home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5.

   В этот день было несколько атакующих волн и ещё один раз серые твари прорывались. В коротких перерывах между атаками защитники отдыхали прямо на просеке, отходя на короткое время к роднику, расположенному совсем рядом. Во время этих перерывов малыши больше не сидели, а выходили из своего убежища на поляне и подбирали пищу, которую сносили бойцам. Вместе со всеми и я ходил по округе, подбирая тушки мелких животных и обломки растений. Сносил свою добычу к защитникам. В какой-то момент попытался попробовать на вкус свою добычу, однако был резко остановлен мамой. Она грубо осадила меня, в мою голову пробился эмоциональный посыл, из которого стало ясно, что я ещё не достоин питаться взрослой пищей и моё дело сосать молоко, однако всё может измениться, если займу место в боевом строю. Кроме того она четко дала мне понять, что сделать это необходимо как можно быстрее, ведь другие малыши уже пробуют сражаться, иначе её отношение ко мне изменится, и в итоге я могу остаться один.

   Понятно, что меня заставляют влиться в эту войну, причем в жёсткой ультимативной форме, но возражать и возмущаться бессмысленно. Меня никто и слушать не станет. Я прекрасно осознавал, что один в джунглях не выживу, мне необходима защита и помощь, которую обеспечивает мама. Однако всего этого могу лишиться, если не присоединюсь к битве, поэтому мне в любом случае придётся сражаться с серыми монстрами. Но, в общем, я был не против этого. Видел и интуитивно понимал, что серые твари это смертельный враг и с ним, возможно, мне придётся сталкиваться постоянно. Только искренне надеялся, что это произойдёт когда-нибудь в неопределённом будущем, когда стану сильнее и готов к этому. Но мама не оставила мне вариантов и теперь надо срочно придумать как можно влиться в группу защитников, при этом быть полезным и не погибнуть.

   Однозначно физически сражаться я не могу по причине слабости и единственный способ это начать применять другие возможности. Те колдовские приёмы, которые узнал на земле, применить ещё не мог, так как тело не было достаточно развито и не могло скопить энергию для проклятий, разве что одного, двух, причём несерьёзных. Кроме того колдовство не даёт быстрых эффективных результатов, и чтобы нанести реальный вред, например лишить монстра сил, необходимо время и объект воздействия во время проклятия должен быть мало подвижен. Но кто мне такую возможность предоставит. Ясно, что здесь от известной мне магии никакого толка не будет. Если так, то выбора у меня нет. Необходимо разобраться с тем, чем пользуются коты.

   Я усердно пытался понять, как пользуется своим основным оружием мама. Я знал и мог скопировать её эмоции при использовании этого умения. Это была смесь из множества чувств, спаянных воедино и направляемых от себя при помощи одного лишь желания. Я уже множество раз пытался сам воспользоваться этим оружием, создать эмоциональный атакующий посыл, аналогичный маминому, но пока ещё ничего не получалось. Однако выбора у меня другого не было, необходимо обучиться пользоваться этим посылом, а поэтому нужно пробовать снова и снова. Для этого я даже забрался на небольшое дерево около места битвы, и пытался бить по монстрам, оставаясь сам в сравнительной безопасности. Однако все мои попытки неизменно оканчивались провалом. От напряжения вскоре устал, и у меня разболелась голова. Пытаясь отдохнуть, на минуту закрыл глаза.

   Очнулся от того что дерево, на котором я сидел заметно содрогнулось. Потеряв точку опоры, начал соскальзывать по стволу вниз. С трудом смог уцепиться в одну из нижних веток и затормозить. Глянул вниз и обомлел. Несколько монстров отделились от основного потока и, попав в джунгли, начали уничтожать всё вокруг себя. Как назло они впали в боевое безумие возле моего дерева. Я с ужасом наблюдал, как они бьются о ствол моего убежища. Дерево трещало и поддавалось их усилиям. Немного придя в себя, я подумал, что в любом случае мне необходимо быть подальше от тварей, и я начал оглядываться в поисках путей отступления как вдруг увидел, что на меня прыгает грушевидная тварь. Моё положение было незавидным. Возможности уйти от нападения монстра не было никакой, кроме того от испуга руки и ноги мгновенно стали ватными. Единственное, что я смог сделать, это в приступе паники и отчаяния отправить в сторону твари эмоциональный посыл. Он был почти такой, как я посылал несколькими минутами ранее, пытаясь поразить серых существ, однако из-за реальной опасности был более эмоциональным и это меня спасло.

   Тварь разорвало на несколько кусков буквально в полуметре от меня. Меня накрыло частью грязно-коричневых вонючих ошмётков, однако это уже было не опасно. В то же мгновение я почувствовал секундную слабость и почти соскользнул с ветви, на которой примостился. Однако смог удержаться и даже несколько удобнее расположиться на ней. Внизу бесновались прочие монстры. Я вновь ментально ударил одного из них, возможно чтобы закрепить первый успех и убедиться, что произошедшее мне не почудилось и действительно удалось освоить мамин приём. Повторить посыл удалось довольно просто, видимо, освоить это умение сродни обучению езды на велосипеде. Один раз получилось удержать равновесие и дальше с этим намного проще. Но повторный удар был значительно слабее, чем в первый раз. Подобная гиене тварь хрустнула, из боков выскочили рёбра, однако это её не убило. Я вновь почувствовал накатывающую слабость. Похоже, мне требуется ещё немало поработать, чтобы освоить и развить новое приобретение, научиться его контролировать и это немного омрачило эйфорию от успеха.

   Тем временем серые монстры никуда не делись, наоборот, почувствовав основную угрозу в моём лице, они с большим упорством начали кидаться на дерево. Моё убежище начало крениться. Отбиться от них сил не было, надо было уходить. Единственным путём оказаться подальше от разъяренных тварей была вершина дерева. В джунглях был очень густой подлесок, появилась надежда, что он не даст упасть дереву быстро и у меня будет шанс спастись. Я осторожно полез по стволу вверх. Рискуя упасть от постоянных содроганий из-за ударов, медленно, но упорно, продвигался к вершине. Одновременно с этим чувствовал как всё больше крениться дерево, поддаваясь усилиям серых тварей. Но в какой-то момент падение прекратилось. Глянув вперёд, увидел, что вершина моего убежища легла на нижнюю ветвь громадного лесного исполина.

   Несколько успокоившись, я обернулся и осознал, что опасность не ушла, а наоборот стала сильнее. Из-за того, что дерево сильно накренилось, серые монстры смогли двигаться по его стволу, чем решили воспользоваться и добраться до меня. Начиная паниковать, я вновь ментально ударил ближайшую тварь, но в этот раз мой посыл был ещё слабее и только несильно повредил ей переднюю ногу. Это возымело небольшой эффект. Движение монстров почти не замедлилось, а мне срочно надо спасаться. Со всей возможной поспешностью добрался до ветви, на которую легло спасающее меня дерево, и перебазировался на неё. Затем двинулся к стволу лесного великана. Монстры догоняли меня. Однако их грубые движения раскачивали почти поваленное дерево, в итоге его вершина соскользнула с упора и монстры устремились к земле.

   Упав, монстры перестали обращать на меня внимание и занялись своими разборками с лесом. Я, наконец, был в безопасности и смог перевести дух, но внимательно оценив своё положение, понял, что радоваться рано. Высота приютившего меня гиганта была не менее пятидесяти метров, а толщина ствола достигала в диаметре шести. Хоть и находился я на нижней ветви, расстояние до земли было очень велико по самым скромным оценкам - метров десять, и не было никакой возможности спрыгнуть, не рискуя при этом повредить себе что либо. Дальнейшее обследование дерева ещё более огорчило меня. Книзу его ствол был влажным и скользким. Зацепиться не за что. И хоть всё было увито лианами, они также были покрыты слизью и не могли помочь спуститься. Я решил попытаться подняться выше, чтобы найти более тонкие и сухие лианы и использовать их в качестве верёвок для спуска. Как ни странно подъём вверх не вызвал проблем. Начиная с нижних ветвей, кора приютившего меня исполина становилась шершавой и сухой. Широкие и глубокие трещины сетью покрывали весь ствол. Они позволяли удобно цепляться руками и ногами, и восхождение не сулило проблем.

   Я поднялся на десяток метров. Некоторые лианы на этом уровне уже начинали удовлетворять моим требованиям. Однако ещё не получалось их ни оборвать, ни перекусить. Пришлось подниматься выше. Наконец добрался почти до верхушки дерева. Здесь лианы были достаточно тонкими и гибкими. Я вновь постарался оборвать их. Сначала это никак не получалось. Лишь через полчаса смог отцепить от ствола кусок лианы длиной около десяти метров. Пришлось поработать зубами, но в итоге справился и получил длинную верёвку, которую смотал в бухту. После этого решил отдохнуть, удобнее расположился на ветвях и немного расслабился. Работая, я не глядел по сторонам и теперь не замедлил осмотреться. Однако густая крона не давала обзора. Но моё дерево было заметно выше соседей и очевидно, что с самой вершины можно осмотреться. Пришлось подниматься. В итоге добрался до совсем тонких веток, которые трещали под моим весом, рискуя обломаться, но лишь с этой позиции удалось увидеть достаточно много.

   Впереди меня на всей площади обзора пёстро-зелёным покрывалом простирался лес и только вдали размытыми от дымки испарений тенями проступали сине-серые силуэты гор с белыми вершинами. Я усиленно всматривался вдаль, но насколько хватало глаз, наблюдал только царство дикой природы. Никаких следов жизнедеятельности человека. Обернувшись, увидел те же нетронутые джунгли, однако, присмотревшись, осознал, что есть изменения.

   Лес вблизи меня просто полыхал обилием различных цветов и красок. Это цветовое изобилие по мере удаления от меня размывалось, и на удалении нескольких километров сливалось в светло-зелёную растительную гамму со многими небольшими яркими вкраплениями других цветов. Однако почти на горизонте этот пестрый цветовой хоровод обрывался и переходил в более тёмную полосу гораздо менее насыщенную яркими красками спокойного зелёного цвета. С каждой секундой во мне крепла уверенность. Там за этой границей должен быть другой лес, живущий по другим законам и возможно там совсем другие, более приемлемые для проживания человека условия.

   Напрягаясь, долго всматривался в такой манящий горизонт, какой-то привычный, как будто я его уже видел неоднократно и с каждым мгновением понимал, что прав. Именно там заканчивается власть агрессивных джунглей и условия становятся приемлемыми для нормальной жизни. Одновременно появилось сильное волнение от острого желания туда попасть, разорвать путы условий, в которых нахожусь, но, увы, пока это было невозможно. Сам не дойду, а мама сейчас занята и не согласится провести меня. Не сразу удалось успокоиться, потом ещё немного погоревал над своей незавидной участью, однако в итоге решил, может и не стоит пока печалиться по этому поводу. Моё положение сейчас, когда я понял, что могу сражаться, улучшится и станет более стабильным, и возможно со временем найдётся способ и самому добраться до манящего горизонта. Кроме того слишком много неизвестного и непонятного вокруг. Сначала надо попытаться с этим разобраться, может пригодиться. Чем больше знаешь, тем легче выжить.

   Задумавшись, я отвернулся от зовущей полосы и рассеяно стал обозревать лес внизу. Вскоре меня заинтересовало, чем занимается принявшая меня группа животных, но сверху рассмотреть ничего не получилось из-за плотной растительности. В сплошном ковре джунглей просека только угадывалась и была едва различима. Она, немного извиваясь, разрезала лесной массив. Проследив по ней взглядом, наткнулся на открытый участок. С некоторым удивлением я осознал, что там тоже идёт бой. Серые волны тварей неслись по просеке и напарывались на волноломы защитников. Поредев, просачивались далее. Немного накапливались и неслись навстречу с новой группой зверей. Проследив далее по линии просеки, я смог увидеть ещё один открытый участок. По нему двигалась сплошная серая лента. Периодически она разрывалась и к концу видимого участка уже доходила неоднородной. И хоть расстояние и не позволяло увидеть подробности происходящего, воображение подсказало мне, что на самом деле сейчас происходит.

   Из глубины леса под воздействием неизвестных сил выходят твари. Они сходятся в сплошной поток и далее движутся по просекам на выход из джунглей. На их пути встают заслонами защитники, местные животные. Сначала они разделяют сплошной поток тварей, разрезая его на части, затем делят его мельче и мельче и в конце уничтожают. Одновременно над одним потоком работают десятки групп, постепенно уменьшая количество тварей и ослабляя их напор. Моя группа находится в цепочке защитников в самом конце и добивает остатки первоначального потока монстров. Не знаю, есть ли ещё бойцы за нами, но почему-то мне кажется, что мы последние.

   Хорошо рассмотреть, что происходит внизу, мешала густая растительность и лёгкая дымка испарений. Но ещё раз осмотревшись, удалось заметить контуры ещё нескольких просек. Скорее всего, там происходит то же самое, что и на моей просеке. И если я прав, то очевидно, что сейчас происходит в глобальном смысле и можно сделать некоторые выводы. Лавины серых монстров по множеству просек стремятся в те места, где живут люди, чтобы там нести хаос и разрушение. На пути монстров встаёт лес и его обитатели, защищая остальной мир от напасти.

   Эта мысль показалась поначалу нелепой, но если она верна, то многое объясняется. Если джунгли являются живым щитом, соответственно его создатели должны укреплять и улучшать своё оружие, как следствие лес наполняется смертоносными растениями и животными. Исходя из предполагаемых целей, чрезмерная агрессивность окружающей среды и странное поведение обитателей уже не вызывает удивления.

   Во мне окрепла уверенность, что я прав и лес это не естественное образование, а специально созданное для того чтобы оградить весь остальной мир от серых тварей. И этот живой жит всеми доступными средствами пытается сейчас выполнить свою функцию.

   Размеры леса я оценить не мог, так как не смог увидеть его края, но в любом случае речь идёт об огромных расстояниях может быть в сотни или даже тысячи километров и соответственно сотни, тысячи просек, многие тысячи, а может и миллионы сражающихся крупных животных, не говоря уже о мелочи. Масштабы происходящего поражали, и меня угораздило попасть в середину событий, также придется стать их участником. Сказать, что это меня радует, было бы неправильно, но выбора не было.

   За всеми наблюдениями и переживаниями я и не заметил, как продрог. Здесь наверху свободно гулял ветер, неся ощутимую прохладу. Пора вниз. Я подхватил лиану и не торопясь спустился. Не хватало ещё сорваться. Привязал лиану к нижней ветви дерева и уже по ней смог добраться до земли. Осторожно вышел из леса и выглянул на просеку. Казалось, за время моего отсутствия ничего не изменилось. Здесь по-прежнему шёл бой. Что же если мне всё равно суждено принять непосредственное участие в этой войне, то почему нельзя сделать это сейчас? Удалось же убить одного монстра, надо попробовать повторить.

   Стараясь не мешать защитникам и не попадаться на пути прорвавшимся серым существам, я приблизился к маме. Постарался нащупать ритм боя, чтобы нанести свой удар. Однако с непривычки и от неуверенности замешкался и был сбит с ног охраняющей маму собакой. Мама отвлеклась на меня, чтобы отправить восвояси, но в этот момент в проход между гориллами выскочила груша и попыталась перескочить нас. Видимо от неожиданности я быстро среагировал и ментально ударил тварь, разрывая её на несколько частей. Кошка тут же успокоилась и приказала мне перейти немного в сторону от неё, за спины горилл. Она быстро оценила, что силы мои ещё не велики и мне требуется время на восстановление. Поэтому определила мне эту позицию с наказом препятствовать "грушам" перепрыгивать защитников. Одновременно с приказом я почувствовал её чувства ко мне и понял, что с этого момента отношение ко мне изменилось в лучшую сторону. Это было приятно.

   В этот день я уничтожил ещё одного монстра, но вскоре начинало смеркаться, и мы двинулись на поляну лечиться и отдыхать.

   Защитники подкрепились и свободно расположились на отдых. Мамы начали кормить малышей. Я спокойно ждал своей очереди. Наконец, мой брат оставил маму в покое, и я планировал уже занять его место, однако кошка резко поднялась, принесла тушку мелкого кролика и бросила мне под ноги. Всё ясно, теперь меня посчитали взрослым, или, по крайней мере, подростком и пора привыкать к другому рациону. Кролик не вызывал доверия и я, было, потянулся к растительной пище, но был остановлен. Пришел мысленный посыл, сначала мясо, затем с некоторым ощущением скепсиса другая пища, если пожелаешь. И хоть употреблять сырое мясо не хотелось, я был сильно голоден. День, наполненный событиями, отнял много сил. И опять выбора у меня не было и это уже начало напрягать.

   То, что мне необходимо съесть кролика однозначно приказала мама, но вот как то не привык я употреблять сырое мясо. Сыровяленую колбаску, да еще и собственноручно приготовленную с кориандром и прочими приправами это с превеликим удовольствием, а вот такую свеженину ну никак. Ладно, надо пробовать. Покрутил тушку в руках. Не повезло, зверушку аккуратно поломали, и дырок в ней не наблюдается. Куда кусать спрашивается? Ага, вот вроде порез в шкурке имеется. Зубами и руками смог увеличить разрыв. Надо пробовать. Сволочи, зачем резину в шерстяную обёртку засунули. И как спрашивается, это есть. После десяти минут и нескольких малюсеньких жилок, которые всё же смог отделить и проглотить, я сдался. Не могу больше. Ещё днём, когда лиану грыз, челюсть чуть не испортил, а теперь вообще она отвалилась и на место не ставится. Мама видимо поняла мои проблемы и смилостивилась. Ура!!! Лечу к тебе мой самый лучший бурдюк с молоком. И не важно, что я типа взрослый и цивилизованный. Просто мне хочется кушать. А кому не нравиться - не смотрите.

   Сыто, тепло и мягко. Я расслабленно привалился к маминому боку. И чего этот драный кошак меня достаёт. А, да, да, да! У нас же концерт по заявкам телезрителей. Итак, сегодня настроение у меня шубутное, антуражик соответствующий, поел, выпил, то есть попил. Можно и застольное проорать. Значит. "Ах, эта свадьба, свадьба, свадьба". Глаза соловые, на мордах лица выражение удовлетворения. Прокатило.

   Ну, ребята, теперь я вас со всем известным мне застольным репертуаром познакомлю. На любой свадьбе или юбилее бабушек, дедушек вам все песни будут знакомы. Заходите гости дорогие, можно подвывать. Однако не судьба такому произойти. А с каким бы удовольствием я вновь оказался в кругу своих родных и знакомых. Подумать только, раньше вопросы типа "Как дела? Чем занят?" это были просто проявлением вежливости к собеседнику с моей стороны, и ответ меня нисколько не интересовал. Теперь же кажется, готов часами слушать пустую болтовню, и сопереживать любым проблемам. А ещё очень хочется узнать, как там без меня жена, сыновья? Может и внуки есть? Сколько времени прошло? Я этого не знаю, но смутно ощущаю, что находился я в бестелесном состоянии очень долго. Только теперь, когда между нами целые миры я понял насколько они мне дороги. Всё бы отдал, чтобы никогда не идти за этими чёртовыми грибами на Земле. Однако моё "всё" никого не интересует.

   Точка. Хватит сожалеть о невозможном. Так и в депрессию можно скатиться. Лучше подумать, как приготовить завтра мясо, не вечно мама будет кормить. Интересно, как отнесутся звери к огню? Но это если удастся развести костёр. В общем, идеи есть, и планы на завтра определились. Пора спать.

   Следующее утро началось для меня с инструктажа. Безухий кот закрепил моё место в строю позади горилл и минут двадцать объяснял мне, как действовать при разных командах. Может его мысли были разумны и продиктованы опытом, однако я не котенок, за которого он меня принимает и ясно, что его модель поведения для меня не приемлема. Однозначно недолго проживу, подчиняясь его приказам. В целях спасения своей жизни начал спорить, даже получил пару затрещин, но не уступал. В итоге кот сдался, но теперь все окружающие стали обращался ко мне с явным презрением, как к трусу и слабаку. Это было неприятно, но жизнь дороже. Со мной в итоге определились так - стою с края правого фланга под прикрытием горилл и помогаю им по мере сил. В случае перестроений или опасности прячусь в лесу.

   После того как я занял своё место немедленно осмотрелся и наметил себе несколько путей отхода. Больше всего мне понравился огромный валун на границе просеки и леса. Он торчал над землёй метра на два с половиной, имел крутые бока и несколько удобных для подъема выемок. Мне забраться секунда, а вот монстрам никак. Разве что, могут запрыгнуть грушевидные твари. Однако во время прорыва они несутся, не глядя по сторонам, и это может быть только случайно. А от одной-двух как-нибудь отобьюсь.

   Оценив пути отхода ещё раз, я занял свою позицию. Единственное своё физическое оружие, эту помесь дубинки с палкой копалкой пещерного человека, зажал в руке. Мандражировал очень сильно, однако усилием воли справился. Если бы вчера не уничтожил пару монстров, сейчас бы наверно улепётывал со сверканием пяток. Но нет, стою, глубоко дышу.



Глава 4. | Директор безлюдного леса | Глава 6.