home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


59

Глядя в лицо нашим страхам

В 2006 году, когда я интенсивно исследовал, как неправительственные организации могут влиять на корпорации, мне захотелось принять участие в серии встреч, которые проводила одна небольшая общественная группа — всего из 23 человек — на острове Мартас-Виньярд, у побережья Массачусетса. Намеченные дискуссии, на мой взгляд, явно перекликались с событиями исторического прошлого, напоминая жаркие дебаты колонистов в годы, предшествовавшие Войне за независимость.

Многие в те далекие времена боялись Британии и наряду с лоялистами и местными тори считали опасными активные действия против метрополии. «Британская империя слишком могущественна, — предупреждали они, — мы проиграем и будем наказаны за неповиновение». Для подобного мероприятия место было выбрано идеально — Мартас-Виньярд представляет собой нечто вроде микрокосма, в котором нашли отражение многие реалии современного мира.

Когда-то остров был местом базирования крупной китобойной флотилии. К XVIII веку по своему значению он стал примерно тем же, чем для нас сегодня являются Ближний Восток и Амазония, — главным источником топлива для промышленности Америки и бытовых нужд. И как мы сегодня безоглядно уничтожаем дождевые леса и пустыни в погоне за нефтью, так в те времена безжалостно истребляли китов в погоне за китовым жиром. А потом неподалеку от этих мест, в Пенсильвании, открыли месторождения нефти. Близость альтернативного источника дешевого горючего способствовала упадку китобойного промысла.

В последующие годы Мартас-Виньярд постепенно превратился в популярное место отдыха элиты. Здесь не раз проводили отпуск семьи Кеннеди и Клинтона, а также известные актеры, писатели и музыканты. Еще раньше на этом острове снимали фильм ужасов «Челюсти». В 2006 году, когда я прибыл на Мартас-Виньярд, там уже были явные признаки экологического неблагополучия, столь характерного для многих уголков мира. На острове чрезмерно разрослась популяция лесных оленей, что способствовало распространению ужасной болезни Лайма, вызываемой паразитирующими на оленях клещами. Перед поездкой мне говорили, что многие обитатели острова уже переболели этой заразой. Так что, как нас предупредили, чтобы не подвергать себя опасности заражения, лучше всего отказаться от прогулок по цветущим лугам и дивным лесам и «восхищаться ими, оставаясь в безопасности кондиционированного салона автомобиля».

Устроителем конференции был один богатый филантроп, а участниками — представители некоммерческих организаций, получающих от него пожертвования. В основном они занимались вопросами охраны окружающей среды, сбережения редких и исчезающих видов растений и животных, защиты гражданских прав, решения гендерных проблем и охраны здоровья.

Всякий раз, как представлялась возможность, я переводил разговор на необходимость положить конец произволу корпораций и призывал участников присоединиться к этому благому делу, приводя в качестве примера успехи RAN. То, что я слышал в ответ, повергало меня в шок. Вот самые распространенные аргументы:

«Топ-менеджерам нельзя доверять».

«Мы стараемся держаться подальше от корпоративного мира. Слишком много коррупции».

«Корпорации очень могущественны. Мы проиграем и будем наказаны».

«Это чрезвычайно опасно. Лучше избегать подобного риска».

«Послушайте, — взывал я, — каждый из вас занят важной работой, но, фигурально выражаясь, вы применяете средство первой помощи, вроде бактерицидного пластыря. А между тем общественные раны обильно кровоточат, и пока мы не начнем лечить болезни, которые их вызывают, иными словами, пока не возьмемся за устранение причин, никакие средства экстренной помощи в мире нам не помогут. Вы правы в своем желании избегать коррумпированной среды корпораций, но наберитесь мужества, чтобы выступить против, продумайте стратегию действий».

Тут к дискуссии подключилась Мона Кадена, заместитель директора отделения правозащитной организации «Международная амнистия» по западному региону: «Мы с этим согласны. В наших рядах 1,8 миллиона участников из 150 стран мира, и нам хорошо известно, каково могущество корпораций. Мы практикуем покупку пакетов акций компаний, которые числятся у нас как самые отъявленные нарушители прав человека, — в достаточном количестве, чтобы иметь право участвовать в собраниях акционеров. Мы добиваемся принятия резолюций, которые обязывают компании соблюдать права человека во всех странах, где есть их предприятия».

Слова Моны пролили бальзам на мою душу. Потом мы еще долго беседовали с ней, любуясь из окна на большое соленое озеро, отделенное от океана узенькой песчаной косой. Мона рассказывала о Тони Крузе, который координирует в калифорнийском отделении «Амнистии» работу с корпорациями. Он открыто обвинил на ежегодном собрании акционеров Google ее соучредителей Сергея Брина и Лэрри Пейджа в поддержке цензуры в Китае. Аналогичные обвинения, и тоже на собрании акционеров, он бросил в лицо главе Yahoo! Терри Семелу и ее основателю Джерри Янгу. Тони Круз настаивал, чтобы эти две компании перестали попустительствовать нарушению свободы слова в Китае.

Помимо словесной атаки «Амнистия» организовала против этих поисковиков онлайновую акцию протеста, в которой участвовало около 40 тысяч человек. «Правда, нам пока не удалось заставить ни одну из этих компаний предпринять реальные шаги в нужном нам направлении, — посетовала Мона, — но мы планируем поместить соответствующую статью в Business Week и купить эфирное время на ABC. Мы уверены, что игра стоит свеч. Давление всегда приносит плоды».

Как сказала мне в телефонном разговоре директор программ «Международной амнистии» по бизнесу и правам человека Мила Розенталь, «RAN добилась блестящего успеха. Она провела очень сложную работу, требующую решительности, ведь сотрудникам этой некоммерческой организации приходится заставлять руководство корпораций добровольно брать на себя определенные ограничения в лесозаготовках и других операциях. Вам может показаться, что избранный нами подход реализовать проще. Казалось бы, вносите в решения собрания акционеров резолюции о соблюдении прав человека, и глядишь, компании сами поймут, что от этого все только выиграют. На самом же деле мы встречаем упорное сопротивление. Взять хотя бы ExxonMobil…»

Этот нефтяной гигант, самая крупная энергетическая компания в мире, уже имеет длиннейший список нарушений прав человека во множестве стран. Атаки на него «Амнистия» решила начать в таких странах, как Камерун, Чад, Нигерия и Индонезия. «Мы убедились, как непреклонна ExxonMobil по отношению к нашим требованиям устранить нарушения прав человека на своих предприятиях, — рассказывала Мила. — Наши люди забрасывали главу корпорации открытками с требованиями, устраивали пикетирование, проводили дискуссии, посвященные соблюдению прав человека, акции протеста. На День св. Валентина всему руководству ExxonMobil были посланы открытки, в которых мы просили их “проявить сочувствие к правам человека”. Мы объединились с акционерами, которые были нашими единомышленниками в этом вопросе.

Совместно с АФТ-КПП (Американская федерация труда — Конгресс производственных профсоюзов), Пенсионным фондом учителей г. Нью-Йорка, инвестиционным фондом Boston Common Asset Management, Объединенным союзом работников целлюлозно-бумажной, химической и энергетической промышленности, Межконфессиональным центром корпоративной ответственности и компанией Walden Asset Management «Международная амнистия» призвала ExxonMobil «разработать и осуществить на всех своих предприятиях политику соблюдения трудовых прав, которая основывалась бы на Декларации МОТ об основополагающих принципах и правах в сфере труда, принятой в 1998 году, а потом подготовить отчет для акционеров о практике проведения этой политики». После принятия этой резолюции представители коалиции встретились с администрацией компании и добились от нее соглашения включить в социальный отчет компании заявление о намерении соблюдать основные трудовые права в том виде, в каком они сформулированы Декларацией Международной организации труда. На ежегодном собрании акционеров в 2004 году председатель правления «Международной амнистии» Чип Питтс предупредил администрацию ExxonMobil о том, что коалиция будет следить, как корпорация выполняет свои обещания[63].

Завершая свой рассказ, Мила признала, что «они не добились всего, что намечали, но все же сделали хороший почин. Это было полезным уроком для всех организаций в составе коалиции. Мы убедились, что можем заставить этих парней измениться, одну компанию за другой».

Поначалу я испытал разочарование результатами конференции на Мартас-Виньярд, настолько подействовало на меня капитулянтство ее участников перед угрозами и мощью корпораций. Тем не менее я стал больше уважать «Международную амнистию» и другие правозащитные организации, мысленно сравнивая их с отважными колонистами, которые в Банкер-Хилл не побоялись посмотреть в лицо своим страхам. Выступая против корпораций, такие организации вдохновляют всех нас. Я уверен, что речи Моны могли бы растопить сердца одного-двух тори.


58 Перечень претензий к корпоратократии | Тайная история американской империи: экономические убийцы и правда о глобальной коррупции | 60 Финансовый рычаг для воздействия на Уолл-стрит