home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4.

   Прошло приблизительно три месяца с момента моего появления в этом мире, и если я правильно оценил и здесь имеются сезоны, то приблизительно в конце лета размеренная спокойная жизнь в безопасном месте закончилась. Мы всей компанией покинули место нашей стоянки.

   Выход семьи в большие джунгли состоялся несколько спонтанно. На самом деле это мне так показалось. Сначала мама стала возвращаться в берлогу, несколько нервничая, и через пару дней, я получил от неё эмоциональный посыл из смеси чувства движения и неприятия нашего теперешнего места пребывания. Стало ясно, что оставаться нам в берлоге больше не следует. Причём всё произошло настолько быстро, что я едва успел схватить свои таким трудом приобретённые пожитки и двинулся за кошкой.

   Уже через несколько минут я понял, насколько на самом деле безопасной была берлога и места около неё. Там хватало слабо заросших мест и растения нам не сильно мешали, как и прочие напасти. Но как только мы отошли на несколько десятков метров от дома всё изменилось. Окружающий очень густой лес, в котором едва виднелись просветы, в большинстве своём состоял из ядовитых растений, которые дополнительно имели множество острых листьев и сучков. Он был наводнён живностью, которая при любом неосторожном шаге атаковала нас. На самом деле основными предметами атаки были мы с братом. Если бы не ежесекундная помощь мамы мы не дожили бы до вечера. На саму маму ничто не нападало, она шла по лесу абсолютно свободно.

   Нас же она оберегала, одёргивала, защищала, в особо опасных случаях уничтожала угрозу и постоянно учила. Учила двигаться, не потревожив ничего вокруг, правильно оценивать обстановку, находить безопасные пути и эмоционально общаться с окружающим миром. Именно это общение давало наибольшую безопасность. После того как удалось настроиться на эмоциональную волну из смеси спокойствия, дружелюбия и нескольких других позитивных эмоций, агрессивность окружающих мелких животных и насекомых по отношению ко мне резко упала. Жалко, что это было всего на несколько десятков секунд, и как только возникло препятствие на пути, которое потребовало моего внимания, я сбился и вновь стал предметом охоты. Таких проблем у мамы не было, и она очень органично вписывалась в окружающую природу. А вот братишка мучился, как и я.

   Выходит выживанию надо учиться не только мне. Непонятно, почему существа, которых я считал местными аборигенами, изначально не приспособлены к выживанию в этой среде? Природа настолько агрессивна, что, кажется, нет от неё спасения. Окружающие джунгли сплошь состоят из ядовитых растений усеянных шипами и листьями с жесткой режущей кромкой, мелкая живность просто кидается на всё, что видит. Как такой мир мог создаться? Как здесь могут выживать люди и ещё иметь какую-то цивилизацию? Всё, голова пухнет. Нечего размышлять о глобальных проблемах, мне надо просто научиться здесь жить. Но постепенно в душе начинал зарождаться страх. Если здесь и сейчас, даже находясь под постоянной защитой мамы, я подвергаюсь ежесекундной опасности, что может быть дальше.

   Мы двигались короткими, неспешными переходами минут по двадцать, потом мама останавливалась, распугивала живность вокруг, порой кого-то уничтожала, и мы могли некоторое время отдыхать. Потом всё повторялось снова. Иногда мама оставляла нас и охотилась на небольших размером с кролика грызунов, змей, ящериц и других небольших животных, однако живности было вокруг столько, что её отлучки никогда не превышали нескольких минут. Она возвращалась, и мы вновь продолжали движение.

   Мы двигались по этим джунглям и с каждой минутой они всё больше меня утомляли и не только постоянными опасностями. Места, по которым мы шли сами по себе, были трудно проходимы. Эти джунгли никогда не чистились лесниками и были очень густо заросшими. Чаще всего у нас на пути стоял лес с исполинскими деревьями высотой может в пятьдесят метров и со стволами в несколько обхватов, которые увиты лианами так, что сам ствол только угадывается где-то в глубине. Внизу рос густой подлесок, в котором можно продвигаться только по немногим звериным тропам, причём с большим трудом, постоянно лавируя и изгибаясь под немыслимым углом, чтобы ничего не касаться. Периодически попадались полосы лесоповала, где приходилось постоянно перебираться через нагромождения стволов. Деревья хаотично повалены, многие поломаны или расщеплены неизвестными силами, но между стволов уже активно пробилась свежая поросль и это только усложняет задачу.

   Несмотря на напряжение похода, мне бросались в глаза необычные природные явления, которых не должно быть в таком густом лесу. На нашем пути иногда попадались небольшие практически едва заросшие мягкой травой полянки, на которых мы могли комфортно отдохнуть. Мама специально искала такие места для ночных стоянок. Так же встречались довольно широкие и чистые просеки, казалось бы, удобно и отдыхать и двигаться, но мама быстро пересекала их и вела нас опять по лесу. Я даже не успевал ничего толком рассмотреть.

   Казалось бы утомительное и малополезное путешествие. Однако вскоре стало ясно, что это обучение, своеобразная школа выживания. Мне правда казалось, что маме можно было бы и не загонять нас с братом в такие жесткие рамки обучения, не давать такую большую нагрузку на детские тела, но она была неумолима. Жесткий прессинг начинался с раннего утра и длился до темноты.

   Помимо обучения движению в лесу и методик эмоционального общения с окружающими мелкими животными, с целью уменьшить их враждебность, на нас с братом постоянно лился поток знаний об окружающей флоре и фауне. И не только в смысле, каких гадостей от них можно ожидать. Я с удивлением узнал, что многие окружающие растения очень полезны для здоровья.

   Мама заставляла нас с братом есть некоторые корнеплоды и травы, натираться соком фруктов и нектаром цветов. Эффект был просто невероятен. Раны, кислотные ожоги и прочие повреждения которые мы во множестве получали во время пути, мгновенно переставали болеть и кровоточить и заживали буквально на глазах. А про отравления мы забывали через несколько минут.

   Знакомство с окружающим миром, обучение навыкам выживания шло семимильными шагами, но всего необходимого было много, и мне стало ясно, что это совсем непростая школа и она надолго. Однако выбора не было, и оставалось только учиться со всем возможным старанием. Во время коротких остановок и перед ночным отдыхом я, кроме того, пытался тренироваться по своим методикам. Не знаю, может этим хотел показать свою мнимую значимость либо переключиться и спастись от действительности, но ничего не получалось так как просто валился от усталости. Единственное на что меня хватало, это на медитации.

   Периодически нам встречались различные крупные животные. В основном похожие на горилл, идущих по своим делам небольшими стаями, но были и кошки как мама и похожие на собак и оленей. Иногда они подходили к нам довольно близко. Страшно, но мама сразу нас успокаивала, быстро обменивалась мыслями со встречными, и мы всегда мирно расходились. Это было очень необычно, но выглядело как-то непринуждённо, спокойно и естественно. Однако на третий день блужданий нам встретилось странное существо. Сначала мама остановилась на расстоянии и указала на него. Это была дикая смесь гиены с дикобразом, имеющая шесть суставчатых паучьих ног. Высотой чуть менее полутора метров, длиной метра два с половиной, склизкая голая шкура грязно-серого цвета с редкой жёсткой щетиной.

   Весь облик существа вызывал неосознанное омерзение. Оно было сильно изранено и отравлено, но, несмотря на это бросалось на всё вокруг себя и старалось уничтожить. Прыгало на растения, пытаясь их сломать, рвало на части и душило мощными челюстями мелкую живность. Мелочь в свою очередь атаковала монстра. Но было очевидно, что существо не защищается, а слепо уничтожает всё вокруг. На интуитивном уровне я почувствовал - это враг. Да джунгли вокруг были опасны, но я не ощущал в них такой враждебности, которая была в облике этого серого монстра. При всей сложности выживания мне за эти дни удалось чуть-чуть почувствовать и начать понимать этот лес. Он был живым и давал жизнь, а существо несло смерть.

   Мама дала нам с молочным братом возможность хорошо рассмотреть монстра, потом напряглась. От неё отлетел сгусток энергии, эмоциональный посыл, и врезался в серую тварь. Существо взорвалось изнутри и разлетелось на несколько бурых кусков. Темная, грязно-коричневая кровь и слизь брызнула в стороны. Но это не остановило тварь полностью и её части продолжали дёргаться, извиваться и бить всё вокруг, хоть это было, по всей видимости, агония. Мама ещё несколько раз посылала энергию в части монстра. Они обугливались, некоторые начинали тлеть и, наконец, затихали. Через минуту части существа перестали двигаться, и на них набросилась мелкая живность, которая отскочила от монстра за мгновение до атаки мамы.

   Мы подошли поближе. В нос ударил мерзкий запах палёной плоти, смешанный с резкой химической вонью. Внимательно обследовав место боя, мы пошли в сторону, откуда шёл монстр. Его путь был отмечен трупиками животных, поломанными кустами и деревьями, вытоптанной травой. Метров через двадцать увидели второго монстра. Он уже не мог стоять на сильно повреждённых ногах, но продолжал кататься по земле, продолжая уничтожать всё вокруг. Мама его добила. Прошли немного дальше и увидели ещё троих, но это уже были практически не опасные обрубки. Джунгли самостоятельно расправились с непрошеными гостями. У меня появилась неожиданная теория объясняющая, почему окружающая среда настолько опасна. Природа выработала свой защитный механизм от серой напасти. Невероятная агрессивность - оказалась системой защиты от монстров.

   После того как мелькнула догадка, что агрессия окружающей среды направлена против серых существ, а мне с братом достаётся как следствие, сразу стало легче ведь понятно, что с этим можно примириться. Страх перед лесом, терзавший меня с первых дней начал потихоньку отступать. Остаётся только научиться жить в мире с джунглями, и можно будет немного расслабиться, но этим я и так занимаюсь под руководством мамы. Ещё надо понять, что за странные взаимоотношения между крупными представителями местной фауны? Ведь очевидно, что и мне со временем придётся с ними столкнуться. Если научусь, как и мама с ними ладить, тогда все будет просто великолепно.

   Вскоре мама увела нас от места побоища. Мы снова двигались к одной ей известной цели. К вечеру вновь повстречались с серыми тварями, но необходимости вмешиваться маме уже не было. Следующий день принёс ещё пять встреч, одна из которых обернулась серьёзной стычкой. Мама всегда реагировала на шум схватки, специально двигалась туда и уничтожала монстров. Твари, увидев нас, пытались атаковать, но не преуспевали в этом.

   Но один раз существ было двое и они не были сильно изранены, поэтому одно из них смогло проскользнуть мимо мамы, и напало на нас с братом. Пришлось изрядно покрутиться, чтобы не попасть под удар лапы или между зубов. Я не готовился к нападению, надеялся на защиту кошки и был очень быстро сбит с ног. Спасла меня палка, которую я интуитивно выставил перед собой. Существо хотело уже попробовать меня на вкус, но напоролось глоткой на конец моего средства защиты. Мотнув головой, вырвало его из рук и отбросило в сторону, но эти секунды задержки позволили мне отползти. Вскоре подоспела мама, разорвав своей магией монстра на части. Несколько минут после этого я приходил в себя пытаясь унять дрожь в коленях. Наконец справился. Но мама не дала долго расслабляться и повела нашу группу дальше. Правда теперь я стал несколько осторожнее и решил больше полагаться на себя и орудие моего спасения. Кошка может и не успеть в следующий раз.

   Вечером меня ждал сюрприз. Мы вышли на просеку, и я увидел большую группу крупных животных. Примыкала к просеке большая поляна, на которой все расположились. Мама уверенно повела нашу группу к ним. Было очень страшно вот так выходить к большой группе крупных и сильных животных, но мама меня успокоила, тем более, что на нас не обращали внимания. Чувствовалось, что ведётся какой-то разговор внутри этой группы и собеседникам не до нас. Мой уровень общения ещё был низок, и понять, о чём звери ведут речь, я не мог. Мне было очень неуютно, но пришлось довериться маме и пойти за ней.

   При нашем появлении разговор на полминуты прервался. Нас внимательно изучили, особенно меня. Я старался спокойно стоять и не показывать своего страха. Затем произошел обмен мыслями между мамой и крупным котом. Видимо всё оказалось нормально, и нас приняли. Я понял это ещё и по тому, как расслабилась мама и спокойно присела на землю. На нас перестали обращать пристальное внимание и беседа возобновилась. У меня не получалось ещё свободно общаться с животными, но от них шла такая волна уверенности, спокойствия и доброжелательности, что я постепенно успокоился и понял, что здесь мне ничего не угрожает. Примерно через полчаса все начали устраиваться на отдых. В эту ночь мне удалось хорошо отдохнуть. Вообще в этом мире спалось мне очень плохо, в пол глаза. Всегда чего-то опасался, но не в этот раз. Наверное, большое количество сильных невраждебных существ рядом успокоило меня.

   С рассветом лагерь зашевелился. Было удивительно наблюдать, как животные разных видов спокойно реагируют друг на друга. Компания подобралась буквально разношерстная. Пятеро котов, семнадцать горилл, по десятку собак и оленей. Под ногами у взрослых копошились три десятка малышей. Пронеслась мысленная команда. Лагерь начал быстро пустеть. Матери согнали детей в центр поляны и оставили под присмотром большой гориллы, а сами растворились в джунглях. Чувствуя, что происходит нечто необычное, малыши сбились в кучу. Мой молочный брат по привычке подлез под руку. Задумавшись, я автоматически начал гладить и вычёсывать его шерсть. Увидев это картину, к нам подобрался щенок. Аккуратно попытался почесать спину и ему. Тут же почувствовал восторг маленького создания. Вскоре все малыши подобрались к нам. Пришлось постараться понемногу почесать спины всем желающим. Контакт определённо был налажен и детишки вскоре начали возню, пытаясь посильнее обратить моё внимание на себя. Это меня рассмешило. Решив несколько пошутить, я тихонько начал напевать мотив из "спокойной ночи малыши".

   Незамысловатый мотив произвел просто гипнотическое действие. Зверята застыли и, не отрываясь, смотрели на меня всё время песни. После того как закончил петь я почувствовал внимание к себе, обернулся и увидел троих взрослых следящих за мной. Один из них был тот самый кот, что вчера разговаривал с мамой. При свете дня удалось внимательно рассмотреть его. Огромный, больше мамы раза в полтора и чуть темнее её по окрасу, матёрый зверь, прошедший в этой жизни через много битв. Одно ухо отсутствует, только куцый обрубок, левый глаз почти вытек, вся шкура покрыта застаревшими шрамами. Встреть я такого кота в городе и будь он нормального размера, не возникло бы никаких сомнений, кто является хозяином местных подвалов, отстоявшим свои права во множестве сражений за территорию. С первого взгляда становилось ясно, что именно он вожак группы и командует всеми собравшимися животными.

   Он подошёл ко мне ближе и начал быстро транслировать мне образы. Информация шла так быстро, что я не мог ничего разобрать. Наконец он это понял и начал говорить медленнее. После нескольких повторов стало понятно, что он просит спеть меня песню вечером для всех. Это естественно меня удивило. С чего такой интерес? Но быстро согласился с просьбой и кот оставил меня в покое. Меня тут же отпустило. Оказывается всё это время, я был напряжён, ведь впервые общался с кем-то помимо мамы и брата.

   Вскоре на поляну начали подходить и другие звери. Они собрались в плотную группу, произошло короткое совещание, и основная масса животных пошла на просеку. Малыши, вместе со мной остались на поляне под присмотром двух старых горилл и собаки.

   Мои названия этих животных очень условны, так как они только внешне походили на знакомых зверей, но имели множество отличий. В первую очередь бросались в глаза их размеры. По земным меркам это были гиганты. Так же в окрасе всех без исключения присутствовал лёгкий зеленый тон.

   Собаки мордой были похожи на ротвейлеров, но были около метра в холке, имели поджарое тело и тонкие лапы. Их внешний вид выдавал в них отличных бегунов. Они выгодно выделялись среди других животных в группе самым ярким и разнообразным окрасом. Рыжие, черные и белые, некоторые пестрые и пятнистые. Все они отличались непосредственным и задорным нравом.

   Гориллы, когда становились на нижние руки, достигали двух метров в высоту. Они у меня ассоциировались с былинными богатырями с покатыми плечами и длинными толстыми руками, одетыми в темно коричневые или чёрные шубы. Имели мощный торс, короткую шею и нижние руки. Их облик говорил об основательности, фундаментальности и надёжности, а морды очень напоминали человеческие лица. При этом интуитивно чувствовался их миролюбивый, спокойный нрав, при наличии огромной физической силы.

   У оленей бочкообразное тело с мощными толстыми ногами. Их головы венчали метровые ветвистые рога. И хоть в них мало утончённости и грациозности, а присутствует нарочитая массивность, всё равно это красивые и своеобразные животные с окрасом преимущественно коричневых и рыжих тонов с чуть более заметным по сравнению с другими животными зелёным отливом. Капризные и ветреные, но одновременно достаточно внимательные и спокойные.

   Ну и конечно коты. Рыжие, полосатые. Дерзкие и спокойные, любопытные и ленивые, заносчивые и мягкие, легкомысленные и рассудительные. Они полны контрастов, но при этом очень органичны. Настоящие лидеры и командиры, продуманные, внимательные и в меру рисковые.

   Несколько часов ничего не происходило. Малыши кучкой копошились на поляне, а взрослые расположились на просеке в ожидании. Наконец по просеке в нашу сторону промчалась тень. На большой скорости к нам приблизилась неизвестная собака. Гонец переговорил с нашим лидером и через пару минут удалился в ту сторону, откуда прибежал.

   Животные всполошились. Вожак прошелся среди них, и началось движение. Вперёд выдвинулись гориллы и разошлись на всю длину просеки. Точнее создали четыре плотные группы по четыре особи. Получилось подобие строя с промежутками в пару метров между группами. Животные взяли в руки дубины, которые раньше были свалены на краю просеки. А я-то думал, что это просто мусор. Напротив разрывов в строю чуть сзади встали коты, в том числе и мама, с боков к ним присоединились собаки. Олени остались чуть позади группы.

   Через пару минут волосы у меня встали дыбом, потому что я увидел вал серых существ, который несся по просеке в нашу сторону. По ушам ударил жуткий хруст их суставчатых конечностей и леденящий кровь вой тварей. Но защитники не дрогнули. Заработали дубинами гориллы, круша тела и отбрасывая монстров. Коричневая кровь и ошмётки полетели в стороны. Образовались своеобразные волноломы, несокрушимо ставшие на пути серой волны.

   Пробиться через намертво стоящих горилл твари не могли, и они устремились в промежутки между группами зверей. Но тут на их уже встречали коты, которые задействовали свои способности в полную силу. Тела монстров взрывались, мялись и горели. Животные использовали свою магию, и каждый их удар настигал сразу нескольких существ. Такие удары по площадям были тем более эффективны в виду большой скученности серых тварей в промежутках между группами горилл. Несмотря на это многим серым бестиям удавалось прорываться, и они пытались атаковать наших магов. Но тут наступала очередь собак, которые защищали котов и эффективно уничтожали тварей, откусывая им конечности и головы. Как ни старались защитники, некоторая часть монстров проскакивала заслон, и бежала далее по просеке. Но тут вступали в бой олени, догоняя их, круша своими мощными ногами и насаживая на рога. Из джунглей непрерывным потоком выскакивали мелкие звери и нападали на монстров, постоянно нанося существенный урон. Правда, среди этих нападающих зачастую были потери.

   Некоторых из тварей отбрасывало в стороны, и они попадали в лес. Там их поведение менялось, и они начинали тупо крушить всё вокруг. Но джунгли быстро наказывали своих обидчиков. Долго они не проживали.

   Бой продолжался несколько десятков минут, затем количество серых тварей начало уменьшаться и, наконец, они закончились. Бойцы устало присели на землю, там, где сражались. Всё вокруг было усеяно телами и частями тел нескольких десятков монстров. Я очень обрадовался тому, что всё закончилось, но как оказалось, я сильно ошибся. Всё только начиналось. Этим днём было еще две серых волны, и животные сражались вновь, но устояли и никого не пропустили. К вечеру нападения прекратились. Бойцы немного отдохнули и пошли подкрепиться. Вокруг было много трупов мелких зверей и поломанных растений, которые пошли в пищу. Монстров никто не трогал.

   Позже все собрались на поляне и занялись своими ранами. Матери отправились кормить малышей. Я понял, что просто так сидеть больше не могу и направился собирать известные мне лекарственные растения. В местах, где в лес прорывались твари, было много поломанных и вырванных с корнем растений, и среди них удалось набрать охапку лекарственных и принёсти к нашей группе. Сначала моё поведение было воспринято с некоторой долей осторожности, но после того как я стал смазывать раны соком плода, похожего на маленькую тыкву, который, как мне уже было известно, хорошо затягивал раны, все успокоились и стали придвигаться для обработки ран. Так же раздал несколько известных мне корнеплодов, которыми пациенты с удовольствием захрустели.

   Закончив с лечением, уселся возле мамы и начал её вычёсывать, но тут подошёл кот и напомнил мне об обещании спеть, а я к своему стыду уже об этом забыл. Ну что же, хит сезона "спят усталые игрушки" в исполнении писклявого мальчишки с полным отсутствием музыкального слуха. Если бы это услышал человек, он бы возмутился тем, как долго и сильно надо мучить ягнёнка, чтобы он так пронзительно блеял. Однако, несмотря на мой скепсис, аудитория оказалась очень внимательными и благодарными слушателями. Все звери развернули в мою сторону головы и замерли до конца песни. Я был несколько смущён таким вниманием и несколько раз сбивался. К концу песни почти охрип от волнения и сжался в ожидании приговора. Но меня просто поблагодарили.

   Некоторое время не мог понять, что произошло, однако значительно позже осознал. Лес вокруг не сильно наполнен звуками. Криков и громких звуков не услышишь и всё, что я до этого слышал, было отнюдь не мелодично, а самый громкий звук из тех, что запомнились, изредка издавала мама. Она скалилась и шипела в момент, когда злилась или была чем-то недовольна. Ну, ещё серые твари, но их вой просто омерзителен. Прочие встреченные мною существа почти не издавали звуков. В лесу даже птицы не чирикали. По правде сказать, птиц я здесь не видел, как и прочей летающей мошкары. Так что певцов не было, и моё ужасное блеяние оказалось откровением.

   Звери, да какие звери? Они общаются, не агрессивны по отношению друг к другу, наоборот, в их среде присутствует дружеская поддержка и взаимоуважение. Даже сражаются вместе, создавая боевое построение. Вполне разумные создания. И возможно, подобно человеку, они интересуются всем новым и необычным. Моё пение в некотором смысле для них новинка, диковинка. А для меня это был шанс улучшить отношения с ними. Кроме того у меня возникло пока ещё неопределённое желание стать частью этой группы сильных существ, принять их образ жизни, цели, устремления. Стать частью больших событий, которые опосредованно проходят рядом со мной. Возможно, песня поможет мне в этом.

   Следующее утро было довольно прохладным и туманным. Проснувшись, я сильно удивился. Трупы тварей, оставшиеся после вчерашних боёв, исчезли. Ночью слышалась непонятная возня, но я побоялся пойти посмотреть, да и не охота было. Подозревал, что некие существа разбираются с останками серых монстров по своему, но всё равно не ожидал полной очистки просеки. Скорее всего, поработали не только мелкие животные. Возможно, плоть мёртвых монстров очень быстро разлагается сама. Чтобы убедиться, что это не легкий туман скрывает нечто от меня, даже попытался пройти к месту вчерашних событий, но был остановлен мамой и отправлен к детям. Стало очевидно, скоро события завертятся вновь и не следует мешаться под ногами. Через час бойцы вновь заняли свои позиции и вскоре последовали атаки.

   Серые монстры нападали вновь и вновь. Их количество увеличилось по сравнению со вчерашним днём, кроме того появились новые виды существ. Помимо гиен на паучьих лапах появились гигантские скорпионы с метровым телом, мощными клешнями спереди и гибким тонким хвостом с жалом в конце. Эти своеобразные пики доставили много проблем. Если клешни были не очень эффективны и не могли повредить кожу защитников, то жала представляли реальную опасность, пробивая шкуры и стремясь попасть в глаза. А жесткий хитин защищал тварей от ударов, не позволяя с ними быстро расправляться. Звери начали получать неприятные рваные раны и истекать кровью. Помимо скорпионов появились груши. Покрытое грязно-серой свалявшейся шерстью метровое грушевидное тело с огромной пастью стояло на четырёх мощных длинных ногах. Эти твари высоко прыгали, порой перелетая ряды защитников. И хоть не были сильно опасны, очень мешали, отвлекая зверей и ограничивали движения защитников, вися на них впившись зубами.

   Серых существ было значительно больше, чем вчера и соответственно больше их стало выталкиваться в лес. Из-за большого наплыва джунгли не успевали справляться с ними быстро, и некоторые твари умудрялись прорваться к детям. Но нас надёжно охраняли трое оставленных возле нас взрослых.

   Твари накатывались волнами, и защитники справлялись вплоть до третьей волны. Однако в третий раз монстров было слишком много. Серый вал начал продавливать оборону. Давление было настолько велико, что гориллы начали пятиться назад. Коты не успевали убить магией и половины пролезающих в промежутки между гориллами тварей, и тех прорывалось всё больше, часть из них перехватывалась собаками, часть попадала под копыта оленей, но уже несколько штук сцепились в рукопашную с котами. Однако хищники не могли достойно отвечать, они уничтожали основной вал, и всё их внимание было приковано туда. Они вслепую отмахивались от нападающих, зачастую неудачно.

   В момент, когда казалось, вот-вот защитников опрокинут, пронёсся мысленный сигнал и те сменили тактику. Они начали медленно пятиться, сходясь к центру и образуя подобие клина. С боков начали образовываться свободные каналы, через которые твари устремились вперёд. Прорвавшись, монстры больше не отвлекались на защитников, а быстро двигались дальше. Не меньше нескольких сотен тварей пронеслись мимо меня за минуту. Это было похоже на то, как вода прорывает плотину и устремляется по руслу. Я уже думал, что проскочат все монстры из волны. Однако вскоре произошли изменения.

   Пока я наблюдал за бегущими существами, олени переместились в остриё клина, выстроенного защитниками, потом наклонили головы, как бы готовясь, и не торопясь пошли вперёд и в стороны. Я понял, что они применили какую-то свою магию. Перед ними катился невидимый вал, который сминал всё на своём пути, буквально вдавливая монстров в землю. В проделанные оленями бреши тут же входили прочие защитники и сходу вступали в бой. Олени довели свой вал почти до леса. Им буквально не хватило по паре метров с каждого края, однако их магия видимо была не постоянной, помогла сделать эти бреши и закончилась. Они вынуждены были отойти за спины остальных. Однако благодаря атаке оленей прочие защитники вновь выстроили боевой порядок и больше ни один монстр не смог прорваться.



Глава 3. | Директор безлюдного леса | Глава 5.