home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19.

   Я спустился по длинной лестнице, разблокировал дополнительные ворота станции, так сказать чёрный ход и вышел наружу. И поначалу не понял, куда попал. Но после нескольких минут оцепенения осознал - я впервые вышел за пределы Скальма. И дело не в том, что изменилась окружающая природа, и яркая многоцветность агрессивных джунглей комплекса больше меня не окружает. К этому я как раз был готов, ведь выходил в почти не изменённый лес на крыше прямоугольной скалы центра управления. Что-то произошло с моими внутренними ощущениями.

   На территории станции всё было как обычно, но выйдя за её пределы, показалось, что я вдруг попал в другой мир. Меня просто оглушила какофония звуков. В глазах замельтешило от обилия летающих насекомых, и нахлынули тяжелые ощущения, как будто попал в вату. Воздух стал вязким как вода. И я на несколько минут застыл в неподвижности, привыкая к новой обстановке. С удивлением обнаружил комара на своей руке и прихлопнул его, но в итоге это вывело меня из ступора. Для того, чтобы быстрее привыкнуть я решил пройтись по окрестностям. Не спеша походил с десяток минут, за это время почувствовал необычную усталость и чуть не пропустил нападение. На меня напал тигр. Я заметил его слишком поздно, в тот момент, когда он уже начал атаку и мне пришлось поспешно защищаться. С усилием вызвал два "взрыва" и тигр с лопнувшей головой свалился к моим ногам. Одновременно с ним без сил упал и я. С минуту отдышавшись, попытался подняться, но у меня ничего не получилось. Понимая, что попал в непростое положение, вспомнил одно из правил. Прежде всего, в любой тяжёлой ситуации, необходимо успокоиться и проанализировать состояние, в котором оказался.

   То, что со мной происходит абсолютно не нормально. Я ощущаю полный упадок сил, но этого не должно быть. Несмотря на всю необычность прихода в этот мир я нахожусь в теле человека этого времени, адаптированном под данную реальность. Значит, моя слабость связана с деятельностью разума. Но как это возможно? Мало шансов. Тогда что? Надо думать.

   После выхода наружу из помещений станции усталость накапливалась постепенно, но окончательно я свалился после того как использовал мои специфические умения которые пробрёл в Скальме, то есть сразу после посыла "взрыв". Может это повлияло? Кстати, сейчас я постоянно сканирую и воздействую на окружающее пространство, пользуясь маминой наукой по выживанию в Скальме. Это состояние стало настолько привычным и постоянным, что теперь им пользуюсь не задумываясь.

   Я попытался отказаться от маминой науки. Это оказалось довольно сложно, настолько это полезное умение стало для меня привычным. Смог отключить его только со второй попытки и тут же возникло ощущение, что я оглох, ослеп и стал беззащитен. Интуитивно попытался вновь всё вернуть, но большим усилием воли остановил себя. Постепенно ко мне начали возвращаться силы. Через пару минут смог подняться и потихоньку двинулся в сторону станции. Шатаясь, кое-как добрел и начал подниматься по лестнице. Пройдя пару пролётов, почувствовал резкое улучшение самочувствия. Как будто включился рубильник и меня начала наполнять энергия. Через минуту от слабости не осталось и следа.

   Вот это сюрприз. Я конечно на интуитивном уровне понимал, что выход из Скальма принесёт изменения в мою жизнь, однако наивно полагал, что особых проблем быть не должно, но они начались сразу, большие и совсем неожидаемые. По всей видимости, моя адаптация к жизни вне Скальма окажется непростой. Сначала надо научиться находиться вне Скальма не теряя сил, а лишь затем думать о чем-то другом.

   Мне пришлось снять ИМПЕР с пояса и надеть его на голову для усиления действия прибора, чтобы экстренно связаться с Нирсом. Кратко обрисовав ситуацию, я попросил его вновь привести в действие дрезину и перебросить меня на одну из рабочих промежуточных станций в глубине территории комплекса, с которой можно попасть в джунгли. Ещё раз высовываться наружу из станции, обходить башню и добираться до Скальма подвергаясь риску, не хотелось. От этого следует воздержаться, пока не разберусь, с чем я столкнулся. Поэтому было решено попробовать выйти из комплекса в другом месте, может, всё будет по-другому. Через пару часов я находился в тридцати километрах от границы комплекса и уверенно двигался к ней вновь.

   В следующий свой выход из Скальма я был очень осторожен. Медленно пересёк границу Скальма. Так как постоянно прислушивался к своим ощущениям, тут же почувствовал, как начала накапливаться усталость и слабость. Немедленно отключил "взгляд Скальма", так я назвал умение магически видеть окружающий мир и почувствовал облегчение. Силы перестали уходить из меня, и появилась возможность спокойно находиться вне территории комплекса. Погуляв полчаса, я вернулся. Всё ясно. Используемая мною магия зверей Скальма питается энергией, которая в изобилии присутствует в зоне действия аппаратуры комплекса и соответственно свободно пользоваться ею можно только здесь. За пределами Скальма применять эмоциональные посылы следует осторожно.

   Это открытие меня огорчило. Стало ясно, что я отнюдь не являюсь мегакрутым парнем, как уже успел вообразить и теперь надо будет определить границы своих возможностей. Для этого необходимо провести несколько выходов и поэкспериментировать с использованием моих специфических умений. В принципе надо учиться жить в режиме без магии. А ведь я уже привык чувствовать себя сильным и уверенным, думал, что могу любому сопернику обломать рога при помощи "взрыва", пользоваться "прыжком" для скоростного перемещения, да и другие умения привык использовать как свободно доступные всегда. Будет не просто от этого отказаться. Но делать нечего.

   В последующем я выходил на некоторое время из Скальма и привыкал к окружающему миру. Путём множества экспериментов выяснил предел своих возможностей. Вне комплекса я мог использовать мои магические умения, расходуя для этого ограниченное количество энергии. Этих сил хватало, как правило, на два сильных боевых заклинания из моего арсенала, либо на большее количество слабых посылов. После этого я сильно уставал и рисковал даже потерять сознание от слабости. Но радовало то, что за несколько часов энергия восстанавливалась самостоятельно. Возвращение в Скальм сразу снимало все проблемы, но это не выход. Поэтому я искал другие варианты и нашёл, правда, неудовлетворительные, но лучше, чем ничего. Немного быстрее я восстанавливался во время медитаций.

   Постепенно я научился чувствовать уровень доступной мне энергии и более аккуратно её использовать. В Скальме мне не нужно было задумываться и контролировать свои силы, теперь же я учился использовать их максимально эффективно в условиях жёсткой экономии сил. В первое время мухлевал и часто "подзаряжался", заходя в Скальм. Но, благодаря этому, мог много экспериментировать. В итоге за полностью перестроил эмоциональные посылы и научился хорошо их контролировать.

   Огромным неудобством для меня, можно сказать проблемой, стало отсутствие "взгляда Скальма". Он потреблял прорву энергии и за пределами комплекса обессиливал меня за несколько минут. Данное умение, необходимое в Скальме, стало настолько привычным, что я чувствовал себя без него ослепшим и оглохшим. Это сильно затрудняло мою жизнь и поэтому пришлось срочно искать ему замену. Вспомнил про моё колдовское "аурное зрение", то есть имеющуюся возможность видеть ауры, я принялся её усиленно тренировать.

   Хоть эти умения имели много общего, то есть оба давали дополнительную информацию об окружающем мире, однако информация была представлена в разном виде, и аналогичности было немного. Если аурное колдовское зрение позволяет только получать информацию об окружающем мире как дополнение к зрению и слуху в виде цветных образов вокруг окружающих предметов, то "взгляд Скальма" был интуитивным и показывал эмоциональный фон окружающего мира, позволяя вычислять источники опасности. Но самое основное отличие было в том, что "взгляд Скальма" позволял активно воздействовать на окружающий мир, с его помощью можно отпугнуть агрессивных животных. "Аурное зрение" было пассивным, но имело и свои плюсы в плане информативности, правда, все эти возможности нужны только колдунам. При помощи "зрения" колдун мог лучше контролировать свои действия, и направление проклятий проходило точно адресату. Особенно важно это при создании сложных конструкций.

   Понятно, что полной заменой "взгляду Скальма" "аурное зрение" не станет, но оно намного улучшало моё восприятие окружающего мира, и было очень полезно. Вообще говоря, эти необычные возможности следует использовать совместно, так как в этом случае получается поразительный результат. Я так поступал раньше и иногда в виде эксперимента использовал их в тандеме живя в Скальме, но ситуация поменялась и теперь приходится выкручиваться. Можно сказать, что выходы из Скальма подстегнули развитие колдовских способностей, так как я стал постоянно пользоваться "аурным зрением".

   С началом использования мною этого умения выяснились некоторые дополнительные особенности. "Аурное зрение" выдавало картину вокруг меня на десять метров и в выбранном мною направлении узким лучом на сотню метров. Это был очень хороший результат. Огорчало, что при движении терялась концентрация, и я сразу слеп. Но после множества экспериментов удалось добиться эффекта сканирования и теперь при ходьбе я получал информацию об окружающей обстановке раз в секунду. Но этот режим требовал максимального напряжения и, находясь в нём можно было только медленно идти, периодически застывая в неподвижной позе. Но в некоторых случаях это могло помочь, поэтому тренировки продолжались.

   Вообще говоря, так усиленно пользоваться "аурным зрением" по моим данным колдуны прошлого не могли. Это умение относилось к разряду самых сложных и трудоёмких техник и то, что я смог легко его освоить относилось более к моим личным особенностям. Чем я очень гордился. Тем более что моё "аурное зрение" было на порядок лучше, чем у других колдунов.

   Всеми магическими тренировками я занимался ежедневно и соответственно активно развивался и осваивался с жизнью вне комплекса. Первым делом, как только немного освоился, сходил к месту, где впервые вышел из Скальма, только теперь вышел из джунглей, а не пользовался подвесной дорогой. Оказалось, что тогда я находился в настолько плохом состоянии, что почти ничего не запомнил. Лишь по наитию нашёл открытый вход в станцию и разобрался с его блокировкой. Обойдя полукругом окрестности, вышел к месту моей схватки с тигром. Каково же было моё удивление, когда я понял, что громадный зверь был только в моём затуманенном усталостью воображении. На поляне лежали останки небольшого хищника размером с рысь, правда, тигриной расцветки. Ещё раз вспоминая события того дня я вдруг понял, что никто на меня нападать и не пытался. Зверь просто наблюдал. И действительно, станция находилась в закрытой долине, и местные обитатели никогда не видели человека. Соответственно восприняли меня как любопытную диковинку. Так что вполне можно было обойтись и без убийства. Хотя кто знает, может этот хищник со временем и решил бы мной перекусить? Возможно, что страх стимулировал меня сделать правильный ход. Теперь это уже не важно.

   Я ещё раз вернулся к станции подвесной дороги, убедился в том, что доступ вовнутрь теперь можно обеспечить в любой момент и отправился по Скальму в западном направлении. Через пару часов вышел к точке, где по моим прикидкам должен находиться один из нерабочих элементов комплекса. Долго искал его и в итоге нашел остатки купола ранее защищавшего аппаратуру. Сами приборы находились где-то под метрами обломков каменных блоков и песка. Здесь пока делать нечего. Надо двигаться к другим точкам.

   За неделю я обошёл и обследовал ещё десяток мест. Кое-где защитные купола были разрушены, но в большинстве мест древние сооружения казались целыми, только засыпанными землёй. Если их очистить от наносов есть шанс проникнуть вовнутрь и восстановить аппаратуру. Самостоятельно этим делом я мог бы заниматься десятки лет. Однако столько времени на эту работу я тратить не собирался и поэтому решил привлечь местных жителей. Отыскал кардога и передал старейшинам просьбу о встрече. Потомок собак переслал мою просьбу, и у меня появилось несколько свободных дней, пока старейшины прибудут в нужное мне место поблизости от одного из сохранившихся защитных куполов.

   Так как впустую терять свободное время я не собирался, постарался восстановить растраченные в последние полгода навыки обращения с луком и возможно улучшить их. В момент натягивания тетивы я неожиданно на секунду впал в ступор и чётко осознал, что делаю это не правильно и вообще лук сделан убого и требует основательной доработки. От удивления я растерялся, но потом отмахнулся от назойливых мыслей, потянулся за стрелой и от удивления чуть не уронил её. Одновременно осознал, что делаю опять всё неправильно и даже несколько удивился, как ранее мне удавалось куда-то попадать. Ничего общего с настоящим умением стрельбы из лука все мои навыки не имели. И хоть по умениям я сильно уступаю эльфам, но так бездарно пользоваться луком стыдно даже детям, а тем более рейнджеру.

   Это не мои мысли. Они не могут быть моими. От испуга у меня всё внутри превратилось в твёрдый комок. Немного успокоившись, вновь потянулся к луку и правильно наложил стрелу на тетиву. Наметил цель и выстрелил. Стрела впилась в дерево в трёх сантиметрах от намеченной точки. Поморщившись, я подумал, что надо больше тренироваться, а то с такой стрельбой даже в ученики к городской страже не подойду.

   Вот он подводный камень, о котором мы с Нирсом ничего не знали. Это та информация от человека-донора знаний, которую я воспринял, но не осознал, так как она напрямую связана с навыками, о которых у меня не было никакого понятия. Если язык, письмо, некоторые понятия о взаимоотношениях и даже трудовые навыки проассоциировались с теми умениями, которые у меня уже были, и поэтому в основном освоились и запомнились. То правильное обращение с оружием и многие другие знания которые первоначально не вызвали у меня ассоциаций ушли в подсознание и спонтанно возникли в момент, когда я неумело попытался сделать что-то из этого набора.

   Оказывается, у меня в голове есть ещё то, что на данный момент скрыто и возможно, при возникновении определённых условий со временем всплывёт. Так что придётся ещё внимательно разбираться с тем, что теперь находится под черепной коробкой. Собственно говоря, знания будут нелишними и то, что они есть это хорошо, но с другой стороны как-то не хочется неожиданных сюрпризов, так что будем уменьшать количество неожиданностей. Но как это сделать не ясно, но идея есть. Сначала освоюсь с луком и параллельно начну заниматься с мечом. Есть ощущения, что и этот предмет может быть мне знаком, посмотрю на результат, а потом подумаю.

   Я несколько раз натянул тетиву и сделал пару пробных выстрелов. Сразу понял, что без доработки лука к занятиям с ним приступать не следует. Процесс переделки займёт несколько дней. На самом деле всего несколько часов, но надо соблюсти некоторые специфические условия, зафиксировать костяную заготовку в определённом положении, учесть время затвердевания клея и высыхания кожи и многое другое. В итоге у меня должно получиться нечто стоящее, а не та разбалансированная палка с верёвкой, без упоров, направляющих, стопоров и держателей. Конечно, это будет ещё не настоящее оружие, но на первое время хватит. Хотя если подумать у меня есть весьма необычный и очень качественный материал для лука, так что может получиться весьма приличная вещь.

   Умение делать простые луки были частью подготовки рейнджера, специфические знания именно такого специалиста получил я от Нирса, но так как с материалами из Скальма мой донор знаком не был, пришлось выходить из комплекса. Но вблизи границ собрать все нужные компоненты не удалось, а удаляться не хотелось, ещё не было уверенности в своих силах. Поэтому в виде эксперимента я решил использовать материалы Скальма, полагая, что с ними лук станет ещё лучше. В последующем убедился в правоте своего предположения.

   Закончив с подготовительными работами, я вынужден был сутки ждать. Так как требовалось время на размокание кожи и разбухание клея. Так что появилась возможность подружиться с мечом, чем я и воспользовался. Вынул из рюкзака свой арсенал, разложил на земле, выбрал один из клинков и приготовился им рубануть по ветке близлежащего дерева. В ту же секунду почувствовал, как всплывают новые знания. Повинуясь наитию, чуть согнул ноги, расслабил торс и провёл несколько пробных выпадов. Мне не понравилось, как действует тело и ещё стало ясно, что пехотный меч великоват для мальчика. Поэтому отложил его в сторону и взял в руки солдатский кинжал. Медленно провёл несколько простых связок, постепенно привыкая к весу клинка и моторике тела. Добавил в левую руку офицерский корд, это кинжал, который выбирал не на продажу, а для себя и приступил к отработке приёмов. Постепенно по ходу тренировки всплывали новые знания, и я тут же использовал их, вызывая новый поток всплывающих из подсознания образов.

   Я остановил тренировку после того как от усталости перестали двигаться руки. Тут же помимо физической усталости почувствовал, что мозг просто отключается от перенапряжения, и поспешил улечься отдыхать.

   Последующие дни были наполнены интерактивным освоением мною новых знаний и умений. Моё подсознание постоянно выдавало мне, что-то новенькое и поэтому это время было весьма наполненным. Я мог только удивляться тому количеству знаний и умений, которое досталось мне. Как только что-то усваивалось, тут же всплывал новый блок информации, за изучение которого в свою очередь вызывало появление новых знаний. Казалось, что этот процесс бесконечен, но постепенно поток нового уменьшался, приходилось его даже стимулировать. Благо постепенно пришло понимание, как нужно действовать для получения нужного мне результата. Постепенно я получил всё, или почти всё, что мог в области навыков пользования холодным и стрелковым оружием, боя без оружия и прочих специфических боевых знаний рейнджера, таких как обустройство засад, разведка, патрулирование и многое другое. Конечно, всё это потребует дополнительного усвоения и адаптации под меня. Благо то, что данный процесс успешно проходит во время тренировок. Так что стать полноценно подготовленным бойцом можно довольно быстро, буквально за несколько месяцев. Это меня весьма порадовало, так как я уже знал, что обычно подготовка хорошего воина длится годы. А тот уровень знаний и опыта, который я получил, базируется на десятилетиях тренировок и сотнях боевых операций опытного ветерана.

   Как ни странно только сейчас я более-менее получил представление о том человеке, память которого передал мне Нирс. Звали его Наар и он происходил из древнего рода профессиональных военных. Более десяти поколений члены семьи Наара с детства готовились к военной карьере. В шестнадцать лет девушки и юноши поступали на службу императору в основном в качестве рейнджеров и служили в среднем тридцать лет. Девушки меньше, по объективным причинам продолжения рода. Большинство родичей как это ни прискорбно не доживали до старости, домой возвращались лишь калеки и немногие оставшиеся в живых, причём не на пенсию, а для того чтобы создать новые поколения воинов и обучить их.

   Групп людей подобных семье Наара существовало несколько тысяч, и они являлись существенной частью общества. Боевая подготовка их членов обычно на порядок отличалась от подготовки прочих воинов, поэтому они достаточно высоко ценились и, как правило, таких бойцов не использовали в стандартных линейных операциях. Из них создавали подразделения для выполнения сложных и требующих специальной подготовки задач. Исходя из этих реалий, воинские семьи специализировались и при обучении молодёжи, более уделяли внимание определённым направлениям. Существовали семьи, готовившие тяжёлых пехотинцев, мечников, телохранителей и даже террористов.

   Рейнджеры среди них встречались редко, так как эльфы в этом плане были более эффективными бойцами, но существовала и эта специализация. Причём к людским специалистам предъявлялись повышенные требования и на самом деле рейнджерами становились исключительные бойцы, пользующиеся в бою различными типами лёгкого вооружения. Они использовались в основном, когда требовались быстрые и скрытные перемещения в условиях пересечённой местности и обладали богатым арсеналом навыков для ведения партизанской и контр партизанской войны. И в остальном такие ребята были не промах. Таким образом, я стал обладателем весьма ценных знаний.

   Хотя это было в принципе ожидаемо, так как патрулирование местности возле Скальма поручалось в основном рейнджерам и егерям. И шанс именно такому воину попасть на территорию комплекса был довольно высок. Это и произошло с Нааром. Он, в составе пятерки, преследовал отряд орков, который пытаясь оторваться от погони углубился в Скальм, где и был блокирован. Во время боя рейнджер получил тяжёлые раны, потерял сознание и очнулся уже в станции подвесной дороги. Подготовленный, опытный воин не стал паниковать и смог разобраться в обстановке. В итоге он добрался до Нирса. И если бы он не получил в бою удара особым заклинанием, то история Скальма могла бы быть совсем другой, но насчёт этого можно только гадать. Однако заклинание оркского шамана достало ветерана. Он умер через сутки после встречи с Нирсом, позволив напоследок считать свою личность.

   Его опыт, знания и умения перешли мне. Это бесценный подарок судьбы и я постараюсь его не потерять. Тем более, что абсолютно уверен - перенесённая в мой мозг личность Наара еще многим сможет удивить и порадовать. Может быть и магия, которую пока воспринимал как недоступную область знания, при определённых условиях раскроется для меня. Но как подойти к этому ещё не понятно, так, что не надо излишне уделять внимание этой теме. Тем более что дел хватает. Не надо жадничать, необходимо сначала освоить то, что уже есть, а это требует тренировок и времени.

   И вообще пора заняться другими вопросами. Старейшины зверей Скальма давно собрались и терпеливо меня ждут, а я, занятый воспоминаниями Наара и самоанализом и не заметил этого факта. На будущее. Необходимо обязательно отыскать семью Наара под фамилией Эрнатан. Зачем и сам не знаю. Сделаю, а там будет видно.



Глава 18. | Директор безлюдного леса | Глава 20.