home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Поэту Махмуду

В нем сто домов, в ауле Кахаб-Росо.

Меня к себе влечет он вновь и вновь.

Здесь вырос ты, певец сладкоголосый,

Здесь, в сакле, началась твоя любовь.

Голубка села только что на крышу.

Еще в тени крыльцо твоей Муи.

Здесь ты мечтал. Мне кажется, я слышу:

Звенят напевы страстные твои.

Здесь ты стоял, а полдень был

дождливый.

Муи косила сено в забытьи.

Ты в хижину ее вступил, счастливый:

Мол, я промок, нельзя ли мне войти?

И по ночам, по крышам с пандурою,

Как джинн, бродил ты, не боясь упасть.

Порой голубке, голубю порою

Ты изливал тоскующую страсть.

О, если с пандуры сорвав оковы,

С горящих уст – прошедшего печать,

Ты ожил бы, и в день свободный, новый

Свою любовь ты мог бы воспевать!

Ты плакал о цветке недостижимом,

А мы тебе вручили б тот цветок.

Твои глаза, что застилались дымом,

Увидели бы времени поток.

На письменах поэзии народной

Ты, горец, вывел золотой узор.

Ты держишь знамя песни благородной,

Возлюбленный Муи, любимец гор.

Еще о славном мастере в печали

И в трауре аварское перо.

Еще слова любви не зазвучали,

Как у тебя, так нежно и остро.

Ты мост любви построил для народа,

Для юношей воздвиг любви дворец,

А сам скитался ты без права входа,

Гонимый и страдающий певец.

Стальное сердце было у подруги:

Его не сжег огонь любви твоей.

Как удержался тонкий стан упругий

Пред мощной бурею твоих страстей?

Ты стрелами пронзаешь наши души:

Как мягок взлет, а попадает в цель!

Вошли твои слова в сердца и в уши, —

Не знали горы строк таких досель.

Ушел певец, оставив виноградник.

Твой сад – в цвету, твои плоды —

в чести:

Пусть начинающий поэт, как всадник,

Помчится к ним, чтоб ветви потрясти!


* * * | Мудрость | Старость