home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14.

   Через несколько часов окончательно пришёл в себя и более внимательно осмотрелся. Многие деревья в окружавшем меня лесу были неизвестны, но в некоторых были очевидны знакомые черты. Несколько хвойных были похожи на сосну. И берёзу мне ни с чем не спутать. Этот вопрос вдруг начал меня сильно беспокоить, и поэтому я спешно направился в круглый зал, надеясь прояснить ситуацию.

   - Как ты? - Первым делом поинтересовался Нирс, когда я спустился.

   - Нормально. - Ответил я, садясь в кресло - Послушай, может, прояснишь ситуацию. Наверху растёт лес, некоторые деревья показались мне знакомыми. Как это может быть?

   - А что тебя смущает? Ты, скорее всего, жил на Таране или на Венце с Матуром. Правда, в какие эпохи и года неизвестно.

   - Не стыкуется. Аналогии с Солнечной системой я просматривал во время твоего рассказа, однако описанное тобой очень сильно отличалось от моего мира. Взять хотя бы то, что если Тарана третья планета и аналогична Земле она не может быть ею, так как в местном варианте имеется кольцо и две луны. То есть это совсем другая планета.

   - То, что ты воспринимаешь как луны на самом деле искусственные орбитальные защитные станции. Их создали в годы войны с пришельцами. А вот насчёт кольца действительно не знаю, но были теории насчёт того что это остатки крупного спутника Тараны, который разрушился около семидесяти тысяч лет назад. - Просветил меня Нирс.

   - Погоди. Получается если я на Земле, то кольцо, что я вижу в небе это остатки Луны. Да и созвучие в названиях. Земля, Терра это Тарана. Венца - Венера. Матур - Марс. А Санара - Солнце. Теперь понятно, почему мне деревья и животные знакомы. В общем, привет дом родной, наконец, я тебя узнал. Правда, изменился ты очень сильно.

   - Ты хочешь сказать, что жил в те времена, когда у Тараны не было кольца - поинтересовался Нирс.

   - Вообще говоря, это вполне возможно. Правда, я привык видеть Луну в ночном небе. Могу добавить, что и Марс с Венерой, то есть Венца и Матур, пора привыкать к местным названиям, в мои времена были безжизненными планетами и к ним только-только начали запускать аппараты для изучения, а об освоении даже речи не было. Но в принципе, если учесть твои объяснения, приплюсовать берёзу с сосной, и кое-какие наблюдения вполне реально, что я из прошлого. Правда, даже страшно подумать, сколько лет прошло. Ты говоришь, что луна разрушена семьдесят тысяч лет назад. Значит я старше. Но всё равно, как-то не верится.

   - Посмотри сюда - произнёс Нирс. Вдруг одна из стен засветилась, и на ней проявилась голограмма, рисунок. Точнее не рисунок, а ... карта. Это определённо была карта мира, почти такая, как я помнил, с материками, островами, океанами. Все очень знакомо и узнаваемо, но были и отличия.

   - Очень похоже на Землю, но есть горы, которых определённо не было, очертания материков несколько другие. Островов некоторых нет, например, здесь должна быть Япония, несколько крупных островов, а на карте всего пару мелких точек. Всё сильно изменилось, но очень похоже. Видимо ты прав, но, сколько времени прошло, сколько я отсутствовал? Что здесь происходило? Определённо десятки тысяч лет надо, чтобы Земля настолько изменилась, а может и больше.

   - Я, в общем, знал, что ты из глубокого прошлого, но не думал, что настолько далёкого. С тобой будет интересно обменяться знаниями - закинул удочку Нирс.

   - Это можно. Правда я не многое знаю, а есть вещи, о которых не имею никакого представления. Например, о магии мне ничего неизвестно - в ответ высказал я свой интерес.

   - Здесь тебя огорчу. Я же говорил, что только часть личности предшественника скопировалась на мои носители, многое утеряно и знания о магии в том числе. Но в нашем мире это реальность. Хотя на самом деле это я сам, назвал некоторую область жизнедеятельности людей магией, пользуясь твоим словарным запасом. Правильнее было бы сказать сильные или развитые экстрасенсорные возможности. Но и это не совсем верно. В общем, я и сам почти ничего не знаю, то есть эта информация практически отсутствует на моих носителях - не сильно обнадёжил меня собеседник.

   - Неприятно, но ничего не поделаешь. В любом случае ты великолепный собеседник. Если ты, поможешь мне с пропитанием, можно будет здесь надолго задержаться, и мы вдоволь наговоримся - порадовал я Нирса.

   - Это не проблема. Сверху растёт хоть и одичавший, но эльфийский лес, а в нём от голода умереть сложно. Диета будет вегетарианская и однообразная, но вполне достаточная для нормальной жизни. Лучше скажи, какие мысли у тебя есть по поводу моего предложения помочь в ремонте?

   Всё таки Нирс в своей речи зачастую непоследователен, сумбурно перескакивает с темы на тему и давит на меня в принятии решения. С другой стороны и я веду себя не лучшим образом, возможно, это последствия длительного отсутствия общения. Но, понятно, что после рассказа оставить я его уже не смогу.

   - Какие могут быть мысли? - ответил я в тон Нирсу - Понятно, что надо тебя ремонтировать. Хотя непосредственного, так сказать озвученного в прямой форме предложения от тебя не услышал. Но это неважно и так всё понятно. Но сейчас я пока ничего не знаю и не понимаю, так что после того как расскажешь о фронте работ и будем думать.

   - Для этого понадобиться учиться и узнавать комплекс изнутри.

   - А что делать? Есть другие варианты? - Поинтересовался я.

   - Нет.

   - Ладно. Сейчас уже поздно, устал и пора отдыхать. А завтра обустроюсь, и продолжим беседу, заодно подумаем, как тебе помочь - всё же попробовал оставить себе запасные пути отхода.

   - Хорошо. Но без обучения мы не обойдёмся - и Нирс прекратил разговор.

   Следующее утро прошло в работах. Я натаскал с поверхности мягкой сухой травы для постели. По подсказке Нирса набрал съедобных орехов и сладкой подкорки меллорнов. Так, что с продовольствием и достаточно комфортным проживанием вопрос больше не стоял, тем более, что нашёлся аналог кухни с проточной водой и плитой, в виде сильно нагретой поверхности столешницы и вскоре мы опять общались с Нирсом.

   У меня было много вопросов, и я готов был пытать его целыми сутками, но Нирс настоял, чтобы часть времени мы посвящали изучению комплекса, пришлось заниматься ещё и этим. Он проецировал на стену изображения и по ним объяснял принципы работы и методику устранения неисправностей. Учёба продолжалась часов по пять в день и потом под легкий, познавательный трёп с Нирсом занимался бытовыми мелочами.

   Много времени уходило на изучение комплекса физически. Я часами бродил по брошенным подземным коридорам, заглядывал в комнаты, лаборатории и склады, воочию знакомился с оборудованием. Везде царило запустение, грязь и пыль. Почти всё исчезло. О том, что когда-то здесь была мебель и другие вещи говорили только небольшие холмики в пылевом ковре. Единственное что кое-как сохранилось это металлические элементы приборов и оборудования, выполненные из неизвестного мне сплава и немногие образцы стеклянных и керамических изделий. Мёртвыми кучами, покрытыми окаменевшей грязью лежали остатки того, что когда-то наполняло эти помещения. Оборудование, задействованное при создании комплекса, его функциональные элементы выглядели лучше. Оно и понятно. Они с самого начала делались на века. Было очень интересно и одновременно грустно наблюдать эту разруху.

   Через неделю моих блужданий по Центру управления ко мне пришло осознание того, что моё обучение не имеет смысла.

   - Послушай Нирс - попробовал я озвучить свою мысль Искусственному интеллекту - Неужели ты думаешь, что я в одиночку смогу исправить цепи питания. Они же проложены проводами, десять метров которых, весят под сотню килограмм. А менять надо километры. Или центральный модуль распределения. Да любой его элемент размером с комнату. И прочее оборудование отнюдь не мелких размеров. А восполняемый источник питания, который преобразует свет Сонары в энергию, нужную комплексу. Это километровая чаша на верху центра управления. Там лес стоит. На то чтобы только расчистить его мне потребуются годы. Если бы ещё техника работала. Я её видел, да и ты подтвердил, что она уже невосстановима. Да и для того чтобы попробовать с ней поработать надо учиться несколько лет. Нирс это нереальная задача для одного меня. Я могу сделать мелочи, которые никак не повлияют на работу комплекса в целом. Это не выход. Да и не смогу я быть постоянно здесь. Мне нужно общение с другими людьми.

   - И что ты предлагаешь?

   - Нам нужны ещё люди - безапелляционно заявил я.

   - Юра я же тебе рассказывал про свои попытки привести сюда ещё кого-нибудь.

   - Ситуация изменилась. Во-первых, никто толком не знал, куда и зачем идёт. Теперь это можно исправить. Во вторых я вполне смогу выступить как проводник и в этом случае шансы у людей пройти появятся. В любом случае надо знакомить окружающий мир с местными делами. Если к решению проблем подключаться многие, то выход будет найден. Особенно если местными делами заинтересуются власти.

   - Может ты и прав. Но как это всё организовать и что необходимо?

   - Давай думать. Для начала нужно мне выйти к людям и начать там какую либо деятельность. Для этого мне необходимо знать язык и иметь понятия о местной жизни.

   - Языку я смогу научить. Не думаю, что за пару сотен лет он кардинально изменился. А вот насчёт того как там живут, тут могут быть проблемы. В этой области у меня информация устаревшая. Но с другой стороны общество в моем понимании там сильно консервативное и многие вещи не меняются веками.

   - Это обнадёживает. Возможно, у меня получится выйти в мир более-менее подготовленным. Наладить контакты и попробовать со временем провести сюда людей. Но для этого мне необходимо знать все возможные пути ведущие сюда.

   - Могу хоть сейчас показать - и Нирс вывел на стену проекцию карты с несколькими яркими точками. Эту карту местности я видел и ранее и сразу определил центр управления комплексом и его границы. Вообще голографическими проекциями на стену мы пользовались часто. Благодаря карте я представлял, как располагается комплекс. Он вытянулся по широте в середине континента Евразия двумя эллипсами, с небольшой прослойкой, в несколько сотен километров между ними. В этой прослойке находился горный массив, которого в моё время не было, аппаратура комплекса там не работала. Западный эллипс охватывал территорию южной Сибири приблизительно от предгорий Урала до Алтая, восточный соответственно весь Дальний Восток с упором в Тихий океан. Так как в восточной части комплекса не сохранилось ничего из древних механизмов, Нирс вывел проекцию западного эллипса.

   - Что это за светлые точки? - Поинтересовался я у собеседника.

   - Это самые удалённые от нас и соответственно самые близкие к границам комплекса доступные для использования станции подвесной дороги.

   - Так не пойдёт, показывай все станции.

   - Да их масса и рабочих только один процент - возразил мне Нирс.

   - Хорошо покажи рабочие станции и те, которые есть шанс оживить.

   - Зачем тебе это нужно - возмутился Нирс.

   - Ты покажи, а потом может и мысли как это использовать появятся. И кстати постарайся разделить цветом полностью рабочие станции и те, которые требуют восстановления - вновь озадачил я собеседника.

   - Сделал - произнёс Нирс через минуту и тут же принялся за пояснения - Зелёным цветом обозначены станции полностью готовые к эксплуатации, а жёлтым которые можно использовать после выполнения некоторых работ.

   - И каких же? - Поинтересовался я.

   - В основном открыть двери и ещё кое-что по мелочи.

   - Это очень сложно?

   - Изнутри нет, а снаружи никак - съехидничал Нирс.

   - Ладно. С этим потом разберёмся. А теперь поясни, что ты здесь изобразил - стал я пытать Искусственный интеллект.

   - Доступных подвесных дорог осталось пять. Две короткие северные, южная это та, по которой ты пришёл. Восток и запад. Соответственно все станции расположены по ходу этих путей.

   - Ясно. На север ведут короткие дороги, южный путь чуть длиннее. Но всё равно станции в глубине территории комплекса и идти к ним долго. Как вариант пока отпадают. А что про западное направление? Там рабочая станция почти с краю всего несколько километров. А за ней совсем рядом ещё одна жёлтая совсем на границе.

   - Рабочая станция действительно всего в трёх километрах от границы комплекса, но эта граница совпадает с отвесной горной грядой, спуститься на сто метров по вертикальной стене совсем не просто. Кроме этого рельеф местности на подходах к гряде довольно сложный. А если обходить получиться не меньше чем до южной станции. А туда идти проще. Насчёт станции обозначенной жёлтым цветом, то есть которую ещё можно восстановить. Она действительно находится вне действия аппаратуры комплекса, практически на самой горной гряде, которая и является границей комплекса, но там заблокированы нижние двери, однако открыт верхний транспортный шлюз. Если туда забраться, то двери открыть изнутри не проблема. Но там оборван подвесной трос, и просто въехать вовнутрь шлюза на вагонетке не получиться. Однако, так как это оконечная станция то там имеется запас троса, и, соответственно, восстановить транспортную линию имея туда доступ не очень сложно. Ничего непоправимого нет, но как забраться вовнутрь станции - вопрос. Но есть ещё и другая общая проблема, которая делает восстановление этой трассы делом бессмысленным. Внешние территории уже восемьдесят лет принадлежит оркам, а пройти сто километров по враждебной земле нереально даже с поддержкой огромной армии. Так что это направление наихудшее - подвёл итог Нирс.

   - С западом разобрались, а теперь расскажи про восточное направление. Там последняя станция расположена также за пределами комплекса. Она находится в промежутке между эллипсами комплекса и там вполне спокойно могут находиться люди.

   - Да. Там линия подвесной дороги выходит на территорию нормальных земель. Линия целая и для запуска в работу оконечной станции требуется только мелочёвка. Однако это тоже не выход. По этой дороге можно попасть только в долину Императора. Пятнадцать тысяч лет назад там находился курорт, где любили отдыхать высшие сановники. Красивейшее уединённое место. Оно со всех сторон окружено непроходимыми горами и единственный вход в долину это ущелье. Чистейший воздух, первозданная природа, целебные источники и никакой возможности проникнуть посторонним. В последние столетия до войны с пришельцами ситуация поменялась и там могли позволить себе отдыхать обеспеченные граждане, даже был небольшой городок обслуживающего персонала, но им всем пришлось эвакуироваться. Сейчас там никого нет. Вход в эту долину один и туда можно попасть, только если обогнуть горы, а это путь по территории комплекса, и это длинная дорога.

   - Отпадает - с грустью констатировал я и тут же поинтересовался - Неужели горы непроходимы?

   - Это молодые высокие горы. Высота пиков доходит до двенадцати километров. Учёные утверждали, что возраст этих гор сравним со временем создания кольца вокруг Тараны, то есть семьдесят тысяч лет и процессы выветривания их ещё даже не затронули. Самые лучшие альпинисты тренировались только в предгорьях. В глубину даже не пробовали заходить.

   - И этот вариант отпадает. Жаль. Сколько проблем.... - и отвлёкшись от темы, продолжил. - Знаешь Нирс, чем больше я узнаю о Таране, тем более меня удручает история нашего мира. Если подумать, моя цивилизация погибла, твоя тоже, сейчас идёт мировая война. И вообще сколько раз повторялись эти взлёты и падения? Заколдованный круг получается.

   - Выводы Юра у тебя очень мрачные. На самом деле мы знаем весьма немногое. Ты выбрось эти мысли из головы - отчитал меня Нирс - лучше послушай, я тебе не всё про долину рассказал. Двести лет назад там были люди.

   - И как им это удалось?

   - Туннель под горой. Его пробили в самом тонком месте. Длина около пятидесяти километров. Правда потом случился обвал и туннель разрушился. К сожалению, с этими людьми я не смог вступить в контакт, мог только наблюдать.

   - И как?

   - Из долины они так и не ушли и к ним никто не появился. Пытались восстановить туннель, но не смогли. Однако об этом стоит подумать - попытался обнадёжить меня Искусственный интеллект.

   - Следует иметь в виду - согласился я с Нирсом - но в любом случае оценку надо производить вне комплекса. Так что учи меня языку. Хотя погоди. Надоела Нирс мне твоя диета. - На самом деле мне захотелось отвлечься от кучи неразрешимых проблем, и я решил на некоторое время сбежать. Но не говорить же об этом Нирсу?

   - Эта диета не моя - огрызнулся тот. Видимо и его замучили эти сражения с ветряными мельницами, и он стал раздражительным.

   - Не важно - отмахнулся я - Хочу разнообразить рацион, да и знакомых проведать.

   - Это животных что ли? - удивился Нирс.

   - Эти животные более достойные существа, чем большинство знакомых мне людей. Так что обеспечь мне транспорт на станцию, с которой меня забрал.

   - Прямо сейчас?

   - Нет, давай с утра. А когда вернусь, займёмся языком или еще чем. А ты пока думай, как ещё можно безопасно привести сюда людей. Знаю, ты за тысячи лет ты все варианты рассмотрел, но это было до того как я появился.

   На следующий день мы с Нирсом обсудили маршрут и время возвращения. Я спустился в большой ангар, первое помещение с которым познакомился по приезду сюда в Центр управления комплексом. Путь вниз по ступеням это совсем не то, что было пару недель назад. Преодолел его с лёгкостью. Впрочем прошлый раз был подъём и устал я во многом из-за отсутствия тренировки, ведь в лесу ступенек не найти, а теперь набегав километры по лестницам комплекса такой путь уже не составит мне большого труда.

   Вагонетка была на том же месте, где её покинул. Я, не мешкая, ведь по сути ничего нужного сейчас вокруг не было, взошёл на платформу, уселся в удобном месте ближе к углу между пары рёбер жёсткости и крепко ухватился за поручни. Сказался опыт прошлой поездки, когда от сильного встречного потока воздуха получил массу неприятных ощущений. На этот раз постарался устроиться лучше.

   Через минуту мой транспорт резко сорвался с места и сильно ускоряясь, двинулся по тросу подвесной дороги. Неожиданно, ведь в прошлый раз набор скорости происходил едва заметно. Хорошо, что перестраховался и смог удержать равновесие. Судя по всему такой резкий разгон необходим по причине враждебности тварей мутантной зоны. Однако можно было бы об этом предупредить. Но Нирс об этом даже не догадался. Вот же эгоист железный, или кристаллический. Кто его знает, на тему его устройства мы ещё не разговаривали.

   Быстро распахнулись каменные ворота, вагонетка пулей вылетела на ослепляющий после полутьмы ангара свет Санары. Через минуту глаза привыкли, и я смог видеть окружающее. Вагон нёсся на максимальной скорости над Гнилью, мне навстречу поднимались фигурки летающих монстров, однако шансов нагнать вагонетку у них не было. Хороший транспорт настолько надёжный, что даже годы ничего не могли с ним сделать и ухудшить его качество, лишь рассерженный гул подшипников говорит о не простой задаче.



Глава 13. | Директор безлюдного леса | Глава 15.