home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



1

Блокированная на Чантанге экспедиция в действительности регулярно сносилась с Лхасой по своим неофициальным каналам. Основная информация о положении дел в тибетской столице и о расстановке сил в правительстве Далай-ламы XIII поступала от так называемого монгольского посольства, которое возглавлял представитель ЦК ВКП(б) калмык Чап-чаев и которое продолжало оставаться в Лхасе. Так, 2 декабря стало известно, что «монгольское посольство высылается в Ургу уртонами. Чапчаева "называют русским. Про нас по дороге из Лхасы в Нагчу рассказывают, что пришло много русских и монголов» !.

Через несколько дней доктор Рябинин запишет в дневник еще несколько любопытных строк: «Опять неожиданный вестник монгол, бежавший, по его словам, из Нагчу. ...Между прочим, сегодняшний вестник сообщил, что по дороге между Нагчу и Лхасой стоит много тибетских войск» 206 207.

Все странники, входящие в контакт с экспедицией, планомерно фиксировались полковником Кордашев-ским и 5 декабря он отметил: «Приехал очень подозрительный лама. Возможно, это беглец из монгольского посольства Чапчаева. Им привезено сведение, что тибетские войска сосредоточиваются между Нагчу и Лхасой, а в последнюю будто бы вошли англичане с артиллерией» 208.

Тибетский историк Шакамба сообщал о миссии Чапчаева следующее: «В 1927 году несколько бурят-монгольских монахов, предводительствуемые человеком по имени Цангпо209 210, приближались к Лхасе со стороны Нагчу с двумя целями — поддержать дружественные отношения с правительством Тибета и одновременно воздействовать на него с помощью советских пропагандистских лозунгов. Коль скоро они успели проникнуть в Лхасу, Далай-лама удостоил их аудиенции. Однако во время этой встречи он не отступил ни на один шаг от симлского договора с Британией, условия которого строго запрещали всякие контакты с иностранными державами. В итоге просоветски настроенным бурятам не удалось добиться никаких реальных результатов» 211.

Знаменитый британский дипломат и разведчик сэр Чарльз Белл по-своему описывал пребывание посольства Чапчаева в столице Тибета: «В 1927 году партия монголов прибыла в Лхасу. Очевидно, они были агентами Советского Союза. Они раздали большую часть денег и сделали массу фотографий. Они сказали, что русские помогут Тибету оружием и людьми. „Британцы— говорили они— посылают только оружие, но мы пошлем и людей“ Они оставались в Лхасе с весны 1927 года по декабрь того же года»212.

Все, что касается миссии Чапчаева, заносится Кор-дашевским в дневник: «Получены сведения, что губернаторы, получив сведения о бунте находящегося в Нагчу монгольского посольства, повернули обратно» 213.

Несомненно, и Чарльз Белл и подполковник Бейли контактировали с Кордашевским и конспиративно посылали ему инструкции, ведь он обладал уникальной возможностью освещать события изнутри — из лагеря каравана. Но как только сотрудники экспедиции начали догадываться о роли Николая Викторовича, перед ним стал разыгрываться спектакль, главным героем которого стал всем известный англоман Николай Рерих. 9 января после встречи и перебранки с губернаторами крепости Нагча Николай Константинович разражается гневной тирадой с заламыванием рук. Весь этот пафос Ниагарой обрушивается на полковника: «Я отказываюсь понимать, так начал НКР, как губернаторы решились говорить так скверно об англичанах при иностранцах. Вполне официально и при свидетелях. И это в то время, когда Великобритания и Тибет находятся в отношениях „благоприятствую-щих“ держав. Сколько помогли им англичане в дни китайской оккупации да помогают и теперь, так как только благодаря договору Англии с Китаем последний не наводняет своими войсками Тибет» '.


Глава 29 | Битва за Гималаи. НКВД. Магия и шпионаж | cледующая глава



Loading...