home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18.

   Как бы то ни было, через две недели я закончил. С тяжёлой головой едва поднялся со своей постели, чем вызвал волну вопросов о самочувствии у Нирса. Последние дни у меня уже не хватало сил подняться с постели, даже в туалет ходил, используя бурдюк. Отвечать Искусственному интеллекту было тяжело, я только буркнул слово "нормально" и чтобы развеяться, похромал на свежий воздух. С некоторым удивлением вдруг понял, что уже наступила весна. Меня приветствовало тёплое яркое солнце, то есть Санара. С удовольствием погрелся несколько часов в её лучах. За это время немного пришёл в себя и вновь стал чувствовать тело. Немедленно накатил жуткий голод, и я тут же на проталине насобирал прошлогодних орехов упавших с меллорнов и захрустел скорлупой. Орехи, хоть и перемороженные были вкусными, и я остановился, только когда от переполнения заболел живот. Наступал вечер, Санара уже не грела, снаружи стало неуютно и пришлось спуститься в круглый зал Центра управления. Нирс с нетерпением ожидал меня и первым делом поинтересовался.

   - Ты уже закончил разбираться с информацией?

   - Да. Теперь я в доступе - коротко проинформировал я его. И как будто услышал вздох облегчения. Я действительно выпал из жизни на всё время обучения и плохо реагировал на слова Нирса. Они воспринимались мною как ничего не значащий шум и это, по всей видимости, его беспокоило. Теперь же всё вернулось.

   - Очень хорошо. Я не имел полной информации о том, как происходит усвоение информации при её непосредственном переносе и не знал, как должен правильно вести себя реципиент, поэтому был обеспокоен.

   - Всё нормально. Было непросто, но я справился. Правда, насколько хорошо оценить не могу, но думаю, что большую часть данных усвоил. Кстати, то, что ты мне дал изучить помимо памяти человека, усвоилось намного лучше - обнадёжил я его. Да и сам порадовался, что всё закончилось. Однако решил немедленно отчитать Нирса. - Но ты не смей больше без моего ведома заниматься самодеятельностью. Договорились, что ты в первую очередь передаёшь мне знания человека, так и делай это и не надо в эту массу запихивать свою инфу. Ты понял?

   - Это специальным образом сформированный массив информации. Он первоначально был предназначен для изучения с помощью ментальной передачи. Правда, получатель должен быть специально подготовлен, но ИМПЕР сделал это необязательным. А что такое? - С некоторым удивлением спросил меня Искусственный интеллект.

   - А то что изучая твою информацию, после того как разобрался с памятью человека я от усталости чуть не умер! Может ты таким образом убить меня захотел?! Отвечай ...! Молчишь, сказать нечего?! - я выждал паузу, давая понять собеседнику всю глубину его проступка, потом продолжил, но на пол тона ниже. Из опыта работы с подчинёнными именно этот приём наиболее эффективен, в воспитательных целях. - Послушай Нирс. Мы работаем вместе?

   - Да - раздался глухой голос. Похоже, проняло.

   - Ты сам меня назначил главным? - Продолжил давить я на Нирса.

   - Да - совсем раскис тот.

   - Напомни, по каким причинам.

   - Ну .... - Начал формировать мысль Нирс, но я его перебил.

   -Основная причина это то, что тебе тяжело разобраться с ситуациями, которые выходят за рамки твоей основной деятельности. И ты переложил эту работу на меня. Я прав?

   - Да - очень глухо прошелестело в воздухе.

   - Так чего ты опять лезешь, куда не просят? - Окончательно добил я Нирса. Теперь всё зависит от него, или он принимает новую реальность, или ... не знаю, но будет не просто. Он секунду помолчал, собираясь с мыслями и наконец, выдал резюме.

   - Извини Юра. Я слишком привык полагаться только на себя, но я изменюсь. Можешь мне довериться, больше не повториться. - У меня камень с души упал. Ведь если бы сейчас он заупрямился, то у нас были бы большие проблемы. Хорошо, что он всё понял. Теперь надо окончательно расставить все точки над и.

   - Давай договоримся так. У тебя есть ряд основных задач по техническому обеспечению работы комплекса. В этой области ты царь, бог и воинский начальник. Все решения принимаются тобой. Но я должен иметь общую информацию для того чтобы по возможности помогать. Может у меня возникнут идеи. Я не смогу взять на себя управление этой областью, да и не вижу необходимости. Так что пока все решения принимаются тобой или совместно. По всем прочим вопросам работаю я. И я буду решать, как и что делать. От тебя только помощь и консультации. Таким образом, мы образуем эффективную команду и сможем многого добиться. Ты не против таких подходов?

   - Ни в коем случае - согласился с озвученными мною мыслями Нирс.

   - Раз это выяснили пора налаживать работу. Как наши дела и что произошло в моё отсутствие?

   - Ты уже готов воспринимать доклад по комплексу? Тебе нужен полный отчёт?

   - Конечно. Заодно начнём учиться работать по-новому - ответил я и получил от Нирса одобрение и развёрнутую информацию. Ещё совсем недавно я бы не понял и половины того, что он мне рассказывал, но теперь, благодаря полученным знаниям разобрался. Всё-таки прав был Нирс, передавая мне пакет технической информаций, но всё равно отчитать его было нужно.

   По ходу отчёта общие оценки состояния комплекса приобретали конкретику. Постепенно у меня складывалась полная картина. Ситуация была удручающей, можно сказать катастрофической. Это было очевидно и ранее, но теперь, благодаря новым знаниям я понимал положение дел намного лучше, и картина приобрела объём, всё стало гораздо печальнее. Зачастую было непонятно, как ещё что-либо продолжает работать в таких условиях. И было ясно, со временем всё только усугубляется. По ходу отчета я высказал несколько мыслей и Нирс внимательно к ним отнёсся. Стало ясно, что мы сработаемся.

   Единственное, что порадовало это начало прокладки туннеля. Взаимодействие Нирс с кротами наладил, и работы шли полным ходом. Более того туннель начали прокладывать одновременно из нескольких точек, что позволит ещё более ускорить процесс и теперь даже можно говорить о сроках завершения работ. Порядка двух лет. Нирс пожаловался, что занять делом он смог едва ли десятую часть всех желающих из-за невозможности согласования проведения работ более чем в пяти точках. Его технических ресурсов было недостаточно, чтобы контролировать большее количество мест. Однако выяснилось, что в этих точках он может следить за работой шести кротов одновременно, и я тут же скорректировал его деятельность. Если всё пройдёт нормально у меня будет не один, а шесть туннелей. Запас карман не тянет.

   После этого мы стали определяться с последующими нашими действиями. Дальнейшее углубленное изучение комплекса Скальм решили отложить на потом, ограничившись тем, что я знаю на данный момент. Сначала необходимо запустить в работу станцию подвесной дороги в долине. А то кротов мы напрягли, а вот имеет ли смысл их труд, не выяснили. Для этого мне необходимо прокатиться на интересной конструкции, как я понял заменяющей дрезину, и таким образом через верхний ангар попасть вовнутрь станционной башни. Далее мне следует запустить нужную аппаратуру и разблокировать двери. Значит, в ближайшие дни Нирс обеспечит подачу питания на нужную ветвь подвесной дороги, и я двинусь в этом направлении. В общем, поработали плодотворно.

   - Ну как? Как тебе сегодняшний вечер? - Поинтересовался я у Искусственного интеллекта, отходя ко сну.

   - Здорово. Никогда не думал, что может быть так. Правильно ты меня отчитал, теперь мне стало спокойнее и проще.

   - То-то же.

   После пробуждения я продолжил совещание с Нирсом и озвучил некоторые новые свои мысли, пришедшие в голову за ночь. В итоге он мои соображения одобрил и даже внёс некоторые предложения. После того, как я разберусь со станцией подвесной дороги, возвращаться сразу нет смысла, следует заняться другими полезными делами вне центра управления. Следует провести инспекцию нескольких точек на территории комплекса, в которых находится неработающая аппаратура. Может, удастся что-нибудь сделать? Должны же быть и небольшие поломки, которые легко исправить. Например, как в пещере, где для восстановления работоспособности участка от меня потребовалось просто поставить шар распределителя на согласующую платформу. Теперь я знаю, что это было, а как впервые встретился с этой аппаратурой, сильно испугался. Конечно, таких простых случаев будет немного, но все равно есть надежда восстановить работоспособность части оборудования. Придется побегать, неработающих блоков сотни и они разбросаны по всей территории Скальма, но сейчас мне достаточно и десятка точек с краю комплекса. С остальными буду разбираться в будущем. Одновременно с этим надо будет походить вдоль границ Скальма, периодически выходя за его пределы. Так сказать привыкнуть. И только когда достаточно освоюсь, подумать о выходе к людям. Возможно, получится вступить в контакт.

   Я озадачил Нирса в параллель с его прочими задачами создать ещё ориентиры, по которым можно выйти в места с неработающей аппаратурой, а сам отправился в восточную часть Центра управления в помещение станции подвесной дороги этого сектора. Этот зал был полной копией того места куда я попал впервые сюда приехав с юга. Тот же огромный ангар, тускло освещённый оставшимися работоспособными лампами. Бесформенные остовы оборудования и техники и трос подвесной дороги с вагонеткой, у которой заклинил двигатель. Мне предстояло снять неработающий аппарат и найти ему рабочую замену.

   Это оказалось совсем не простой задачей. За тысячелетия все ранее разъемные соединения, которые позволяли провести операцию снятия вагонетки с троса легко и почти не напрягаясь, превратились в монолитные узлы. После множества попыток сдвинуть с места ранее подвижные элементы я понял бесперспективность моих усилий. Мы обсудили проблему с Нирсом, и мне пришлось вновь отправиться на полу затопленный склад. На этот раз моей целью был режущий ручной инструмент. Найти его оказалось большой проблемой. Нет, конечно, инструмента на складе было много, в том числе нужного мне, но он был в основном испорчен или в нерабочем состоянии. Лишь только после дня поисков и ещё дня приведения инструмента в порядок я стал обладателем пилы, кусачек, кувалды и прочего необходимого оборудования. В итоге только на третий день смог приступить к основной работе.

   Как оказалось, даже имея нужный инструмент, снять вагонетку с троса я смог только через неделю. Это была титаническая работа. Металл плохо пилился и почти не поддавался. Приходилось долго и упорно повторять одни и те же трудоёмкие операции для получения результата. Но в итоге перепилил последнюю крепёжную балку, и вагонетка рухнула на подвижную платформу. Слава богу, удалось отыскать работоспособную тачку и использовать её. Окрылённый успехом я быстро откатил платформу в сторону. При помощи встроенного винтового домкрата быстро освободил ее от вагонетки и помчался за дрезиной. Это небольшое средство состояло из двигателя, который крепился на трос и от которого шли вниз к небольшой корзине четыре подвижные цепи. Я нашёл несколько таких устройств в одном из углов помещения станции.

   Дрезина была намного легче вагонетки и снизу, по земле, двигать её было легко. Однако поднять её двигатель на пятиметровую высоту оказалось совсем не просто. Очень хорошо, что сохранилось несколько лестниц, и передвижная платформа могла поднимать груз на большую высоту. Но, несмотря на это, после десятка провалившихся попыток, я, с большим трудом смог провести эту операцию. Меня на минуту посетила мысль, что возможно проделанная работа бессмысленна, так как не было уверенности в функциональности транспортного пути. На это Нирс пояснил, что подвесная магистраль ежегодно обслуживается собственным оборудованием, и проводятся несложные работы по очистке и поддержанию дороги в рабочем состоянии. Однако восстановить серьёзно поврежденные линии и провести прочие необходимые работы может только человек. Вот ещё один геморрой на мою голову.

   Весь следующий день отдыхал. Лишь к вечеру нашёл силы заняться подготовкой к поездке. Хоть на самом деле нищему собраться подпоясаться. Всё необходимое было собрано мною за несколько минут, ведь ни еда, ни тёплая одежда уже были не нужны, а я уже давно научился обходиться минимальным походным набором. Нож из ремонтного набора, коготь скалема, котелок, кружка, ложка, верёвка, подстилка, сменная одежда и ещё пару мелочей не заняли и трети места в моем новом рюкзаке. Лук со стрелами также меня совсем не напрягали.

   Взвесив поклажу, я решил несколько увеличить свой набор вещей. Возможен вариант выхода к людям, при этом оказаться в роли нищего не хочется. Поэтому необходимо иметь с собой что-нибудь из денег и вещей на продажу.

   После того как я получил знания человека, естественно озаботился судьбой его тела и Нирс провёл меня в комнату, где оно лежало. Было тяжело наблюдать мумию человека, который стал мне хорошо знаком. Я собрал обезвоженные и поэтому лёгкие останки, вынес наружу и похоронил на открытом светлом месте. Ничего с тела забирать не стал, но возле него лежал мешочек с монетами, который я забрал себе.

   Несколько монет двухсотлетней давности не давали уверенности. Из памяти рейнджера стало понятно, что это совсем не много, хватит только на пару дней проживания в приличной гостинице. Тем более деньги могли выйти из обращения или обесцениться. Поэтому надежды на них нет, но на первый момент возможно хватит. Когда я буду выходить из Скальма, подготовлюсь дополнительно, наберу местных даров природы на продажу, но мне этого также показалось недостаточно. Однако у меня есть ещё кое-что, весьма ценное. Пора заглянуть в закрома родины.

   Собственно говоря, я знал, что на самом деле являюсь обеспеченным человеком. Во внешнем мире весьма ценился древний металл. Современное оружие и прочие металлические вещи сильно уступали по качеству изделиям из древних сплавов. Поэтому даже любой лом с радостью приобретался мастерами по весьма высоким ценам. Существовали артели, которые занимались раскопками в местах древних поселений с целью извлечения ценного металла. Испорченных механизмов на моих складах были тысячи и, по самым скромным прикидкам, я мог выдать на рынок десятки тонн ценного металлолома. Однако сейчас это было не актуально. Тащить на себе через Скальм килограммы неудобных железок, чтобы получить пару золотых не сильно хотелось. Хоть для местных это было и большое богатство, но я мог предложить внешнему миру и более ценные и не очень тяжёлые, что очень важно, вещи. Ведь исправные качественные изделия древних мастеров ценились значительно дороже лома. Особенно оружие.

   В центре управления было двадцать складов. Самый большой склад или даже можно сказать складской комплекс я посещал регулярно и вдоволь набродился по его полу затопленным помещениям. Больше без крайней необходимости туда забираться я не хотелось. Ещё семь хранилищ были совмещены со станциями подвесной дороги. Они были заполнены крупными механизмами и хоть содержали ящики с различной мелочёвкой, это были в основном запчасти и мне они на данный момент были неинтересны. Половина остальных помещений для хранения и несколько сейфов были закрыты. Со временем я доберусь и туда, но пока нет необходимости вскрывать многотонные двери, тем более, что это очень тяжело. Оставались пять небольших складов, которые можно проинспектировать не напрягаясь.

   Я несколько раз заглядывал в складские каталоги. Там было много всего. Но на своем опыте я уже убедился, что на самом деле в сохранности находиться весьма незначительная часть. Чтобы найти неиспорченную вещь надо перекопать кучи мусора. На складах находилось множество всего, но в данный момент меня интересовали компактные и не очень тяжёлые изделия. Обсудив с Нирсом список возможной добычи, я отправился в путь по коридорам.

   Первый склад огорчил меня. Сначала я обрадовался, ведь первоначально заглядывая в помещение, видел практически целые линии стеллажей. Но стоило мне лишь слегка дотронуться до ближайшего ящика как эти ровные ряды пришли в движение и, поднимая облака пыли, с грохотом начали обрушаться. Я чудом успел выскочить из-под обвала. Ослепший от пыли и выкашливая лёгкие, едва смог доползти до лестницы и без сил скатился вниз по ступеням. Здесь воздух был значительно чище, удалось отдышаться и промыть глаза.

   По моей просьбе Нирс открыл заслонки вентиляции и через десять минут воздух очистился. Моё второе посещение этого склада открыло удручающую картину. Ровные стеллажи превратились в горы мусора, а так как здесь хранилась в основном стеклянная и керамическая посуда то это были груды битого стекла. Я попытался покопаться, в надежде найти что-нибудь ценное, но вскоре, изрезав руки и ноги, прекратил. Всей добычей стали несколько бутылок, рюмок и тарелок, чудом сохранившихся при падении. Было видно, что в глубине помещения есть много вещей, которые не повредились, но путь к ним шёл по россыпям острых осколков и я решил не резать ноги. Мои лёгкие самодельные тапочки совсем не защищали. И хоть вылечить все порезы можно довольно быстро, боль никто не отменял. Расстроило то, что шёл я за изделиями из металла, а получил несколько стеклянных предметов, намного менее ценных. Но поразмыслив, решил не отказываться от приобретения и забрал их с собой. А ведь мог предположить, что этим всё и закончится, видел каталог.

   К походу на следующий склад подготовился более основательно. Надел плотную одежду, взял несколько шкур, чтобы обмотать ноги. Заранее попросил Нирса открыть заслонки вентиляции в этом секторе и, вооружившись дубиной, зашёл в помещение. Но как оказалось, мои приготовления в данном случае были не нужны. Этот склад поразил меня сохранностью. То есть не совсем так. Ящики и упаковки разваливались при малейшем прикосновении, но сами стеллажи были вырублены в камне, с ними ничего не могло произойти. Поэтому общей свалки не произошло, можно было спокойно добраться до содержимого.

   Я долго бродил по складу, вскрывая упаковки. Многое из содержимого превратилось в труху и разваливалось при малейшем прикосновении. Большая часть того что казалось в относительной сохранности была не комплектной. То есть если предмет состоял из нескольких элементов, то металлические или стеклянные части ещё были, а прочие детали отсутствовали. Кое-что можно было бы восстановить, но заниматься этим я не собирался. Меня интересовали только целые вещи, и после недолгих поисков такие нашлись. Забрать всю сохранную посуду, инструмент и множество других вещей не было никакой возможности, но я попытался засунуть в рюкзак хотя бы по одному образцу, двигаясь вдоль стеллажей. Вскоре дошёл до оружейного отдела и понял, что багаж придётся укомплектовывать по-другому. За некогда крепкими дверями, которые упали от несильного толчка, находилась большая комната, где на специальных подставках и креплениях расположились орудия убийства и защиты. От их количества я присвистнул. Оружия и прочей амуниции здесь было на несколько сотен человек. Я несколько минут просто ходил между рядами, брал в руки почти не тронутые временем мечи, до сих пор острые, разглядывал кинжалы, топоры и боевые трезубцы. Покопался в грудах доспехов. Все кожаные или деревянные элементы либо окаменели от времени, либо сгнили без следа, от копий и стрел остались только наконечники, а из доспехов можно было использовать только кольчужные рубахи и рукавицы, но в целом арсенал поражал своей сохранностью.

   Многие из представленных средств войны были мне неизвестны, и об их предназначении оставалось только догадываться. Был десяток орудий, похожих на однозарядные пистолеты огромного калибра и тут же упаковки с шариками, по видимому снаряды к этому оружию. Сколько бы я ни пытался разобраться в этом оружии, ничего не получилось. Возможно, некоторые детали за тысячелетия истлели и исчезли, и мне просто не удалось собрать действующий экземпляр. Кроме того на этом складе в относительном порядке лежали трубы, массивные металлические конструкты и множество прочих деталей, вид которых не вызывал ассоциаций. Понять их назначение не было никакой возможности, но определённо это было оружие или защита, о чём можно было догадаться исходя из места хранения.

   Всё распознанное вооружение казалось отштампованным по шаблонам, без украшений и изысканности и, по всей видимости, представляло собой стандартные наборы вооружения солдат древности. Например, мечи имели одинаковую прямую обоюдоострую форму с идентичными рукоятями, крестообразными гардами и лезвиями равной длины примерно сантиметров семьдесят. То же самое относилось к прочему оружию и доспехам. Однако на отдельном стеллаже нашлось несколько десятков отличных от общей массы мечей, кинжалов, кирас и других предметов. Эта группа выделялась из общей массы более разнообразными формами, размерами и качеством отделки. Наличествовало даже несколько крупных украшений. По всей видимости, это была амуниция офицерского состава.

   При внимательном рассмотрении на всех орудиях убийства становилась видна тонкая, едва заметная гравировка, состоящая в основном из различных сложных геометрических фигур, с вписанными в углы неизвестными символами. Она едва заметной вязью покрывала все изделия оружейников, но не казалась украшением, а определённо несла в себе некий иной смысл. Однако понять её предназначение мне не удалось, и вскоре я перестал обращать на неё внимание.

   Вдоволь налюбовавшись и наигравшись, я начал заполнять свой рюкзак. Как оказалось при наличии богатого выбора сборы сильно усложняются. Подумав, вынул из рюкзака многое из того, что поместил туда ранее. Оставил только пару котелков, кружек, фляжек и наборов столовых приборов. Даже если не пойдёт в продажу, сам буду использовать. Собрал небольшой набор инструмента и бытовых мелочей типа ножниц и иголок, остальное отложил. Рюкзак стал заметно легче. Затем вновь прошёлся по оружейным рядам и отложил несколько простых мечей и кинжалов. Офицерское оружие решил пока не трогать, взял только небольшой кинжал. И то только из-за сохранившихся ножен, плетённых из мелкой проволоки. Средства защиты для меня были слишком тяжёлыми и большими, поэтому после раздумий решил их не брать. Мене они ещё велики, а на продажу и так есть что взять. Нечего тянуть лишний груз. Так же собрал десяток наконечников стрел и выбрал удобный маленький топор.

   Всё, что я хотел - получил. Идти, обследовать другие склады не было необходимости, и поэтому сразу как наполнился рюкзак, направился в круглый зал. Меня очень заинтересовал один вопрос, надеюсь, что Нирс прояснит ситуацию. После приветствия и короткого отдыха я затронул интересующую тему.

   - Послушай дружище - начал я расспрашивать Искусственный интеллект - Как получилось, что на складах находится такое, можно сказать архаичное оружие? Ведь твоя цивилизация вышла к звёздам, а тут какие-то простейшие ковырялки. У вас, что пистолета, или ещё чего подобного не придумали?

   - Ну как тебе сказать, чтобы не обидеть? - с иронией в голосе начал Нирс - Если человеку из глухой деревни, который никогда ничего не видел, не слышал и вообще читать не умеет дать тот же пистолет и сказать, что это оружие, то получим в итоге мужика с дубиной. Так и здесь, не надо судить о предмете основываясь только на опыте твоей прежней жизни. Эти мечи на самом деле очень сложные и многофункциональные изделия, но, увы, научить тебя ими пользоваться у меня не получится, так как их основная функциональность лежит в области, которую мы определили как магия, и она недоступна. Огнестрельное оружие не получило распространения, так как взрывающиеся вещества невозможно защитить от той же магии, поэтому все типы вооружений а тем более дальнобойные развивались своим путём и поверь они весьма эффективны и опасны. Вообще говоря, всё военное искусство сильно отличается от того, что ты себе представляешь.

   Всё ясно. Мне еще многое предстоит узнать. Жаль, что это придётся делать это самостоятельно, так что придётся быть ещё более осторожным, ведь после таких пояснений, очевидно, что от любого вооружённого человека можно ожидать непредсказуемых вещей. Это сильно усложняет положение и мне необходимо будет уделить теме оружия пристальное внимание. Ну и ладно, в любом случае мои приобретения немало стоят, а каким образом из них стреляют, разберусь потом.

   Выезд состоялся следующим утром. Перед расставанием ещё раз обсудил с Нирсом мои действия и связь с ним, которая вне Центра управления становится очень сложной и тяжёлой процедурой и поэтому будет редкой, спустился вниз и забрался в кабину дрезины. Мне предстояло ехать на восток.

   Дорога на этот раз далась мне намного тяжелее. Не закреплённую жёстко корзину дрезины немилосердно мотало и раскачивало на всём протяжении пути. Я вынужден был постоянно с усилием держаться за прутья. В итоге на конечную станцию прибыл, едва чувствуя уставшее тело, с трудом смог выбраться из транспорта и тут же без сил свалился на пол. Только через полчаса смог подняться и отправиться запускать механизмы. Этим занимался почти сутки. Древние приборы никак не хотели приходить в работоспособное состояние, были моменты, когда мне казалось, что не справлюсь, но в итоге всё получилось и теперь эта линия связи готова к активной эксплуатации, а не разовым поездкам на лёгком транспорте. Остался последний этап.



Глава 17. | Директор безлюдного леса | Глава 19.