home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



1

Еще в те дни, когда Яков Блюмкин с экспедицией Н. К. Рериха куролесил по горам и пустыням Западного Китая, начальник Иностранного отдела ОГПУ Михаил Трилиссер позаботился о дальнейшем местоположении суперагента. Через представителя Коминтерна в Монголии Амагаева он выяснял возможность устройства Блюмкина советником Государственной Внутренней Охраны Монголии (ГВО) — местного подобия ОГПУ

Для резидента место это было чрезвычайно удобным. Оно позволяло отслеживать весь поток сведений, поступавших из сопредельных стран, и держать под контролем Центральную Азию. В переписке с Ама-гаевым Трилиссер не называл имени Блюмкина, но намекал, что речь идет о «крупном работнике, которому заранее нужно обеспечить положение и авторитет» \

И вот, когда в сентябре 1926 года Блюмкин оказался в Урге, у него появилась масса забот с дальнейшей судьбой рериховской экспедиции и агентурной работой. Впрочем, к этому прибавились и личные неприятности. Неуживчивый, заносчивый и истеричный, он сразу же вступил в конфликт с начштаба Монгольской армии, советским инструктором В. А. Кангелари. Тому особенно не понравилось, что вновь прибывший работник на одном из первых заседаний партактива ячейки ВКП(б) поднял вопрос об организации в Мон-

РЦХИДНИ. Ф. 495. Оп. 152. Д. 46. Л. 23.

голии Народного университета имени Я. Г. Блюмкина. В кулуарах Кангелари называл резидента ОГПУ склочником и трепачом. Он не раз жаловался на его поведение в Москву— начальнику Разведупра Берзину и в Центральную Контрольную Комиссию. Но судьба берегла Блюмкина. Вскоре не он, а Кангелари был отозван в Союз, а на его место из Москвы прислали товарища Шеко. Советник ГВО Блюмкин был в глазах Трилиссера настоящим профессионалом, знавшим английский, монгольский и другие языки. Кроме того, он имел опыт нелегального пребывания в сопредельных районах Китая, Британской Индии и Афганистана и был если не стержнем всей тибетской интриги с Таили-ламой, то по крайней мере ее генератором и разработчиком — а в этой истории, как думал начальник ИНО Трилиссер, черт голову сломит. Резидент знал все тонкости проводившейся операции, и пусть он даже трижды склочник, считали на Лубянке, не может быть и речи о его переводе и отзыве в Центр. К тому же у Блюмкина сложились неплохие отношения с начальником Государственной Внутренней Охраны Монголии Хаяном Хирвой.


Глава 21 | Битва за Гималаи. НКВД. Магия и шпионаж | cледующая глава



Loading...