home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


В ТЕАТРЕ ШПИОНОВ


Незадолго до появления Рериха в Индии, в сентябре 1923 года, в Ганток— столицу княжества Сикким, входившего в состав Британской колонии, прибывает скромный английский джентльмен — мистер Мак-Го-верн. Он останавливается в четырехкомнатном бунгало, недалеко от дворца местного князька. Уже на следующий день заезжего натуралиста магараджа приглашает во дворец. Князя волновали современные европейские фотоаппараты и здоровье нежных домашних животных. Особенно морских свинок, которые в последнее время потеряли аппетит.

Во время приема индиец бегло общается с английским гостем на языке Альбиона, а когда щебечет со своей женой, переходит на тибетский. Супруга князя была уроженкой Лхасы. Мак-Говерн отлично понимает реплики княжеской четы, но ничем себя не выдает — он хотел, чтобы к нему относились как к скромному путешественнику, этакому профессору Паганелю, абсолютно случайно посетившему затерянный уголок мира в погоне за редким экземпляром бабочки или рептилии. На следующий день приемы продолжаются. Но на этот раз Мак-Говерна принимает у себя человек, не менее искушенный в трюках с переодеванием и не менее официальный — главный советник магараджи, назначенный в Сикким указом вице-короля Индии, английский политический резидент, майор его величества короля Георга V— Фредерик Маршман Бейли.

После этого разговора Мак-Говерн отправляется в долину Чумби, часть территории которой уже принадлежит Тибету. Доступ иностранцев сюда был ограничен. Но на Мак-Говерна этот запрет не распространялся. В административном центре Ятунг путешественник встречается с местным английским коммерческим агентом Макдональдом. Не проходит и дня, как туда же прибывает уже знакомый нам майор Бейли, ведающий ко всему прочему и дипломатическими отношениями с Тибетом, куда он не раз путешествовал и с военной экспедицией, временно оккупировавшей Лхасу в 1904 году, и тайно — под чужой личиной.

Майор был личностью весьма примечательной. Он считался одним из самых осведомленных разведчиков и контрразведчиков Британской короны. Орнитолог, энтомолог, ботаник, антрополог, лингвист, филолог, географ, получивший золотую медаль Лондонского географического общества, и золотую медаль имени Ливингстона Шотландского географического общества — Бейли олицетворял собой тот тип офицера* который воспевал Редьярд Киплинг.

О чем говорили эти трое англичан в тибетском захолустье, осталось тайной. Но спустя некоторое время Мак-Говерн исчезает и неожиданно объявляется в запретном для европейцев городе — Лхасе. И снова простой путешественник удостаивается аудиенции высоких особ — министра обороны и хранителя государственной казны Царонга Шапе, а вслед за ним и самого Далай-ламы XIII.

В своем отчете о путешествии Мак-Говерн напишет: «Страна резко разделена на две активные партийные группировки. Одна — дворцовая партия, поддерживаемая значительной частью светской аристократии и крестьянством; другая представлена так называемым национальным собранием, состоит в большей своей части из ставленников трех больших монастырей. Обе партии в высшей степени автократичны, но церковная значительно реакционна. Дворцовая партия включает много лиц, поживших за границей; эта партия сравнительно прогрессивна. Дворцовая партия симпатизирует Англии, клерикальная— Китаю; группы, специально заинтересованной Россией, в данное время нет» 1. Возможно, что именно ради нескольких успокаивающих строчек он и проделал опасное путешествие и даже рисковал жизнью, когда в Лхасе разъяренная толпа монахов пыталась ворваться в дом, где МакГоверн скрывался.

Но другой, не менее осведомленный человек в другой стране был иного мнения о положении дел в Тибете и считал, что именно русская партия задает тон в Лхасе. Он никогда не посещал столицы Далай-ламы, предпочитая наблюдать политическую ситуацию либо из пограничного Тибету китайского города Ланчжоу, либо из столицы Монголии. «В настоящее время Тибетом управляет, ввиду ликвидации вышеуказанных группировок, исключительно прежняя националистическая группа, возглавляемая Далай-ламой и сторонниками Доржиева, которая за время изоляции России осталась все же ориентированной на последнюю», — писал в 1922 году во втором номере журнала «Новый Восток» сотрудник аппарата НКИД Лев Берлин. Сообщение монгольской военной разведки, по агентурным каналам поступившее в Разведупр Красной Армии, добавляет к информации Берлина несколько важных деталей: «В течение прошлого, 1925 года

национальная группировка во главе с умеренным Шо-ка-Лоченом и Дорже-Суму разгромила при поддержке духовенства англофильскую группу из тринадцати человек, один из коих казнен, а другие заточены в ссылку в местность Бувва» 32 33.

Агван Доржиев, создатель национальной партии, о котором упоминает Берлин в статье «Англия и Тибет», являлся самым крупным разведчиком русского Генерального штаба и МИДа в Лхасе 34. Еще до революции в письме к забайкальскому губернатору он упоминал о просьбе Далай-ламы оставить в Лхасе в качестве негласных инструкторов трех казаков Харь-яской станицы первого отделения Забайкальского казачьего войска— Ганджурова Цырендалык Тудулова, Будаева Будажап Бадалаева и Мункуева Будажап Гармаева. «...Пребывание казаков в Лхасе среди тибетцев, — писал он, — находится под большим секретом и не подлежит огласке, а казаки-буряты владеют туземными и монгольскими языками, в костюмах туземцев совершенно нельзя отличить их от тибетцев или монгол» '. Один из бурятских инструкторов находился в Лхасе в 20-е годы и упоминался в данных агентуры как преподаватель русского языка в тибетской военной школе2.

В покоях Далай-ламы плелись самые разнообразные интриги. Их нити вели в Москву и в Лондон. Советы и англичане сражались в этом краю за спиной послушных марионеток. Ясновидящие и астрологи, рыцари и купцы носили агентурные клички, и каждый их шаг был сверен с инструкциями разведывательных бюро. Английский резидент майор Бейли лично руководил операцией, которая в случае успеха должна была привести к отстранению от власти первосвященников Лхасы. Главой тибетских заговорщиков был поддерживаемый Бейли главнокомандующий армией Царонг Шапе, метивший в диктаторы. Поддерживавшие его офицеры, прошедшие подготовку в военных школах на территории Британской Индии, ожидали лишь сигнала к выступлению.

' РГВИА. Ф. 2000. On. 1. Д. 7668. Л. 58.

2 РГВА. Ф. 25 895. On. 1. Д. 842. Л. 227—228.


предыдущая глава | Битва за Гималаи. НКВД. Магия и шпионаж | cледующая глава



Loading...