home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

Молчание, царившее в машине, трудно было назвать непринужденным, и Элли понимала: если она сейчас же не придумает, что сказать, Лео снова примется забрасывать ее вопросами. Куда она ездила в ночь с пятницы на субботу? Почему не ответила на звонок и отключила телефон? Из-за чего у нее так резко испортилось настроение? Говорить правду нельзя было ни в коем случае. А хуже всего, что он следил за ней и оставил розу на стекле, чтобы Элли об этом знала. Он постоянно наблюдает за ней и вторгается в ее жизнь.

А Макс?.. Вдруг у него правда роман с этой Аланной? Неужели он способен так поступить? Элли думала, что хорошо знает мужа, но не могла не заметить, что в последние несколько месяцев он стал вести себя необычно. Вроде ничего серьезного, но некоторые мелочи настораживали. Поэтому Элли и решила организовать семейный отдых. Поедет ли Макс или захочет остаться? И почему он обманул ее? Почему не сказал, где был на самом деле, если ему нечего скрывать? Макс совсем не умеет врать. А использовать Пэта, чтобы подтвердить алиби, – глупее ничего не придумаешь! И ведь еще надеялся, что Элли не узнает!

Лео каждые несколько секунд бросала на сестру подозрительные взгляды. Надо срочно ее отвлечь, иначе допроса не избежать. Но Элли опоздала.

– Элли, – начала Лео. – Что случилось? Вы с Максом ведете себя как-то странно, вот я и подумала – может, я не вовремя?..

– Что? – переспросила Элли. А теперь надо проявить максимум осторожности… – Нет, все нормально. Просто долго обустраивались в новом доме, до сих пор никак не освоимся. И вообще, мы очень рады, что ты приехала.

– Просто я заметила…

Элли поспешно перебила:

– Кстати, я тоже кое-что заметила. Когда Мими упомянула, что тебе не досталось денег… Надеюсь, ты понимаешь, что я предлагала тебе половину совершенно искренне, а не из вежливости. Если захочешь, можешь получить их в любой момент. Нам с Максом хватит, даже более чем…

Лео засмеялась, и Элли вздохнула с облегчением. В последний момент ей удалось увести сестру от края очень глубокой пропасти.

– Если ты решила, что я расстроилась, то очень ошибаешься. В конце концов, она твоя мать, а не моя. Ничего удивительного, что она завещала все деньги тебе.

– Да, – кивнула Элли, надеясь, что тему удастся закрыть до возвращения домой, иначе к обсуждению подключится еще и Макс. – Мама действительно оставила деньги мне, но сама подумай, откуда они у нее взялись? Держу пари, на самом деле это папины деньги… по крайней мере, большая часть.

Взгляд Лео выражал глубочайшее презрение.

– Это так ты меня уговорить хочешь?

– Лео, ну прекрати, наконец. Ты же его раньше любила.

Сестра снова уставилась на дорогу.

– Да, любила. Когда маленькая была. А потом узнала, что у него, оказывается, есть вторая дочка, которая живет в неполных тридцати милях от нас, и всю мою короткую жизнь отец одновременно сожительствовал с двумя женщинами.

– По-моему, ты драматизируешь. Не надо делать из папы злодея. Он просто совершил ошибку. С каждым может случиться. Лео, ты к нему слишком строга. Пожалуй, серьезнее всего он ошибся, когда женился на маме. Сама знаешь, она всегда была злобная. Даже не представляешь, как я тебе завидовала в детстве…

Лео резко развернулась к сестре. В глазах читалось искреннее удивление.

– Ты – мне? Нашла кому! Я осталась без матери и очутилась в доме у старой ведьмы! Сделай милость, объясни, чему тут завидовать.

Стоило вспомнить их трудное детство, и у Элли сразу стало тяжело на сердце.

– Я завидовала, потому что у тебя была мама, которая тебя любила. Да, ты росла без нее, зато успела узнать, что это такое.

Кажется, взглянуть на ситуацию с такой стороны Лео просто не приходило в голову.

– Ой, Элли, прости меня, пожалуйста. Я и не думала, что ты из-за этого переживаешь. Уверена, что мама любила тебя… по-своему.

Элли хмыкнула:

– Вот именно – по-своему! Интересно же она это проявляла – манипулировала мной, врала, не выказывала никаких теплых чувств! Да, тебя она превратила в бесплатную домработницу, но и мне от нее тоже доставалось! Думаешь, зачем ей было надо, чтобы я училась играть на пианино, целыми днями сидела за уроками, занималась с репетиторами? По-твоему, мама заботилась обо мне? Нет, просто хотела доказать, что ее дочь умнее и талантливее кукушонка, которого подкинули к ней в гнездо! Уж что-что, а любовь тут ни при чем. Зато папа всегда любил меня, я чувствовала. Да, он редко бывал дома, но, когда появлялся, всегда был добр ко мне. И мама при нем старалась хоть немного сдерживаться. Я была счастлива, когда приезжал папа.

По упрямому молчанию Лео Элли поняла, что сестра не убеждена.

– Уверена, он и с тобой был бы ласков. Но ты же просто не давала ему шанса, не подпускала к себе! Даже разговаривать отказывалась.

– Элли, у тебя ведь самой дети. Неужели не понимаешь? Это тебе не товарный обмен! Нельзя требовать от ребенка благодарности за малейший знак внимания! А он готов был проявлять нежность только тогда, когда получал взамен восторг и признательность! С тобой в этом смысле проблем не было, но я была крепкий орешек, и отец решил, что дело не стоит того.

– Ты наверняка ошибаешься. Поэтому я и хочу разыскать папу, даже спустя столько лет. Знаю, мама добилась, чтобы его объявили умершим, но на самом деле это означает только одно – она не сумела его разыскать. Должно быть, папа не хотел, чтобы его находили. Он прятался не от нас, а от моей матери. А теперь, когда она умерла, ничто не мешает ему вернуться. И – кто знает? Может, ты наконец поймешь, что он за человек на самом деле.

Лео встретила эту речь ледяным молчанием, и Элли поняла, что зря старается. Для нее папа был спасителем – единственным человеком, способным повлиять на маму. Единственным, кто любил Элли – пока она не встретила Макса. Для Лео же отец был человеком, загубившим ей жизнь, – ведь именно он поселил девочку в доме у мачехи, которая ненавидела ее лютой ненавистью.


Свернув в сторону ворот фермы «Ивы», Лео почувствовала облегчение. Еще пару дней назад не поверила бы, что будет так рада видеть этот дом. Лео больше не в состоянии была выслушивать, как сестра превозносит отца. Надо обсудить с Элли ее глупую идею и объяснить, что отец не возникнет на пороге, точно добрый волшебник. Но, к сожалению, не было времени – Элли завела этот разговор слишком близко к дому. Лео припарковала машину и выключила двигатель.

Окна были открыты, чтобы впустить летний ветерок. Из сада около боковой стены доносились радостные крики и смех – это Макс играл с детьми. Все трое отлично проводили время, и Лео с улыбкой повернулась к Элли.

– Пойдем отнесем покупки в дом и присоединимся к веселью. Кажется, они играют… в крокет. Вот уж не понимаю, по какому поводу столько восторга.

Элли ответила не сразу. Она с нежностью смотрела на мужа и детей, резвящихся на лужайке. Казалось, эта картина ее завораживала. Но потом Элли, видимо, заставила себя сосредоточиться и широко улыбнулась.

– Отличная мысль.

Макс видел, как они подъехали, и кинулся к машине, точно резвый щенок. Лео не уставала любоваться, как он каждый раз радуется возвращению жены. Макс обнял Элли и прижал к себе. Лео показалось, что он тихонько шепнул «Извини». Элли прижалась лбом к его плечу, потом подняла голову и грустно улыбнулась.

– Ты меня тоже прости, – едва слышно прошептала она, но Лео стояла близко и расслышала.

– Ладно, девочки, идите поиграйте с близнецами, а я пока достану ваши покупки из багажника. Заодно принесу чего-нибудь попить. Посидим, расскажете, как съездили…

Лео попыталась возразить, но Макс и слушать ничего не стал. Сестры зашагали по лужайке к близнецам, которые действительно играли во что-то, отдаленно напоминающее крокет. Макс сконструировал из проволоки огромные круглые воротца, а молоток изготовил, срезав щетину со старой щетки и укоротив ручку. Вместо шаров использовались теннисные мячи.

Близнецы объяснили вновь присоединившимся участницам все тонкости игры, и, после того как довольный собой Джейк целых два раза обыграл и маму, и тетю, те наконец смогли дойти до садовой скамейки. Как раз в этот момент появился Макс с подносом, на котором стояли две чашки капучино, эспрессо и апельсиновый сок для Джейка и Руби.

– У нас тут сегодня утром был просто цейтнот, – проговорил Макс, раздавая напитки. – Визиты, телефонные звонки… Все гости сочли нужным выразить благодарность… ну, почти все.

Элли вопросительно посмотрела на мужа.

– Фиона позвонила и сказала, что все было супер, хотя, по-моему, она после канапе вообще ничего не помнит. А еще пожаловалась на Чарльза – опять на весь день уехал играть в гольф.

Элли покачала головой:

– Удивляюсь, как он с ней разговаривать не перестал после вчерашнего? Много лет Фиону знаю и ни разу ее такой не видела.

– А еще вы чуть-чуть разминулись с Томом. Представить страшно, что он о ней подумал. – Макс широко улыбнулся, давая понять, что отнюдь не испытывает по этому поводу страха. – Кстати, Том пришел с дочкой. Зовут Люси. Милая девчушка, только застенчивая немного. А потом заехал Шон. Элли, он привез тебе подарок. Вчера ему было стыдно, что явился без предупреждения, поэтому и решил вознаградить тебя за хлопоты. Вот и заглянул с утра в отдел подарков в торговом центре. Сейчас принесу.

Уже через несколько секунд Макс вернулся с коробкой в красивой упаковке. Оформлением подарка явно занимался не сам Шон, подумала Лео. Макс протянул подарок Элли, и она положила его на столик. Макс опустился на траву напротив скамейки и сел скрестив ноги.

– Давай открывай, – с бодрой улыбкой предложил он.

Элли аккуратно развернула бумагу. Внутри обнаружилась ароматическая свеча в стаканчике. Элли поставила ее на столик.

– Очень мило с его стороны, но это было совершенно необязательно, – произнесла она.

– Шон жалел, что не застал тебя. А на чашечку кофе остаться не захотел. Просил передать, что его подарок пригодится, когда захочешь принять долгую расслабляющую ванну.

Элли красноречиво фыркнула, давая понять, что вряд ли будет нежиться в ванне в окружении свечей. Между тем Макс с многозначительной улыбкой повернулся к Лео:

– По-моему, ты произвела на нашего соседа-полицейского неизгладимое впечатление. Когда сказал, что Элли уехала в магазин, Том ушел не сразу. Кажется, надеялся увидеть тебя, но надолго оставаться не мог – его ждала бывшая жена.

– Раз Том назначает встречи бывшей жене, значит, ловить нечего, так что перестань разыгрывать сводника.

Макс медленно покачал головой:

– Она просто привезла Люси. Вот они, радости развода для пар с детьми – контакты с бывшими так просто не оборвешь…

– Макс, чтобы я от тебя больше этих дурацких намеков не слышала. Том – приятный человек и интересный собеседник, но не более того. Даже если захочу познакомиться с ним поближе, то исключительно для удовлетворения базовых физиологических потребностей. Так что никаких белых платьев и свадебных колоколов. Повторяю – отвяжись.

Чтобы сгладить резкость тона, Лео подобрала с дорожки теннисный мяч и нацелила Максу в грудь. Тот со стоном рухнул на траву и принялся звать на помощь близнецов.

– Спасите, тетя Лео хочет убить папу!


Элли наблюдала, как муж и дети катаются по траве, и сердце ее переполняла нежность. На Максе были старые, мешковатые черные шорты и знававшая лучшие времена белая спортивная майка. Но даже в таком виде для Элли он был самым красивым мужчиной на свете, хотя она ни за что не произнесла бы такую банальность вслух. Макс уже успел обзавестись роскошным загаром, темно-карие глаза светились беззаботным весельем. Больше всего на свете Элли хотелось присоединиться к игре и подурачиться вместе с близкими. Но растущее беспокойство не позволяло расслабиться, и смех звучал слишком искусственно.

Лео с нескрываемой тревогой посматривала на сестру. Может, рассказать ей все?.. Поделиться волнениями, страхами и попросить совета, как найти выход из тупиковой ситуации. Но Элли не могла поступить так с сестрой. Сколько раз Лео повторяла, что только идеальные отношения Макса и Элли не дают ей окончательно поставить крест на институте брака! Нет, должен быть другой путь.

Близнецы снова втянули Лео в игру, а Макс в очередной раз продемонстрировал свой любимый фокус. Только что лежал на земле, и тут, проделав какой-то диковинный прыжок, словно бы не требовавший ни малейших усилий, в один момент очутился на ногах. Макс сел рядом с Элли и закинул руку на спинку скамейки. Она безвольно опустила голову ему на плечо.

– Спасибо, что повеселил детей, Макс. Вы так классно играете… Жаль, что из-за всех этих дополнительных дежурств не смогу составить компанию.

Макс припал щекой к ее затылку.

– Мы тоже будем по тебе скучать, но что делать, если персонала не хватает? Это же только на неделю, правда? И вообще, мне нравится сидеть с детьми. Считай меня эгоистом, но мне приятно, что не приходится бороться за их внимание.

На какую-то секунду Элли почувствовала себя совершенно счастливой, но быстро вернулась с небес на землю, и глаза наполнились слезами. Макс всегда говорил, что собственная жизнь его полностью устраивает. Ему нравилось работать учителем физкультуры, и никаких других амбиций у Макса не было. Он был предан делу и не жалел времени на дополнительные занятия со способными учениками. Для Макса не существовало трудных случаев, он мог поладить с кем угодно – от хулигана и забияки до тихого мальчика, ненавидящего спорт. Под руководством Макса все эти разные дети чудесным образом объединялись в одну команду и замечательно проводили время. Поэтому Элли радовалась, что в школе наконец-то начались каникулы и они смогут чаще бывать вместе. Конечно, когда она сама не на службе.

– Пенни вчера была такая расстроенная… Надеюсь, все нормально, – сменила тему Элли, стараясь не выдать бушевавших внутри чувств.

– Она сегодня звонила. Голос был спокойный. А Гэри с утра уехал. Кажется, по уши влюбился в «порше», но позволить себе такое удовольствие не может, поэтому отправился объезжать автосалоны в поисках чего-то в том же роде, но подешевле. Кстати, Элли, извини насчет машины. Знаю, что упрямлюсь, как дурак. Просто еще не привык быть богатым, дай мне время освоиться.

В сердце Элли вспыхнула надежда – если Макс говорит о совместном будущем, значит, уходить не собирается.

– Я все понимаю. Давай не будем об этом. Еще кто-нибудь звонил?

Макс покачал головой.

– Мими вчера забыла кофточку. Надо Пэту сказать, пусть заберет. Позвонишь ему? – спросила Элли.

– Хорошо, без проблем. Я тут подумал… Если будем немного приветливее с Мими, Пэту станет легче. Знаю, ты ее терпеть не можешь, но бедняга и без того мучается.

Элли вздохнула. Что тут ответишь? Может, рассказать Максу, что Мими болтала про него и Аланну? Но Элли не осмеливалась. Вдруг муж признается, что это правда?

Элли встала и взяла со столика свечу, подаренную Шоном.

– Пойду готовить обед, – сказала она. – Накрою на стол – позову.

Макс с улыбкой посмотрел на Элли.

– Помощь не нужна? – спросил он.

– Нет. Сиди здесь. Ты сегодня и так достаточно сделал. Куда бы поставить эту штуку?.. Знаю – в гостевой туалет, – проговорила Элли, разглядывая свечу. – А потом возьмусь за креветки.

Элли улыбнулась Максу и зашла в дом через кухню. По дороге бросила взгляд на телефон. Может, позвонить Пенни, узнать, все ли в порядке? Элли постоянно забывала номер подруги – они много лет были соседками и почти не звонили друг другу. Элли набрала 1471, чтобы узнать последний номер, с которого звонили на телефон. Судя по отчету Макса, Пенни звонила после Фионы. Однако механический голос сообщил, что «номер засекречен».

Раньше Элли на голубом глазу спросила бы мужа, кто звонил. Но теперь в сердце ледяным осколком вонзилась ревность и на месте надежды и доверия осталась болезненная рана. Подумать только – всего пару минут назад Элли наивно верила, что все будет хорошо и, возможно, ее подозрения неоправданны.

А теперь ко всем остальным сомнениям и опасениям добавилось беспокойство по поводу аварии в ночь с пятницы на субботу. С тех пор как Элли узнала, где и когда Эбби сбила машина, она старалась даже не думать на эту тему. Но нельзя и дальше закрывать глаза на случившееся. Надо что-то делать, сидеть сложа руки недопустимо.

Элли быстро поднялась наверх и, пройдя через спальню, зашла в ванную. Оставив дверь приоткрытой, чтобы увидеть, если кто-то придет ее искать, Элли взяла телефон и набрала номер, который, к сожалению, успела запомнить наизусть. Она и не думала, что будет вынуждена снова по нему звонить.

Подошли почти сразу же.

– Элли! Какой приятный сюрприз, – произнес голос, который Элли хотелось слышать меньше всего на свете.

– Ты можешь говорить? – спросила она.

– С тобой – всегда, ты же знаешь. Ну как, хорошо съездила в магазин? Надеюсь, ты получила мой подарок. Видел, как ты смотрела на них в «Джоне Льюисе», и сразу понял – тебе понравится.

Судя по тону, он был доволен собой.

– Больше никогда так не делай. Никогда, понял? А если бы Лео увидела? Как бы я ей объяснила? Я тебя очень прошу, прекрати осложнять мне жизнь, и так уже все запуталось.

– Не переживай, это же просто цветок. Хотел показать, что думаю о тебе. Что вижу тебя. Во что ты сейчас одета? Расскажи, чтобы я мог представить тебя. Ты переоделась или на тебе все еще те черные джинсы и красная футболка?

– Заткнись. Пожалуйста, прекрати. Я не по поводу розы звоню и не по поводу наших отношений. Хочу задать вопрос насчет той ночи с пятницы на субботу. Ты ведь ехал домой по проселочной дороге? Конечно, по ней, как же иначе? И время было подходящее, а еще ты был очень зол. Гнал как бешеный. Так вот, мне надо знать – это ты сбил девочку? Скажи правду.

В кои-то веки он не нашелся с ответом. Элли ждала. А когда он наконец заговорил, в голосе уже не слышалось легкого поддразнивания – по непонятной причине он считал эту интонацию очень сексуальной. Впрочем, на нее саму она когда-то подействовала – всего один раз. Голос звучал глухо, будто издалека.

– Неужели ты правда думаешь, что я мог бросить девочку умирать на дороге? По-твоему, я на такое способен? В жизни ничего обиднее не слышал. Ну конечно, это был не я. Да, я ехал по дороге примерно в это же время, но, честное слово, я бы кошку в такой ситуации не бросил, не то что ребенка.

Элли поняла, что он говорит правду. Какие бы недостатки ни были у этого человека, как бы он ни заблуждался по поводу ее чувств к нему, невозможно было представить, чтобы он хладнокровно оттащил сбитую девочку на обочину и уехал. Но оставалась другая проблема.

– Извини. Зря я спросила. А вдруг ты проезжал мимо камер? Наш сосед Том сказал, что на дорогах ведется видеонаблюдение. Они даже номера считывать умеют. Тебя точно не засекли?

Элли услышала сердитый, раздосадованный вздох. Должно быть, ответив на ее звонок, рассчитывал на большее.

– Откуда я знаю? Не заметил. Если помнишь, я тогда думал о другом – о нашем разговоре. – Голос был полон обиды. – Я не верю, что ты действительно ничего ко мне не испытываешь.

Господи, какая же она идиотка. Нет, от разговоров с ним никакой пользы.

– Слушай, я должна знать, что ты скажешь, если к тебе придет полиция. Они начнут задавать вопросы. Там, где ехала я, камер точно не было. А ты что ответишь?

– Это же полиция. Придется сказать правду. Мы оба знаем, что по-хорошему я должен прямо сейчас отправиться в участок и сообщить, что той ночью я ехал по проселочной дороге. Сделать это сам, а не дожидаться, когда ко мне явятся.

Его тон зазвучал серьезно. Элли понимала, что он прав, но не могла допустить такого развития событий.

– Нет. Я тебя умоляю, не надо. Эбби это не поможет. Ты ее не сбивал и вообще ничего подозрительного не видел, так в чем проблема? Как я объясню все это Максу? Пожалуйста, если я и в самом деле так дорога тебе, как ты твердишь, молчи!

Когда он ответил, в голосе прозвучала задумчивость, и Элли сразу поняла, что он сейчас скажет.

– Если я все расскажу полиции, они придут к тебе, и тогда Макс узнает про нас. Мы оба понимаем, что он никогда тебя не простит. И препятствие долой, ты станешь свободна. Так скажи мне, Элли, какая у меня причина тебя покрывать?

В этот момент дверь спальни начала открываться. Элли поспешно дала отбой и закрылась в ванной.

– Элли! – окликнул Макс. – Ты здесь? Сказала, что будешь готовить обед, и пропала.

Элли сделала глубокий вдох и попыталась скрыть нервную дрожь.

– Уже иду, Макс. Извини. Захотелось освежиться с дороги.

Проклятая авария, думала Элли. Все из-за нее. Элли понимала, что рассуждает как эгоистка. Ее проблемы – ничто по сравнению со страданиями родителей Эбби. Но, если она не сумеет уладить ситуацию, ее счастливая семья будет разрушена. Включив кран и для большей достоверности спустив воду в унитазе, Элли спрятала телефон в шкафчик, решив забрать его позже. Трудно будет объяснить, зачем она взяла в ванную мобильник.

Элли заглянула в шкафчик и замерла. Присмотрелась внимательнее. В чем дело? Кажется, ничего не пропало, но все вещи как будто сдвинуты с мест. Макс никогда сюда не заглядывал – все, что принадлежало ему, стояло на полочке. Элли держала в этом шкафчике таблетки, дезинфицирующую мазь и необходимые, но не предназначенные для выставления на всеобщее обозрение средства женской гигиены.

Элли кинулась в спальню и принялась наугад выдвигать ящики. Она уже знала, что увидит.


Дети весело резвились на кухне, и Лео решила сбегать наверх за лэптопом и написать новый пост для блога. Макс отправился искать Элли. Лео была не уверена, можно ли оставлять близнецов без присмотра, но уж за две-то минуты с ними точно ничего не случится. Лео выдернула лэптоп из розетки и спустилась вниз.

Лео вздохнула с досадой. Крышка была закрыта. Должно быть, случайно захлопнула, когда брала в руки. Лео всегда оставляла ее чуть приоткрытой – так, чтобы экран гас, но замок не защелкивался. Он сломался пару недель назад. Лео собиралась отдать лэптоп в ремонт, но все никак не удавалось дойти до мастерской. А теперь придется искать скрепку или еще что-нибудь, чтобы открыть замок. Вот что бывает, когда торопишься.

Вернувшись на кухню, Лео порылась в ящике и выудила старую открывалку. Пожалуй, подойдет. Немного повозившись, Лео сумела-таки поднять крышку, и лэптоп тут же включился. Дав себе слово не откладывать больше ремонт, Лео решила записать основные мысли нового поста. Идею подсказал разговор с Элли – Лео напишет, как часто случается, что два близких человека, сами того не замечая, начинают двигаться в противоположных направлениях.

Лео открыла папку и застыла. Она не пользовалась компьютером со вчерашнего дня, но, судя по дате, три файла открывали именно сегодня. Два из них – просто материалы для блога. Защищенные паролем данные о клиентах, слава богу, не тронули. Но кто-то заглянул в файл с информацией об отце.

На кухню зашел Макс. Лео подняла глаза.

– Элли сейчас придет. Не хочешь выпить вина? А я пока займусь салатом, уж это мне по силам, а остальные тонкости предоставим ей.

– Нет, спасибо. Мне лучше водички. – Лео запнулась. – Слушай, Макс, ты сегодня, случайно, не брал мой компьютер? Не подумай, что я против, просто хотела узнать…

Макс достал из холодильника бутылку минералки.

– Еще чего! Если ты забыла, у нас в кабинете стоит роскошный iMac с монитором двадцать семь дюймов! А что? У тебя там скрыты страшные тайны? – Макс многозначительно поиграл бровями и вернулся к приготовлению салата.

Лео решила ничего не говорить. Наверное, лэптоп позаимствовала Элли, хотя Лео не представляла, когда сестра могла успеть это сделать.

Макс рылся в холодильнике в поисках латука и помидоров, когда на кухню вошла Элли. Вид у нее был еще более встревоженный, чем до этого.

– Макс… Ты ходил куда-нибудь с детьми, пока нас не было? – спросила она прерывающимся голосом.

– О боже! Опять допрос! – Макс засмеялся и покачал головой. – Что на вас обеих нашло? Вынужден признаться – да, водил близнецов на детскую площадку покачаться на качелях. Совсем ненадолго, минут через сорок пять вернулись. А что?

– Ты запер дверь? Как следует?

Тут Макс, кажется, сообразил, что Элли интересуется не просто так – она чем-то встревожена.

– Да, конечно. Я понимаю, это не наш старый дом. Там и красть-то было нечего, а здесь – совсем другое дело. Так что соблюдаю все предосторожности. А почему ты спрашиваешь?

– Пока никого не было дома, к нам кто-то проник.


Глава 19 | Путь обмана | Глава 21