home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Ослиное геройство

Поспорили однажды,

Сойдясь, Магома и Хочбар.

А это знает каждый:

Для разума спор, как угар.

Один сказал: «Корова

Зулейхат таких же лет,

Как бык у Али». Сурово

Другой возразил ему: «Нет!»

Нрав Магомы – как порох.

Обида – как в горле кость.

Он знал слова, в которых

Змеей шевелится злость.

Хочбар же… Как не взвесить

Аульный о нем разговор?

«Ты слово, а он – десять,

И каждое наперекор».

– Знанья твои о стаде,

Признаться, Хочбар, не плохи

Отец твой, дед и прадед —

Наследственные пастухи.

– Разве позор – пастушить?

Иль впрямь ты лишился ума?

Позорнее бить баклуши,

Достатком кичась, Магома!

А тот говорит назло:

– Старайтесь для нас, пастухи!

Доите! Сбивайте масло!

Прессуйте навоз в кизяки!

– Масло собью, коль нужно.

А надо – я выступлю в бой.

Я не слыву недужным.

Убью! Выходи хоть любой.

– Хочбар! А ну-ка, пояс

Потуже стяни. Не наглей!

Недавно, тьмой укроясь,

Грубил ты и маме моей.

– Смеюсь! Закат лишь раму

Чуть тронет – бегут все бегом

Твою баюкать маму

С тобой, ее глупым сынком.

– Хочбар! С ходуль слезай-ка.

Насмешек не трать задарма.

Знаю тебя, собака… —

Вскричал, разъярясь, Магома.

– Я тебя, плут прожженный,

Знаю с отцом твоим. —

С саблею обнаженной

Хочбар тут предстал пред ним.

– Забыл, Хочбар, о горе,

Что чести лишил Малачи

Сестру Балткур? В позоре

Навек ты. Красней и молчи!

Имя сестры услыша,

Рассудок Хочбар потерял.

На бой кулачный вышел

И пудовый кулак свой сжал.

Ударил с полной силой

Он клеветника кулаком.

Кулак попал в затылок,

Магома свалился ничком.

Очнувшись от удара,

Магома обнажил кинжал.

Хотел пырнуть Хочбара —

В Мустафу с размаху попал.

Мустафа, сын Темира,

Слывет миротворцем у нас.

Ему, поборнику мира,

Попадает не в первый раз.

Шла молодежь из клуба

И, видя такие дела,

Вмиг набросила шубы

И двух драчунов разняла.

Но не умолкли вопли…

– Хочбар, ты запомни, свинья!

Будут скоро в Чондотле

Хоронить тебя иль меня.

– Не мни себя героем,

Магома. Не будь дураком.

С твоим шакальим воем

Я с самого детства знаком.

– Хочбар! Коли стерплю я

Кулак твой. Пусть в стаде ослов

Жизнь сгублю молодую

И лишусь навсегда усов.

– Магома! Выть не надо!

Захочешь побоев, чудак,

К твоим услугам рядом

Всегда мой, Хочбаров, кулак.

Бушует брань, как вьюга:

«Увидим! Посмотрим! Держись!»

Месть затая друг к другу,

Драчуны, крича, разошлись.

А Мустафу, беднягу,

С окровавленной головой

Молодежь, усмирив драку,

На руках унесла домой.

Наутро, в час тумана,

Загалдел аул, как базар.

«Вай! Сынка Амирхана

Магому оскорбил Хочбар».

Сплетники – зло народа —

Стали вить по-паучьи нить:

«Удар – позор для рода!

Пятно это надо, мол, смыть».

Сплетники – наше горе,

Их язык всегда на ветру:

«Хочбар, мол, опозорил

Магомы родную сестру».

Словно овчарки, брешут

Болтуны, исходя слюной:

«Ждите, мол, перережут

Друг друга Хочбар с Магомой».

Не пощадила свара,

Напрасно тревожа умы,

Родителей Хочбара

И родственников Магомы.

Пустые тары-бары,

На общую нашу беду,

Из неприметной свары

Раздули большую вражду.

Из-за бычка и телки

(До метрик их дела нам нет!)

Живут, грызясь, как волки,

Четыре семьи много лет.

Ссора давно отшумела,

А вражда не идет на спад.

Четыре мертвых тела

Оплаканы. Вот он, адат!

А можно жить иначе:

Разумнее, чище, умней.

Не зря ли спесь ишачья

Умерщвляет у нас людей?

Грамотой жизнь богата,

Адат же пора на слом!

Без дедовского адата

Культуру, друзья, обретем.


Разговор с кинжалом | Мудрость | Иса и Сурхай