, директор по организации глобальных финансовых кампаний RAN Элайз Хог рассказала, что выросла в семье биржевого брокера. Многие, считает она, забывают, что в корпорациях работают живые люди, у которых тоже есть дети, и они беспокоятся о том, каким будет их будущее.

Деятельность RAN приобрела еще более актуальное звучание в 2006 году, когда была начата программа Jumpstart Ford, цель которой — заставить измениться компании, напрямую не связанные с уничтожением лесов.

Возглавляющая эту кампанию Дженнифер Крилл так объясняет ее суть: «Машины, как известно, потребляют бензин. А значительная доля нефти, из которой его делают, поступает как раз из районов произрастания дождевых лесов. Кроме того, нефть и сама по себе есть один из самых мощных факторов изменения климата планеты, что существенно влияет как на леса, так и на нас, людей». Кроме того, эта кампания подчеркивает тот факт, что цели RAN значительно шире, чем предполагает ее название.

Дженнифер Крилл не сомневается в успехе проекта Jump- start Ford — потому что каждая организованная RAN кампания приносит ощутимые результаты. «Вопрос не в том, сумеем ли мы добиться успеха, — объясняет она, — а в том, будет ли это сделано своевременно».

Иными словами, если этому не помешает корпоратократия. А она уже действует. Так, Постоянный бюджетный комитет палаты представителей в судебном порядке обязал RAN представить полную информацию, касающуюся всех акций протеста, предпринятых ею начиная с 1993 года. Цель этого расследования, которое лишний раз демонстрирует удобный обоюдовыгодный союз и полное взаимопонимание между большим бизнесом и конгрессом США, — поставить под сомнение статус RAN как организации, пользующейся правом на освобождение от налогов. По словам Майка Брюна, RAN полностью соответствует всем требованиям. 31 мая 2005 года комитету были представлены сотни подтверждающих документов и видеозаписей. «Это отнимает у нас много времени и денег, — с грустью признается Майк. — Мы намерены всячески ограждать финансирующие нас организации от возможных притеснений, поэтому нам пришлось удалить все имена из материалов, которые были переданы комитету. Вот ведь работка. Но мы хотим продемонстрировать, что верим в действенность системы и не думаем, что она хочет нас запугать».

Я попросил уточнить, как Майк относится к действиям Постоянного бюджетного комитета палаты представителей.

Майк некоторое время помолчал, а потом ответил: «Как я отношусь к работе комитета? С одной стороны, это меня бесит; их задача — одергивать компании, которые пытаются подорвать их власть, а вовсе не нападать на такие группы, как наша, на тех, кто старается защитить наследие наших детей. С другой — я все же надеюсь, что это еще раз напомнит нашему обществу, что мы, американцы, представляем собой определенную силу, особенно если организуемся и будем выступать единым фронтом. Конгресс не будет просто так цепляться к маленькой некоммерческой организации — разве только ее деятельность сильно досаждает кому-то из власть предержащих».

После посещения Сан-Франциско и встреч с сотрудниками RAN я начал все отчетливее сознавать, что большая группа представителей верхушки нашего общества всерьез опасается деятельности многих неправительственных организаций. Корпоратократия все еще у руля, но уже начинает понимать, что дни ее сочтены.


56 Развенчивая миф | Тайная история американской империи: экономические убийцы и правда о глобальной коррупции | 58 Перечень претензий к корпоратократии