home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Жорж Баланчин

Вскоре Шанель предстояло познакомиться с еще одним Жоржем. Он покорил Париж в 1929 году, поставив балет «Блудный сын» на музыку Сергея Прокофьева. Оформлением балета занимался художник Александр Шарвашидзе.

Настоящими именем и фамилией произведшего фурор постановкой «Блудного сына» хореографа были – Георгий Баланчивадзе.

Он родился в Петербурге в 1904 году в семье композитора Мелитона Баланчивадзе. Кроме него, у родителей было еще двое детей – сын Андрей и дочь Тамара.

Заниматься балетом Георгий начал именно благодаря сестре Тамаре. Она должна была поступать в театральное училище. А братья – Георгий и Андрей – пошли вместе с ней просто так, за компанию.

Пока сестра сдавала экзамены, мальчики сидели в коридоре. Там-то их и заприметил знакомый отца, который предложил Георгию тоже пройти испытания. И, как это часто бывает в классических сюжетах, Тамаре отказали, а Георгий был принят. «Меня засунули в училище», – вспоминал Баланчин годы спустя в разговоре с писателем Соломоном Волковым.

Как потом рассказывал Андрей Баланчивадзе, ни один предсказатель не мог бы выдумать, что Жорж будет связан с балетом, так как мальчик его терпеть не мог.

Будущее Георгия все видели в кадетском корпусе, к поступлению в который его готовил дядя. А потому учеба в императорском училище стала для него поначалу полной неожиданностью, а затем и мучением. Первым делом мальчика остригли, а затем принялись за его манеры.

Баланчивадзе сравнивал училище с адом. И через неделю сбежал. Но тетка, у которой он думал укрыться, сообщила обо всем родителям мальчика. Георгию пришлось смириться и вернуться в училище.

По выходным он приходил домой, в родительскую пятикомнатную квартиру. Вместе с братом Андреем, который учился в реальном училище, они играли в четыре руки на рояле. А летом ездили в Финляндию, где у Мелитона была дача. Дети даже немного говорили по-фински.

В императорском училище, которое после революции именовалось уже просто Петроградским хореографическим училищем, Георгий учился до 1921 года, а затем поступил в Мариинский театр.

О его успехе в балете «Щелкунчик» Андрею Баланчивадзе годы спустя с восторгом рассказывал Дмитрий Шостакович. Выдающийся композитор вспоминал, как толпа поклонников ожидала Георгия у служебного входа. А когда он вышел, подняла его на руки. По словам Шостаковича, он сам едва успел дотронуться до ноги будущего великого хореографа.

В 1923 году в Петроград приехал Мелитон Баланчивадзе, занимавший в советской Грузии пост начальника музыкального отдела народного комиссариата просвещения. Эта встреча сына с отцом оказалась последней.

Начало двадцатых годов было голодным временем в Петрограде. Вместе с друзьями Баланчивадзе лазал по крышам, ловил голубей и готовил из них обед. Выживать удавалось благодаря выступлениям с танцевальными номерами в цирке, за которые выдавали порцию крупы и кусок сала. Самым роскошным гонораром считались несколько кусков сахара.

Через какое-то время при помощи наркома просвещения Луначарского труппа «Молодой балет», созданная Георгием Баланчивадзе, получила разрешение выехать на гастроли во Францию.

Одним из десяти членов труппы была жена молодого хореографа Тамара Жевержеева, дочь богатого петроградского предпринимателя. Судачили, что отец девушки расположился к бедному танцору после того, как Баланчивадзе сыграл ему на рояле Вагнера.

После свадьбы молодые поселились в огромном доме Жевержеевых на Графской улице в Петрограде. Правда, оказавшись за границей, Тамара рассталась с Георгием и начала сольную карьеру актрисы.

А на Баланчивадзе в Монте-Карло обратил внимание Сергей Дягилев и предложил поставить что-нибудь для его труппы. При этом узнав, что Баланчивадзе болен туберкулезом, Дягилев дал ему деньги на лечение в швейцарском санатории. И посоветовал изменить сложную для восприятия иностранцами грузинскую фамилию и стать просто Баланчиным.

Если на новую фамилию хореограф согласился немедленно (теперь даже Тамару Жевержееву на афишах заявляли, как «Жеву»), то для того, чтобы начать сотрудничество с Дягилевым, ему хотелось заручиться разрешением. Георгий отправил в Москву телеграмму с просьбой продлить его заграничную командировку.

«Ответом из России стала телеграмма: "Приезжайте нести ответственность", – рассказывал мне племянник Баланчина Джарджи. – И Георгий, поняв, что это означает, решил не возвращаться. Хотя подобное решение далось нелегко – он же оставил здесь всю семью. Первое время какая-то переписка между родными еще сохранялась, бабушка всегда интересовалась через кого можно, как там сын. А сам Жорж присылал ей открытки с просьбой благословить на очередную женитьбу. Но потом все общение прекратилось.

Победы у Баланчина начались далеко не сразу. Несмотря на явный успех балета «Блудный сын» на музыку Прокофьева, Париж его не принимал. Этот город любил людей с именем. Дягилев хорошо относился к Георгию, но у него были свои любимцы – Сергей Лифарь, Борис Кохно. Их он приглашал в кафе, а Баланчина отправлял в музей смотреть картины Боттичелли. Потом они встречались – сытый Дягилев выходил из кафе, а голодный Баланчин из музея. "Ну, как, ты понял что-то?", – спрашивал Дягилев. "Ничего я не понял, не понравилось мне", – отвечал Баланчин».

А потом он встретился с Кирстейном, который предложил ему ехать в Америку. Встреча состоялась благодаря Брониславе Нижинской, хореографу и сестре великого танцовщика Вацлава Нижинского. Бронислава предупредила Кирстейна, что Баланчин болен и ему осталось жить максимум три года. В 1933 году американец сделал все, чтобы Баланчин уехал в США.

Там к нему пришел безусловный успех. Он очень много трудился, делал ставку только на работу. Не отказывался ни от каких предложений, ставил даже танцы для слонихи в цирке. Музыку для этого номера по просьбе хореографа сочинил Игорь Стравинский.

«О Баланчине все больше и больше говорили, – вспоминал Джарджи Баланчивадзе. – Первое время после Второй мировой войны в Тбилиси приходили американские журналы, в которых мы видели упоминания Баланчина».

Отец мировой славы сына, увы, не застал. Мелитона не стало в 1937 году. Официальной причиной смерти Мелитона стала болезнь. У него были проблемы с ногами, но от операции он категорически отказался. Сыну Андрею он признавался, что не боится смерти, так как для него она – не старуха с косой, а прекрасная девушка, которая берет в свои объятия. Хотя, возможно, 74-летний композитор просто устал жить в чуждом для него мире…

За детей он мог быть спокоен – Георгий уже становился успешным хореографом в Америке. А младший Андрей – известным композитором. Его Первый концерт для фортепиано с концертом в 1934 году был исполнен пианистом Львом Обориным и сразу стал событием.


* * * | Русский след Коко Шанель | * * *