home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



1

Тринадцатого апреля сотрудники рериховской миссии, выехали из Урги на пяти «Доджах», имея экспедиционный паспорт за подписью начальника ГВО Монголии Хаяна Хирвы. Лихтманы пришли проводить караван и даже проехали километров двадцать вместе с путешественниками. Пара возвращалась в Америку и желала белым паломникам успеха.

Но вся ответственность за провал автомобильного движения экспедиции лежала на резиденте ОГПУ Блюмкине. В отличие от предыдущего раза, он не смог договориться с Монголтрансом, в распоряжении которого были приличные высокопроходимые и быстроходные машины. Кроме того, шоферы этой организации имели опыт поездок в открытой степи и знали часть маршрута. Юрий Рерих потом с сожалением вспоминал, что «не удалось получить вовремя новые автомобили из Пекина и пришлось арендовать те, что были» 1. «Те, что были» представляли собой печальное зрелище — старые и неисправные автомобили советского Торгпредства 134 135. Работали они в этом учреждении из рук вон плохо. Впрочем, так же, как и во многих советских миссиях. Торгпредство даже не позаботилось о приобретении необходимых для автомобилей номеров и пропусков. Пришлось их доставать прямо перед отъездом с помощью министра финансов монгольского правительства.

Когда же пять автомобилей экспедиции, груженные оборудованием, покинули Ургу, члены научного каравана испытали на себе все прелести советской организации труда. Начались многочисленные поломки. Ремонт машин, как правило, сопровождался площадной руганью. 16 апреля на одной из таких многочисленных остановок врач миссии Рябинин, наблюдавший проносившиеся мимо машины Монголтранса, с завистью записал в дневнике: «Монгольский автомобиль, пришедший накануне вечером и сделавший в один день три наших перехода, уже ушел далее...» 136

Единственное, что действительно удалось сделать, так это достать запасные детали— их привезли из Пекина. В данном случае проявился талант Блюмкина-«экономиста». Запасные части представляли собой снятые со старых списанных автомобилей детали. По всей видимости, они были подобраны на одной из пекинских автомобильных свалок.

Шоферы Торгпредства также оказались «подарком судьбы». Главным над ними был поставлен автомобилист— сотрудник ОГПУ Он все время истерично орал, подгоняя своих подопечных, а в минуты привалов делал записи подслушанных бесед участников экспедиции в специальную тетрадь, которую по возвращении в Ургу отдал Блюмкину. Шоферы, несмотря на его ругань, передвигались вяло, как сомнамбулы. Они не очень-то хотели куда-то ехать и предпочитали копаться в своих безнадежно устаревших машинах. Кроме того, в Торгпредстве, видимо, особенно не пытались облегчить жизнь автоэкспедиции и поручили ей доставить до пункта Юм-Бейсе тридцать пудов машинного масла. Груз существенно утяжелил автомобили. Ну и в довершение всего выяснилось, что канистры с бензином почему-то содержат воду. Как она туда

попала (ведь крышки были герметичны), никто толком ответить не мог. А загадка бензобаков раскрывалась очень просто— шоферы приторговывали топливом. И даже взбалмошный ОГПУшник этим занимался — ведь надо же было как-то жить.


Глава 23 | Битва за Гималаи. НКВД. Магия и шпионаж | cледующая глава



Loading...