home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 24

Вспоминая центральную улицу Литтл-Мелем, Лео всегда рисовала себе унылую, черно-белую картину. Холод, слякоть, мрачные серые тучи, тусклые витрины. Руки болят от тяжелых пакетов, все вокруг смеются и тычут пальцами. Она «приблудная». Ребенок, свалившийся непонятно откуда. Ребенок, которому никто не рад…

Однако сегодня Лео вынуждена была признать, что улица выглядит довольно мило. Солнце светит сквозь листья деревьев, растущих по обеим сторонам дороги, и на мостовую падает кружевная тень. Да и витрины смотрятся ярко и жизнерадостно.

Лео понимала, что неожиданными откровениями заставила Тома почувствовать себя не в своей тарелке. Должно быть, бедняга ожидал услышать жалобы на какие-нибудь пустяковые проблемы. Наверное, жалеет теперь, что вообще завел этот разговор. Впрочем, у Тома появилась возможность рассказать собственную грустную историю. Лео была потрясена, когда узнала, что его брат трагически погиб, катаясь на моторной лодке. Видимо, немалая часть солидного состояния отошла Тому, но сразу было ясно, что это его нисколько не утешает. Том искренне горевал о брате.

Поделившись былыми печалями, они решили сменить тему и обсудить что-нибудь более приятное. Том рассказал, какие карьерные перспективы ждут его здесь, на северо-западе. Он был уверен, что старший инспектор в Манчестере скоро уйдет в отставку и, хотя для профессионала уровня Тома это не слишком завидная должность, он с радостью ее примет, лишь бы быть поближе к Люси.

Лео никак не могла понять, что Том за человек. Он казался уверенным и довольным собой, однако сохранял некоторую дистанцию, будто жизнь научила его быть осторожным и не слишком доверять людям. Не считая упоминания о гибели брата, Том почти ничего не рассказал о себе. Хотя с удовольствием говорил о Люси, Том ни слова не сказал о причинах развода с женой и не дал Лео возможности задать вопрос на эту тему. Видимо, под кажущейся открытостью скрывается то, чем Том не готов делиться с посторонними. Процентов на шестьдесят он откровенен, но, чтобы разузнать остальное, придется потрудиться.

Пообедав, они распрощались, и Лео решила прогуляться по деревне. Возле бара она перешла через дорогу и зашагала в обратном направлении. По дороге Лео заметила, что на центральной улице открыли новый магазин. Она решила заскочить туда и купить чего-нибудь вкусненького, чтобы закусить перед ужином. По крайней мере, тогда Элли не придется снова готовить трапезу из десяти блюд.

В магазине было людно, но, судя по всему, люди пришли не делать покупки, а поболтать. Владелица магазина взглянула на Лео.

– Не возражаете, если немного осмотрюсь? – спросила Лео. – Пока не решила, что мне нужно.

– На здоровье. Будут вопросы, обращайтесь.

В магазине повисла неловкая пауза. Лео никак не могла решить, что делать – то ли схватить с полки первое, что под руку попадется, и спастись бегством, то ли игнорировать напряженную атмосферу. Очевидно, хозяйка поняла причину ее сомнений и пришла Лео на выручку:

– Прошу прощения, деточка. Не подумайте, будто мы вам не рады. Просто обсуждали ужасную аварию – ту, что случилась в ночь с пятницы на субботу. Все просто в шоке! Вы из этих мест?

– Нет, приехала в гости на несколько дней. Но я слышала об аварии. И официантка в баре тоже о ней упомянула, – ответила Лео.

Хозяйка кивнула:

– Ужас… И вот что хуже всего – говорят, водитель здешний, ведь по проселочной дороге никуда больше не доедешь. Вся деревня только об этом и говорит. Если честно, прямо не верится…

Еще одна женщина прибавила:

– Полиция проверяет камеры. Одна у нас точно установлена – на заправке. А вот есть ли где-то еще, не знаю. И в голову не приходило, что эти штуки могут когда-нибудь пригодиться. Между прочим, подозреваемых уже начали вызывать в участок. И двое работают в школе! Нет, вы представляете? И это учителя!..

Хозяйка оперлась локтями о прилавок:

– А какие учителя-то? Не знаешь, Салли?

– Слышала только, что один из них – заместитель директора. А второй, кажется, учитель физкультуры. Вдруг окажется, что это один из них? Представляете, какая жуть? Вот это педагоги – бросают детей умирать…

При упоминании об учителе физкультуры Лео вздрогнула. Однако была уверена на все сто процентов, что, даже если бы Макс сбил человека, он ни за что не оставил бы жертву на обочине. Интересно, о каком заместителе директора идет речь? Неужели о Пэте? Нет, не может быть.

– Между прочим, не одних учителей допрашивают, – подключилась к обсуждению еще одна покупательница, полная женщина, перестаравшаяся с завивкой. – Наш Филип сегодня ходил к зубному и по пути видел того банкира… Ну, большую шишку, он еще в Лондоне работает. Женился на девице, которая много лет назад взяла и сбежала из деревни ни с того ни с сего. Забыла, как его звать. Короче, этот банкир тоже из участка выходил, а глазки-то у него так и бегали – Филип заметил. Знаете, что я думаю? Эти наши богатеи со своими престижными работами понакупили дорогущих машин, а сами вино в три горла хлещут. А потом как ни в чем не бывало садятся за руль и едут домой. Вот увидите – вычислят этого негодяя, и окажется, что он вдрызг пьяный был. Что за люди! В таком состоянии на дорогу выезжать – преступление…

Про кого это они? Не может быть, чтобы про Чарльза с Фионой. Эта женщина сказала, что девица сбежала. Да, Фиона уехала из деревни, но почему покупательница так странно выразилась? И зачем Чарльза вызывали в полицию? Он же до субботы был в Лондоне.

– А вы ничего не знаете, деточка? – спросила хозяйка у Лео.

– К сожалению, нет, – ответила та, качая головой. Лео решила не упоминать, что она родственница Элли.

– В общем, мы тут решили – если это правда кто-то из наших, надо поспрашивать людей. Вдруг кто-то ведет себя подозрительно? Или в пятницу ночью мотался непонятно где? Мы тут все друг друга знаем. Быстрее полиции преступника вычислим. Так что, если чего узнаете, дайте знать, хорошо?

От необходимости отвечать Лео избавил звон старинного дверного колокольчика. Невольно вспомнилось, что как раз в ночь с пятницы на субботу Элли куда-то ездила, и Лео отчаянно жаждала сменить тему. Однако в магазин вошел человек, которого Лео хотелось видеть меньше всего. Фиона.

Хотя Лео не принимала активного участия в разговоре, она невольно покраснела от смущения. Женщина по имени Салли поспешно отвернулась к полкам и принялась изучать богатый ассортимент. Все остальные тоже старались смотреть куда угодно, только не на Фиону. Не замечая произведенного эффекта, та посмотрела на Лео так, будто не ожидала ее здесь встретить.

– Привет, Лео. Что привело тебя сюда в этот прекрасный солнечный денек?

Лео чуть сквозь землю не провалилась. Теперь эти женщины решат, что она нарочно ввела их в заблуждение относительно собственной личности.

– Вот, зашла кое-что купить для Элли.

– Хорошо, что я тебя встретила. Ты ведь предлагала меня обедом угостить? Ну, в субботу вечером. Так вот, я тут подумала и решила – превосходная идея! Может, встретимся в баре? Скажем, завтра, в половине первого?

После такого все присутствующие определенно пришли к выводу, что Фиона – не просто знакомая, а близкая подруга Лео. Хозяйка собралась было обслужить их первыми, но Фиона вежливо указала на других покупательниц.

– Не обращайте внимания, они просто смотрят, – ответила та, наградив Лео неприязненным взглядом.

В результате Лео купила намного больше, чем собиралась. Фиона взяла только пармской ветчины, поэтому вскоре они покинули гастроном вместе.

С тех пор как вошла Фиона, никто не проронил ни слова – говорили только о товарах и цене. Лео предчувствовала, что теперь, как и в далеком детстве, деревенские жители будут умолкать, стоит ей переступить порог.

И вновь все вокруг окрасилось в привычные оттенки черного, белого и серого. Прекрасный день померк, стоило Лео сообразить, что, возможно, деревенские сплетни не врут. Если так, то в преступлении может оказаться виновен кто-то из друзей Элли. Не говоря уже о том, что сама Элли так и не рассказала, куда ездила той ночью.


Глава 23 | Путь обмана | Глава 25