home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

К удивлению Лео, когда она наконец уложила волосы, кухня все еще была пуста. Лео почувствовала облегчение. Она не собиралась делиться с Элли внезапно нахлынувшими воспоминаниями, но боялась, что по ее лицу сестра заподозрит неладное.

Лео не взяла с собой ничего нарядного, поэтому ограничилась облегающим черным топиком и белыми джинсами. Неплохо, но, чтобы комплект выглядел нарядным, не помешает добавить цветные аксессуары – скажем, яркие украшения. Лео собиралась наведаться в спальню Элли. Хорошо, если удастся найти массивное красное ожерелье, которое Лео подарила сестре год или два назад. Оно будет идеально сочетаться с оттенком помады. Но после сегодняшнего инцидента без предупреждения лучше не врываться.

Лео окинула взглядом кухню. Учитывая, что ожидается десять человек гостей, здесь царил безупречный порядок. Впрочем, теперь в этом доме большая кухня, а не та крошечная каморка, где Элли с Лео ели в детстве. У одной стены – огромная черная «ага», Лео в первый раз видела плиту таких размеров. Как будто этого недостаточно, чуть дальше располагались две отдельные встроенные духовки, а на центральном кухонном острове Лео насчитала шесть конфорок и один контактный гриль. Да один этот остров был больше, чем их старая кухня.

С другой стороны стоял стол на шесть человек, а возле раздвижных стеклянных дверей, ведущих в сад, разместились два уютных кресла. Вчера вечером Лео узнала, что кухня занимает половину нижнего этажа амбара. Вторую половину отвели под, как выражалась Элли, «детскую Макса». Лео заглянула туда всего лишь мельком, но трудно было не заметить телевизионный экран во всю стену и двенадцать кресел с откидывающимися спинками – для дополнительного комфорта. Перебор, конечно. Просто Элли хотела, чтобы у Макса тоже появился достойный повод сюда переехать. Ведь мужа более чем устраивали предыдущие апартаменты в современном стиле.

В кухне находилась винтовая лестница, ведущая на второй этаж. Наверху разместили огромный бильярдный стол и прочие мужские игрушки, которые Лео не интересовали ни в малейшей степени. Странно, что при всем этом великолепии отношения между супругами как будто испортились. Макс и Элли были женаты девять лет, и в первый раз за все это время Лео ощутила между ними какую-то непонятную напряженность.

В готовке Лео была не слишком сильна, но околачиваться на кухне без дела казалось неудобным. Только она решала, чем заняться, как в дверях наконец появилась Элли. Выглядела сестра немного бодрее, чем час назад. Видимо, Максу удалось ее развеселить. Лео была рада, что сестра наконец-то стала похожа на себя. Длинные темные волосы волнами обрамляли лицо, а низкий вырез черного платья демонстрировало восхитительную грудь, которой Лео всегда завидовала. Элли почти не красилась, но сегодня нанесла на пухлые губы чуть-чуть блеска и подчеркнула глаза едва заметными светло-серыми тенями.

Элли улыбнулась сестре, очевидно намереваясь искупить былую сварливость:

– Чудесно выглядишь, Лео. Как всегда.

– Ты мне безбожно льстишь, но все равно спасибо. Извини, что не взяла ничего вечернего. Между прочим, смотришься великолепно. Как думаешь, гости будут очень нарядные?

Все внимание Элли поглотили шпажки для канапе, но она прервалась на некоторое время и бросила на сестру виноватый взгляд.

– Придут Фиона с Чарльзом, а Фиона не упустит случая покрасоваться в каком-нибудь роскошном платье.

– Только не это! Фиона теперь такая высокомерная снобка, что с ней невозможно общаться! Когда хочет одеться по-простому, надевает футболку поло с поднятым воротником – все как в модных журналах!

Элли понимающе улыбнулась, но от комментариев воздержалась.

– И вообще не понимаю, почему она вышла замуж за этого туповатого Чарльза. Дело тут явно не в мужской привлекательности. Знаю, в школе вы с Фионой дружили, но теперь у вас ничего общего!

Элли снисходительно улыбнулась:

– Между прочим, Фионе тоже нелегко пришлось. И ничего смешного тут нет, Лео. Ты просто не все о ней знаешь, а рассказывать не имею права. Но, поверь на слово, половина ее выходок – просто часть фасада. Не мешало бы тебе поучиться быть к людям добрее.

– Элли, такого мягкого человека, как ты, поискать! С детства никого не осуждала. Видно, ты неисправима. А вот я не намерена смотреть сквозь пальцы на штучки, которые мне не по вкусу. Но не волнуйся, сегодня буду паинькой – исключительно ради тебя. Еще кто-нибудь знакомый будет?

Лео подошла к высокому холодильнику и нашла открытую бутылку белого вина. Взмахнула ею в воздухе, и Элли молча кивнула, не отрываясь от канапе.

– Придет Пэт. Ты ведь его знаешь.

Лео достала из кухонного шкафчика бокалы и, стоя спиной к Элли, вынесла вердикт относительно следующей пары гостей.

– Отлично! Вот это хорошая новость! Я не про Пэта. Приятный парень, но какой-то вялый. Сама понимаешь, о чем я. А вот Джорджия классная. С характером и за словом в карман не полезет. Слава богу, что ты их позвала. Мы с Джорджией будем вместе бесить Фиону и прекрасно проведем время!

С широкой улыбкой Лео обернулась к сестре, но, к своему удивлению, увидела на лице Элли тревогу. Прижав ладонь ко рту, она пробормотала сквозь пальцы:

– Ой… Ты не знаешь? Извини, Лео, хотела сказать, но совсем из головы вылетело.

Лео опустила бокал на столешницу и бросила взгляд на часы, явно желая узнать все подробности, пока не приехали гости.

– Пэт завел любовницу. Рядом со школой есть один паб, учителя туда ходят, когда задержатся на работе допоздна, – после совещания, например. Эта женщина работала там барменшей. Макс сказал, что мог бы раньше догадаться, – Пэт постоянно с ней заговаривал, – но никому и в голову не приходило… Макс считает, что Пэт просто свалял дурака и причина в том, что он чувствовал себя… как бы это сказать? Ненужным, что ли. Пожалуй, в самую точку. А с этой девицей Пэт сразу возомнил себя важной персоной. В общем, Джорджия все узнала. Откуда – никому точно не известно, но говорят, ей пришла анонимная эсэмэска. Вот Джорджия и выставила мужа за дверь. Похоже, надеялась, что сам вернется. Думала, пойдет к нам, и мы ему по-дружески вправим мозги. Но мы тогда уехали на все выходные, и Пэт сделал невообразимую глупость. Взял да и потащился к любовнице. Тогда Джорджия и решила, что больше видеть его не желает.

Лео чуть вскинула брови. Элли нахмурилась:

– Неужели совсем не удивилась? Никогда бы не подумала, что они расстанутся! Только не Пэт и Джорджия. У них были такие хорошие отношения… Я думала, ты будешь в шоке.

– Да брось, Элли, – отмахнулась Лео. – Забыла, с кем разговариваешь? Когда это я ждала хорошего от мужчин? Ну оказался Пэт такой же сволочью, как остальные. Ах, как он мог, это ужасно, не может быть!

Лео подняла бокал, будто предлагая тост:

– Джорджии без него только лучше.

Элли покачала головой:

– Ничего подобного. В жизни ее такой несчастной не видела, и Пэт страдает, только не признается. Макс говорил, ходит по школе как привидение. Повезло, что летние каникулы начались, будет возможность все спокойно обдумать. Кстати, Макс рассказывал, что вчера вечером Пэт уехал из регби-клуба чуть ли не раньше всех. Хотя не знаю, как он мог это заметить, когда сам напился в стельку?

Лео невольно подумала, что Пэт – не единственный, кто таинственно исчез вчера ночью, но эту загадку она пока так и не разъяснила.

Гостиная Мими была одной из самых унылых комнат, в которых приходилось бывать Патрику Киверу. И дело было даже не в тесноте. Маленькие комнаты бывают очень уютными. Но здесь не хватало… откровенно говоря, не хватало всего. Единственным цветным пятном был кошмарный ковер с жуткими оранжевыми завитушками. Что и говорить, вещь на любителя. А все остальное – бежевое, бежевое, бежевое… Пэт скучал по светло-зеленому ковру в собственной гостиной, по кожаным шоколадно-коричневым диванам, камину и черно-белым фотографиям, которые сделал сам, а потом так старательно подбирал рамки и развешивал на стенах.

Конечно, винить, кроме себя, было некого, но Пэт хоть убей не знал, что теперь делать. Джорджия признавалась, что до сих пор любит его, но, как только Пэт с готовностью вызывался уйти от Мими и вернуться к ней, жена презрительно щурилась и качала головой, словно он предлагал несусветную глупость. Похоже, Пэт чего-то недопонимал, но подсказок Джорджия давать не собиралась.

И теперь придется идти на ужин к Максу и Элли с женщиной, которая фактически заняла в его жизни место Джорджии. Конечно, друзьям будет неприятно, и Пэт это прекрасно понимал. Они с Максом дружили со студенческих лет, хотя Джорджия не уставала повторять, что они разные, как ночь и день. Макс – спортивный парень, любит повеселиться и сам может рассмешить кого угодно, а Пэт – прилежный ботаник, интересующийся театром и искусством. Однако невероятно, но факт – они быстро стали неразлейвода. Пэт взглянул на часы.

– Мими, ты скоро? Пора выходить, – прокричал он, подойдя к лестнице. Впрочем, кричать в этом доме не следовало, иначе соседи тут же начинали колотить в тонкие стены.

Мими не ответила, но повторять Пэт не стал. Откровенно говоря, ему совсем не хотелось идти к Максу и Элли. Но раз уж они все-таки идут – а отказываться от приглашения нельзя, – Пэт предпочел бы прийти вовремя или чуть пораньше. Ему не улыбалось войти в комнату, полную друзей и знакомых. В последнее время упорно возникало ощущение, будто люди только о нем и судачат. То же самое было, когда отмечали окончание учебного года, и Пэт решил, что с него хватит. Он рад был сбежать, хотя, знай он заранее, что произойдет потом, лучше бы задержался в регби-клубе. Оставалось надеяться, что коллеги не заметили его внезапного исчезновения, ведь объяснить все будет непросто…

Предстоящие недели отдыха внушали Пэту ужас. Каникулы. Как учитель, обычно он с нетерпением ждал этого времени, которое любил проводить с пользой, – обдумывал программу на следующий учебный год, составлял планы уроков. Раньше во время каникул дом весь день был в полном его распоряжении, пока Джорджия уезжала на работу. Можно было читать, делать записи, слушать музыку и морально готовиться к тому, чтобы вместе с учениками достичь новых вершин на пути к знаниям. Но в этом году придется торчать в этой дыре, и с утра до вечера перед глазами будет маячить Мими.

Но раздумья пришлось прервать, когда на деревянной лестнице раздался громкий стук каблуков. Остановившись у нижней ступеньки, Мими оперлась на балясину и поглядела на Пэта.

– Ну как, сойдет? – спросила она.

Пэт не мог понять, что означает выражение ее лица, – похоже, что-то среднее между страхом и вызовом. Пэт сразу почувствовал себя виноватым. Пора перестать сравнивать Мими с Джорджией, но трудно было не заметить, что в случае Мими черное платье до колена – не лучший выбор. Несмотря на то что была середина лета, Мими надела кардиган цвета фуксии с рюшечками на вороте. Такой яркий оттенок розового не слишком подходил к цвету ее кожи, но, по крайней мере, сразу было видно, что Мими старалась.

– Отлично выглядишь, – ответил он и сам почувствовал, что этого мало. Мими хочет большего, но осыпать ее комплиментами язык не поворачивался. А ведь в первые дни после знакомства Пэта тянуло к ней с невероятной силой. Впрочем, на самом деле ему просто нужен был человек, готовый выслушать и посочувствовать. Из-за барной стойки в пабе Мими соглашалась со всем, что говорил Пэт, и твердила, что он – замечательный человек и, наверное, его жена сумасшедшая, раз не понимает, как ей повезло, и донимает мужа по пустякам. Короче говоря, Мими сказала все, что Пэт хотел услышать. Поэтому, когда после особенно неприятного семейного скандала Мими пригласила Пэта к себе домой расслабиться и выпить вина, он понял, что пропал. Так и случилось. Мими опустилась на колени возле ног Пэта и принялась осушать его слезы поцелуями, и у него не хватило духу оттолкнуть ее. Увы, сюжет старый и избитый. Будучи студентом и изучая английскую литературу, Пэт прочел достаточно, чтобы знать, к чему может привести сочетание обиды на одну женщину и влечения к другой. Когда в порыве страсти они с Мими срывали друг с друга одежду, Пэт почувствовал, что его с головой утянуло в бушующий опасный водоворот.

И вот к чему это привело.

– Готова? – уточнил Пэт.

– Ну да, наверное. Слушай, Патрик, нам обязательно туда идти? Может, соврем что-нибудь? Останемся дома, посидим вдвоем, только ты и я. Никто не расстроится, Элли меня ненавидит.

Пэт подавил вздох:

– Нет, мы должны прийти. Вернее, я должен. А ты оставайся, если хочешь.

Пэту самому стало стыдно, но он втайне надеялся, что Мими согласится.

– Ну уж нет. Знаю, твои друзья против, но теперь мы вместе, и им придется с этим смириться.

– Мими, они просто к тебе не привыкли. Пожалуйста, постарайся быть дружелюбной и вежливой, и скоро они тебя полюбят, обещаю.

Похоже, Пэт в очередной раз ляпнул что-то не то.

– Я и так дружелюбная и вежливая! Просто твои драгоценные Макс и Элли возомнили, будто лучше меня, и все из-за того, что в деньгах купаются! А главное, с чего они нос задирают – он какой-то занюханный учитель, она медсестра…

– Напомню, что я тоже, как ты выражаешься, «занюханный учитель». И вовсе они не задирают нос. Макс и Элли совсем не такие. Элли – добрейшая женщина…

Мими подошла к Пэту и порывисто схватила его за плечи.

– Нет, Патрик, ты совсем другое дело. Ты не просто учитель, а заместитель директора. Уж у тебя-то есть повод гордиться.

Мими наклонилась к нему и поцеловала в губы. Пэт ощутил вкус зубной пасты. Деликатно отстранив Мими, Пэт взял ее за руки:

– Пойдем, а то опоздаем. Отсюда добираться десять минут, так что успеем как раз вовремя.

Пэт растянул губы в неискренней улыбке, проверил, в кармане ли мобильный телефон, и повел Мими к двери.


Глава 9 | Путь обмана | Глава 11