home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 22.

   Я осмотрелся и увидел семь пар грустных глаз глядящих на меня. От такого внимания стало неуютно. Определённо эти люди связывают со мной какие-то свои надежды. Но что я им могу дать? Да и нужно ли мне это? После рассказа Хомолигена любой здравомыслящий человек захочет подальше находиться от такой компании, а уж связывать с ними какие либо планы, как думалось ранее. Боже упаси. Хотя пару моментов в рассказе мне показались подозрительно последовательными. В голове мелькнула тень догадки, и я решился задать купцу пару уточняющих вопросов.

   - Скажите уважаемый, через какое время погиб от несчастного случая первый человек после того как затонула баржа?

   - Я уже и не вспомню - с сомнением произнёс Хомолиген, но один из его спутников, дородный крупный мужчина с большим животом и совершенно седой шевелюрой, произнёс.

   - Через десять дней. Это был мой отец, поэтому я хорошо это помню.

   - Понятно. А напасти как они чередовались? - вновь спросил я, но встретил непонимание того, что мне нужно и попытался уточнить - Я имею в виду следующее. Например, затопление баржи или пожар это стихия, нашествие крыс или других паразитов это природа, нападение разбойников это человек. Как это чередовалось?

   - Это мы анализировали. Правда, несколько иначе, но используя твои слова, происходило следующее. Два урона стихией, два природой, один от человека. Потом перерыв десять дней и всё шло в обратной последовательности. Затем двадцать дней спокойствия и всё повторялось - ответил мне Хомолиген, а затем, подумав пару секунд, продолжил - И смерти наших близких, пожалуй, тоже можно так проанализировать и мне кажется .... -Тут он запнулся, но я его прекрасно понял.

   - Рий, зачем тебе это? - справившись с собой, произнёс купец.

   - Есть кое-какие мысли - неопределённо ответил я - Но, чтобы их подтвердить, мне надо провести над вами эксперимент.

   - Делай что хочешь, хуже уже не будет - пессимистично промолвил купец.

   - Но я, ни в чём не уверен.

   - Это не важно - парировал купец. Ему действительно было почти всё равно.

   После таких слов стало ясно, что дороги назад уже нет, и я попытаюсь помочь этим людям. За разговорами наступила ночь, все устали и решили перенести всё назавтра. Я с удовольствием растянулся на предложенной мне подстилке в общем шатре и мгновенно уснул.

   Утром меня специально никто не беспокоил, и удалось хорошо отдохнуть. Поднявшись, не спеша сделал утренние процедуры, с наслаждением медленно позавтракал и вдруг понял, что оттягиваю начало. Хоть и предстоит мне сложное дело отказываться от него всё равно не стану, так что надо начинать, и мысленно вздохнув, я пригласил Хомолигена в шатёр. Уложил купца на подстилку, приказал лежать неподвижно и максимально расслабиться, сам уселся возле него в позу лотоса. Эта поза наиболее подходит для работы с аурой клиента, так как позволяет добиться наилучшей концентрации.

   Я до предела усилил "аурное зрение" и направил его на купца узким лучом, разглядывая его тонкое тело как бы под микроскопом. Во время рассказа стало очевидно, что все злоключения торгового дома и его членов вполне укладываются в действие комплекса проклятий. Уточняющие вопросы указали на возможные области привязки колдовства к ауре, и я начал искать линии силы посторонних воздействий.

   Несколько раз просканировал ауру Хомолигена, но ничего не нашёл, никаких посторонних линий, только мои, наложенные вчера. Аура пациента была однородна и одно тональна. Но я был стопроцентно уверен, что проклятие есть. На это указывало общее угнетённое состояние.

   Раз за разом я сканировал Хомолигена пытаясь найти зацепку. Поняв, что сканирование не даёт результата попытался рассмотреть ауру купца в целом и краем сознания зацепил несоответствие. Некоторые области просматривались чуть-чуть тусклее, были в лёгкой дымке. Через минуту понял, что это. Линии проклятия присутствовали в ауре купца, причём множественные, целая сеть, но я не видел их, так как они были бесцветны. Это невероятно, нонсенс. Любые линии силы, накладываемые во время проклятия, обязательно содержат отпечаток ауры колдующего и поэтому всегда заметны, как бы имеют цвет. Но по всему получалось, что у колдуна наложившего проклятие на торговый дом ауры не было, так как линии проклятия совсем не имеют её отпечатка. Но всё живое в мире имеет ауру, которая всегда имеет наполнение цветом и оттенками. Получается, что купца проклял камень. Хотя даже с гранитным булыжником не всё так однозначно.

   Эти линии силы меня сильно озадачили и я даже на некоторое время растерялся. Но вскоре успокоился и решил рискнуть, благо по удалению проклятий из ауры человека у меня имелся богатый опыт. Колдун из моего времени многократно заставлял делать меня такое во время своих экспериментов с бомжами для чистоты наблюдений за последствиями новых проклятий. Тварь! Но теперь этот опыт мне пригодится. Правда, с настолько сложными проклятиями как это я никогда не сталкивался. Я не мог понять и десятой части колдовской конструкции и по моим меркам колдун, наложивший проклятие превосходил меня на порядки, но, как говориться ломать - не строить и убрать эту гадость мне по силам.

   Я начал аккуратно выводить бесцветные линии из ауры купца и развеивать их. Они постоянно цеплялись друг за друга и поддавались с большим трудом, часто выскальзывая из моих мысленных захватов. Но я пробовал снова и снова, постепенно распутывая сеть. Дело осложнялось тем, что общая картина линий едва просматривалась из-за их бесцветности, но мне удалось приноровиться и дело пошло. Только через полчаса я закончил с этим муторным процессом, последний раз окинул взглядом ауру купца, убедился в том, что работа сделана полностью и астральное тело уже начало восстанавливаться. Немного его подправил, на жаргоне экстрасенсов "почистил" и вышел из колдовского транса.

   Мой выход сопровождался вспышкой головной боли, которая почти сразу прошла и, немного придя в себя, я понял, что сейчас в шатре находится вся компания и ожидает моего заключения. Хомолиген, видя, что всё закончилось, тут же задал вопрос.

   - Ну как? Ты понял, что с нами происходит?

   - Да. Это проклятие - и быстренько просканировал ауры присутствующих, убеждаясь в наличии бесцветных линий в аурах окруживших меня людей.

   - Проклятие? На самом деле даже этот вариант мы пытались предусмотреть и вызывали соответствующего специалиста. Но он ничего не увидел, шарлатан. Всё это оказалось выдумками деревенских баб - печально произнёс купец.

   - Это не выдумки - тут же огорошил я его - На ваш дом, точнее на всех его членов наложено проклятие. Проклятие сложное, многоуровневое, состоящее из десятков различных по своему действию частей.

   - Но кому это понадобилось? - задал вопрос сын Хомолигена.

   - Не знаю, но могу сказать, что работал мастер высочайшего уровня с огромным запасом сил. А учитывая, то, что наложено проклятие сразу на многих людей то уровень мастерства и запасы сил колдуна просто невероятны. Я не могу даже вообразить себе такие ... возможности. Это запредельно. А то, как он скрыл свою ауру .... - и я задумался, но тут же был выведен из этого состояния вопросом купца.

   - Что ты имеешь в виду?

   - Ваше проклятие ... как бы никому не принадлежит. А это .... Такое ощущение, что проклятие появилось само собой, но это невозможно - и сразу после моих слов раздались возгласы.

   - Божественное вмешательство. Это конец.

   - Ну почему же? - тут же парировал я - Ситуация весьма странная и тут действительно можно поверить в какое-то божественное вмешательство, но проклятие у Хомолигена я снял. Могу снять и у остальных.

   - Как? - послышался возглас.

   - Не просто. Но вполне возможно. Кстати я уже отдохнул. Кто следующий? - я обвёл взглядом людей и махнул рукой в сторону сына купца - Давай ты.

   - А ты не боишься? Ведь всё-таки божественное вмешательство.

   - Человека, который уже побывал за гранью таким не напугать - ответил я и сорвал удивлённые взгляды присутствующих. Затем поторопил - хватит разговоров, а то до вечера воду в ступе молоть будем.

   Молодой человек занял освободившееся место отца, и я приступил к работе. Уже имея некоторый опыт, за четверть часа разобрался с его проклятием. На других членов дома потратил времени и того меньше. Уже через пару часов от проклятия остались только воспоминания. И хоть чувствовалась сильная усталость, удовлетворение от успеха наполняло меня, настроение было просто великолепным.

   Затем последовал сказочный обед. Я с удовольствием поглощал хорошо приготовленные блюда, видел вокруг радостные лица. И хоть эмоции, которые теперь автоматически воспринимал, благодаря школе Скальма и которые научился с трудом игнорировать, настолько они были для меня тяжелы, мне совсем не нравились, я решил не обращать на это внимания. Скорее всего, придётся научиться блокировать считывание эмоций в среде людей, так как несоответствия чувств и слов в местах, где их по идее быть не должно меня сбивают.

   После шикарного обеда не было никакого желания ничего делать, поэтому я тихо сидел, прикрыв глаза, и блаженствовал от сытости. От этого меня отвлёк возглас купца.

   - Рий. Можно тебя побеспокоить.

   - Да, конечно - ответил я, и тряхнул головой, с неохотой прогоняя благостное состояние.

   - Как ты отнесёшься к клятве приора семьи? - огорошил он меня.

   - Не понял.

   - Мы все здесь семья. Это подтверждено клятвой на крови - и показал мне семейный артефакт, красный камень в серебряной оправе. Из памяти Наара я знал, что зачастую людей связывают различные клятвы. Обычно простые, но иногда и сложные. Клятва семьи относилась к серьезным поступкам. Благодаря ритуалу, самые разные люди могли стать как бы родичами. Такое объединение людей жило общими интересами и обычно занималось одной совместной работой. Было ещё много всего положительного. Но самое главное. Семья это сила. И чем она больше и богаче, тем мощнее. Любой её член чувствовал себя в безопасности и был уверен в своём будущем. Поэтому в сильные семьи стремились попасть и отбор новых кандидатов, как правило, был очень жёстким.

   Но приор семьи это несколько иное. По сути это владелец, хозяин и барин всего и вся. Его слово закон. Любой член семьи беспрекословно подчинен этому человеку. Все ресурсы в его руках. Причём члены семьи не могут вести себя в ущерб приору. Это обеспечивается при помощи магического ритуала на семейном артефакте. Было очень странно услышать из уст купца такое предложение. Ведь заиметь приора считалось худшим из кошмаров, и всегда это происходило только в самых экстремальных случаях.

   - Вы что не понимаете, чем это вам всем грозит? - Обратился я к людям, которые присоединились к купцу с началом разговора.

   - Прекрасно понимаем. Ты нас спас, можно сказать, дал новую жизнь. Но как ты понял, у нас ничего нет. И единственное, чем мы можем тебя отблагодарить, это доверить тебе нашу семью - продолжил настаивать Хомолиген.

   - Но ведь это неправильно - попытался я выкрутиться.

   - Не спорь. Мы чувствуем, что ты нам действительно помог и избавил от проклятия. А твои последние слова лишь подтверждают правильность нашего решения - произнёс купец и надрезал палец. Вслед за ним, то же самое проделали и остальные. На камень семейного артефакта брызнула кровь, и зазвучали слова клятвы. Вскоре от артефакта ко мне протянулся едва заметный красный луч, и я почувствовал, как в моей груди начало что-то зарождаться. С последними словами клятвы вдруг осознал, что с этого момента всегда буду знать, где находятся стоящие сейчас передо мной люди и чем они занимаются. Кроме этого понял, что теперь я действительно могу сделать с ними всё, что угодно. Это было дико, и я в шоке отказывался принимать произошедшее.

   - Зачем? - из моего горла вырвался глухой хрип.

   - У нас сейчас нет богатств. Но мы умеем работать и вскоре, я уверен, сможем тебе многое дать. Разве тебе ничего не нужно? - произнёс купец.

   - Нужно, многое нужно. Но не так!!! Во что вы меня втянули? - с горечью произнёс я и уселся на землю. Мне требовалось время, чтобы прийти в себя и, поняв моё состояние, все удалились. Расположись невдалеке, при этом умудряясь не мешать.

   "Вот ты Юра и стал рабовладельцем. Даже хуже" сказал я сам себе и почувствовал, что меня начало отпускать. "Что было, то было и поздно уже, что-либо менять. Надо думать, как теперь жить дальше" решил я и начал искать выход из ситуации. И сразу решил разобраться с тем, какие обязанности накладывает на меня должность приора семьи. Основательно перешерстил знания, доставшиеся от Наара по этому вопросу, и понял, что в сущности никаких обязанностей у меня и нет. Буду ли я заниматься проблемами семьи или пущу это дело на самотёк это только мой выбор. По сути, могу хоть сейчас отправить их на все четыре стороны и больше ни о чём не заботиться.

   Обрадованный такой лёгкой возможностью избавиться от приората я поднялся и пошёл в сторону семьи. Однако Хомолиген всё понял и опередил меня.

   - Рий. Не спеши. Я вижу, что тебе не нравиться перспектива быть приором, и это видимо, связано с чем-то в твоей жизни, о чем мы не имеем никакого представления. Я даже не мог предположить, что это так сильно тебя заденет, и всё более убеждаюсь, что не ошибся в тебе. Понимаешь ты очень хороший человек и ... - блаблабла. Хомолиген всё грузил и грузил меня, рассказывая какой я молодец, и как мне будет хорошо в их компании. Я попал под гипноз его голоса и слушал, не перебивая, постепенно соглашаясь с его доводами. Но ушлый купец просчитался. Как только он заикнулся о том, что пора бы свалить из этих мест, так как скоро здесь появится напначь, а серые твари очень опасны, я встрепенулся и вышел из-под гипноза голоса торговца. Ненависть к этим инопланетным созданиям уже впиталась в меня с молоком мамы, и трусливо убегать от них я не собирался, поэтому слова наполненные страхом перед мутантами, прозвучавшие в речах Хомолигена сильно резанули по моим ушам.

   С моих глаз спала пелена, и я вновь смог трезво соображать. Вот же ублюдок, душа продажная, а ведь как поёт тварь. Хомолиген не заметив моего состояния, продолжал внушать мне о радужных перспективах, о возможностях, которые дают деньги. Наконец он увел свою речь в сторону того, что, неплохо бы мне сходить в Скальм и набрать там ещё маннов и прочих сокровищ, которые потом можно с выгодой продать. Только зайти надо обязательно подальше.

   Урод решил меня отправить умирать. По его понятиям, какой бы крутой я не был, в Скальме в одиночку всё равно не выживу. От осознания этого факта во мне разгорелся огонь злобы. "Двуличный мерзавец, и люди его такие. А я ещё терзался из-за них? Морали придумывал. Ничего твари, вы у меня попляшете" и едва сдерживая себя, прошипел.

   - Красиво поёшь - Хомолиген встрепенулся, быстро оценил ситуацию, схватился за меч на поясе и попробовал его вытянуть из ножен.

   - Замри сука! - Крикнул я и почувствовал, как из моей груди выскочил импульс энергии. Купец застыл как изваяние. - Всем стоять - Отдал я приказ, вновь почувствовал покалывание в груди и увидел, как потянувшиеся к оружию прочие торговцы застыли на месте.

   - Что твари не сработал ваш план? - Произнес я и хрипло рассмеялся. - Думали, дурачок поведётся и побежит в Скальм на свою погибель. А вы с моим барахлишком тю-тю. Так, купец? -после произнесённого вопроса вновь почувствовал как в груди что-то произошло, на мгновение замер получая из подсознания сведения из памяти Наара и понял. Это на мои желания реагирует печать приора, магический след клятвы, принуждая членов семьи, приората, подчиняться и говорить правду.

   - У тебя в котомке манов и прочего товара на полтысячи золотых. Я глянул, когда ты лекарства доставал. Мне с ребятами пожить ещё на широкую ногу охота - не смог сопротивляться Хомолиген и начал выдавать информацию.

   - Да у вас бандитская шайка какая-то. Жизнь сплошной разбой. Ограбил - прогулял.

   - Да хоть бы и так. С товаром шляться выгоды мало, только как прикрытие. Деньги проще заработать на другом деле.

   Угораздило же меня связаться с такими уродами. Эти и маму родную за копейку прирежут. А ведь как смогли заморочить. Поверил, что они белые и пушистые. А ведь понимал, что с ними надо держать ухо востро. Видел фальшь в их словах и поступках, но думал, что мне это кажется после долгого отсутствия общения с людьми. Всё я правильно расшифровывал, только сам себе верить отказывался. Ладно, пора продолжить допрос.

   - Почему не пробовали меня прирезать в тихую, а канитель с приором затеяли? - постарался я разрешить непонятные моменты.

   - Ага! Придут твои родичи и прочитают следы, допрос с пристрастием и клятвой правды. Потом нас на ближайший сук или ещё чего похуже.

   - С чего вы решили, что за мной придут.

   - Как только мы поняли, что ты действительно не эльф, а подросток, тут же попытались понять, кто ты и откуда взялся? Разные мысли были, но решили, что, скорее всего дело с тобой было так. Ты пришёл сюда с группой хорошо подготовленных к выходам в Скальм райдеров. Среди них был маг из одного закрытого ордена, и ты его ученик. Как я это понял? Мне ещё отец рассказывал об одном ордене магов. Имел он однажды с ними дело и случайно разузнал, как готовят они молодое поколение. Для увеличения магических сил молодых учеников заставляют терпеть сильную боль. Для этого их режут, жгут и воздействуют на их тела разными заклинаниями. От этого тела учеников сплошь покрыты шрамами и ожогами и только после посвящения вызывают целителей, чтобы свести следы обучения. Судя по твоим шрамам, ты как раз ученик такого мага - И Хомолиген выразительно указал на мои "украшения" - Ты старший ученик и уже готов к выпуску из этой школы, так как твои отметины хорошо залечены. Значит почти полноценный маг, что и доказал своими действиями в Скальме. У тебя определённо хватает сил и навыков, чтобы пользоваться амулетом, отпугивающим начь. Райдеров, с которыми ты пришёл, сопровождала удача. Они взяли неплохой хабар, который теперь у тебя в сумке. Тебя в Скальм они не брали, но это и понятно, оставляли для того, чтобы ты следил за артефактами защиты стоянки. Но из последнего выхода отряд не вернулся. Ты подождал пару дней и, как верный ученик, вооружился амулетами учителя, собрал добычу охотников, чтобы после снятия защиты с лагеря посторонние не увели хабар из пустого лагеря, отправился искать своих. Но нашёл нас. Так как романтики в тебе ещё хватает, кинулся спасать, а потом решил и дальше казаться полезным, чтобы мы тебя с собой отсюда забрали. Надежды на то, что твои выжили, похоже нет, а до людей ещё добраться надо. То, что друзья твоего учителя уже знают о его смерти через связной амулет ты, конечно, понимаешь, а в то, что они уже сюда мчаться на всех парах не веришь. А зря. Вещички любого мага лакомая добыча, а если учесть, что есть шанс поживиться результатами охоты.... Так что сейчас сюда едет немало народу.

   - Мысли ясны. Но почему сделали меня приором? Это же полное подчинение вас мне? Какой смысл? - Продолжил я допрос.

   - Так-то оно так. Но есть в этой клятве одна хитрая лазейка, о которой почти никто не знает. Есть небольшой промежуток времени, который наступает минут через пять после клятвы, когда можно заговорить приора по особой технике торговцев. Печать клятвы в этом случае работает как мощный усилитель воздействия. Даже самые подготовленные из людей не могут сопротивляться. А потом небольшое внушение и приор сам выбирает свой конец. Таким образом, мы в своё время проникли в пару мест и хорошенько их почистили. Правда, рискованно очень, для серьёзных людей тяжело подобрать темы для разговоров, чтобы сильно заинтересовать, завладеть вниманием и потом уже использовать технику уговора. Любой сбой или удержание внимания более пары часов, за которые клиент придёт в себя и избавится от наваждения, и мы сами попадаем в ловушку, так как это получилось сейчас с тобой. Но, так как об этом знают не многие, а ты точно не должен, я решил рискнуть, думал, заболтать пацана будет проще простого. Мы вошли к тебе в доверие, показали, что очень внимательны к тебе и твоим нелепым поступкам. Дело осталось за малым. Я был уверен, что после того как ты станешь приором полностью расслабишься и хоть верёвки из тебя вей. Искать тебя и твоего учителя будут по магическим меткам, которые есть у любого мага. Ну и ищите в Скальме, а я бы тебя так настроил, что ты бы пёр весь день напролом и выйти назад, несмотря на все артефакты не смог. А мы бы с товаром спокойно ушли. Кстати, где я ошибся?

   - ВЕЗДЕ! - Рыкнул я - и прекращай этот панибратский тон. Теперь я ваш приор и вы ещё об этом пожалеете.

   - Прошу прощения господин.

   - Так-то лучше, с-сказочник. Кстати сколько ты наврал, рассказывая о бедах своей семьи?

   - В основном не много. Неофициальные дела дома зашифровал, в остальном всё сказанное - правда.

   - Так ли? - решил уточнить я, так как почувствовал, что собеседник недоговаривает.

   - Не совсем. Причину наших бед мы знаем. Лет восемь назад мы немного повздорили с одним ... купцом. В результате он с семьёй оказался в рабстве, а его добро у нас. И вот три года назад он объявился. В рясе, как священник или жрец какой то. Как-то проник в наш дом, угрожал, устроил целое представление и помер, даже раньше, чем охранники до него добрались, а вскоре всё и началось.

   - Всё ясно. Точнее ясно не много, но то, что этот человек вам отомстил это точно. Собственно говоря, сами виноваты. Как я понимаю, больше вы о проклятии ничего толком не знаете, говорить не о чем. Значит можно подумать о том, что мне с вами делать - начал я, предвкушая скорую расправу, но Хомолиген меня перебил, видимо печать приора оставляет некоторую свободу.

   - Нечего тут думать. Сколько нам осталось? День, неделю, месяц. О чём тут говорить?

   - Знаешь купец, ты всё-таки дурак и ничего не понял. Проклятие я действительно снял, ты не поверил в это, а зря. Так, что теперь я буду использовать вас долго и плодотворно - и увидел, как расширяются глаза Хомолигена, почувствовавшего, что мои слова не шутка. - Кстати и другие твои выводы обо мне ошибочны, ты даже представить себе не можешь, с кем ты на самом деле столкнулся. Но это, собственно говоря, неважно. Теперь надо решить, чем вы можете мне быть полезны. Для этого ты мне должен ещё многое рассказать.

   Разговор продолжился, и я постепенно узнал реальную жизнь торгового дома Хомолигена. По моим понятиям это была откровенно бандитская контора, не гнушавшаяся разбоем, работорговлей и прочими незаконными делами. Правда, на данный момент дом уничтожен. Остались паханы, но без подручных они ничто. Собственно говоря, меня это устраивало. Я придумал, как их использовать. Хоть они и ударились в криминал, купцами они остались хорошими. Вот пусть и занимаются знакомым делом. Только теперь всё будет законно.

   Я решил озадачить Хомолигена и его подельников, по поводу этого моего проекта и потребовал их предложений в этом направлении. Буквально через полчаса мне были доложены их соображения, кстати, весьма разумные. Возвращаться в родной город им было опасно, бизнес поделили конкуренты, да имущество всё продано и теперь они только возможная помеха для других, которую быстро уберут. Поэтому они предложили обосноваться в другом месте и заняться текстилем. Оказывается, у них были вполне приемлемые наработки в этом направлении. Осталось найти финансы и очень скоро их новый дом начнёт работать. И денег начать дело требовалось не много. После продажи того, что находилось у меня в рюкзаке должно хватить.

   Вот и определились. Я ни единой лишней минуты не желал оставаться в этой мерзкой компании, поэтому быстро передал содержимое своего рюкзака Хомолигену, окончательно прошёлся с ним по планам и распрощался, повергнув компанию в шок. Они уже приготовились к тому, что я теперь буду постоянно с ними и драть с них семь шкур, а тут просто даю кучу денег и отправляю со словами. "Понадобитесь, сообщу и заставлю решать мои проблемы, а пока живите, как запланировали, только по закону, работайте не жалея сил и зарабатывайте хороший авторитет". Разговор сильно удивил купцов-разбойников. То, как я его вёл, совсем не стыковалось с подростковым возрастом, а то, с какой лёгкостью раскалывались их ухищрения, чуть не повергло семью в ступор. Еще больший шок вызвал мой уход в ночной Скальм, в это место смерти. Кто же им скажет, что это мой дом родной?



Глава 21. | Директор безлюдного леса | Глава 23.