home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

Атмосфера за столом царила странная. У Лео возникло впечатление, будто все собравшиеся играют роли и притворяются не теми, кто они есть на самом деле. Наблюдать за этим любопытным феноменом было удобно – Лео отвели лучшее место за столом, между чересчур оживленным Максом, старавшимся сохранять жизнерадостность, что бы ни случилось, и крайне подавленным Пэтом. А напротив сидел новый сосед, на фоне всего этого безобразия казавшийся образцом спокойствия. Одет он был просто, но модно – белая льняная рубашка с короткими рукавами и синие хлопчатобумажные брюки. Лео интересно было узнать про него побольше, но сейчас не самое подходящее время, чтобы приставать с расспросами.

Мими прилипла к Пэту как репей. Она упорно продолжала называть его Патриком, утверждая, что Пэт – женское имя. Всегда тактичный Макс тоже стал звать друга Патриком, но продержался минуты две, не больше, и затем стал обращаться к нему так же, как и в предыдущие восемнадцать лет. Пэт же явно был не в настроении. Не сострил ни разу за вечер, а это было для него нехарактерно.

А вот инженера-строителя Лео стало жалко. Беднягу втиснули между Мими и Гэри, и он определенно чувствовал себя не в своей тарелке. Неудивительно – Мими с ним не разговаривала, боялась пропустить хоть одно драгоценное слово из уст Пэта. Гэри же, как обычно, говорил только о себе, причем сегодня даже громче, чем обычно. Лео давно не встречалась с Гэри и успела забыть, какой он придурок. Особенно ярко это проявлялось, когда Гэри обращался к жене. У Пенни были длинные золотистые волосы. Такое чувство, будто она специально отрастила их подлиннее, чтобы прятаться, как за занавесом. А челка в стиле шестидесятых гарантировала, что лицо рассмотреть будет практически невозможно. За весь вечер Пенни не подняла головы, будто полностью сосредоточилась на еде, но в те короткие секунды, когда Лео все же удалось разглядеть ее глаза, оказалось, что под ними залегли фиолетовые тени, словно Пенни давно не высыпалась. Элли считала Пенни хорошей соседкой, доброй и неравнодушной, и оба этих качества особенно ярко проявились, когда родились близнецы. Лео была уверена, что Макс терпит Гэри только потому, что он муж Пенни.

Прическа Гэри была из тех, которые постоянно надо приглаживать. А что еще хуже, время от времени он встряхивал волосами, точно неуверенная в себе девчонка на первом свидании. Что и говорить, все признаки мужской красоты у Гэри были налицо – пронзительные голубые глаза, широкий лоб и полные чувственные губы, за которыми скрывался ряд зубов, белоснежнее которых Лео в жизни не видела. Кто-то явно перестарался с отбеливанием. Однако у Гэри были неприятные манеры человека, считающего себя пупом земли. Он привык на всех смотреть свысока. Лео почувствовала немалое удовольствие, увидев затылок Гэри в висевшем напротив зеркале, – увы, роскошная шевелюра начала редеть. Да, нашему красавчику это не понравится.

Пока Мими шептала что-то Пэту на ухо, Лео воспользовалась случаем и, наклонившись вперед, заговорила с Шоном:

– Шон, вы замечательно перестроили дом. Просто фантастика!

Сообразив, что Лео хочет включить Шона в разговор, чтобы он не чувствовал себя лишним, Том сразу подхватил:

– Да, очень красиво. Я ведь и сам только что делал ремонт. Конечно, с вашим проектом никакого сравнения. Над чем сейчас работаете?

– Намечается кое-что, но пока хвастаться рано. Надеемся, на следующей неделе удастся все согласовать, – ответил Шон. – А потом еще надо одобрить план строительства, но мой приятель справа говорит, что за этим дело не станет.

Шон подтолкнул локтем Гэри.

– Вы, значит, тоже в сфере строительства работаете? – спросил Том.

– Возглавляю отдел планирования в муниципалитете, – ответил Гэри. – Работа мерзкая, но кто-то же должен ее выполнять.

Про неудовлетворенные амбиции Гэри Лео знала все и могла пересказать наизусть. Особенно Гэри любил повторять, что собирался выучиться на архитектора, но Пенни испортила дело несвоевременной беременностью. Решив, что в сотый раз эту чудесную историю слушать необязательно, Лео повернулась к Элли:

– Все получилось очень вкусно. Как всегда!

– Спасибо, Лео. – Элли повернулась к остальным гостям. – Сегодня пришлось выйти на работу, так что на подготовку времени осталось мало. Надеюсь, все нормально?

Лео удивленно посмотрела на сестру, а остальные принялись заверять хозяйку, что всем довольны. Как Элли может сомневаться в своих силах? Она же великолепно готовит, и после сибаса в азиатском стиле гости отведали нежное говяжье филе с медом и соевым соусом. Многие из собравшихся не слишком торопились разделаться с угощением, предпочитая растягивать удовольствие.

– Элли, ты ведь, кажется, медсестра? – обратился к хозяйке Том.

– Да. В Королевской больнице, в отделении реанимации и интенсивной терапии. Обычно работаю три смены в неделю и выходные стараюсь не занимать. Но сейчас сезон отпусков, людей не хватает, а ночью привезли пациентку с серьезной черепно-мозговой травмой. Отказываться было никак нельзя.

Пэт опустил нож и вилку и, подавшись вперед, тихо спросил у Элли:

– Ты, случайно, не про Эбби Кэмпбелл?

– Эбби Кэмпбелл? А в чем дело? Что с ней случилось? – встревожился Макс. Улыбка мгновенно пропала с лица. В его голосе прозвучала тревога, заставившая гостей умолкнуть, как по сигналу.

– Директору среди ночи позвонили из полиции и сказали, что в больницу доставлена девочка, но никто не заявлял о пропаже, и неизвестно, кто она и откуда. Хотели, чтобы директор приехал и посмотрел на нее – вдруг узнает?

– Директор? – Макс закатил глаза. – Да он учеников в глаза не видел, хорошо, если человек десять в лицо помнит. Ну, и что он ответил?

– Ничего, позвонил Аланне, хотя времени было полпятого утра. Она ведь у девочек физкультуру ведет и всех учениц знает.

– Удивительно, как она после такого загула себя-то опознать сумела, – ядовито процедила Элли.

– Аланна не пила. Она же всех по домам развозила, да, Макс? – уточнил Пэт и, не дожидаясь ответа, продолжил: – Короче говоря, Аланна узнала Эбби. Собирался вам рассказать, но решил отложить на потом, чтобы не портить вечер.

– О господи… Бедная девочка… Что же с ней произошло? – спросил Макс.

– Ночью сбила машина. На проселочной дороге. Водитель уехал. Оставил ее умирать.

– Это каким же подонком надо быть, чтобы бросить ребенка на дороге?

Ошеломленный Макс обвел взглядом стол и только тут сообразил, что остальные не вполне понимают, о чем речь.

– Прошу прощения. Только что узнал ужасную новость. Эбби учится в нашей школе. Всего четырнадцать, очень милая девочка, немножко застенчивая… Сам с ней мало знаком, я же веду физкультуру только у мальчиков. А Пэт заместитель директора, он ее знает. Как она, Элли?

Все сразу отложили столовые приборы, потрясенные тем, что подобный случай мог произойти в их тихой деревне. Поглядев на сестру, Лео поняла, что Элли вот-вот расплачется.

– Боюсь, состояние критическое. Очень жаль, но прогноз неблагоприятный, – сдавленным голосом выговорила Элли.

В кои-то веки примолкла даже Фиона. Молчание нарушил Том Дуглас, окинув собравшихся пристальным взглядом. Да, полицейский – он и в гостях полицейский, отметила Лео.

– Вообще-то я слышал об этом случае. Расследованием занимается мой друг и коллега. Девочку обнаружили рано утром. Впрочем, других подробностей не знаю.

Лео невольно усомнилась в искренности Тома. Наверняка тот полицейский поделился с другом подробностями, однако Том не собирался их разглашать.

– Рано утром? И никто ее не разыскивал? – удивился Макс. – Странно… Эбби – девочка из хорошей, благополучной семьи, родители не позволили бы ей шататься неизвестно где ночью. Поверить не могу, что она сбежала из дома. Эбби не из таких.

Что на это ответить, никто не знал. За столом воцарилась тишина, но не простая, а какая-то зловещая, напряженная, будто сразу несколько человек затаили дыхание от страха. Глупости, сказала себе Лео, просто фантазия разыгралась.

Первым заговорил Макс:

– Пэт, ты не видел ничего подозрительного, когда возвращался с барбекю? Кстати, я ведь так и не понял, во сколько ты уехал из регби-клуба. Запутался – то ты здесь, то тебя нет…

– Я ехал по другой дороге, – тихо возразил Пэт.

– По какой – другой? Тут только один путь…

– Кому налить еще вина? – громко спросила Элли, бросив на Макса сердитый взгляд, который заметили только он и Лео.

Том внимательно следил за реакцией собравшихся. Стив просил разузнать, что говорят в деревне, так почему бы не начать прямо сейчас?

– Значит, вы хорошо знали эту девочку, Пэт? – спросил Том.

Пэт весь вечер был молчалив и на фоне остальных казался вялым. Однако, если бы это было не застолье, а допрос, Том пришел бы к выводу – этому человеку есть что скрывать.

– Ну да, можно и так сказать. Видите ли, я, помимо всего прочего, занимаюсь вопросами, связанными с обстановкой в детском коллективе, и у Эбби есть некоторые проблемы. Только не подумайте плохого, она тихая, послушная девочка, но у нее совсем нет друзей.

– Дорогой, в тихом омуте черти водятся, – вставила Мими. – Хорошая девочка в четырнадцать лет не станет шататься по ночам.

Том заметил, как в глазах Лео блеснул гнев. Щеки раскраснелись, и она резко произнесла:

– Никогда не знаешь, что творится за закрытыми дверями. Мы понятия не имеем, что у этой девочки за семья, и не наше дело накидываться на нее с обвинениями!

– Родители Эбби хорошие люди, – заспорил Пэт. – Вряд ли она убежала из дома.

– А я согласен с Мими, – прибавил Гэри, вертя бокал за ножку и глядя на образовавшийся мини-водоворот. – Мои дети еще маленькие, но, когда подрастут, никаких ночных гулянок! Распустили подростков…

Пэт поджал губы.

– Думаю, все-таки лучше воздержаться от резких суждений, пока не узнаем подробности, – проговорил он.

Шон перегнулся через стол, обращаясь к Тому и игнорируя Гэри с Пенни:

– У меня самого падчерице четырнадцать лет. Представляю, как родители с ума сходят! Вы полицейский, у вас опыт – не знаете, часто удается разыскать водителей, которые сбивают людей и уезжают?

Похоже, Шона очень заинтересовал этот вопрос, хотя весь остальной вечер незапланированный гость предпочитал отмалчиваться. А еще Том заметил, что Шон несколько раз принимался ерзать на стуле и нервно вертеть столовые приборы.

– По-разному бывает, – ответил Том. – Водителям кажется, что они не оставляют улик, но эксперты могут обнаружить следы шин, фрагменты стекла или краски и что-нибудь еще в таком духе.

Том прекрасно знал, что на месте происшествия ничего подобного не нашли, но говорить об этом вслух был не намерен. Том рассчитывал, что вскоре его слова разойдутся по всей деревне, и искренне надеялся, что человека, который это сделал, замучает совесть… или страх.

– В этом случае девочку перенесли на обочину. Возможно, преступник оставил какие-то следы. Еще есть СВН и ССАН.

Несколько гостей озадаченно нахмурились.

– Как же, слышал, – произнес довольный собой Чарльз. – Система считывания автомобильных номеров. Современные камеры, фиксирующие регистрационные знаки. Да, неплохой способ вычислить негодяя. – И Чарльз обвел взглядом стол, не задерживаясь надолго ни на одном лице.

– Чарльз прав, – кивнул Том. – Не знаю, насколько хорошо система действует в этих местах, но в любом случае полиция использует все ресурсы, чтобы узнать, кто в это время был на дороге. Наверняка на главных магистралях установлены камеры видеонаблюдения – СВН. Есть они и на заправочной станции. Любому, чью машину видели в это время, могут задать пару вопросов. Как я понимаю, проселочной дорогой пользуются в основном местные. Что ж, это сужает круг поисков. И конечно, мы надеемся, что люди, проезжавшие неподалеку и видевшие что-то подозрительное, сами обратятся в полицию и тем самым облегчат задачу. Многие даже не подозревают, как трудно автомобилисту ни разу не попасть в поле зрения камер. Будем надеяться, наш негодяй – один из таких.

Казалось, гости и хозяева впитывали каждое слово Тома и сразу принялись делать выводы. Затянувшуюся паузу прервал Гэри.

– Макс, вы же вроде вчера отмечали конец учебного года? – проговорил он. – Должно быть, на проселочной дороге машин было раза в два больше, чем обычно. Это же самый прямой путь до деревни. К тому же половина народу была под хорошим градусом. На месте вашего друга, Том, я бы оттуда и начал. Со школы.

Макс благоразумно промолчал, но, судя по выражению лица, едва сдержался, чтобы не врезать Гэри по зубам за безосновательную клевету. Даже Чарльз бросил на Гэри неприязненный взгляд и нахмурился так, что густые брови сошлись на переносице. Том обратил внимание на горделиво выпяченный подбородок Гэри, заметил и приподнятые уголки рта – но глаза не улыбались… Оказалось, Гэри еще не закончил:

– А вы, девчонки, что поделывали, пока мужья гуляли? Держу пари, тоже не скучали, а?

Элли сидела прямо напротив Гэри, и казалось, будто оплошность до пустил не он, а его хитрая ухмылка предназначается ей одной. Но прежде чем кто-то успел выговорить хоть слово, помощь пришла с неожиданной стороны.

– Ну ты и козел, Гэз, – бросил Шон. – Девочка умереть может, а ты тут сидишь и пошлые шуточки отпускаешь. Нашел время.

– Да расслабься, Шон, что я такого сказал?

Гэри провел пальцами по зализанным назад черным волосам и возвел глаза к потолку, будто оплошность допустил не он, а Шон. Снова повисло неловкое молчание. Гэри оглядел лица гостей, напрасно надеясь, что кто-нибудь его поддержит.

Когда Шон повернулся к Тому, на его обветренном, загорелом лице проступил румянец.

– По-моему, на проселочной дороге камер нет, – сказал он. – Так что, если других доказательств не будет, подлеца могут и не найти.

– Кто-то сейчас очень надеется, что девочка не выживет, – задумчиво произнес Чарльз, наполняя бокал вином из дорогой бутылки, подаренной Томом.

– Чарльз, это даже по твоим стандартам перебор, – возмутилась Фиона. – Будь любезен, объясни, на что ты намекаешь.

Чарльз пожал плечами и оглядел собравшихся.

– Если девочка очнется, она, возможно, вспомнит, что за машина ее сбила. Вот и все, и никаких намеков. Полагаю, преступника не радует перспектива очутиться за решеткой.

Фиона бросила на мужа взгляд, исполненный презрения.

– У нас праздник, а вы про такие мрачные вещи говорите. Может, сменим тему? – попросила она.

«Ты даже говорить об этом не можешь, а у кого-то ребенок в реанимации», – подумал Том.

Макс, казалось, с трудом заставил себя отвлечься от мыслей об Эбби, словно запоздало сообразив, что он хозяин дома. Поспешно вскочил со стула:

– Итак, дамы и господа! Конечно, мы потрясены случившимся с Эбби, особенно те из нас, кто знал ее. Сначала я хотел предложить выпить за этот новый дом, но пусть первый тост будет посвящен Эбби. Желаем ей благополучно поправиться! Увы, мы ничем не можем помочь, однако сердцем мы с ней и ее родными… От пустых предположений толку мало, так что давайте вернемся к нашему празднику…

Гости выпили, и скоро разговор вернулся в обычную колею. Впрочем, теперь все казались немного притихшими.

– Извините, Том. Мы, конечно, договорились больше эту тему не обсуждать, но… что теперь будет? Неужели полиция вызовет всех, кто вчера ночью куда-то ездил?

Том даже не увидел, а скорее почувствовал, как Гэри обнял Пенни за плечи. Ну наконец-то уделил жене внимание, подумал он. Том не знал, что произошло между супругами, но был уверен в одном: несомненно, от аллергии глаза слезятся, но, чтобы задрожал подбородок, нужна совсем другая причина. Еще Том заметил, что Гэри за весь вечер двух слов жене не сказал, хотя в целом был даже слишком болтлив.

Видимо, других вопрос Пенни тоже заинтересовал. Многие с нетерпением ждали ответа, а уж Лео и вовсе глаз с Тома не сводила. Неожиданно рука Пенни дернулась, и красное вино расплескалось по скатерти. Она поспешно схватила салфетку и принялась промокать пятно. Гэри укоризненно цокнул языком и убрал руку.

Не дожидаясь ответа Тома, Лео улыбнулась с другой стороны стола.

– Не волнуйся, Пенни, – сказала она. – Подумаешь, одна капля пролилась. Потом за минуту выведем. Кстати, мы же сегодня так и не поговорили. Может, поможешь мне убрать со стола? Пусть Элли немного передохнет.

Лео вскочила и принялась энергично собирать тарелки, но Том успел заметить, какой взгляд она метнула в сторону Гэри.

– А давайте устроим экскурсию по дому, – предложил Макс. – Разве вы не за этим пришли? Или по саду погуляем, а то Элли нас своими вкусностями совсем раскормила. Не помешало бы ноги размять. Элли, ты не против?

Похоже, Элли думала о чем угодно, только не о гостях. Она храбро попыталась изобразить широкую улыбку и энергично закивала.

– Не знаю, как вы, а я со стула встать не могу, – произнесла Мими. – Сама я только простую, легкую пищу готовить умею – впрочем, оно и к лучшему. Всегда завидовала людям, которые едят что хотят и за фигуру не беспокоятся.

Том обратил внимание, как сердито поджала губы Элли. Она молча взяла блюда с остатками трапезы и покинула столовую.


Глава 13 | Путь обмана | Глава 15