home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Двадцать первого мая Кордашевский и Панкратов прибыли в Баотоу, преодолев с помощью взяток многочисленные таможни и произвол военных патрулей. В городе их ожидал караван. В состав его участников, кроме Кордашевского и Панкратова, вошли и два китайца-караванщика. Они должны были выйти из Баотоу на пятнадцати верблюдах. Охрану составят разбойники-хунхузы, которые присоединятся к каравану за городом. Баотоу кишел военными, и, чтобы не привлекать излишнего внимания, был пущен слух, будто бы Кордашевскому, новому сотруднику фирмы, необходим дом внаем для длительного проживания. Накануне выезда Панкратов перегнал верблюдов с вещами в степь рядом с Баотоу. Здесь скарб был затюкован, и осталось только вывезти Кордашевского за город. На следующий день полковник облачился в китайскую одежду и в закрытой повозке, кучером которой был служащий фирмы, уроженец Баотоу, отправился к контрольному посту.

Охрана на выезде была вовремя отвлечена дракой, подстроенной людьми Панкратова, и Кордашевский без проблем покинул город. Через два месяца они должны были достигнуть города Сучжоу, где в отделении местной почты их ждали инструкции от Рериха.

Долог путь через степь и пустыню, сквозь гражданскую войну и разруху, но 9 июня караван вступил в область, контролируемую войсками генерала Фына, который был в курсе миссии Панкратова и его отношений с Рерихом. Здесь путники почувствовали себя в безопасности. Впечатления от здешних мест Кор-дашевский занес в свой дневник: «Проходим автомобильный тракт Урга— Ланчжоу. На твердой глине отпечатки шин. По этой дороге большевики доставляют христианскому генералу 157 военные припасы и даже пушки. Никакой охраны и кордонов нет»158 159.

Пятого июня в 3 часа ночи на стоянке у колодца М окучен произошла встреча Панкратова с секретным агентом, сотрудником монгольского посольства, которое находилось в Лхасе, калмыком Бимбаевым 160. Во тьме связной перепутал палатки и вошел в ту, в которой отдыхал Кордашевский. Полковника удивил_ почти театральный наряд ночного гостя — ярко-красный халат и вишневого цвета епанча. Панкратов переговорил с ним, угостил чаем и табаком. Когда пришелец испарился, полковник записал в блокноте: «Гость точно выскочил со сцены из „Князя Игоря14»161.

Тринадцатого июля караван вступил в город-оазис Сучжоу. Путники расположились на постоялом дворе местного ахуна-старшины, знакомого Панкратова. Этот старик рассказал, как всего несколько дней назад к нему наведывался сотрудник рериховской экспедиции Портнягин и справлялся, нет ли от них известий. Интерес к путешественникам проявил и местный губернатор, недавно назначенный Фын Юйсяном на этот пост. Навестив Панкратова и Кордашевского, чиновник не преминул показать свою осведомленность и вместо приветствия с порога проговорил: «Я думал, что вы военные, а вы, оказывается, коммерсанты, это очень хорошо» К

В местном отделении почты Панкратов получил от Рериха заказное письмо, в котором им предписывалось перейти горы Нань-Шань и, пройдя до Чан-мара и Шибочена, присоединиться к главному каравану в урочище Шарагол.

За несколько дней до соединения с экспедицией Рериха Панкратов заболел лихорадкой и слег. Несмотря на это, движение каравана продолжалось, и наконец 28 июля Кордашевский, в сопровождении одного монгола, выехал навстречу экспедиции Рериха, оставив в своем лагере Панкратова на попечении двух китайцев. Больной смог прибыть к стоянке миссии лишь день спустя.


предыдущая глава | Битва за Гималаи. НКВД. Магия и шпионаж | cледующая глава



Loading...