home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 26

После ухода полиции в доме воцарилась напряженная атмосфера. Лео не понимала, в чем дело. Элли явно хотела расспросить Макса, но почему-то молчала, только бросала на мужа обиженные взгляды каждый раз, когда тот отворачивался. Сам Макс казался смущенным и растерянным. Лео никогда их такими не видела. Да, Макс и Элли время от времени спорили, но никогда не скрывали друг от друга своих чувств.

Макс сказал, что полицейские просто хотели узнать, каким путем он возвращался из регби-клуба, и уточнить, кто вел машину. Больше он ничего не прибавил, и озадаченная Лео поняла, что сестра не собирается задавать вопросы. Во всяком случае, при ней.

За завтраком обстановка царила примерно такая же. Элли старалась не смотреть на Макса, да и он тоже избегал встречаться с женой взглядом. Вид у Макса был такой, точно над ним навис дамоклов меч, но никто даже не пытался выяснить, в чем дело. Лео сочла за лучшее не вмешиваться и старалась развлечь детей, пока молчаливые взрослые сидели за столом мрачнее тучи.

Наконец Макс медленно поднялся из-за стола – ни следа обычной бодрости. А потом наконец заговорил. В голосе ясно слышалось напряжение и смущение.

– Элли, ты ведь сегодня опять работаешь? Вот я и подумал – дай свожу детей в новый бассейн под открытым небом. Помнишь, мы на днях говорили? Пусть поплещутся, заодно как следует плавать научатся. Ты не против?

Элли состроила гримасу, которую можно было истолковать только одним способом – «делай что хочешь».

– Хорошо. Вообще-то моя смена начинается после полудня, и ты бы это знал, если бы хоть иногда слушал. Но я не против. У меня полно дел по дому. Идите веселитесь. А я пока займусь хозяйством, а потом поеду на работу.

Лео опустила взгляд на свой тост и потянулась за ножом, чтобы сделать себе бутерброд с джемом. Вообще-то она не очень любила джем, но в такой неловкой ситуации просто необходимо было чем-то себя занять.

– Хочешь, помогу? В бассейн съездим после полудня. Куда торопиться? Ну как, довольна? А хочешь – поехали с нами. Хозяйство подождет.

Лео понимала, что Макс старается, как может, но безуспешно.

– Я же сказала, что не возражаю. Когда вернетесь, дома меня не будет, но к восьми приеду. Ужин приготовить не успею, закажем чего-нибудь из ресторана. Лео, ты не против?

Сестра поспешно кивнула. Конечно, она могла предложить свои услуги, но понимала, что, попробовав ее стряпню, спасибо никто не скажет. Казалось, Макс хотел что-то прибавить, но потом передумал. Шумно вздохнул и отвернулся.

– Ладно, маленькие хулиганы. Бегом за плавками и полотенцами. Кто придет к двери последним, не получит мороженого.

Близнецы опрометью выбежали из кухни. Лео знала – наверняка Макс изобразит, что споткнулся на лестнице. Проделает какой-нибудь смешной кульбит, лишь бы последним оказался он. Дети тоже это понимали, но с радостью приняли правила игры.

Когда закрылась дверь кухни, Лео наконец решилась заговорить.

– Может, кофе? – робко предложила она.

Некоторое время Элли не отвечала, будто глубоко задумалась. Она сидела, уставившись на противоположную стену, но Лео показалось, что сестра едва заметно кивнула. Лео встала из-за стола и направилась к кофемашине. Она уже почти освоила этот хитрый агрегат и решила, что хороший капучино поможет сестре взбодриться. Лео не начинала разговор, пока из коридора не послышался оглушительный шум и три голоса не крикнули «пока». Потом хлопнула дверь, и все стихло. Лео поставила чашку перед Элли.

– Давай-ка рассказывай, – велела она, сев напротив сестры.

Элли поглядела на сестру рассеянным взглядом, будто не расслышала вопроса.

– Ну хватит. Говори, что случилось. Что на вас нашло? Ведешь себя будто злая ведьма, а Макс вообще какой-то испуганный…

– Поверь, у него есть причины, – ответила Элли и, отпив глоток, зашипела – горячий напиток обжег ей рот.

Лео ничего не сказала, решив использовать ту самую проверенную уловку – молчи, и тебе все расскажут сами. Лео не сомневалась, что прием сработает.

– Макс был с ней в ту ночь. С Аланной. Это она вела машину.

Ах вот оно что, подумала Лео. Теперь все ясно.

– Та самая Аланна, о которой говорили за ужином в субботу? Учительница физкультуры у девочек? Они же работают в одной школе. Видятся каждый день. Хорошо, она его подвозила – и что с того? Кстати, как ты вообще об этом узнала?

– Я же не дура. Хотя некоторые, кажется, именно так и думают. Макс вести машину не мог, он был в стельку пьян. Сказал, что все тянули жребий и до дома его вез «приятель». Только забыл рассказать, что этот «приятель» – Аланна.

Лео нахмурилась:

– А зачем? Какая разница, кто его подвозил – Аланна или какой-нибудь другой коллега?

Помешивавшая кофе Элли подняла глаза.

– Как это – какая разница? Если Аланна просто довезла Макса до дома, зачем делать из этого тайну? Но Макс нарочно сказал «приятель», чтобы я решила, что его вез мужчина. Но машину Аланны засекла камера, и Максу пришлось подтверждать, что на проселочную дорогу они не выезжали. За этим и приходила полиция.

– Но Макс ведь не врал тебе в открытую? – уточнила Лео. Сама она считала, что в ее словах есть резон.

– Нет, но Макс уклонялся от ответа, а это ничуть не лучше. Не поверишь, каких трудов мне стоило заставить его признаться, что он ехал на машине Аланны.

– А как ты догадалась, что он ехал именно на ее машине?

– Еще в субботу заподозрила, когда гости пришли. Пэт упомянул, что Аланна не пила, потому что была за рулем. Потом ты рассказала, что в деревне сплетничают, будто в участок вызвали учителя физкультуры. Что, если не учителя, а учительницу? Получается, ее машину видели. Вполне естественно, что я задала Максу пару вопросов. Но каждое слово приходилось клещами тянуть! Сразу стало ясно – Макс не собирался ничего говорить. Перед сном еле уломала!

Элли со звоном швырнула ложечку на стол.

– Так бы и не узнала, если бы не авария. Макс рассчитывал все от меня скрыть. Это же ясно как дважды два.

Невозмутимо размешивая молоко, Лео спокойно произнесла:

– Знаешь, неудивительно, что он не хотел тебе говорить. Еще бы, при такой-то реакции! Было бы из-за чего переживать! Макс ушел с праздника в таком состоянии, что голой Анжелины Джоли бы не заметил.

– Он бы ее и так не заметил. Говорит, на его вкус слишком тощая, – ворчливо вставила Элли.

Лео рассмеялась.

– Хорошо тебе смеяться. Не у тебя же брак распадается.

Элли уронила голову на стол и расплакалась. Такого поворота Лео не ожидала.

– Ой, прости, Элли. Не хотела тебя расстраивать. Я же не думала, что все так серьезно, иначе ни за что не стала бы шутить.

Перегнувшись через стол, Лео погладила Элли по руке. К сожалению, другого утешения она предложить не могла.

– Элли, с чего ты взяла, что ваш брак распадается? Только из-за того, что эта Аланна один раз подбросила Макса до дома?

Элли вытерла лицо салфеткой.

– Нет, я все-таки не настолько мнительная. На самом деле это просто последняя капля.

– Давай выкладывай. Расскажи, что тебе известно, поделись догадками. Знаешь, в таких делах со стороны виднее, и я почти уверена, что ты зря беспокоишься.

Если и был человек, на которого недоверие Лео к мужчинам не распространялось, так это Макс. Конечно, если факты будут говорить против него, придется признать, что муж сестры ничем не лучше остальных. Но без убедительных подтверждений Лео уступать не собиралась.

Элли встала так резко, что опрокинула стул.

– Ты, конечно, думаешь, будто Макс ангел во плоти и ни на что подобное не способен в принципе. Хорошо, тогда слушай. История с машиной – последнее звено в цепочке. И еще Макс мне солгал. Мне казалось, он просто не может так со мной поступить. Началось все несколько недель назад, так что его вранье для меня уже не новость, Лео. А что касается пятницы, Макс сказал, будто в машине с ними ехали еще два человека. Аланна подвозила троих. Но я ведь знаю, где живут эти двое, а где – наша худосочная красотка Аланна. – Элли наклонилась, подняла упавший стул и с грохотом поставила на плиточный пол. Потом развернулась к Лео и, подбоченясь, подалась вперед, точно скандальная базарная торговка. – Для того чтобы Макс остался в машине последним – а судя по всему, дело обстояло именно так, – Аланне пришлось бы делать огромный крюк. Она должна была высадить его первым! Получается, сначала она отвезла тех двоих, а потом потащилась в обратную сторону с Максом. Нетрудно посчитать, сколько времени они провели наедине. Но зачем так усложнять маршрут, это же неудобно! Возможно только одно объяснение – они хотели побыть вдвоем!

Лео не знала, что возразить. И в самом деле, странно, но наверняка есть какое-то простое объяснение. Если бы Элли спросила у Макса…

Видимо, Элли решила, что с нее хватит. В несколько стремительных шагов достигла двери и остановилась. Взявшись за дверную ручку, всем корпусом развернулась к Лео и ткнула в сторону сестры указательным пальцем:

– Думай что хочешь, но у меня есть и другие доказательства. Люди в пабе слышали, как Макс говорил с ней… с любовницей! Обсуждали какие-то планы, про которые я не должна знать, потому что я, видите ли, могу их нарушить! Что за планы, не знаю, остается только гадать! Как бы ты себя чувствовала на моем месте, Лео? Да, зря я тебя не слушала, сестренка, мужчинам и впрямь нельзя доверять!

И Элли выбежала из кухни, оглушительно хлопнув дверью.


Лео решила, что сейчас лучше не попадаться сестре на глаза. В таком настроении Элли просто не в состоянии воспринимать разумные доводы. Нужно выждать. Лео невольно задумалась, знает ли Макс, насколько серьезны подозрения Элли. Но проблема в том, что после аварии всю деревню охватила эпидемия подозрительности. Если водитель будет найден, все остальные недоразумения, скорее всего, разрешатся сами собой.

Полулежа на кровати, Лео обдумывала сложившееся положение. Предположим, вычислить преступника она не может, но разрядить обстановку в доме сестры – задача вполне посильная. Первой в голову пришла простая мысль – напрямик спросить Макса, что у них с Аланной за секреты. Но, если Лео вмешается, Элли будет в ярости. Они с Максом всегда понимали друг друга с полуслова, и больно было видеть, как оба страдают. Элли казалась напряженной, словно натянутая струна, – еще чуть-чуть, и лопнет. Да и Макс ходит как в воду опущенный. Он пытался скрыть свое плохое настроение, однако оно сразу бросалось в глаза. Макс был человеком спокойным и жизнерадостным, а этот нехарактерный для него сарказм в субботу утром и тревога по поводу прихода полиции совершенно не вязались с привычным образом.

Может быть, у этого дома действительно плохая аура. Шутки шутками, но факты налицо. Макс очень не хотел сюда переезжать, это Лео знала точно. Согласился только ради жены – вернее, ее давней глупой фантазии. Возможно, часть проблемы в этом. Если Лео удастся убедить Элли, что счастливого воссоединения с пропавшим отцом не произойдет, сестра перестанет тревожиться хотя бы на этот счет. Лео была на сто процентов уверена: даже если в один прекрасный день их папаша объявится на пороге, радужные ожидания Элли не оправдаются, и сестра будет жестоко разочарована.

Суть проблемы проста – Элли не знает, что произошло. Отец просто ушел и забыл об их существовании? Даже проститься не захотел? А может, с ним что-то случилось? Элли не могла поверить, чтобы папа мог просто бросить их. Лео же ничего невероятного в этом не видела. А старая ведьма? Уж она-то наверняка что-то знала. В этом Лео даже не сомневалась.

Лео попыталась пробудить старые детские воспоминания, ища в них подсказки, но напасть на след не удавалось. После того как выяснилось, что отец обманывал маму, для Лео он превратился в бесплотную тень, ведь после того, как перевез дочь сюда, он ее полностью игнорировал.

Но с Элли все было по-другому. На фоне авторитарной матери папа был для нее светом в окошке, и Элли любила его. Да, он был довольно холоден, но иногда удостаивал Элли знаками внимания. Лео же из горячо любимой дочери превратилась в девочку, которую в худшем случае ненавидят, а в лучшем – игнорируют.

Лео откинулась на постели и, заложив руки за голову, постаралась собрать из разрозненных фрагментов полную картину. Начать решила со своего раннего детства, с воспоминаний о маме.

Вот их гостиная, тесная комната с маленькими темно-красными диванчиками и креслами. С деньгами у них было напряженно, и теперь Лео понимала почему. Все шло сюда, на ферму «Ивы», «главной» семье. Дверь из гостиной вела на кухню, и через нее Лео слышала, как мама поет. Мама всегда пела. В тот день она выбрала «Никому тебя не отдам». Чья же это песня? Ах да, Рика Эстли. Лео пыталась неуклюже танцевать. Мама вошла в гостиную, взяла ее за руки, и они стали танцевать вместе. На маме были джинсы и туника в индейском стиле. Мама всегда так одевалась – яркие цвета, бусы… Волосы длинные и темные, почти черные. Чаще всего мама собирала их в хвост. И она была молодая, очень молодая…

Тут открылась входная дверь, и вошел папа. При виде их он засмеялся. Оценивая папу с позиций взрослой женщины, Лео признавала, что он интересный мужчина. Стрижка очень короткая, но ни намека на лысину. Волосы темные, глаза – ярко-синие. И очень высокий – а впрочем, восьмилетней Лео все взрослые казались великанами.

Картинка померкла, и Лео почувствовала, что лицо ее мокро от слез. Какой стыд. Лео села и торопливо утерлась. «Если хочешь пореветь, вспоминай лучше, как тебе жилось здесь», – сказала она себе.

Она схватила лэптоп. Вернемся от эмоций к фактам. Лео записала все, что знала. Увы, список получился скудным. Лео открыла файл и принялась читать.

Полное имя: Эдвард Уильям Харрис

Дата рождения: 02.12.1943 г.

Место рождения: Сток-он-Трент, Англия


Известные факты:

4 марта 1976 г. – женился на Дениз Суиндон

29 сентября 1978 г. – родилась дочь Элеонора

8 июня 1980 г. – женился на Сандре Коллье (не расторгая брак с Д. С.)

24 октября 1980 г. – родилась дочь Леонора Сандра

1979–1995 гг. – финансовый директор «Гудмен Поттери лимитед, Сток-он-Трент»

Последнее известное место проживания – ферма «Ивы», Литтл-Мелем, Чешир

В последний раз видели – июль (?) 1995 г.

Подслушанный разговор (воспоминание): много женщин, кто-то динамил, «последняя сбежала», убирайся. Услышано летом, когда он пропал.

2002 г. – Дениз Харрис (в девичестве Суиндон) сообщает дочери Элли, что после семилетнего отсутствия Э. X. признан умершим.

Да, негусто. Самым полезным оказался факт о признании отца умершим. Мачеха объявила об этом в 2002 году. Вооруженная немногочисленными фактами, Лео погрузилась в архивы. На всякий случай запросила документы и 2001, и 2003 года. Но свидетельства о смерти с именем «Эдвард Уильям Харрис» не обнаружила. Получается, старая ведьма сказала неправду? Когда дело касалось этой женщины, Лео уже ничему не удивлялась. Но, как бы там ни было, расследование зашло в тупик. Отец исчез, не оставив следов.

Но откуда взялись деньги? Вариантов два: либо он оставил их матери Элли, либо та сама получила к ним доступ после его предполагаемой смерти. Да, запутанная история.

Долгое время они с Элли думали, что отец отправился в очередную долгую поездку. Случалось, они не видели его по несколько недель подряд, и на отлучки отца Лео обращала не больше внимания, чем на присутствие, спрятавшись под броней равнодушия. Лео точно не помнила, когда именно они поняли, что на этот раз отец не вернется. Во всяком случае, в последний раз они говорили о нем в декабре. Он был в отъезде уже много месяцев, и Элли спросила у матери, вернется ли он к Рождеству. «Это вряд ли», – проговорила та. Вот и весь ответ. Утешить рыдающую Элли ей и в голову не пришло. Но, оглядываясь назад, Лео поняла – старая ведьма точно знала, что отец не вернется. Нет, она явно что-то скрывала. Мать запретила Элли говорить об отце, но не могла помешать дочери думать о нем. Казалось, Элли не сможет обрести внутреннего равновесия, пока не будут раскрыты тайны прошлого.

Лео поняла, что ходит по кругу. Нет, так загадку исчезновения Эдварда Уильяма Харриса не разгадать. Решив отвлечься, Лео открыла новое окно и принялась печатать.

Шаг вперед: блог Лео Харрис

Живите настоящим

Как легко обвинить во всех нынешних бедах ошибки прошлого и позволить им определять будущее! Многие из нас оправдывают свое поведение, ссылаясь на события давно минувших дней.

А может, именно по этому сценарию развиваются ваши отношения? Но разумно ли подчинять судьбу былым промахам?

Если любимый человек причинил боль, многие пытаются найти причины и объяснения, которых попросту не существует. К чему бередить рану, не давая ей зажить? Выдумывать оправдания, которым вы сами не в состоянии поверить? В результате на месте раны появляется неровный, уродливый шрам, который видят все вокруг, кроме вас, и из-за которого вы рискуете повторить тот же опыт в новых отношениях.

Да, события прошлого оказывают влияние на каждого человека. Радуйтесь, что смогли пережить разрыв, и дайте своим ранам зажить. Тогда из прошлых ошибок на свет родится новая Вы, более сильная и устойчивая. Помните, главное – простить не своего партнера, а себя. Простить себя за то, что оказались в такой ситуации.

Учитесь мыслить позитивно, жить здесь и сейчас. Оставьте прошлое в прошлом. Вовсе не обязательно наступать на те же грабли.


«Не останавливайтесь в прошлом, не мечтайте о будущем, сосредоточьте ум на настоящем моменте».

Будда


Глава 25 | Путь обмана | Глава 27