home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9.

   За постоянной работой незаметно наступила весна. Заметно увеличились дни, стало припекать солнце и огромные сугробы постепенно потемнели, съежились и начали исчезать. Постепенно всё оживало, покрывалось набухшими почками, на открытых участках появились молодые нежно-зелёные побеги. Больше никто не хотел подолгу сидеть в пещере и все с удовольствием выходили наружу.

   В один из теплых дней взрослые засобирались. Мы оставили наше жилище и общей группой пошли на север. Я уже легко понимал животных, и это путешествие не стало для меня неожиданным, так как смог заранее подготовиться, заметив заранее их настроения. Перед походом почистил пещеру, сложил ненужные в походе вещи в корзины и подвесил к корням, спускающимся с потолка нашего убежища. В путь решил сильно не нагружаться. Ограничился шерстяной накидкой, ножом, пучком стрел и мотком верёвки, которые положил в небольшую корзину со сплетенными удобными шлейками, как у рюкзака. Оделся в шорты, безрукавку, натянул мокасины, однако многое удалось сделать за зиму. Закинул за спину лук и двинулся вслед за остальными. Дубину решил не брать, ведь гориллы их не таскают, значит и мне не пригодится.

   Наша группа, как ни странно не распалась, и мы теперь путешествовали вместе. Это движение поначалу мне казалось бессистемным и бессмысленным. Мы часами могли идти на север. Потом поворачивали на запад или возвращались. Поначалу я в этом не видел смысла. Но потом понял. Это по прежнему шло обучение выживанию в джунглях, но теперь оно шло на более серьёзном уровне, чем ранее, прошлым летом. С каждым днём малышам ставились более сложные задачи, мы всё больше и больше ходили поодиночке без опеки родителей. Мама вновь показала мне как, и вскоре я сам хорошо научился входить в особое состояние похожее на транс. Находясь в этом полу трансе, получалось полнее ощущать окружающее пространство, чувствовать эмоции окружающих мелких обитателей джунглей и интуитивно оценивать источники близлежащей опасности. Появлялась возможность несильно воздействовать на окружающих животных, успокаивая их и даже мягко прогоняя некоторых со своего пути. Это умение поначалу слабое и нестабильное не сильно помогало мне и одновременно очень утомляло, но постепенно оно улучшалось и, в конце концов, стало очень полезным и совсем не обременительным.

   Особенно эффективным это умение было при его сочетании с видением аур. Даже не используя видение, я прекрасно оценивал все окружающие опасности, с лёгкостью находил правильные маршруты, но при подключении видения аур ближайшие предметы становились ещё более чёткими, изобилующими мелкими деталями, типа спрятанных за листьями насекомых. Но самое приятное было то, что появилась возможность оценить удалённую перспективу и своевременно реагировать на будущую опасность. Например, заранее обойти клубок ядовитых змей, греющихся на солнце.

   Через несколько месяцев я почувствовал себя уверенно настолько, что местные джунгли абсолютно перестали меня беспокоить. Не задумываясь, правильно двигался, не тревожа растений, обходил или убирал мелких животных со своего пути, занимался своими делами, не обращая внимания на окружающий лес.

   Начал даже позволять себе некоторые вольности и шалости. Пользуясь *прыжком*, быстро взбирался к вершинам деревьев и перелетал с одного исполина на другой. Тормозил при помощи второго посыла от оленей, поэтому травм почти не было. Иногда носился по лесу как бешеный, на нереальных для человека скоростях осваивая эти посылы. Любил свалиться сверху около мамы, при этом она забавно пугалась.

   Постепенно ко мне пришло понимание, если быть внимательным и правильно себя вести джунгли абсолютно безопасны. Обучение этим премудростям проходит нелегко и долго, но в итоге мирному путешественнику лес становиться домом родным. А крупные звери настолько миролюбивы, что я даже не смог представить того, что может вызвать их агрессию. Кроме того местная аптека мгновенно лечила любые хвори и случайные травмы.

   После того как я освоился, стало понятно, что лес это тихое и спокойное место. Кроме того это очень богатый край. Пищи здесь столько, что она буквально падает в руки, невообразимое количество лекарственных растений, да и ещё много чего полезного если поискать. Безобидные и мирные жители. Я окончательно разобрался с их способом общения и теперь свободно обмениваюсь мыслями с животными. Их неспешные разговоры, бесхитростные и наивные шутки умиляют. А окружение. Природа невероятно красива, пылает костром ярких красок и завораживает формами. Всё вокруг цветёт, буйствует и радует глаз. Всё хорошо, кроме того, что здесь нет человека. И как бы мне ни нравился этот лес, как бы ни привязался к маме, брату и другим с каждым днём всё сильнее чувствую, что мне не хватает общения с людьми.

   Я уже всерьёз стал задумываться о том, чтобы оставить компанию зверей и самому двинуться к цивилизованным местам, ведь прежних проблем с выживанием в лесу больше не было, как мне напомнили о том, что всё далеко не так хорошо в этом лесу, а ведь я уже об этом успешно забыл. Одним утром взрослые целенаправленно двинулись в направлении севера. Обычно беспечно болтающие звери шли, не обмениваясь мыслями. Видя это, детвора оставила обычные забавы и тихо топала вслед за родителями. К полудню мы пришли. Густые, наполненные красками джунгли закончились как отрезанные гигантским ножом. Мы остановились на узкой полоске зелёной травы. Сзади был лес, а перед нами, насколько хватало взгляда, располагалась Гниль.

   Огромное пространство, уходящее за горизонт, заросло невысокими деревьями и кустами с сильно перекрученными серыми стволами без листьев. Растения сплошь покрыты уродливыми наростами грязно зелёного и бурого цветов. С ветвей свисали серые плети. Снизу всё свободное пространство покрывал блеклый мох и по нему бродили твари. Тысячи, десятки тысяч монстров часто огрызаясь друг на друга, паслись на этом мху. Периодически на то или иное существо набрасывались соседи, разрывали и пожирали его. Здесь были все уже знакомые по прошлому году твари: скорпионы, груши и гиены-пауки. Наверняка где-то бродят и большие монстры, но их не было видно, но я увидел и незнакомый вид. В какой-то миг заметил, как от дерева отделилась летучая тень похожая на стрекозу с головой грифа и направилась вглубь Гнили. Хорошо, что этих стрекоз нет во время прорыва. Они могли бы доставить много проблем.

   Наше появление не осталось незамеченным, несколько монстров увидели нашу группу и бросились к нам. Однако как только они пересекли границу Гнили и луга и сразу провалились под землю, видимо в некую ловушку. Раздался хруст, на него обратили внимание другие твари и начали движение в нашем направлении. Дальше мы решили не рисковать и вернулись в лес.

   После этой встречи настроение поменялось. Сами собой стихли шутки и все посерьёзнели. Мы больше не бродили кругами, а возвращались к нашей пещере. После того как я увидел Гниль стало ясно. Есть место, где растут монстры и скоро они двинуться на прорыв. Появилось предчувствие скорого приближения этого события, и я решил временно отбросить мысли о выходе к людям. Надо сначала разобраться с серыми тварями, а потом посмотрим.

   Через неделю наша группа прибыла домой. Тут нас уже поджидала собака. Она сообщила место сбора команды и думала убегать, но я её остановил. Мне стало ясно, что существует некая координационная структура, которая формирует группы защитников, определяет им места расположения. Этакий командный центр и им следует знать, что у меня имеется возможность уничтожить несколько больших монстров. Это очень важно. Из предыдущего опыта можно судить, что именно эти твари являются наибольшей опасностью и при столкновениях с ними гибнет много защитников, если не большинство. Меня необходимо оперативно выводить на цель и это работа командного центра. Собака ответила, что передаст информацию. Она по-особенному напряглась, при этом в её чувствах мелькнул образ ещё шести собак. Через десять минут пёс сообщил, обо мне знают другие, и скоро будут знать командиры. Надеюсь, они примут правильное решение, а пока надо готовиться выступать.

   Была надежда, что мы переночуем и отдохнём в пещере. Стоит признать, что за время скитаний я немного соскучился по мягким постелям, но задерживаться мы не стали, поэтому по-быстрому навьючился и двинулся вслед за остальными. Забрал из пещеры дубину и корзину с взрывающимися наконечниками для стрел. Сложил в рюкзак подготовленные зимою средства защиты, поножи, наручи с нашитыми костяными пластинами, плотную куртку, штаны и шапку. Теперь я подготовлен к предстоящим боям. Следует ещё всё перепроверить, подогнать защитную амуницию, насадить наконечники на стрелы, но это можно сделать позже на месте.

   Мы шли параллельно одной из просек, направляясь в сторону Гнили. Повсюду наблюдалась подготовка к боям. К просеке стекались группы животных и располагались на полянах, которые периодически наблюдались по краям. Постоянно на огромной скорости мимо нас пробегали собаки. Похоже, они занимались координацией действий и заодно выполняли функции связи. Эта война никого не оставляла без дела.

   Стали появляться первые группы серых тварей. Это был ещё не поток и не волны. Небольшие группы монстров пробегали по просеке. Их не трогали. Вскоре стало ясно почему. Это было бессмысленно и могло только излишне утомить защитников перед основными событиями. Эти твари не стремились проскочить джунгли. Они пробегали по просеке некоторое расстояние, затем они срывались с маршрута и устремлялись в лес, как будто в них отключалось указание на цель. Но долго там не выживали. Это было похоже на то, как некий командир посылает смертников разведать и проложить маршрут для основных войск. Причём сил на управление этими группами тратиться минимально и судьба камикадзе никого не беспокоит. Первый признак приближающегося крупномасштабного нападения.

   Мы прибыли к месту дислокации вечером второго дня. На поляне нас поджидала группа оленей и собака. Остальные ещё на подходе. По моим оценкам мы находились приблизительно в трети пути от конца леса до Гнили. С севера до места нашей стоянки шла широкая просека. Немного не доходя до поляны, она разветвлялась на два рукава, обходя с двух сторон огромный валун. Исходя из особенностей местности, возникло предположение. Твари будут идти сплошным потоком по просеке с севера. Нашей задачей будет попеременно направлять группы тварей по разным рукавам, образуя из сплошного вала монстров отдельные волны, с которыми будут справляться защитники, группы которых расположены дальше по ходу движения тварей. Как оказалось в последующем, я оказался прав.

   До начала прорыва оставалась ночь. Завтра основные силы монстров перейдут границу Гнили и леса и устремятся к нам. Спустя сутки они добегут до нас и начнётся. Мне остаётся немного времени на подготовку, и пришлось срочно садиться за работу.

   Доспехи почти не требовали правки. Они делались мною безразмерными и подгонялись по месту шнуровкой. Несколько дольше пришлось повозиться со стрелами потому, что решил переделать наконечники и сильнее заострить их. Так же подумал, что снарядов маловато и следует увеличить их количество. Не разгибаясь, работал до следующей ночи. За это время прибыли остальные защитники и сейчас на поляне отдыхало шестьдесят животных. Маленьких детёнышей в нашей группе не было и стало ясно, что бои предстоят серьёзные. Что ж я готов. Ближе к ночи произошло общее собрание. Его вела огромная кошка. Похоже, она и будет здесь всем командовать. Видно, что старая, наверняка опытная и побывавшая во многих боях самка. Она четко распределила зверей по просеке. Поставила им задачи, доходчиво объяснила каждому его действия и распланировала необходимые к выполнению маневры. Грамотный и опытный командир, это вселяет надежду.

   К концу собрания одна из собак вдруг напряглась и через минуту доложила, что по поводу меня поступили распоряжения. Наконец-то, а то я грешным делом подумал, что про меня забыли. Мы отошли в сторонку и дали возможность кошке откорректировать приказы с учётом того, что меня не будет среди бойцов. Мне же собака передала образ места, куда мне завтра надлежит двигаться.

   Получив образ и приблизительный маршрут, я понял, что воспользоваться переданными мне ориентирами не смогу. Для меня такое указание маршрута было в новинку, и не было уверенности, что смогу им воспользоваться. Мне требуется проводник, о чем тут же сообщил собаке. Она снова ушла в транс и через пару минут сообщила, что сама поведёт. Это меня устроило. Сразу мелькнула мысль, о том, чтобы выйти сию минуту. Но позже от неё отказался, наступала ночь, и начинал накрапывать привычный ночной дождь. Идти в темноте по мокрому лесу, это медленно и быстро утомляет. Лучше уж хорошенько отдохнуть и завтра выступить пораньше. С этой мыслью устроился под тёплым боком у мамы.

   На следующее утро собака подняла меня, чуть забрезжил рассвет, и мы выдвинулись в путь. Мой проводник неторопливо трусил впереди, всем своим видом показывая, что сильно недоволен отведенной ему ролью. Его не устраивал факт, того что надо меня сопровождать вместо того, чтобы самому сражаться вместе со всеми. И ещё его бесила скорость передвижения. Он привык двигаться со скоростью намного больше теперешней, и вынужден подстраиваться под тихохода. Но тут его ждал сюрприз. Когда окончательно рассвело и окружающее стало достаточно хорошо различимым, я решил ускориться. Предупредил пса, на что тот только презрительно сморщил нос. Успел подумать "зря ты так дружок" и взял резкий старт. Через мгновение, используя *прыжки*, развил приличную скорость. Теперь уже притормаживал я, а не мой проводник. Он нёсся изо всех сил, стараясь не опозориться. Как же собаки это признанные бегуны, а тут непонятно кто оспаривает это. Конфликта не хотелось, поэтому дал ему возможность быть чуть-чуть быстрее. Мне всё равно, а ему это важно. В итоге мы прибыли на место рандеву через десять минут, что было очень рано.

   На поляне, куда мы прибежали ещё находились бойцы и только готовились выходить на позиции. Здесь мне делать было ещё нечего, поэтому решил двигаться по лесу навстречу потоку монстров, параллельно ему, чтобы избежать лишних стычек с серыми тварями по пути к своей основной цели. Мой проводник посчитал свою задачу выполненной и попытался сбежать, но меня это не устроило. Я попросил его передать начальству, что двигаюсь навстречу монстру и мне необходим проводник и средство связи. Он передал и получил приказ оставаться со мной. Так что бедному псу ничего не оставалось кроме как выполнять мои распоряжения.

   Мы побежали параллельно просеке на север. Минули ещё одну группу защитников и примкнули к следующей. Эта группа активно вела бой с почти сплошным потоком монстров. В толпе тварей не было разрывов, было невозможно организовать сплошные заслоны и поэтому защитники действовали по-другому. Поток тварей местами был уже сильно прорежен и защитники направляли все свои силы, чтобы ещё больше уменьшить количество монстров в тех местах, где тварей было поменьше. Для достижения этой цели они постоянно наступали и откатывались снова в лес, когда плотность существ в потоке становилась больше. Периодически у них получалось провести манёвр так, чтобы вытянуть часть монстров вглубь леса, те теряли скорость и начинали сражаться с деревьями и мелкими зверями, где в итоге погибали.

   Манёвры защитников были хорошо скоординированы и вызывали восхищение. Они действовали как отлаженный механизм. Но вскоре в работе этого механизма наметился сбой. По просеке как тяжелый танк двигался большой монстр. Бойцы отошли в лес и начали готовиться к тяжёлой атаке. Но тут уже начиналась моя работа. Сначала я определил командира и попросил не предпринимать действий, которые могут мне помешать, затем выделил двух оленей и объяснил им их действия. Эту тварь буду валить проверенным проклятием *шутка*. Во время прошлого прорыва моё колдовство было ещё слабым и непродолжительным и то, что оно сработало целых три раза это больше везение, чем реальные возможности. Я случайно выбирал момент для проклятия и теперь прекрасно осознаю, что если бы немного не угадал со временем, ничего бы не получилось. Но год тренировок сделал меня сильнее. Теперь всё получится независимо от момента, когда направляется проклятие.

   Я выждал момент, когда монстр поравняется с проинструктированными мною оленями и направил на него проклятие. Теперь время действия заклинания превысило две секунды, и у твари не было шансов. Забавно потоптавшись, монстр рухнул на землю, олени не замедлили вскочить на него и сломать позвоночник твари. Всё моя работа здесь окончена. Жалко, что теперь надо долго восстанавливаться и следующий раз смогу воспользоваться "шуткой" только завтра, но у меня в запасе есть стрелы с необычной начинкой, надо попробовать использовать их в следующий раз. Немедленно сообщил собаке о том, что готов выдвигаться к новой цели и жду от неё направление на другую большую тварь. Пес ненадолго застыл и через десять минут мы побежали.

   Этого монстра я увидел сразу, как мы прибыли. Существо уже почти подошло к расположению защитников, и можно было бы сразу наносить удары. Однако надо было разобраться с ним в месте, где взрывы не повредят защитникам, ведь сейчас я не был уверен ни в чём. Пришлось упрашивать местных животных не вмешиваться и пропустить тварь без боя. Защитники отменили атаку и не стали нападать. Тварь беспрепятственно прошла мимо. Вскоре пришло моё время действовать.

   Я, пользуясь "отмашкой", с силой послал стрелу в бок монстра. Стрела со свистом полетела к намеченной цели и отскочила, ударившись об чешую, пробить толстую бронированную шкуру не получилось. Направил посыл, раздался взрыв, но тварь этого даже не заметила. На меня медленно начала накатывать паника. Это было невероятно, по опыту тренировок мне известно, что такой выстрел в состоянии прошить насквозь десяти сантиметровое дерево. А тут! Я начал методично обстреливать различные части тела существа, но и в других местах пробить толстую шкуру никак не получалось. Взрывы тоже не давали результата. Истратил семь стрел, но ничего не добился. Отступать, без результата не хотелось. Поэтому стал искать уязвимые места и бегать вокруг монстра, внимательно его изучая.

   Подумал - "Дурак! Надо было это сделать раньше, мёртвую тварь мог изучить покойно и выяснить его слабые точки. А теперь бегаю тут и ищу куда стрелять" - Положение складывалось неприятное. Казалось, что уязвимых мест у твари нет, всё тело покрывала толстая шкура. Выпустил ещё пару стрел пытаясь попасть в органы зрения. Маленькие черные глаза надёжно защищались костяными пластинами, вдобавок монстр при ходьбе качал головой. Попасть было нереально. Но надо что-то делать. Ещё несколько раз оббежал вокруг монстра. Ничего не смог придумать. С боков и снизу монстр сильно защищен. Я уже начал отчаиваться, но возникла идея. Пробежал пару сотен метров вперёд по ходу твари и взобрался на высокое дерево. Теперь можно исследовать спину твари.

   Мне показалось, что шея монстра сверху защищена слабее, чем остальное тело. Немедленно выстрелил. Стрела воткнулась. Посыл. Взрыв. Монстр споткнулся, на его шее образовалась рваная рана. Однако это не остановило тварь. Пришлось стрелять повторно вовнутрь раны. Новый взрыв и монстр падает с перебитым позвоночником. Вот, пожалуй, и всё. Я нашёл новый способ убивать больших тварей.

   Этот день принёс ещё три победы. Правда, пришлось побегать, однако оно этого стоило. Вечером мой проводник думал устроиться на ночёвку вместе с последней из встреченных группой защитников, однако было ещё достаточно светло. Находясь на эмоциональном подъеме от успехов, я не чувствовал усталости, поэтому предложил двигаться к следующей цели. Мы с собакой вновь побежали. Нам надо было пересечь по пути просеку заполненную монстрами. Меня ожидало необычное зрелище. Твари беспорядочно лежали на земле и почти не шевелились. Возникло ощущение, что они все разом получили команду и улеглись отдыхать.

   Я расспросил своего четвероногого проводника и тот подтвердил, серые твари вечером все разом останавливаются и ложатся, а с утра синхронно поднимаются и бегут по просекам. Тут же возникла мысль, что упускать возможность уменьшить число врагов не следует и почти успел послать "взрыв" в ближайшую тварь, как был сбит с ног собакой. Не понимая, что происходит, приготовился атаковать проводника, однако тот пояснил, что нападать на отдыхающих тварей не следует. Я не до конца понял почему, однако ясно одно. Это очень опасно и может иметь неприятные последствия. Ладно, переживу. Мы продолжили движение, и монстры не обратили на нас никакого внимания. Было очень тревожно проходить между застывшими тварями, ожидая нападения в любую секунду, но всё обошлось. Затем мы вновь углубились в джунгли и уже через полчаса отдыхали с защитниками на следующей просеке.

   В следующие два дня проводник вывел меня ещё на одиннадцать монстров. Мы много и быстро бегали, накрутив по лесу не меньше нескольких сотен километров в разных направлениях. Много раз приходилось пересекать просеки, не останавливаясь и проскальзывая в разрывы между группами обычных серых тварей, постоянно рискуя быть раздавленными потоком, но обошлось.

   Затем собака сообщила, что больше для меня работы нет. Все большие монстры либо уничтожены, либо прошли далеко и теперь недоступны. Пора возвращаться обратно. Мой проводник направился к нашей группе. За ним пришлось поспешить и мне. К вечеру присоединился к знакомой компании. Не ожидал, что увидеть знакомые морды будет так приятно. Как то привык к ним за прошедший год. Да и, похоже, что мои друзья и семья, а теперь я именно так воспринимаю этих животных, также обрадовались моему появлению. Обступили меня, долго расспрашивали и пытались угостить "вкусненьким", которое специально подготовили к моему приходу. Очень приятно. В итоге улеглись спать поздно.

   Однако ещё ничего не закончилось и на следующий день пришлось снова вступать в бой с потоком серых существ. И теперь я прочувствовал разницу. В прошлом году мы были последними в цепочке защитников и отбивали атаки мелких остатков волн монстров, почти уничтоженных предыдущими группами зверей. Теперь же группа находилась в середине потока, и приходилось намного тяжелее. Напор тварей был мощным и почти постоянным.

   В ближайшие дни пришлось много бегать и сражаться. Мы старались попеременно пускать поток серых тварей в разные относительно большого валуна просеки. Для этого периодически перекрывали собой, то одну, то другую из них. Сначала группировались, затем вперёд выдвигались олени и сминали монстров перед собой. Следом за ними выдвигались гориллы и образовывали строй, за которым выходили на позицию остальные. Серые твари скапливались перед преградой и потом как бы находили выход, направляясь в соседний рукав. Затем мы отступали и перекрывали соседнюю просеку, пуская поток по первоначальному пути. Таким образом, формировались отдельные волны монстров, а не сплошной поток и поэтому следующим за нами защитникам становилось легче сражаться.

   На самом деле проводить манёвр идеально и успешно пускать поток тварей попеременно по рукавам получалось редко. Ровный строй гориллам удавалось выстроить далеко не всегда, поэтому общая схватка в основном разбивалась на бои групп, даже поединки. Это не перекрывало полностью дороги монстрам, но сильно уменьшало общий поток. Поэтому выполнять задачу получалось только частично.

   Мы сражались без отдыха и много маневрировали. Помимо этого мне часто доводилось вступать в рукопашную схватку. Доспехи приходили в негодность за пару часов боя, и их приходилось постоянно ремонтировать. Кроме того я получал множество ран и это обессиливало. Заниматься какими либо посторонними делами, как в прошлом году не было никакой возможности.

   Однако довольно скоро всё прекратилось. Как и в предыдущий раз, лавина монстров закончилась ровно через девять дней. Сутки мы ещё отдыхали и поправляли здоровье. Потом вспомнили погибших. В этом году их было двое, старая самка горилла не смогла вовремя уйти с пути толпы тварей во время манёвра и одна из собак умерла от многочисленных ран. Но я ожидал, что потерь будет намного больше. Видимо сказалось то, что не было большого монстра, заранее уничтоженного мною. Это очень радовало. Очевидный и просто отличный результат. Вот бы всех больших тварей так, но я не всесилен.

   После напряжённых боёв ран осталось много. Я был покрыт сеткой чуть заживших рубцов. Однако благодаря местной аптеке через пару дней они уже перестанут беспокоить меня. Останутся только шрамы, но это не страшно. Моя шкурка настолько располосована, что даже и десяток лишних рубцов просто потеряются, особенно на фоне полностью изуродованной левой стороны тела. Так, что красавцем мне не бывать. Хотя, по правде сказать, старый ожог за прошедшие без малого полтора года перестал быть уродливым и заметно посветлел, даже можно сказать частично рассосался, так что есть надежда, что со временем станет совсем малозаметным.

   Зеркала здесь нет и рассмотреть себя в лужах я мог приблизительно. Тело вроде как нормальное, пропорциональное. Волосы тёмные, длинные, но благодаря моим усилиям чистые и почти не спутанные. Одет, правда, кое как, но надеюсь, это не критично. Кстати, что это за мысли? Почему меня заинтересовало, как я выгляжу? По ходу пора к людям. Прости мама, но твой сын вырос и готов к самостоятельной жизни. Не уверен, что ты мой уход воспримешь, даже сообщать тебе не буду. Немного грустно, но ничего не поделаешь.



Глава 8. | Директор безлюдного леса | Глава 10.