home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

По возвращении в Москву А. В. Варченко ожидал сюрприз. Ему стало известно от начальника лаборатории Спецотдела Гопиуса о появлении в их отделе новичка — медиума, уроженца Баку, некоего Смышляева. Его «толкал» член Оргбюро ЦК и Секретариата, начальник Орграспредотдела Москвин. Новичок имел репутацию сильного гипнотизера и кроме того утверждал, что открыл оригинальный метод повышенного мышления. Впечатляющим оказалось его предсказание болезни диктатора Польши, маршала Пилсудского — рак печени и года смерти— 1935. Им было сделано и еще несколько удачных политических пророчеств.

Идея приглашения Смышляева из Баку принадлежала цекисту Москвину. Автор «метода повышенного мышления» приехал в столицу в сопровождении ассистента Еманова. Для них отвели шестикомнатную квартиру в одном из домов ОГПУ в Фуркасовском переулке. Помещение оборудовали в соответствии с требованиями Смышляева. Там же для ясновидца подготовили «черную комнату», в центре которой возвышалось специальное ложе — находясь на нем, медиум должен был впадать в каталептическое состояние. Общие затраты на оборудование помещения составили 25 тысяч рублей, то есть 150 тысяч долларов.

В кабинете начальника Спецотдела Барченко застал его хозяина и Москвина. Александр Васильевич попросил разрешения присутствовать на сеансе Смышляева в качестве эксперта. Вскоре все они сидели в черной комнате гипнотизера. Перед началом демонстрации ясновидящий дал несколько пояснений. Он начал с того, что главным свойством медиума является умение фиксировать свою мысль на точно очерченном явлении, а это достигается путем настойчивой тренировки. Мыслительные процессы, развивающиеся в клетках мозга, во время сеанса превратятся в электромагнитные колебания и распространятся в пространстве. Встретив на своем пути соответствующим образом настроенный мозговой аппарат, они пробудят в нем такие же процессы, только в обратном порядке, и превратятся в итоге в мысль. Но «приемник» будет воспринимать чужую посланную мысль как свою. Он будет думать, что это он, а не кто-то иной, видит, слышит и осязает. Волны, излучаемые нашим мозгом, — реальный факт, они способны фиксироваться с помощью специальных аппаратов, похожих на радиоприемники. Итальянский ученый Каццамали уже создал первый такой прибор.

Ну и последнее— во время показа медиум будет находиться в глубоком гипнотическом сне, так называемом гиперсоматическом состоянии, когда его тело потеряет чувствительность к внешним раздражителям. После того как он достигнет необходимого погружения, ассистент Еманов задаст ему несколько вопросов, предложенных присутствующими, и Смышляев ответит на них.

В тот момент, когда с помощью некоторых упражнений ясновидящий достиг каталептического состояния, Варченко заявил присутствующим, что если медиум не чувствителен к боли, он, Александр Васильевич, продемонстрирует еще один, не менее удивительный опыт и воткнет в тело Смышляева английскую булавку на два сантиметра. Бокий, Москвин и ассистент Еманов растерялись, увидев, как эксперт неожиданно приблизился к ясновидящему, находившемуся на ложе. Медиум тут же проснулся— хотя никакой булавки у Варченко не было.

Бокий назвал Смышляева шарлатаном и вместе с Варченко покинул черную комнату. Но Иван Москвин остался. Он считал, что Варченко нарушил эксперимент, и продолжал поддерживать медиума в течение долгого времени.

В коридоре Бокий сообщил: в верхах заинтересованы в работе Варченко и особенно в его деятельности, связанной с налаживанием контактов с различными мистическими сообществами. В ближайшее время Глеб Иванович попросил его набросать проект воззвания советского правительства к оккультным и мистическим организациям Востока'.

Пока они спускались по лестнице, Варченко показал начальнику Спецотдела письмо от Королева. Бокий сказал, что распорядится, и попросил не волноваться — в ближайшие дни книга будет в Москве.

Протокол допроса Варченко А. В. от 23 декабря 1937 г.


предыдущая глава | Битва за Гималаи. НКВД. Магия и шпионаж | ОБРАЩЕНИЕ К ШАМБАЛЕ



Loading...