home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

На следующее утро Лео проснулась поздно и сразу же почувствовала себя виноватой. Вчера они решили оставить десертные тарелки и бокалы отмокать до утра, и Элли, без сомнения, уже успела все вымыть и убрать. Лео быстро приняла душ, натянула черные джинсы и футболку, пару раз провела по волосам расческой и поспешила на кухню.

Подойдя к открытой двери, Лео, к своему удивлению, услышала семейную ссору, которая, похоже, была в самом разгаре. Элли и Макс не кричали, но тон говорил сам за себя. Лео уже собиралась потихоньку скрыться, однако Макс успел ее заметить.

– Проходи, Лео. Не обращай внимания. Я раздражаю свою жену, а она меня совсем не слушает. Обычное дело. Что желаешь на завтрак? Бутерброд со злостью или яичницу-ворчунью?

Элли с Максом стояли друг напротив друга, прислонившись к кухонным шкафчикам и скрестив руки на груди.

– Э-э… Может, я лучше пойду, а вы пока разберетесь? – предложила Лео.

– Не разберемся. Конфликт неразрешим. Так что проходи, присоединяйся к веселью.

Макс пытался обратить все в шутку, но по лицу Элли было видно, как она расстроена.

– Идея! – воскликнул Макс. – Почему бы и тебе не высказать свое мнение? У меня смутное предчувствие, что ты будешь на моей стороне.

Лео смущенно рассмеялась.

– Ребята, я не консультирую семейные пары. Думаю, всем будет лучше, если я не стану вмешиваться.

– Ну уж нет. Извини, но так легко ты не отвертишься, – настаивал Макс.

Лео оглянулась на Элли. С тех пор как она вошла, сестра не произнесла ни слова. Щеки раскраснелись, губы сжаты в нитку.

– Сейчас по-быстрому налью себе чашечку кофе, пойду в гостиную и почитаю газеты, – выпалила Лео и устремилась к навороченному агрегату, от всей души надеясь, что справится без посторонней помощи.

Элли подошла и мягко подтолкнула сестру, отстраняя ее.

– Не бери в голову. Просто Макс уперся, как осел, а меня это бесит. В общем, пустяки, – отмахнулась Элли. – Предложила съездить в пару автосалонов посмотреть машины. Может, что-нибудь понравится. Он ведь до сих пор ездит в этом старом ржавом ведре.

– Осмелюсь напомнить, когда мы купили это ведро, ты была на седьмом небе, – вставил Макс. – А теперь нос воротишь.

Лео поняла, что ее появление не помогло разрядить обстановку, и уже не чаяла сбежать. Кофе готовился слишком медленно, однако Элли твердо решила угостить Лео ее любимым капучино, на приготовление которого требовалось несколько минут.

– В общем, ты понимаешь, – продолжила Элли. – Денег у нас полно, у меня классная машина, а Макс из-за каких-то дурацких принципов разъезжает на «пежо» шестилетней давности, который того и гляди развалится.

– Видишь ли, Лео, дело в том, что я сам заработал на эту машину и купил ее на свои кровные, – пояснил Макс. – Сейчас я не могу позволить себе заменить ее на новую, а значит, не стану этого делать. По-моему, все просто и ясно.

Ну почему они обращаются не друг к другу, а к ней? Решили, что Лео выступит третейским судьей? В таком случае Макса и Элли ждет разочарование.

– Слушайте, ребята, – проговорила она. – Купите вы новую машину или нет – дело ваше. С одной стороны, не понимаю, почему ты, Элли, так на этом настаиваешь, а с другой – удивляюсь, почему ты, Макс, так упорно сопротивляешься. Короче говоря, никого из вас я не поддерживаю и сохраняю нейтралитет. Договорились?

– А я-то думал, ты со мной согласишься. Сама же отказалась от денег старой ведьмы, – пробормотал Макс, рассеянно наливая сок в кружку Джейка с мультяшными монстриками.

– Макс, прекрати, – простонала Элли. – Тут совсем другая ситуация! Это наши деньги. Они принадлежат нам! Зачем раздувать проблему на пустом месте?

Похоже, Элли была искренне огорчена и обеспокоена. Лео бурная реакция сестры показалась, мягко говоря, не соответствующей случаю. Если бы это был ее муж, пусть бы ездил на чем хотел, лишь бы доволен был, подумала Лео.

– Между прочим, Лео, что-то не припомню, чтобы он жаловался из-за денег, потраченных на домашний кинотеатр. А ты? – продолжила Элли.

Сколько можно делать кофе?!

– Даже не сравнивай. Ты же меня не спрашивала. Решила устроить мне сюрприз. И что я должен был сделать – потребовать, чтобы ты все это убрала? Я же не свинья неблагодарная.

– Кстати, о домашнем кинотеатре. Макс, можно я там кофе попью? Ты ведь, кажется, говорил, у вас там отличная звукоизоляция? – самым невинным тоном уточнила Лео.

– Даже не думай. Пей скорее, закуси тостиком, и поехали по магазинам. А за детьми присмотрит Макс, – сердито бросила Элли. – Хорошенько погуляем на деньги старой ведьмы.

Элли схватила ключи:

– Забыла спросить, Макс. Где запасные ключи, которые вчера занес Шон? Хочу отдать их Лео.

Макс озадаченно нахмурился:

– Не знаю. Вроде на столешницу положил. Думал, ты убрала.

Элли сердито прищелкнула языком:

– Я их не трогала. Это ты их куда-то засунул, больше некому.

Макс был известным растяпой, и, когда они с сестрой выходили из кухни, Лео заметила, как на лице Элли мелькнула нежная, ласковая улыбка.


Элли радовалась возможности уехать из дома, а Макс с удовольствием присмотрит за близнецами. Поиграет с ними во что-нибудь интересное – и бесплатное. Научит что-нибудь мастерить или устроит экскурсию по саду и расскажет про всех насекомых. С папой они отлично проведут время. Элли улыбнулась, представив, как дети сидят на корточках и разглядывают червяка или блестящего черного жука, точно невиданное чудо.

Элли тоже хотела быть с ними, но едва удерживалась от того, чтобы не крикнуть Максу: «Это правда? Про тебя и Аланну?» Нет, всем будет лучше, если она уедет. Элли никак не удавалось взять себя в руки. Она не решалась задать Максу прямой вопрос, боясь услышать ответ. Когда они спорили о машине, у Элли сложилось впечатление, что муж не хочет ничего принимать от нее. Макс слишком порядочный человек, чтобы приобрести новый автомобиль на деньги жены, а потом преспокойно уйти к другой женщине.

– Лео, ты же уловила суть? – спросила Элли, когда они сели в машину. Элли понимала, что сестра увидела только внешнюю сторону проблемы.

– Яснее ясного. Макс не хочет тратить эти деньги на себя.

– Понимаешь, – начала Элли, обернувшись через плечо и сдав назад, – Макс хочет, чтобы мы тратили наши деньги – в смысле те, которые мы оба зарабатываем, – на оплату счетов. По закладной платить больше не надо, но содержать такой дом очень дорого. Так что на жизнь ничего не остается. Макс очень не хотел переезжать. Уступил только потому, что я этого очень сильно хотела. Но он, как и ты, считает, что мои причины – полная глупость. Вот так и получилось, что живем мы по-старому и каждую неделю составляем списки покупок, чтобы уложиться в бюджет.

– И что же ты собираешься делать? От споров толку мало, – разумно заметила Лео.

Элли выехала на дорожку, а за воротами свернула налево.

– Я перевела все деньги на имя Макса. Доверила ему наши финансы. Думала, пусть почувствует себя главой семьи и успокоится. Но Макс упорно отказывается тратить то, что не заработал сам. Говорит, это мои деньги и он к ним не притронется. Да еще ты их брать не хочешь! Так что все наши богатства лежат себе в банке и никому пользы не приносят! Ты ведь у нас лайф-коуч. Вот и научи, что делать, – в отчаянии выпалила Элли.

– Элли, и ты туда же? Я за других решения не принимаю.

Элли бросила обеспокоенный взгляд на сестру:

– Надеюсь, Фиона тебя вчера не слишком достала. Вела себя омерзительно, я ей чуть в волосы не вцепилась! Просто скандал устраивать не хотелось.

– Успокойся, все нормально. Неприятно, конечно, что Фиона затеяла спектакль при гостях, но тут уж ничего не поделаешь. Знаю, некоторые мое занятие за профессию не считают, но хочешь верь, хочешь нет – я помогла многим женщинам. Учу их быть собой, любить себя такими, какие они есть, и не бояться воплощать мечты. Элли, проблемы есть у всех и каждого. И я не думаю, что попытки сделать из себя и своей жизни совершенство могут привести к чему-то хорошему.

Элли почувствовала, как сжимается горло, а на глаза наворачиваются слезы. Она устремила немигающий взгляд на дорогу. Как мало она все-таки понимает сестру. Они с Максом вечно твердят Лео, что пора начать новую жизнь, открыться людям, завести серьезные отношения, забыть о прошлом. Но получается, что Лео права, а они ошибаются. Лео, в отличие от них, живет в полной гармонии с собой и нашла собственный способ быть счастливой, несмотря на душевные шрамы.

Несколько минут они ехали молча. Затем Элли сбросила скорость и выглянула в окно. Они были на той самой проселочной дороге и как раз проезжали мимо огороженного участка. Видимо, именно на этом месте сбили Эбби. На обочине в траве лежали несколько букетов цветов.

– Ты не против, если мы на секундочку остановимся? – спросила Элли. – Понимаешь, вчера я столько времени провела в палате у Эбби, что теперь хочу, как говорится, отдать дань… Понимаю, звучит по-идиотски…

Лео с готовностью вышла из машины и встала бок о бок с сестрой. Несколько минут они в полном молчании стояли у края дороги, и Элли гадала, как девочка могла очутиться в этой глуши посреди ночи.

Элли обернулась в сторону леса, и на нее невольно нахлынули неприятные воспоминания. Она ведь тогда была не намного старше Эбби. Да, эта проселочная дорога не в первый раз становилась местом преступления, но тогда в полицию никто не обращался. Впрочем, между тем, что произошло с ней и Эбби, не может быть никакой связи. Это было давно, и ни к чему лишний раз вспоминать о таких печальных вещах.

Бедная Эбби. Что бы ей ни пришлось пережить в ту ночь с пятницы на субботу, она этого не заслужила. Четырнадцать лет – совсем ребенок… У Элли болело сердце и за девочку, и за ее родных.

Наконец Элли тихо произнесла:

– Может, зря я это рассказываю, но, когда Эбби привезли в больницу, у нее все ноги до колен были в крапивной сыпи, да в такой, что смотреть страшно! Ступни отекли, все в крови… Полиция не стала обнародовать эти подробности, так что и ты на всякий случай помалкивай. Сейчас девочка, конечно, ничего не чувствует, но тогда ей было очень больно. Бедная…

Трудно представить, что именно могло случиться с Эбби, но Элли была уверена, что вчера полиция прочесала весь лес.

– Как она сюда попала? – спросила Лео. – Есть какие-нибудь версии?

– Не знаю, как у полиции, а у меня – ни одной. Все говорят, что Эбби хорошая девочка – не из тех, кто шатается где попало по ночам. Да и родители благополучные, ни за что бы ее не отпустили. Но каким-то образом она очутилась на проселочной дороге, где ее сбили, а потом бросили. И, судя по следам на ногах, это не единственное мучение, которое ей пришлось пережить за эту ночь.

В машину сестры садились в подавленном настроении.

– Не возражаешь, если поедем мимо больницы? Зайду узнаю, как Эбби. Я ненадолго, а тебе придется посидеть в машине, потому что к ней пускают только близких родственников.

– Конечно не возражаю. Когда у тебя такие пациенты, наверное, трудно думать о чем-то другом.

Элли печально улыбнулась и завела машину. Всю дорогу до больницы они ехали молча.


Приложив карточку к турникету и войдя внутрь, Элли направилась прямо к посту медсестры. В их отделении сестер было мало, и между ними установились теплые дружеские отношения. Никто не стал спрашивать Элли, зачем она пришла. Она бросила взгляд в сторону кровати Эбби и увидела врача, разговаривавшего с матерью девочки. Элли замерла в ожидании.

Наконец врач что-то сказал и зашагал к ней. Сэм Брэдшоу был любимым доктором Элли. Как и медсестры, он не стал задавать лишних вопросов и сразу перешел к делу:

– Знаю, о чем ты хочешь спросить, Элли. Увы, новостей никаких. Пока без изменений. Если хочешь, можешь поговорить с ее матерью. Постарайся ее ободрить.

Элли не смогла скрыть разочарования, но, пока шла к кровати, возле которой сидела мать Эбби, Кейт, постаралась не показывать своих чувств. Сегодня Кейт сумела взять себя в руки, но выглядела так, будто не спала целую неделю.

– Здравствуйте, Кейт. Вот, решила зайти проведать вас, – произнесла Элли и, ободряюще сжав плечо матери, опустилась на соседний стул.

– Врач сказал, улучшений нет, – пробормотала Кейт. – Правда, ноги чуть-чуть подзажили. Видите, сыпи уже меньше. Что с ней случилось, Элли? Что произошло с моей Эбби?

Лицо матери говорило о ее состоянии лучше всяких слов. Она держалась из последних сил, и ничего удивительного. Если бы что-то подобное стряслось с Руби… Нет, об этом даже думать невыносимо.

– Очень жаль, но мы не знаем. Может, полиции удалось что-то выяснить?

Кейт печально покачала головой:

– Эбби пошла гулять с подругами. Она была в полном восторге. Словами не передать, как радовалась. Понимаете, у Эбби ведь совсем нет друзей. Только не подумайте плохого, она очень милая девочка, но тяжело сходится с людьми. Да и мы с мужем, наверное, слишком ее опекаем. Не знаю. Нам казалось, мы все делаем правильно. А вчера вечером все девочки из ее класса собрались в кафе, потом в кино, а потом домой к Эмили. Там и собирались заночевать, все вместе. Кажется, человек двенадцать.

Элли удивленно округлила глаза – целая толпа четырнадцатилетних девочек в одном доме! Да, вряд ли кому-то удалось выспаться.

– Я все проверила, – поспешно прибавила Кейт, точно боясь, что ее объявят плохой матерью. – Не поленилась зайти к Эмили домой и уточнила у ее мамы, действительно ли они ждут гостей. Если честно, боялась, что они разыгрывают Эбби, а сами отправятся в другое место. К сожалению, от некоторых девочек из ее класса всего можно ожидать. Но все было в порядке. Вообще-то дом у родителей Эмили маленький, не представляю, как они там все поместились. А ее маме, похоже, было все равно, сколько народу соберется. Хотела предоставить девочек самим себе. Но я подумала, что, раз девочек много и они все вместе, ничего плохого не случится… – Кейт умолкла.

– А что потом? – поторопила Элли.

– Всего пару раз видела Эмили, но сразу поняла, что хорошей девочкой ее не назовешь, если понимаете, о чем я. У них в компании она заводила, все хотят с ней дружить, потому что Эмили устраивает лучшие вечеринки или что-то в этом роде. Поэтому другие девочки не хотят с ней ссориться. Полицейские опросили их всех, и девочки как одна повторяли, что Эмили обидела Эбби, сказала ей что-то неприятное – правда, что именно, не признаются, утверждают, будто не слышали. В общем, между ними произошла ссора, Эбби отказалась идти в кино и сказала, что пойдет домой…

Кейт тихо заплакала. Элли погладила ее по плечу и, решив, что матери сейчас не до посторонних, повернулась к Эбби и взяла ее руку. Потом тихо, успокаивающе проговорила:

– Вам не за что себя винить, вы все сделали правильно. Бедная Эбби. Иногда подростки бывают очень жестоки друг к другу. Продолжайте с ней разговаривать. Кто знает, возможно, ей это поможет. Рассказывайте о хорошем, а про Эмили не думайте.

– Вы правда думаете, что она нас слышит? – спросила Кейт.

– Трудно сказать. Иногда пациенты, вышедшие из комы, рассказывают о разрозненных впечатлениях и ощущениях. У других бывают сны. Третьи ничего не могут вспомнить. Мозг – вещь сложная и загадочная. Но я бы посоветовала побольше говорить с ней, петь, дотрагиваться… Даже если не подействует, вреда, во всяком случае, не будет.

– Куда бы Эбби ни пошла из кафе, с ней случилось что-то плохое, – произнесла Кейт. – Одна девочка видела, как она доставала мобильный телефон и писала эсэмэски. Но при ней его не нашли, а ведь Эбби без телефона как без рук. Эти маленькие паршивки бросили ее одну. Как они могли? Говорят, думали, что она сразу пойдет домой…

– А родители Эмили не заметили, что одной гостьи не хватает?

– Спросили, все ли в порядке, и на этом успокоились. Видимо, Эмили ответила «да» и не стала рассказывать, что Эбби ушла домой. А пересчитать детей им и в голову не пришло. Впрочем, когда так много народу, за всеми уследить трудно. И все же кто-то должен был обратить внимание… Я бы позвонила узнать, как дела, но Эбби вечно сердится: «Хватит надо мной кудахтать, мне уже четырнадцать». Можно подумать, в таком возрасте ребенок в состоянии сам о себе позаботиться.

– Как вы думаете, Кейт, куда она могла пойти?

– В том-то и дело. Даже не представляю. Родственников у нас поблизости нет. Поверить не могу, что Эбби не позвонила и не попросила ее забрать. Знала же, что я мигом прилечу. Ну, или папа. Брайан даже пиво пить не стал – вдруг понадобится отвезти Эбби домой? Когда она куда-то уходит, он всегда «на дежурстве». На всякий случай. Ничего не понимаю…

Кейт погладила ногу Эбби сквозь тонкое одеяло.

– Видите? Стараюсь не дотрагиваться до ее ног ниже колена. Доктор говорит, что она ничего не почувствует, но вдруг он ошибается? Эта ужасная сыпь… – Из груди Кейт вырвалось рыдание, и она вытерла рукой глаза. – Когда Эбби нашли, на ней не было туфель. Поэтому у нее все ноги изранены. Но почему?.. Полиция все вокруг обыскала, но туфель не нашли. Даже не представляю, как ей было больно, тут такие раны… – Кейт опустила голову на бедро Эбби. – Девочка моя, прости, что не уберегли.


В машину Элли вернулась очень расстроенная. Сказала только, что у Эбби все по-прежнему, и весь остаток пути молчала, погруженная в свои мысли. Но к тому времени, когда они добрались до «Джона Льюиса», любимого магазина Элли, Лео с облегчением заметила, что сестра немного приободрилась. Тревожные морщинки разгладились. Элли явно поставила перед собой цель хорошо провести время.

Было воскресенье, поэтому магазин открывался поздно. Пришлось некоторое время ждать в машине. Лео увидела, как сестра что-то набирает на телефоне, и решила, что та пишет мужу. Только бы не новые упреки.

– Что делаешь, Элли?

– Джорджии пишу. Кажется, я ее чем-то обидела. Надеюсь, просто недоразумение, – ответила она. Элли продолжила нажимать на кнопки большими пальцами. – Решила писать как ни в чем не бывало. Вот, слушай: «Макс опять вредничает. Сбежала в «Джон Льюис». В утешение скуплю весь магазин. Надеюсь, скоро встретимся». Ладно, пошли. Видишь, двери открывают? Истратим побольше денег, пусть Макс бесится.

Лео была не любительницей ходить по магазинам и согласилась исключительно ради Элли. К тому же одежду из «Джона Льюиса» она не носила и, в отличие от сестры, совершенно не интересовалась кухонной утварью. Десять минут Лео самоотверженно выслушивала, как Элли на все лады расхваливает достоинства набора сковородок, а потом не выдержала и сбежала в отдел косметики и парфюма, решив скоротать время за изучением последних новинок. Тоже не самое интересное развлечение, но все же лучше, чем сравнивать кастрюли.

Наконец Лео вернулась на первый этаж. Они приехали сорок минут назад, а она не купила ничего, кроме новой красной помады с эффектом сияния. Наверное, Элли уже закончила с покупками. Ну, в самом деле, сколько можно шататься по магазину?

Однако сестры на условленном месте не оказалось. Конечно, покупателей в выходной день было много, однако Лео поклясться была готова, что Элли среди них нет. Вот невезуха, подумала Лео, и решила спуститься на нулевой этаж, а если сестры не окажется и там, плюнуть на все и пойти выпить кофе. Стоя на верхушке эскалатора, Лео вгляделась в толпу покупателей и заметила Элли в отделе, где продавали растения и товары для садоводства. Сестра разглядывала искусственные цветы. И тут внимание Лео привлек человек, который, похоже, целенаправленно шагал в сторону сестры. Правда, разглядеть его сверху среди снующих туда-сюда покупателей было трудно. Видно было только широкополую кожаную шляпу в австралийском стиле. Некоторым мужчинам этот головной убор очень идет – главное, чтобы внешность была подходящая. Он явно прокладывал дорогу к Элли, но, когда подошел совсем близко, сестра подняла глаза, заметила Лео и помахала ей рукой. Мужчина резко свернул вправо и направился к стенду с открытками. Лео пожала плечами. Видно, ошиблась.

Элли держала в руках букет искусственных фрезий.

– Зачем они тебе? Настоящих не хватает?

Элли сунула цветы прямо под нос Лео.

– Никогда не понимала, зачем украшать комнату искусственными цветами, когда живые намного красивее. Чувствуешь? Никакого аромата! Сейчас столько всяких ароматизаторов воздуха выпускают, могли бы и для искусственных цветов что-нибудь придумать. Так, от нечего делать забрела, пока тебя ждала.

Элли поставила фрезии обратно в огромную вазу, где красовались цветы всех видов, от роз и тюльпанов до нарциссов.

– Ты? Ждала меня? Шутишь, что ли? Думала, ты вокруг своих сковородок часами ходить будешь. Ты ведь даже ничего не купила.

– А вот тут ты ошибаешься, – рассмеялась Элли. – Отложила все на кассе, очень удобно. Заберу перед отъездом, а сначала надо сбегать в соседний супермаркет, купить кое-каких продуктов. Пошли со мной. Выберем что-нибудь вкусненькое, надо порадовать Макса. Про машину больше не заикнусь. Не стоит ссориться из-за такой ерунды.

Элли подхватила Лео под руку и потащила ее обратно к эскалатору. Через некоторое время Лео деликатно убрала руку. Элли искоса взглянула на сестру, но говорить ничего не стала.

В супермаркете они задержались дольше, чем планировали, и в кои-то веки Лео получила от шопинга удовольствие. Когда дело касалось еды, Элли была настоящим поэтом. Могла исполнить оду сырым креветкам, в то время как Лео видела перед собой лишь серых, склизких существ. А Элли непостижимым образом сумела представить их мясистыми, розовыми и потрясающе вкусными.

Наконец Элли бросила взгляд на часы:

– Думаю, надо разделиться. Я заберу покупки в «Джоне Льюисе», а ты пока отнеси продукты в машину и подъезжай к входу. Я быстро.

Лео удивленно посмотрела на сестру:

– Пустишь меня за руль «мерседеса»? Чем я заслужила такую честь? Макс говорил, ты свое сокровище никому не доверишь.

– Ха! Это потому, что я ему не разрешаю на нем ездить, – рассмеялась Элли. – Часть хитрого плана – возьму Макса измором, он сдастся и купит новую машину. А ты думала, я такая скряга?

Элли бросила ключи сестре и поспешила обратно в «Джон Льюис».

Лео выкатила тележку на парковку и, хотя толком не помнила, где они оставили машину, быстро нашла «мерседес» и устремилась к багажнику. Сложив пакеты и вернув тележку на место, Лео собиралась уже сесть за руль, как вдруг удивленно замерла. На лобовом стекле что-то лежало.

Странно, подумала Лео. Зачем кому-то понадобилось класть на машину искусственный цветок? Лео достала его из-под «дворника», села в машину и положила на пассажирское сиденье. Несколько минут Лео разбиралась, как в машине что работает, а потом подъехала ко входу, где ее ждала Элли с огромными пакетами. Лео притормозила на стоянке и помогла сестре уложить покупки в багажник. И тут Элли сделала ей сюрприз.

– Поведешь ты. И не говори потом, что мне машина дороже сестры.

Лео пожала плечами и снова вернулась на водительское место. Только усевшись и поправив зеркало заднего вида, Лео заметила, что Элли в машине нет. Сестра застыла у пассажирской дверцы с искусственной желтой розой в руках и словно пыталась прожечь цветок взглядом.

– Откуда она взялась? – дрогнувшим голосом спросила Элли.

– Ах да. Забыла сказать. Странно получилось, – ответила Лео. – Я пришла к машине, а она лежала на стекле. Такие же были в магазине, рядом с фрезиями.

Элли не ответила. Она зашагала к ближайшей урне и швырнула туда цветок, а потом молча вернулась к машине. Хорошего настроения как не бывало.


Глава 17 | Путь обмана | Глава 19