home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Лидия Кудеярова, леди Детердинг

В архиве Марины Элиозишвили хранятся удивительные документы и письма. На фотографиях – ее двоюродная бабушка Тамара рядом с великими князьями, она же – за одним столом с князем Феликсом Юсуповым.

И, конечно же, масса фото леди Детердинг, одной из самых легендарных женщин Европы.

Именно леди Детердинг, урожденная Лидия Кудеярова, в первом браке – княгиня Багратиони, составляла компанию Тамаре и Римме Эристави на швейцарском Санкт-Морице, где любила в то время отдыхать вся европейская знать.

О леди Детердинг по сей день принято говорить с придыханием – состояние ее мужа Генри Детердинга, владельца нефтяной компании Shell, на 1939 год составляло 200 миллионов долларов. Недаром его называли «Наполеоном нефти» и сравнивали с Рокфеллером.

Мне удалось познакомиться с племянницей Лидии Детердинг Александрой Эль Хури, которая живет в Париже. Попасть в ее особняк, расположенный на укромной улочке в самом центре французской столицы, оказалось делом непростым. Племянница легендарной меценатки должна была улетать за границу и никак не могла найти время для нашей беседы. Но когда Александра узнала, что я пишу книгу, в которой будут рассказы о Тамаре и Римме Эристави, то пригласила меня в гости. И поведала историю жизни своей тетки.

«Первым мужем Лидии был князь Багратиони. Насколько я понимаю, его предок был знаменитым генералом, который сражался против Наполеона.

Одно время муж Лидии работал в посольстве в Лондоне. И так получилось, что после 1917 года ни он, ни его жена не стали возвращаться в Россию. В Лондоне они остались практически без средств и им приходилось, конечно, очень непросто».

Существует две версии того, как произошло знакомство Лидии с сэром Детердингом. Согласно первой, однажды супруги Багратиони получили приглашение на бал, который должен был состояться в парижском отеле Crillon. Там на Лидию и обратил внимание Генри Детердинг.

Недавно овдовевший 58-летний миллионер с первого взгляда влюбился в молодую княгиню. Но Багратиони не спешил давать жене развод. Для того, чтобы Лидия официально смогла снова выйти замуж, генерал потребовал от Детердинга немалую сумму. В конце концов, все условия были соблюдены. И княгиня Багратиони получила титул леди Детердинг.

Согласно второй версии, Лидия работала в парижском магазине у Жанны Пакен. Она отдыхала, когда ей позвонила подруга и попросила подменить. Лидия не смогла отказать. Сэр Детердинг именно в этот день решил сделать покупки и зашел именно в этот магазин. Ну а дальше все совпадает – он увидел

Лидию, влюбился, и в скором времени состоялась свадьба.

Лидия познакомила мужа с самыми видными представителями эмиграции. Не все из них потом с радостью вспоминали об этом знакомстве. Художник Константин Сомов, рисовавший для семейства Детердинг открытки к Рождеству 1928 года, потом называл себя их «черным рабом». Правда, на размер гонорара он никогда не жаловался.

На молодую жену Детердинг не жалел денег. Коллекция ювелирных украшений Лидии была, пожалуй, самой богатой в мире.

Когда в 1928 году в Дании скончалась вдовствующая российская императрица Мария Федоровна, ее дочь предложила королеве Англии Мэри купить жемчужную подвеску матери. Властительница Великобритании не смогла позволить себе такое приобретение.

И тогда великая княгиня Ксения Александровна обратилась к леди Детердинг. Жена «нефтяного короля» тут же купила украшение, принадлежавшее вдовствующей императрице.

Только попросила ювелира Картье изготовить для него бриллиантовую цепочку. Скромность императрицы, носившей подвеску на простой ленте из черного атласа, была ей непонятна.

Леди Детердинг также стала обладательницей бриллианта «Полярная звезда» в 41,28 карата, первым владельцем которого был старший брат Наполеона Жозеф. К Лидии бриллиант попал от Картье, которому драгоценность продал ее последний владелец князь Феликс Юсупов.

По заказу Лидии Детердинг знаменитый ювелир Бушерон сделал из камня кольцо. После смерти леди украшение было продано на аукционе в Женеве за 9 миллионов швейцарских франков и сегодня находится в Шри-Ланке.

Более печальная судьба постигла черную жемчужину Азра, принадлежавшую императрице Екатерине Второй. Жемчужину бывшая княгиня Багратиони тоже купила у князя Юсупова.

Потом украшение леди Детердинг… потеряла во время приема в честь принцессы Маргариты. Несмотря на все старания полиции, обнаружить драгоценность так и не удалось.

Но особых переживаний по этому поводу Лидия Павловна не испытывала. Мало того, она щедро тратила деньги на благотворительные нужды.

Во многом именно благодаря ее поддержке в Париже существовал корпус-лицей имени Николая Второго, в котором учились дети эмигрантов. В 1936 году великий князь Кирилл Владимирович, провозгласивший себя главой Дома Романовых, даровал леди Детердинг титул княгини Донской.

Лидия Детердинг, княгиня Донская, общалась с представителями самых громких фамилий – графиней Талейран, герцогиней Виндзорской. Но ее самыми близкими подругами оставались Тамара и Римма Эристави.

«Римма рассказывала, что Детердинг обожала их, – вспоминает племянница княжны Эристави Марина Элиозишвили».

«Мы ходили с Лидией к Эристави в гости на плов, – рассказывает Александра Эль Хури. – Тетка ведь родилась в Ташкенте и потому очень любила это традиционное узбекское блюдо, которое хорошо готовила Тамара».

Лидия Детердинг даже после расставания с мужем-миллионером оставалась одной из главных клиенток Шанель. Впрочем, с Домом ее

объединяла не только любовь к творениям Мадемуазель, но и дружба с одной из сотрудниц, тоже принимавшей большое участие в деле помощи русским эмигрантам.


* * * | Русский след Коко Шанель | Ия Ге, леди Абди