home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 21.

   Как только я это понял, первым движением было уйти и не мешать самоубийцам. Даже сделал несколько шагов в сторону, однако понял, что это не правильно, и я не могу просто так уйти. Если бы не провёл рядом с ними пару предыдущих дней, пожалуй, расстался бы с этой компанией, однако теперь немного узнав их, бросить этих людей оказалось не просто. Но ещё были свежи воспоминания о том, как ко мне отнеслись райдеры, при предыдущих наших встречах. Пока я придумывал способ объявить о своем существовании, группа углубилась в Скальм. Вскоре послышались крики и звуки борьбы. Я понадеялся, что встретившись с обитателями джунглей комплекса, эти неудачники вскоре отступят и мне не придётся себя раскрывать, но ошибся. С непонятным для меня самоубийственным упорством отряд продвигался вглубь Скальма и я, наконец, решился и пошёл вслед за ними.

   Через несколько минут стал свидетелем последних мгновений жизни пятерых человек. Точнее мог бы стать. Трое из компании уже лежали на земле, а оставшаяся пара, прижавшись спина к спине, отбивалась от мелких зверей, которые сплошным потоком нападали на незваных гостей. Было очевидно, что мужчины проигрывают эту схватку и вскоре будут повержены. Лежащие на земле были ещё живы, но погребены под телами начи и едва шевелились, пытаясь сбросить с себя вцепившихся животных.

   Я напрягся и создал несколько эмоциональных посылов. Мелкие животные прекратили нападать на людей и отбежали в стороны.

   - Всем замереть. Если хотите жить, слушайте меня внимательно и выполняйте мои команды. - Внятно произнёс я, застывшим в изумлении людям - Подойдите к своим. - Приказал оставшимся на ногах райдерам, дополнительно указывая, что им делать жестом руки. Мужчины подчинились, встали рядом с их товарищами, лежащими на земле, образовав компактную группу. Мне стало немного легче контролировать агрессию обитателей Скальма.

   - Вам необходимо успокоиться, иначе начь снова нападет. Я не могу долго их удерживать. И станьте так, чтобы не дотрагиваться до растений. - Понемногу мои подопечные, видя, что на них никто не нападает, успокоились, и мне стало ещё легче держать обитателей джунглей на расстоянии от нашей компании.

   - Кто ты? - попытался задать вопрос один горе - райдер, по богатой одежде и оружию я понял, что он главный в группе. Это был крупный рыжий мужчина лет пятидесяти с большим топором в сильных руках. Его серо-зелёные глаза внимательно и с недоверием осматривали меня из-под куста густых нахмуренных бровей.

   - Потом познакомимся - оборвал я его - долго защищать вас не смогу. Забирай людей и на выход. - Жёстко приказал я, чувствуя накатывающую усталость. Всё-таки в таком режиме "взгляд Скальма" мною ещё не использовался. Тренировки не было и я начал уставать. Кто бы мог подумать, что именно это умение, можно сказать бытовое в условиях комплекса будет востребовано в первую очередь.

   - Но мы должны .... - Начал возражать мне предводитель.

   - Бегом сучьи потроха. Иначе за вашу жизнь не дам и ломаного медяка. - Грубо оборвал я его.

   На этот раз пререканий не было. Подняв с земли своих товарищей, которые хоть и с трудом, но смогли встать на ноги отряд двинулся прочь из Скальма. Я прикрывал отход, удерживая разъярённых животных на расстоянии. Мы двигались медленно и я всё больше уставал. Вскоре был вынужден уменьшить силу, с которой отгонял начь от нашей группы и мы шли в плотном окружении озлобленных зверей, готовых тут же вцепиться в людей ослабь я "взгляд Скальма" хоть на секунду. Дело осложнялось тем, что видя опасность буквально в нескольких метрах от себя, люди не могли вести себя спокойно и фонтанировали эмоциями, которые вызывали только увеличение агрессии. Я и сам едва сдерживался, но потихоньку начинал привыкать.

   Как только мы вышли за пределы комплекса всё прекратилось. Начь - животные Скальма, выскочив на несколько метров за пределы леса, тут же старались заскочить обратно и, наконец, оставили нас в покое. Мы с облегчением уселись на землю. Все охотники были изранены и тут же начали перевязывать друг друга, искоса посматривая в мою сторону, и не решаясь заговорить. По всей видимости, продемонстрированные мною возможности, испугали людей, и они не знали как себя вести в этой ситуации. Кстати я тоже несколько растерялся. За годы одиночества несколько растерял навыки живого общения. С Нирсом как то все сложилось легко. Мы и встретились с ним в первую очередь ради того чтобы начать общение, но сейчас ситуация была другой и разговор не клеился. Да и негативные чувства людей постоянно мешали сосредоточиться и я, пытаясь уменьшить напряжение, мысленно усилил "фильтр" эмоций. Стало заметно легче, я смог адекватно соображать.

   Тем временем пауза затягивалась и я для того, чтобы наладить связь и разрядить обстановку решил поделиться некоторыми из своих запасов. Заметив, что райдеры просто перевязывают свои раны и не принимают больше никаких средств, для быстрейшего восстановления здоровья я открыл рюкзак, достал корень голера для усиления регенерации и несколько других травок для снятия отравлений и предложил это охотникам за богатством.

   - Господин. Это нам? - С удивлением произнёс предводитель людей, принимая от меня ценный подарок.

   - А кому же еще? Давайте ешьте, иначе скоро умрёте от яда и потери крови. Зря вас спасал что ли? - стимулировал я райдеров, видя, что люди не решаются принимать лекарство.

   Вскоре за жизнь и здоровье моих подопечных можно было больше не опасаться. Пока еще они были слабы от интоксикации и потери крови, но можно не сомневаться, что лекарственные растения Скальма быстро поставят их на ноги. Расслабившись от осознания того, что я им не враг и людям больше ничего не угрожает, предводитель сам обратился ко мне.

   - Большое спасибо господин маг, за спасение наших жизней и лечение. Ваше появление просто чудо. А способ, которым вы отогнали этих жутких монстров, говорит о Вас как о великом волшебнике. И я купец Хомолиген из города Лимена на Холмах рад приветствовать вас и скромно прошу сказать могу ли я узнать имя нашего спасителя? - Витиевато обратился ко мне предводитель.

   Познакомиться. Это можно. Тем более, что теперь все успокоились и больше не терзают меня своим негативом и это вполне согласуется с моими дальнейшими планами, а такой человек как купец может быть мне очень интересен и полезен. Только интересно, какого лешего понесло торговца из города, который, как мне помнится, находится за полторы тысячи километров отсюда в Скальм? Ладно, это потом.

   - Меня зовут Юрий - представился я.

   - Как, как? Рий? - тут же переспросил купец. История повторяется. Похоже, что моё имя звучит очень необычно и уже второй собеседник тут же пытается переделать его под привычный шаблон. Ну и ладно. Пусть будет так и я кивнул собеседнику, подтверждая, что он произнёс имя правильно. Купец заметил моё лёгкое замешательство, он не понял его причины и решил исправить положение своим путём.

   - О, я слышал такое сокращение имени. Кажется, от имени Рийалален или Рийнулан или может быть ... Гарий. Могу ли я полюбопытствовать, имеют ли эти благородные имена отношение к Вам.

   Вот пройдоха. Тут же пытается прощупать меня на принадлежность к дворянам и прочим власть предержащим лицам. Ладно, раз он сам лезет в эту ловушку пущу пыли в глаза.

   - Я привык именно к такому варианту своего имени уважаемый Хомолиген. - И действительно Рий это практически Юрий, прочие Юры, Егоры и Георгии как имена мне не так привычны хоть и являются аналогами и некоторые из прежних знакомых меня, так и называли, особенно в студенческие годы.

   - Прошу прощения уважаемый Рий. Могу ли я предложить Вам пройти к месту нашего временного обитания, принять закон гостя и присоединиться к обеду в Вашу честь. Поверьте, у меня прекрасный повар и даже в таких условиях он сможет усладить Ваш вкус. В запасах сохранилась бутылочка Вейнского Императорского, прошу прощения, ничего лучшего у меня на данный момент нет, но обещаю, как только появиться возможность я смогу предоставить на Ваш выбор любую Утреннюю Росу? - Предложил купец и приглашающим жестом руки указал в сторону своего лагеря.

   Я согласился, и мы не спеша двинулись в сторону лагеря, благо физическое состояние людей уже позволило неспешно передвигаться. Купец попробовал и дальше вести расспросы, но я его остановил, сославшись на усталость. Конечно, это было невежливо, да и мне самому было очень интересно поддержать беседу, но в этот момент в моём мозгу всплыли новые знания Наара. Слова Хомолигена всколыхнули целый пласт специфических знаний, и мне требовалось с ними разобраться. Первым делом пришло осознание, что предлагая закон гостя, купец предоставлял в моё пользование все блага доступные в его доме, и пусть это было всего временное обиталище, он будет стараться изо всех сил, чтобы я остался доволен. Кроме этого он отвечал своей жизнью за мою безопасность. Для современных людей это всё было не пустым звуком, так что я мог не беспокоиться за свою сохранность. На освоение этой информации у меня ушли секунды, а вот названия вин вызвали цепочку других ассоциаций, заставляя меня периодически погружаться в новые и новые всплывающие образы.

   Вскоре я понял, что он мне предложил редкие и очень дорогие напитки. Но детям в империи такое предлагать не принято. Пытаясь понять, почему купец сделал мне такое предложение, обратил внимание на упоминание марки эльфийских вин Утренняя Роса, и мне всё стало ясно. Место нашей встречи, определённо необычные возможности, продемонстрированные мною, никак не ассоциировалось с нежным возрастом и, пытаясь в этом разобраться, купец пришёл к неправильному выводу. В его представлении я никак не могу являться ребёнком. Человек информированный, в первую очередь из-за специфики своей работы, он проанализировал ситуацию и решил, что встретил эльфа. Есть в среде отдельных представителей этого народа специфические традиции, связанные с особыми навыками к трансформации тел, благодаря чему даже взрослые эльфы выглядели как подростки и старательно поддерживали этот образ всю жизнь. За члена такой группы, хоть и основательно изуродованного и принял меня ушлый купец.

   На самом деле это были мои предположения. Я знал из воспоминании Наара, что хоть некоторые эльфы и изменяли свой внешний вид, но спутать их с ребёнком было невозможно. Их невероятная схожесть с детьми была мифом, но, по всей видимости, купец лично с такими эльфами не встречался и поэтому сделал ошибку.

   Сначала мне захотелось продолжать разыгрывать купца, пользуясь его промахом, но потом решил не делать этого. Я не знал этого человека и мог обидеть его, когда всё вскроется, а ссориться с ним не входило в мои планы. Наоборот решил, что постараюсь наладить хорошие отношения, которые в последующем могут мне помочь. Поэтому, как только мы пришли в лагерь, огорошил Хомолигена сообщением о том, что являюсь человеком. На что он ответил недоверчивым взглядом.

   - Поверьте, я всего-навсего подросток. Человек и к солнечному народу не имею никакого отношения - попытался уверить я его. Но добился лишь обратной реакции.

   - Послушайте господин маг. Обычные мальчики и подростки владеют лишь началами магии, а тот уровень контроля сил, что продемонстрировали Вы, говорит о серьезных знаниях и большом опыте, который приходит с десятилетиями упорного труда. Кроме того дети и Скальм это невозможное сочетание. Да и то, как Вы держитесь, разговариваете. У меня создаётся впечатление, что я разговариваю с умудрённым жизнью человеком - хитро посмотрев на меня, парировал купец, провоцируя меня на откровенный разговор. Однако такого поворота я ещё не хотел и решил оградить его попытки узнать обо мне лишнее.

   - Вижу ваш интерес к моей персоне и недоверие к словам, но поверьте, вы видите перед собой всего лишь мальчика. Сознаю, весьма необычного мальчика, но, тем не менее, это так - поспешил заверить я его.

   Купец пристально посмотрел на меня, что-то решая для себя. Потом видимо подумав, что с непонятными моментами можно разобраться позже. Предложил мне присесть и начал раздавать указания подчинённым.

   Оставшись в относительном спокойствии, я начал лихорадочно продумывать варианты развития событий. И положение, в котором я оказался, категорически не нравилось. Купец, со своими людьми, хоть и понимали, кто спас их жизни доверием ко мне проникаться не спешили. Пытаясь понять причины такого отношения, подумал, что это в первую очередь из-за того, что моя личность выбивается из их представлений о жизни. А ко всему новому и непонятному люди всегда относятся настороженно. Опасений им добавляло моё мнимое нежелание делиться информацией о себе. Хоть я вроде как сообщил правду, но реакция оказалась противоположной ожиданиям. Так что наша встреча грозила стать первой и последней. Причём, существовал шанс, что завтра, после окончания действия закона гостя купец захочет дополнительно прощупать своего спасителя, причём методы ведения разговора могут быть, весьма неприятны. Поэтому следует срочно менять ситуацию.

   В моем арсенале было одно колдовское проклятие, которое немного влияет на окружающих колдуна людей, делая их благорасположенными к человеку, сотворившему проклятие, немного расслабляя собеседников и заодно развязывая им языки. Это было сложное проклятие, которое требовало высокой концентрации и времени и то, что купец оставил меня в покое, сыграло на руку.

   Я погрузился в медитативный транс, обратился к "аурному зрению", для лучшего контроля проклятия и приступил к наложению линий силы. Дело, казалось, было знакомо. Мне уже приходилось накладывать подобного типа проклятия под руководством колдуна, будучи бестелесным духом, однако при самостоятельной работе всё оказалось совсем не просто. Я несколько раз терял концентрацию и совершал ошибки, из-за чего приходилось начинать всё сначала. Но наконец, смог справиться и с трудом вынырнул из аурных образов.

   С удивлением обнаружил себя лежащим на подстилке. Похоже, при наложении проклятия я слишком увлёкся и перестал контролировать себя, упал с бревна, на котором сидел и даже не заметил этого, а хозяин решил, что гость заснул от усталости и позаботился обо мне. Хотя он прав и я устал настолько, что вот-вот действительно отключусь. Что с удовольствием и сделал, теперь по-настоящему.

   Проснулся только к вечеру вполне отдохнувшим. Поднялся с мягкой подстилки и начал разминать конечности. Ко мне сразу подошел купец.

   - Ну и сильны Вы спать, господин маг. Достаточно ли отдохнули? - тут же поинтересовался он.

   - Спасибо - поблагодарил я его и, немного смущаясь, продолжил - Утро меня основательно утомило....

   - Мы всё понимаем. Видимо, вывести таких неумех, как мы, из Скальма было непросто, а я ещё и после этого наседал на Вас не давая отдохнуть. Прошу меня простить.

   - Не извиняйтесь, всё нормально - немного слукавил я - и обращайтесь то мне на ты. Мне очень неудобно, когда человек намного старше выкает мне и называет господином - продолжил я, одновременно усиливая "аурное зрение" и просматривая свои закладки в ауре собеседника. Всё было в норме. И в следующий момент стало ясно, что моё колдовство работает. Купец с доброжелательной улыбкой пригласил меня к столу, и я окунулся в поток добрых слов, который обрушился на меня со всех сторон.

   Все наперебой благодарили меня за своё спасение и заверяли в том, что готовы отплатить за мою помощь. Постепенно мы перезнакомились и приступили к трапезе. Низкий грубый стол, наспех сколоченный из необработанных досок, был заставлен всевозможными яствами. Все блюда на столе оказались мне не знакомыми и состояли из неизвестных продуктов, но источали умопомрачительный аромат. Единственное, что было более-менее понятным это отварные злаки, поданные в качестве гарнира и хлебные лепёшки, насчет остального можно было строить только догадки, а про состав соусов и специй даже мыслей не возникало. Поэтому, вначале я с осторожностью пробовал представленные блюда, но через некоторое время перестал перестраховываться и с жадностью набросился на еду.

   Как же я соскучился по нормальной пище?! Находясь в трансе от удовольствия, стремительно уничтожал всё, что видел перед собой, чем сильно удивил окружающих, но в этот момент мне было всё равно. В один момент мне в руку попал бокал с вином, и я уже собирался попробовать его содержимое, но вовремя вспомнил, что нахожусь в теле ребёнка, решительно отставил его в сторону и пробормотал с набитым ртом что-то о недопустимости спаивания детей. Краем глаза отметил, что люди вокруг меня застыли со своими фужерами в руках явно не зная как им дальше действовать, и я поспешил разрядить обстановку сказав, что к взрослым мои слова не относятся. После этого все немного успокоились и начали произносить тосты в мою честь, но это всё воспринималось краем сознания из-за полного моего сосредоточения на блюдах.

   Но как бы, ни хотелось съесть всё, что в этот момент находилось на столе, сделать это было невозможно. Почувствовав, что больше не смогу впихнуть в себя ни кусочка, я отвалился, продолжая взглядом поглощать всё оставшееся. Но скоро момент созерцания прошёл, я обратил внимание на своих сотрапезников и сразу услышал несколько необидных шуток по поводу моего обжорства. Посмеявшись вместе со всеми, начал потихоньку участвовать в разговорах. Постепенно беседа подогреваемая вином и некоторыми моими удачными репликами становилась непринуждённее, и через час стало ясно, что я органично влился в компанию. Меня наконец-то приняли таким, каким я и хотел казаться окружающим. Странным, необычным, но подростком, который пока ещё дичится больших взрослых дядей. У окружающих постепенно создалось впечатление, что они уже разрушили скорлупу первоначального недоверия, и этот подросток вскоре раскроет свои секреты, главное не давить и не торопить события.

   Вот и отлично. Главное, что контакт налажен и теперь должно стать намного проще. Наблюдая за компанией, я понял, что это не временно собранный отряд, а группа людей знакомых уже не один год и даже находящихся между собой либо в родственных отношениях либо других, но достаточно близких. Один из молодых людей за столом оказался сыном купца и все остальные вели себя очень свободно. В разговорах часто проскакивали лёгкие намёки и своеобразные выражения, которые формируются после долгого общения в среде людей объединённых общей задачей.

   В такой компании может быть непросто. Однако я вскоре решил, что не прав ведь эти люди явно не против присутствия постороннего в их среде и начал успокаиваться. Но вдруг подумал, ведь не случайно выбрал эту группу для наблюдения, они сильно отличались от прочих райдеров, своим поведением и лёгкой экипировкой, не предназначенной для защиты от джунглей Скальма и это наверняка неспроста. У моих собеседников могут быть серьёзные проблемы, ведь не зря они очутились неподготовленными в этом, столь непривычном для них месте. Скорее всего, это некоторые финансовые неурядицы и, пожалуй, если грамотно и ненавязчиво подойти к делу, в этом вопросе можно им посодействовать, ещё более укрепив наши нарождающиеся хорошие отношения. Но ситуацию необходимо прояснить и улучив момент, я обратился к купцу с вопросом.

   - Уважаемый Хомолиген. Простите за любопытство, но как вы все оказались в этих местах? - произнёс я и увидел, как грустнеет купец. Разговор за столом сам собой прекратился, и окружающие ожидающе уставились на своего предводителя. Тот вздохнул и ответил, первоначально обращаясь как бы ко всем.

   - А что уж тут скрывать? Мы не райдеры. Хочет парень услышать нашу историю так и пусть знает - махнул рукой мужчина и начал свой рассказ. Сначала он попытался поведать о последних днях, но понял, что нет смысловой связки, и остановился. По подсказке своих людей стал рассказывать о событиях трёх летней давности и постепенно дошёл и настоящего времени.

   Постепенно передо мной раскрывалась история "Торгового дома Хомолигена", одной из трёх десятков серьёзных коммерческих организаций в торговом городе Лимен на Холмах. Это семейное предприятие существовало чуть более двухсот лет, но по меркам этого мира всё ещё являлось молодым, не очень сильным и богатым, но уже хорошо зарекомендовавшим себя в торговых кругах. Так сказать небольшое надёжное предприятие, с определённым стилем ведения дел и своеобразными традициями. Оно имело стабильную нишу на рынке некоторых видов продовольствия и керамических изделий. За годы сформировался людской костяк торгового дома из детей и внуков первого хозяина, его работников и охранников. Постепенно все эти люди превратились практически в одну семью и допускали в свой круг посторонних только в исключительных случаях. Из поколения в поколение дом рос и богател, расширяя своё влияние и теперешнему Хомолигену, восьмому в плеяде глав дома, досталось хорошее наследство. Кстати имя пришло к купцу в момент его вступления в управление домом. Раньше его звали иначе, но теперь это уже не важно.

   Новый Хомолиген принял бразды правления из рук своего отца десять лет назад. Он не был старшим сыном в семье, но совет дома из самых авторитетных его членов выбрал именно его после того, как стало понятно, что предыдущий глава стар, и ему уже тяжело управляться с делами дома. Отец вполне спокойно отдал власть сыну и ещё несколько лет помогал ему ценными советами. Постепенно новый глава дома приобрёл необходимый опыт. Всё шло хорошо, и вроде не было оснований для волнения, но три года назад затонула баржа с зерном. Случай хоть и весьма странный, так как судно было ещё крепким, шло под руководством опытного капитана по давно известному безопасному маршруту. Большого значения этому событию тогда не придали. Торговлю всегда сопровождают некоторые риски. Но это была только первая ласточка. После пропажи баржи неприятности посыпались как из рога изобилия. Затонувшие суда, разграбленные разбойниками караваны, пожары и прочие напасти чуть ли не каждый месяц потрясали благополучие дома, постепенно подрывая его и сводя на нет усилия поколений торговцев. В итоге торговый дом оказался глубоко в долгах, расплатиться с которыми не было никакой возможности.

   Но самое страшное было не это. С началом материальных проблем пришла и более серьёзная беда. Необъяснимым образом стали погибать люди связанные с домом и члены их семей. Количество работников и охранников дома непрерывно уменьшалось из-за странных болезней, нелепых несчастных случаев и нападений разбойников и бандитов. То же было и с их семьями. Причём здесь было даже хуже, детей и подростков практически не осталось. Люди, когда то преданные дому разбегались, но и это их не спасало.

   Хомолиген и всё его окружение отчаянно искали выход из ситуации, платили огромные деньги магам, привлекали к решению своих проблем любого, кто хоть как то пытался помочь, даже откровенных шарлатанов, но всё было бесполезно. Люди продолжали гибнуть, торговый дом умирал, и никто не мог помочь.

   И вот месяц назад Хомолиген, с последним из своих пятерых сыновей и оставшимися в живых людьми, заложив остатки имущества и оставив пустые стены домов, собрал последний, как он теперь думает торговый караван и отправился к границе с орками. Но довести товар до цели уже не смог. Абсолютно надёжные и проверенные веками охладители, позволяющие доставить быстро портящиеся мясные продукты до клиента в сохранности, вдруг вышли из строя и почти весь товар был безнадёжно испорчен.

   Это был конец всему. У купца и его людей едва хватило сил довести караван до ближайшего посёлка и по бросовым ценам распродать остатки товара. В подавленном состоянии компания людей поселилась в бедной таверне. Для них всё потеряло смысл и они стали ждать конца, уже ничего не предпринимая.

   Однако на них обратил внимание один мутный постоялец той же таверны. Потихоньку он присоединился к компании купца и предложил сходить в Скальм, якобы он знает место, где есть россыпь маннов, но в одиночку не сможет их добыть, скорее погибнет, а вот группе бойцов такое дело вполне по силам. Отчаявшимся людям было всё равно. Хомолиген, считая, что хоть положение и безнадёжно, но не следует людям тупо сидеть, нужно бороться до конца, согласился на аферу.

   Уже в первый день похода опытным людям стало ясно, что поход за маннами фикция и их ведут в ловушку. Но им было всё равно. Они пришли на место теперешней стоянки и стали готовиться к выходу в Скальм на следующий день, но ночью уговоривший их на это предприятие человек исчез и все поняли, что скоро будет нападение. Он подсыпал в отвар снотворное и думал, что все спят. Однако такие уловки торговцы знали давно и вовремя приняли антидот. Никто не хотел принять смерть во сне. В полночь появился давешний бандит с подельниками, но увидев этот сброд, Хомолиген и его люди не смогли сдержаться от омерзения и сами напали на разбойников. Ночной бой длился считанные минуты. Разбойники погибли все, а среди людей купца оказалось только двое раненых.

   На следующий день торговцы похоронили тела. Ночной бой встряхнул компанию, а то, что при этом никто не погиб вселило призрак надежды. Поэтому Хомолиген решил пару дней отдохнуть и самостоятельно пойти в Скальм, понадеявшись на то, что этот безумный шаг переломит бесконечную череду неудач.

   - И вот прошёл ещё один день. Мы сходили в Скальм, остались живы и благодаря твоим травам здоровы, даже вылечили раненых. И всё это благодаря тебе - закончил своё повествование купец.



Глава 20. | Директор безлюдного леса | Глава 22.