home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

Друзья Сиднея приехали в Сэндитон уже на следующее утро. Шарлотта и Клара были первыми, кто встретил их на тихом приморском бульваре. Барышни только что вышли из Трафальгар-Хауза и спускались на пляж, когда мимо них в сторону гостиницы стремительно пронеслось ландо. Его пассажиров они рассмотреть не успели, но Шарлотта была уверена, что видела в открытом экипаже двух джентльменов, а Клара не заметила ничего, кроме двух прекрасных вороных коней, запряженных цугом.

– Кто это может быть? – вслух удивлялась она. Неужели, какие-то лондонские аристократы? Интересно, а мистер Паркер в курсе? Ну, леди Денхэм уж точно знает об их приезде.

– Думаю, да, – отвечала Шарлотта. В таком небольшом городке, как Сэндитон, кто-то точно в курсе, – добавила она, вглядываясь вдаль и стараясь рассмотреть прибывших.

– О, да. Все обычно сообщают о своем приезде на курорт заранее. Бронируют места. Знаете, многие в выборе курорта прибегают к совету друзей. Вот, например, мистер и миссис Марлоу, побывавшие здесь в прошлом году, неделю назад написали леди Денхэм и сообщили о своих знакомых, которые, в этом сезоне тоже хотят отдохнуть в Сэндитоне. Их дочь, бедняжка, страдает от страшных приступов мигрени и родители надеются, что морской воздух исцелит ее. Может быть, это как раз те самые Флетчеры и прибыли к нам?

Ландо тем временем уже въехало в каретный двор гостиницы, и Шарлотта пыталась рассмотреть выходивших из него мужчин. Теперь она не сомневалась, что их было двое, то яркий солнечный свет не давал ей разглядеть их лица.

– Мистер Сидней Паркер тоже ожидает сегодня приезда друзей, – медленно проговорила она.

– Хорошо. Но кто бы это ни был, эту новость я должна сразу сообщить леди Денхэм, – ответила мисс Бриртон. – Она всегда винит меня в том, что я недостаточно наблюдательна и любознательна. И не зря. Я, действительно, всегда последней узнаю о том, что случилось в Сэндитоне.

Это спокойное признание собственных слабостей от молодой женщины, которая казалась замкнутой и необщительной, удивило Шарлотту. Правда, Клара, словно в подтверждение этого мнения, больше не проронила ни слова, пока они спускались с холма. Мисс Бриртон, казалось, совсем забыла о своей спутнице и задумчиво смотрела на далекий двор гостиницы, где распрягали вороных коней, выгружали багаж и встречали пассажиров, только что приехавших издалека. Она не обращала внимания на попытки Шарлотты продолжить разговор и загадочно улыбалась своим, очевидно, приятным мыслям. Но о ком думала мисс Бриртон, для Шарлотты так и осталось загадкой. Сама Шарлотта никогда не могла себе позволить на людях так глубоко уходить в себя, и ее удивление росло с каждой минутой. Ореол тайны, окружавший Клару, теперь выглядел вполне естественным, а сама мисс Бриртон больше не представлялась ей двуличной.

Шарлотта решила первой закончить эту игру в молчанку и не нашла лучшего способа, чем остановиться, немного постоять в тишине и громко задать новый вопрос Кларе.

– Я побыла в Сэндитоне достаточно долго, чтобы понять, с каким гостеприимством здесь встречают каждого отдыхающего и стремятся угодить во всем, – произнесла она чуть громче, чем обычно, и повернулась лицом к лицу мисс Бриртон. Но прекрасная мисс Бриртон всё еще думала о своем и не слышала этой прозаической фразы. Тогда Шарлотта предприняла новую попытку.

– Здесь каждый житель настолько гостеприимен, – сказала она с улыбкой, – что стремится первым рассказать все новости соседу.

Это шутка также осталась незамеченной. После некоторой паузы, мисс Бриртон, наконец, пришла в себя. Ее недавнее признание, что леди Денхэм частенько упрекала ее за невнимательность, теперь Шарлотта считала вполне справедливым и прекрасно характеризующим не только Клару, но и саму леди Денхэм. Расчетливая и резкая она не могла сдерживать свое искренне недовольство бедной родственницей, в то время как сама бедная родственница должна была проявлять редкое терпение и самообладание, чтобы терпеть скверный характер старой леди и ладить с ней. «Скверный характер мисс Денхэм могла выносить только такая отрешённая особа как мисс Бриртон», – подумала Шарлотта.

– Да, милая моя, ох уж, эти новости Сэндитона. – вздохнула Клара. – Увы, я не выдерживаю конкуренции, мисс Хейвуд, и всё время проигрываю нашему садовнику, знатному коллекционеру местных новостей – из деревни и с холма. Он каждый день развозит по Сэндитону излишки наших фруктов и овощей и взамен привозит свежие сплетни. И эта карета у гостиницы с новичками, может быть, мой единственный шанс опередить вездесущего Ходжеса. Если Вы не возражаете, то когда закончим купанье, я поспешу в гостиницу, чтобы из первых рук узнать все подробности от миссис Вудкок.

Шарлотта, уверенная в том, что только что на пороге гостиницы мелькнула знакомая фигура в синем жакете, точно таком же, как у мистера Паркера, теперь могла точно сказать, кто сегодня приехал в этом ландо.

– Конечно, я не возражаю, но думаю, Вам не стоит спешить в гостиницу, мисс Бриртон, – ответила она. – Это мистер Реджинальд Каттон и мистер Генри Бруденалл.

– Реджинальд Каттон – и Генри Бруденалл, – по слогам повторила мисс Бриртон, как будто старалась запомнить их имена, чтобы потом сообщить их леди Денхэм. – И… – она, казалось, была в нерешительности, какие еще подробности могут от нее потребовать, – и долго ли останутся здесь?

– Мистер Каттон, думаю, долго не задержится. А мистер Бруденалл приехал из-за состояния здоровья, и, думаю, он останется здесь на несколько недель.

В отличие от Паркеров, мисс Бриртон не проявила ни малейшего интереса к состоянию здоровья мистера Бруденалла и, больше ни о чем не спрашивала Шарлотту. Видимо, ей было достаточно только имен. Она несколько раз повторила их про себя в надежде, что первой сообщит их своей хозяйке и сегодня обязательно опередит садовника. Чтобы сменить эту тему Шарлотта сделала несколько шагов к Террасе и остановилась, любуясь открывающимся видом на залив.

– Какой удачный день мы выбрали для купанья. Я все лето не видела такого ясного и чистого неба. – Она с удовольствием всматривалась в небесную синеву, любовалась зеленеющими холмами и сверкающим море. – Какое сегодня море особенное. Не так ли? Интересно было бы посмотреть на Сэндитон со стороны моря. Какой вид откроется? Но боюсь, что сегодня будет очень холодная вода?

Не услышав ответа, она оглянулась на мисс Бриртон и заметила, что ее глаза были устремлены совсем в другую сторону, а взгляд выражал воодушевление и, как сказала бы Шарлотта, ожидание. Неужели она ищет глазами сэра Эдварда? Стараясь подавить неожиданное подозрение, она стала убеждать себя, что мисс Бриртон не может оторвать взгляд не от гостиничного двора в конце бульвара, а от завораживающего морского простора, раскинувшегося перед ними и томно покачивающегося в лучах полуденного солнца. С Террасы было отчетливо видно, как одна защитная полоса невысоких деревьев следовала за другой, спускаясь к отлогому, покрытому полированной галькой берегу, который плавно уходил в чистое, ярко-синее море. Несколько облаков появились над горизонтом, и чайки предвкушая улов, кричали над легким прибоем.

Шарлотта больше не пыталась разговорить свою спутницу, молодые леди молча миновали Террасу, оставив позади завораживающий вид со склона холма, как вдруг мисс Бриртон сама возбужденно начала разговор. Снова упомянула леди Денхэм, которая наказала ей, чтобы они не забывали следить за порядком в кабине для переодевания миссис Ганн, а после купания обязательно пили чай с бутербродами в крытых тростником чайных комнатах, которые леди Денхэм и мистер Паркер построили в прошлом сезоне недалеко от пляжа.

– Надо же, мистер Паркер говорил мне то же самое, – улыбнулась Шарлотта.

– Конечно, построить чайные на пляже – это его ведь его идея. Он говорит, что такого больше нет ни на одном курорте, а леди Денхэм считает, что они вообще не нужны. Чайные комнаты – по-моему, не затейливая постройка, вот, посмотрите, сейчас их хорошо видно, прямо под нами, чуть выше полосы гальки. Но леди Денхэм уверена, что это слишком большое и вычурное здание. Она бы предпочла временное сооружение и опасается, что так и не возместит вложений в это строительство чайной.

– Не сомневаюсь, что мистер Паркер считает чайные комнаты, открытые круглый год, одним из главных достоинств Сэндитона, которое может привлечь больше отдыхающих. Мистер Паркер уверен, что доход должны приносить не сами по себе чайные комнаты, а сдаваемые в наем дома. Чем больше людей оценят преимущества чайных комнат на пляже, тем больше станет приезжих на курорте, а значит, возрастет стоимость домов и можно будет поднять арендную плату, и тем самым увеличить прибыль. Все просто.

– Ну вот, – Вы изучили бизнес-план мистера Паркера, а я – леди Денхэм. Нам было бы интересно иногда сравнивать их мнения, потому что, я уверена, они не всегда совпадают, – сказала мисс Бриртон, улыбаясь с большей открытостью, чем когда-либо прежде. И Шарлотта, чувствуя, что они начинают понимать друг друга, улыбнулась ей в ответ. Она больше не хотела вспоминать своё твердое решение, быть осмотрительной в отношениях с мисс Бриртон и была готова любить и обожать ее, пока сэр Эдвард находился вне поля зрения.

– Леди Денхэм старается каждого гуляющего или купающегося заставить зайти в чайные комнаты – продолжала мисс Бриртон. – Но сама она так и не снизошла до того, чтобы выпить там чашку чая, поэтому вряд ли убедит остальных приходить туда.

Дружелюбная, несколько печальная улыбка подруги пробудила в Шарлотте еще более сильную симпатию к ней. И хотя они говорили всего лишь о чайных комнатах, она чувствовала, что понимает ее все лучше и лучше.

Наконец, они подошли к кромке галечной отмели, круто обрывающейся у моря. Каменную твердыню с морем разделяла узкая песчаная полоса. Во время отлива она становилась шире. Сегодня вода отошла особенно далеко от берега, обнажив широкую линию очень мелкого песка, которую было хорошо видно около белых скал и кабин для переодевания на дальнем конце пляжа. Они направились в ту сторону по отполированной прибоем гальке, и вскоре оказались в распоряжении миссис Ганн, крупной женщины довольно грозного вида.

Мисс Ганн проводила молодых леди в свою кабину и, пока они переодевались, установила приспособление для сушки одежды, а затем повела их туда, где было глубже. Потом она опустила зеленый капюшон над входом в передвижной вагончик, закрепила лесенку и проследила за их спуском в воду, отдавая очень разумные распоряжения. При этом она ни на секунду не умолкала, так что очень скоро все их опасения рассеялись.

Для Шарлотты все было так ново и волнительно, что она в первый момент не могла бы сказать, что произвело на нее самое сильное впечатление: душный вагончик, раскаленный солнцем, бодрящее покалывание холодной морской воды, или большая и пугающая волна, которая окатила ее сзади. Сверкающая игра солнечных лучей на морской поверхности была в первые мгновенья просто ослепительной, и пока не привыкли глаза, Шарлотта ничего не видела и уж точно не испытывала ожидаемого удовольствия от купания. Но как только она смогла осмотреться вокруг, то замерла, потрясенная величественной картиной моря: в блеске, отражающихся от волн солнечных лучей, носились ослепительно белые чайки, которые ныряли в глубину, где в беспорядочной пляске мелькали тени, и вновь появлялись на пенных гребнях невысоких волн. Шарлотта вдруг почувствовала, что улыбается, но не могла понять чему. Приятному южному бризу? Аромату соленого воздуха? Ритму приливов и отливов? Или просто этому удивительному летнему дню?

– Не стойте в воде, а постоянно двигайтесь, туда– сюда, туда-сюда, – басом командовала им миссис Ганн. – Не вертитесь и не выпрыгивайте. Некоторые женщины точно также себя ведут в воде, но уж, поверьте мне, от этих прыжков нет никакой пользы ни с медицинской, ни с физкультурной точки зрения.

Шарлотта, которая сама сначала слегка подпрыгивала в воде, с удивлением оглянулась на спутницу, не понимая, кому адресованы эти суровые указания свыше и увидела мисс Бриртон, которая с неожиданным азартом плескалась и подпрыгивала в воде, и была счастлива как никогда. Подруги улыбнулись друг другу без стеснения, они снова испытывали одни и те же чувства, и хотя одна из них была более красива, чем другая, это не мешало их искренней дружбе. Шарлотта теперь никак не могла понять, почему всё это время считала простую и бесхитростную Клару двуличной и лживой, она была совсем не такая.

Но, увы, скоро миссис Ганн велела юным леди выходить из воды, невзирая на их слезные просьбы продолжить купанье. «Пятнадцать минут более чем достаточно для первого раза», – настаивала она и не желала слышать никаких уговоров.

Обе девушки вернулись в кабину для переодевания, где их ждали горячие грелки для ног. Пока они стояли на грелках, миссис Ганн, тщательно растерла каждую полотенцем, чтобы, как она выражалась, восстановить кровообращение и не простудиться. Потом купальщицы переоделись в сухое белье, под руководством суровой миссис сделали легкую зарядку и не отказались от чашки крепкого чая, которая традиционно завершала все купания в Сэндитоне.

Шарлотта уже начала надеяться, что теперь с новой подругой она каждое утро сможет ходить на пляж и ничто не омрачит их беззаботное времяпрепровождение, но, случайно взглянув в сторону Террасы, увидела сэра Эдварда Денхэма, целеустремленно шагавшего к ним.

– А вот и сэр Эдвард, – с досадой произнесла она. – Не думала, что он сегодня в это же время тоже пойдет на пляж, но думаю, что он нам не помешает отдыхать.

– Нет, нет. Конечно, нет, – воскликнула Клара и залилась краской. – Я полагаю… Я полагаю, что его привело сюда какое-то дело. Не сомневаюсь, что он скоро нам все объяснит.

– Меня его дела не касаются, – равнодушно ответила Шарлотта. – Может быть, он просто хочет проводить нас до Трафальгар-Хауза? Миссис Паркер приглашала Вас в гости сразу после купания. Если Вы не против, но нам пора отсюда уходить?

– Да… Но, неужели мы не пойдем навестить миссис Вудкок в гостинице?

– Но ведь мы решили, что в этом теперь нет необходимости? – сказала Шарлотта с удивлением. – Я думала, что…

– О, да, возможно, нам лучше сначала узнать, что предложит сэр Эдвард, – сказала мисс Бриртон, еще более смущенно. – Может быть, у него… Он может… – Она запнулась в некотором замешательстве, а Шарлотта, не зная, что и сказать, смогла лишь пристально посмотреть на нее, чувствуя, что перед ней была уже не прежняя хорошая подруга, с которой они так душевно общались только что, а прежняя неразговорчивая расчетливая леди. «Клара, как выяснилось, далеко не глупая женщина, и она должна насквозь видеть сэра Эдварда с его нелепыми ухаживаниями и глупыми комплиментами, – рассуждала Шарлотта про себя. – Он должен вызывать у нее, как и у меня, скорее раздражение, чем удовольствие, но почему-то мисс Бриртон готова ждать и даже обнадежить его?»

Они больше не сказали друг другу ни слова, а вместо их недавней дружеской болтовни воцарилось неловкое молчание. Шарлотта решила молчать настолько долго, насколько позволяют приличия. А Клара молчала, потому что боялась сказать что-то лишнее. Она нетерпеливо посматривала в сторону Террасы и, по мнению наблюдательной Шарлотты, очевидно раздумывала, извиняться ли ей перед своей подругой за вынужденную заминку или попросить об одолжении никому не рассказывать об их встрече с сэром Эдвардом, который уже подходил к ним и как обычно начал свое приветствие издалека.

– Как я счастлив, встретить самых очаровательных красавиц Сэндитона на пляже, эту встречу я мог представить только в самых смелых моих фантазиях, – начал он, извиваясь перед ними в замысловатом поклоне. – Не буду делать вид, что наша встреча была случайной, я специально пришел сюда, чтобы сопровождать вас на прогулке.

– Боюсь, что Вы пришли слишком поздно, сэр Эдвард, – твердо сказала Шарлотта. – Мы уже достаточно прогулялись и уже уходим домой.

– Постойте! Вы разве не знаете, что хорошая прогулка просто необходима после морской ванны, – лукаво возразил сэр Эдвард. – Естественно, уже нет смысла оставаться на пляже и бродить вдоль берега! Поэтому я предлагаю вам увлекательную прогулку к моему уютному декорированному коттеджу. Он почти готов и скоро примет своих первых постояльцев. Ваши замечания будут для меня бесценны. Я рассчитываю на вашу женскую проницательность и тонкость восприятия мира, поэтому уже сгораю от нетерпения узнать, чего еще недостает моему уютному гнездышку.

Слушать сэра Эдварда для Шарлотты было равносильно погружению в тягучую словесную трясину. И хотя ей показалось, что мисс Бриртон была не против, пойти с ним и даже сама назначила ему это свидание, Шарлотта твердо решила, что дальше они пойдут без нее.

– По-моему, советы Вашей утонченной сестры заслуживают большего внимания, чем наши. Ведь у нее такой опыт в ведении хозяйства, – сказала она. – Кроме того, услужливая мисс Диана Паркер как раз тот человек, который Вам нужен. А еще лучше, если для осмотра коттеджа Вы соберете группу советчиков. А у нас сегодня утром, к сожалению, уже нет времени. Миссис Паркер давно ждет нашего возвращения в Трафальгар-Хауз.

– Но ведь до коттеджа рукой подать, он здесь недалеко над ручьем; видите, вон он выступает из-за утеса? Пойдемте все вместе, это займет всего несколько минут. Вы просто не имеете права, отказать мне.

– Я бы не возражала, – начала мисс Бриртон.

– Зато я чувствую себя слишком усталой, – невежливо сказала Шарлотта. – У меня хватит сил только для того, чтобы дойти до дома.

Но сэр Эдвард по-прежнему упрямился и настаивал на своем, как всегда используя витиеватые аргументы, которые выводили Шарлотту из себя.

– Будьте уверены, миссис Паркер даже не заметит, что вы задержитесь на пляже на полчаса или даже на целый час. И забудьте о своей надуманной усталости! Это всего-навсего приятная расслабленность после купания в море. Совсем скоро усталость сменят приятное возбуждение и даже бодрость.

Шарлотта взглянула на мисс Бриртон и, ужаснулась при мысли, что она может быть заодно с сэром Эдвардом, но при этом она никак не могла понять, какие чувства Клара испытывает к баронету. Ее поразительное спокойствие и сдержанные манеры окончательно сбили Шарлотту с толку. «Нет, она точно не влюблена, – рассуждала Шарлотта, – но и отвращения, как я, к нему не испытывает. Что же может связывать их? Возможно, ее, как миссис Денхэм, привлекает его титул? К тому же, сэр Эдвард весьма хорош собой? Скорее всего, их связывает интерес к наследству пожилой леди. Но неужели Клара смогла принести свои лучшие чувства в жертву мирским богам?» – эти вопросы один за одним проносились в сознании Хейвуд. Всего час назад она видела Клару счастливой молодой женщиной, танцующей среди волн, а сейчас перед ней снова была расчетливая и осторожная незнакомка, от которой всего можно было ожидать. Было очевидно, что в мисс Бриртон уживались природная осмотрительность и завидная твердость характера; но теперь она не решалась встретиться с Шарлоттой глазами, старалась выглядеть безразличной к приглашению сэра Эдварда, но при этом, оставалась в его обществе и не спешила домой. Теперь она казалась воплощением расчетливости, двуличности и нерешительности.

Такая манера поведения поражала Шарлотту, которая изо всех пыталась освободиться от роли компаньонки Клары, которую ей навязали. «Если мисс Бриртон так хочется посетить коттедж сэра Эдварда, то пусть посещает его сама, без третьей лишней», – негодовала в душе Шарлотта. Твердо решив возвратиться в Трафальгар-Хауз, она уже собиралась прощаться, но случайно бросив взгляд в сторону на гостиницы, увидела Сиднея Паркера и одного из его друзей. Джентльмены без сомнения сразу заметили на пляже двух юных леди в обществе сэра Эдварда и, о чем-то переговорив между собой, направились к ним. Сразу догадавшись, что с их появлением ей легче будет освободиться от сэра Эдварда и мисс Бриртон, Шарлотта сказала:

– Ну, хорошо. Я согласна пойти. Но только подождите меня всего минутку, я вытащу маленький камешек, попавший в ботинок. Из-за него я могу идти дальше.

И она торопливо присела на насыпь из гальки и, уже не спеша занялась поиском этого несуществующего камешка.


Глава 13 | Сэндитон | Глава 15