home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 21

После отъезда Сиднея Шарлотта решила весь день, а может быть, и не один, провести с миссис Паркер в ее новой оранжерее. Мистер Паркер не разделял страстного увлечения супруги, которая могла часами возиться в своем цветнике. Она выращивала собственные цветущие растения из семян, кропотливо выводила новые виды и практически оставила своего садовника без работы, изредка отдавая ему на попечение кустарники, которым становилось тесно под стеклянной крышей.

Мэри постоянно была занята пересадкой рассады из переполненных ящиков в десятки возрастающих по размеру горшков, поливала саженцы, заботливо ухаживала за ними и лелеяла их, пока из хрупких ростков они не превращались в пышные кусты. Затем всё повторялось сначала. В этом было ее тихое счастье. Почти каждое утро миссис Паркер начиналось в этой просторной оранжерее, а поскольку работы было много, она никогда не отказывалась от посторонней помощи, но не любила, когда ее отвлекали от любимого занятия по пустякам.

Поэтому когда дверь в оранжерею распахнула леди Денхэм, миссис Паркер слегка нахмурилась, вздохнула и пыталась подавить своё легкое раздражение.

– Слава Богу, вы снова, как всегда, в трудах! Морган сказал мне, что я могу найти вас здесь, – громко сказала леди Денхэм. Нет, нет, не снимайте ваши перчатки, миссис Паркер. Не стоит устраивать церемонии со своими соседями. Я заглянула к Вам на минутку. Мисс Клара пошла в библиотеку, чтобы опять поменять книгу, а я поленилась идти так далеко. Жаль, что у вас здесь негде поставить небольшую скамейку для отдыха или лучше две! О, моя милая миссис Паркер, я вполне могу постоять. Нет, нет, умоляю вас, не ходите домой из-за меня.

Но миссис Паркер уже отложила свои инструменты, сняла перчатки и вежливым поклоном пригласила Шарлотту следовать за ней, выходя первой из оранжереи.

– Ваша молодая гостья, я вижу, не такая уж бездельница, – одобрительно сказала пожилая леди, когда они направлялись к дому. – Ей, уж точно, никто не вскружит голову, как одной нашей общей знакомой. С приездом всех этих молодых людей в Сэндитоне, мисс Клара стала такой беспокойной и рассеянной и совсем не следит за порядком в доме, как раньше. И когда она находит время, чтобы читать все эти книги, которые она берет в библиотеке, не могу понять! Двадцать один год – это самый опасный возраст для молодых леди. Они не думают ни о чем, кроме платьев и удовольствий. Насколько я успела заметить, обе мисс Бофорт скроены точно так же.

– Если бы молодость знала… – добродушно сказала миссис Паркер, но ее незатейливая шутка так и не смогла поднять настроение госпоже Денхэм, которая по-прежнему ворчала.

– О да, все это очень верно, миссис Паркер. Но некоторые молодые люди не считаются с интересами других. У них на первом месте собственные удовольствия. Однако, я не та женщина, которая учиться на собственных ошибках. Я и раньше догадывалась, что более надежной помощницей мне может стать племянница постарше, а теперь мне совершенно ясно, что мисс Клара слишком молода и ветрена, чтобы она могла дальше оставаться у меня. К счастью, нет таких ошибок, которые невозможно исправить. Я пригласила Клару, как вы знаете, всего только на шесть месяцев и, будьте уверены, я также предупредила ее о том, что вероятно, по истечении этого срока, ее место займет какая-нибудь другая родственница. Да, да, уже давно пора произвести такую замену.

– В самом деле! – воскликнула с некоторым удивлением миссис Паркер. – Вы намереваетесь действительно пригласить другую родственницу к себе? Это так неожиданно. Мне и в голову не приходило, что мисс Бриртон может покинуть нас.

– О, пока это строго между нами. Я сказала ей, что приглашаю ее кузину, мисс Элизабет, на несколько недель. А потом, знаете, у меня будет свобода выбора между ними, – сказала она, улыбаясь, весьма довольная своей прозорливостью. – Будьте уверены, миссис Паркер, я не из тех, кого можно заставить что-либо делать против моей воли. А те люди, которые воображают, что могут меня провести, скоро поймут, что жестоко ошибаются! Нельзя рассчитывать, что я буду содержать двух племянниц, если мне вполне достаточно в доме одной. Итак, если мисс Элизабет проявит себя достойной, чтобы взять на себя незначительные обязанности мисс Клары… ну что же, тогда мы посмотрим.

Это неожиданное рвение леди Денхэм поменять одну из своих племянниц на другую, заставило Шарлотту задаться вопросом, не получила ли эта всех подозревающая в чем-то и невероятно равнодушная к чувствам других пожилая дама какой-то намек на связь сэра Эдварда и мисс Бриртон. Она очень хотела это узнать, но не находила подходящего предлога для того, чтобы принять участие в разговоре двух дам. Оставалось только положиться на миссис Паркер, в надежде, что она сама сумеет вытянуть из своей гостьи новые подробности, тем более что леди Денхэм, судя по всему, настроилась на долгую беседу, удобно уселась в кресле, поставив усталые ноги на маленькую скамеечку.

– Я всегда считала, что мисс Бриртон обрела в Вас вторую семью и надежный приют в Вашем доме, – заметила миссис Паркер. – Думаю, что ее может огорчить возвращение к родным?

– Иногда мне кажется, что она будет этому только рада. Недаром, она пару раз намекала мне, что мисс Элизабет подойдет мне больше, чем она сама. Хотя меня совершенно не интересует, что думает по этому поводу Клара. Мне, действительно, нужна более надежная компаньонка. Кто знает, может быть, мисс Клара в ближайшее время выскочит замуж? И что я буду делать тогда? Снова самой вести дела, которым я с таким трудом обучила племянницу?

Шарлотта искренне удивилась, что леди Денхэм никогда раньше не задумывалась о возможном замужестве Клары.

– Естественно, мисс Бриртон когда-нибудь обязательно выйдет замуж, – сказала вполне разумно миссис Паркер. – У нее добрый и мягкий характер, и к тому же она красива. Можно не сомневаться, что кто-то обязательно станет просить ее руки.

– Я и не сомневаюсь, – ответила леди Денхэм, даря ей один из своих проницательных взглядов. – Именно ваш зять первый навел меня на такую мысль. Конечно, сэр Эдвард тоже очень мило ухаживает за мисс Кларой. Но я-то знаю, что это для него абсолютно ничего не значит. Он должен жениться на деньгах! Но когда молодой человек, который может себе позволить выбрать любую, самую выгодную партию, начинает так глупо улыбаться ей…

– Вы имеете в виду, я полагаю, моего шурина, Сиднея, – сказала миссис Паркер, которой был не по душе этот разговор. – Я не думаю, что Вам не стоит обращать внимание на его поведение, это всё несерьезно. Может быть, подать чаю, уважаемая леди Денхэм? – И она громко звякнула колокольчиком, ставя точку на полуслове.

– Ну, хорошо, может быть, в этом нет ничего серьезного, как Вы говорите, но все же я не могу оставаться равнодушной, – продолжала леди Денхэм, не поняв тонкий намек миссис Паркер. – Мистер Сидней мне понравился, и его непринужденная манера общаться его не портит. К тому же, он очень услужлив и уважительно относится к старшим: даже нанес мне прощальный визит вечером перед отъездом, как раз, когда подвозил мисс Клару домой. Честное слово, он всегда говорит и делает все, как надо. Например, когда я лишь обмолвилась о том, что хочу направить приглашение приехать в Сэндитон для мисс Элизабет, Ваш зять сразу предложил мне свою помощь и взялся лично передать его в Лондон. Уже сегодня вечером приглашение будет у Бриртонов, а почтой оно шло бы ни одень день. Так что через недельку или через две Элизабет будет здесь. Кстати, Сидней обещал захватить на обратном пути ее ответ на мое приглашение. В общем, ваш зять – достойный джентльмен.

Шарлотта была заинтригована участием «достойного джентльмена» Сиднея в этой авантюре. В том, что он приложил свою ловкую руку к этому делу, она не сомневалась, но просчитал ли он все возможные последствия? Догадывается ли, что приезд Элизабет неизбежно повлечет отъезд Клары в Лондон? Ей также было интересно понять, насколько пересекаются интересы леди Денхэм и Сиднея, и кто кого перехитрит в конечном итоге. Вскоре она поняла, что леди Денхэм пребывает в счастливом заблуждении, что сумела ловко использовать организаторские способности Сиднея в своих целях и совершенно не замечает, что уже давно сама пляшет под его веселую дудку. Словно подтверждая эту догадку, пожилая дама торжествующе произнесла:

– Мистер Сидней мне очень пригодился. Не зря говорят: где родился, там и пригодился. Когда он вернется в Сэндитон, я хочу поручить ему одно важное дела. Он всё схватывает на лету, и как раз такой человек мне и нужен, – произнесла она в полголоса в порыве откровенности. – Знаете, почему я вчера одолжила мою карету и коней для поездки в Бриншор? Я просто хотела, чтобы сэр Эдвард и мисс Лэмб провели целый день вместе. Мы не можем себе позволить упустить такую наследницу. Так я и сказала ему! Но разве сэр Эдвард может что-нибудь сделать без моей помощи? Пришлось рассказать о моих планах мистеру Сиднею, и он всё сделал в лучшем виде. Назначил сэра Эдварда старшим в моей карете, посадил в нее мисс Лэмб, и они могли вдоволь наговориться. Но самое главное, никто ни о чем не догадался, мисс Клара, например, до сих пор не знает, что Эдвард и Клара сидели вместе по моему желанию. И всё благодаря тому, что мистер Сидней Паркер захотел сделать мне приятное.

Это новое объяснение пересадки пассажиров перед отъездом расстроило Шарлотту. Но немного поразмыслив, она отдала должное таланту Сиднея и поняла, что он всё-таки перехитрил леди Денхэм, выпрашивая ее карету. Ни в Бриншоре, ни где-либо еще, мисс Лэмб и сэр Эдвард не проявили, казалось, ни малейшего интереса друг к другу.

– А у меня есть еще великолепный план, – заявила леди Денхэм с большим воодушевлением. – Но я пока не хочу полностью посвящать в него мистера Сиднея. У него сейчас как раз такой возраст, чтобы самому обзавестись семьей. И я решила, что ему стоит выбрать себе в жены мисс Клару или мисс Эстер. Они одинаково хороши и у обоих нет собственного состояния, поэтому обе нуждаются в муже с достаточными средствами. Но, – это она произнесла очень великодушно, – я хочу, чтобы он сам сделал свой выбор между ними. Такие молодые люди с независимым положением и связями, не любят, чтобы ими навязывали своё мнение.

Леди Денхэм ликовала, но терпение миссис Паркер было уже почти на исходе, ей явно не нравился весь этот разговор. Мэри почтительно относилась к пожилой леди, всегда старалась угодить ей и утешить ее, но не выносила бестактных обсуждений родственников и соседей за глаза. Она несколько раз безуспешно пыталась изменить тему беседы и с облегчением вздохнула, когда ее гостья, наконец, поднялась, чтобы откланяться.

– Какой тяжелый день сегодня! – сказала миссис Паркер Шарлотте по пути в оранжерею. – Однако, слава Богу, она ушла, и мы можем теперь спокойно заняться делами. Потому что, между нами говоря, – продолжала она, с милой улыбкой изобразив леди Денхэм, – я больше предпочитаю говорить о цветах, чем о людях.

Улыбнувшись друг другу, они завязали фартуки, натянули садовые перчатки и встали в противоположных концах длинной полки с рассадой, и каждая занялась своим рядом саженцев, думая о чем-то своем. Шарлотта поражалась наивности леди Денхэм, которая считала, что Сиднея можно на ком-то женить. Она живо представила у алтаря ее племянницу мисс Денхэм и Сиднея, затем сера Эдварда и мисс Лэмб и едва не рассмеялась вслух. Но когда она подумала о Кларе, то легкая ревность кольнула в ее груди, Клара и Сидней подходили друг другу и у них вполне мог быть роман.

Шарлотта отчетливо вспомнила тот момент, когда Сидней первый раз очень тепло отозвался о Кларе. Больше он не давал поводов для ревности, но, может быть, сама Шарлотта, не очень внимательно наблюдала за ними? Она давно уже догадывалась о том, что Сидней не равнодушен к мисс Бриртон, но почему-то слепо поверила его собственному объяснению их частых уединенных бесед. Неужели Клара, действительно, после долгих уговоров стала всего лишь союзницей Сиднея в утешении несчастного Генри? Сейчас это звучало также наивно, как и романтические мечты леди Денхэм.

Взволнованная, она старалась вспомнить все их встречи и еще раз проанализировать каждый эпизод. Всё началось на лесной тропинке по дороге к старому Сэндитону, между Сиднеем и Кларой сразу возникло взаимопонимание; затем последовали его частые посещения Сэндитон-Хауз; потом Клара по просьбе Сиднея с готовностью принялась утешать Генри Бруденалла и об этом(а может быть, и нет) они много раз беседовали с глазу на глаз и в Сэндитоне и в Бриншоре. Теперь Шарлотта почти не сомневалась в существовании искреннего и серьезного чувства с той или с другой стороны. И все это происходило на глазах всего Сэндитона.

Но только один факт не укладывался в эту логическую цепочку: Клара Бриртон призналась ей в готовящемся побеге. Ее отчаянье было лучшим доказательством того, что леди Денхэм не одобрит ее предполагаемый брак. Но как раз Сидней, по мнению престарелой тети, был для Клары – идеальной партией. Значит, у Клары другой избранник? Если бы Шарлотта ничего не знала о намерении Клары сбежать, она бы наверняка согласилась с леди Денхэм, которая считала, что Сидней заглядывается на Клару. И все же, она была уверена, что какая-то тайна, кроме Генри Бруденалла, связывает их. Во всяком случае, они оба каким-то образом были заинтересованы в приезде в Сэндитон кузины Элизабет. Может быть, Сидней обещал Кларе содействие в этом деле за ее услуги в отношении Генри Бруденалла?

Ответ на этот вопрос вряд ли бы утешил Шарлотту и она попыталась отвлечься от тревожных мыслей, сосредоточившись на своем монотонном, успокаивающем занятии.

– Этот новый сорт георгина, как мне сказали, он происходит из Чили, или, кажется, из Перу? На будущий год я смогу их посадить намного раньше, так как у меня, надеюсь, будут уже свои клубни. А в этом году мне пришлось сначала проращивать семена. Это потребовало больше времени.

– Да, конечно.

– Я так довольна моими фуксиями. Какой у них здоровый вид, а как много почек! Будь осторожна с листьями, когда вынимаешь их.

– Да, конечно.

Но Шарлотта так ничего и не придумала, кроме того, что вдруг заподозрила, что, должно быть, в самом воздухе Сэндитона, пропитанного морем, присутствует нечто, рано или поздно возбуждающее в поведении каждого дикую, необузданную стихию… Она не успела додумать эту мысль, уплотнив землю в двух новых горшках, Шарлотта на минуту отвлеклась от цветов и вдруг увидела в окошке за дверью оранжереи румяное лицо Артура.

– Ах, вы занимаетесь садоводством, как я вижу, дорогая Мэри. Не обращайте внимание на мое вторжение, – сказал он, невольно подтверждая новую теорию Шарлотты. – Я пришел пригласить Вас, мисс Хейвуд, пойти со мной и сестрами Бофорт на поиски морских водорослей.

– Морские водоросли? Я никогда не видела морских водорослей на побережье Сэндитона, – удивилась миссис Паркер.

– Да, их нет на пляжах, – согласился Артур, – но мисс Лидия считает, что можно найти что-то дальше, у скал, если мы поищем, как следует.

– Ну, а какая польза от них? Вы ищите, вы собираете, а потом что? – Эта последнее развлечение приезжих озадачило миссис Паркер. – Вы планируете пересаживать их, чтобы понять могут ли они расти еще где-нибудь, кроме моря?

– Нет-нет. Мисс Бофорт намерены разместись их в красивой рамке, а сэр Эдвард Денхэм обещал написать стихи для картин из морских водорослей, которые они собираются создать. Ну, а я хотел бы сначала научиться различать их виды, – пояснил Артур. – Все уже решено и мы все ждем, готовые отправиться к морю. Но, видите ли, мне придется заходить в воду, если водорослей нет на берегу. Поэтому я, конечно должен захватить с собой запасную пару обуви, носки и полотенце. Я обещал помочь мисс Лидии и мисс Летиции. Однако я думаю, если мисс Хейвуд … если она захочет пойти с нами… а мы ведь уже друзья…

Шарлотта почувствовала его озабоченность: он нуждался в защите от чрезмерного энтузиазма двух мисс Бофорт. Если он один окажется в их распоряжении, то очень легко в холодной воде подхватит совершенно ненужную простуду. В ее присутствии, Артур будет под надежной защитой, от него никто не потребует бессмысленных усилий и безрассудной храбрости. Поэтому он надеялся на Шарлотту.

– И, конечно, мисс Хейвуд будет очень рада сопровождать вас, – сказала, оценив ситуацию, миссис Паркер. – Вы совершенно правильно поступили, Артур. Это очень разумная мысль. Мисс Бофорт и мисс Летиция очень радушные, насколько я заметила, и очаровательные девушки, но, может быть, не слишком практичные. Мисс Хейвуд, как раз, тот человек, которого так недостает вашей компании. А мои растения всегда здесь, и она может помочь мне с ними как-нибудь в другой раз.

Итак, Шарлотта сняла фартук и садовые перчатки уже во второй раз за это утро и вместе с Артуром отправилась вниз по склону холма, к Террасе.


Глава 20 | Сэндитон | Глава 22