home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 30

Дорогу до дома Гэри и Пенни Лео помнила хорошо, ведь они много лет были ближайшими соседями Макса и Элли. Лео помнила, что у Бейтманов две дочери. Сейчас каникулы, значит, девочки вполне могут оказаться дома. Однако Лео надеялась поговорить с Пенни наедине. Возможно, ей повезет и девочки решат, что в такой погожий солнечный день можно найти дело интереснее, чем сидеть перед телевизором, переписываться в социальных сетях или играть в онлайн-игры. Впрочем, небогатый опыт общения с подрастающим поколением подсказывал, что рассчитывать на это особо не приходится.

Лео решила зайти к Пенни и узнать, не надумала ли она обратиться за помощью к лайф-коучу. Если кто-то из знакомых Лео в этом и нуждался, то Пенни – первая. Приблизившись к дому, Лео окинула его любопытным взглядом. Сад не просто ухоженный, а прямо-таки безупречный. На вкус Лео, даже слишком. Цветов было видимо-невидимо, и все отличались яркими красками, но растения были посажены через равные интервалы друг от друга, вдобавок они чередовались по цветам – красный, потом синий, потом белый… Оставалось только гадать, чего тут больше – патриотизма или желания произвести впечатление. В любом случае явный перебор. Лужайка перед домом представляла собой аккуратный квадрат с идеально ровными краями, а в углах красовались одинаковые кусты, подстриженные в форме пирамидки. Должно быть, какие-то хвойные, решила Лео. В растениях она была не сильна и с достаточной степенью достоверности могла узнать только розу, поэтому оставалось лишь строить догадки.

Уголком глаза Лео заметила в окне движение. Но, обернувшись, никого не увидела. Лео всегда казалось странным, что человек, мечтавший стать архитектором, поселился в таком доме. Конечно, здание было вполне приличное, но этот коттедж с плоской крышей, построенный в семидесятых, ничем не отличался от своих ближайших соседей, за исключением того, что это был дом на одну семью, а не на две, как большинство остальных. Как раз в таком жили Макс и Элли. Занавески на окнах выглядели слишком вычурно. К тому же все они были аккуратно подвязаны – очевидно, для того, чтобы с улицы окна выглядели одинаково. Шагая по дорожке, Элли разглядела пышные ламбрекены. Создавалось впечатление, будто никого нет дома.

Лео нажала кнопку звонка и стала ждать. Никакой реакции. Изнутри не доносилось ни звука. Но Лео была уверена, что заметила в окне силуэт. Она позвонила снова, и опять тишина. Странно. Может быть, Пенни не увидела приближающуюся гостью и вышла в сад? Лео решила обойти вокруг дома и проверить догадку. Открыв калитку, тихо окликнула хозяйку. Лишь бы не напугать. Что, если она и вправду не слышала звонка?

– Пенни, это Лео. Ты здесь?

Лео прошла в часть сада, располагавшуюся у задней стены. Но там никого не было. Цветы тоже были посажены аккуратно, но, к счастью, ровных симметричных рядов здесь не обнаружилось. Клумбы с безупречно подстриженными розами перемежались с лавандой. В углу стояла невысокая каменная статуя, изображавшая женщину с кувшином, из которого на белые камешки струилась вода. Да уж, идеальный фонтан для идеального сада, с улыбкой отметила Лео. Возле ограды стояла большая будка из деревянных досок. Перед ней тоже была разбита своего рода лужайка, обнесенная низким заборчиком. Видимо, в этом доме даже собака не могла обойтись без прямых линий и симметрии.

Конечно, заглядывать в окна неприлично, но, дойдя до раздвижных стеклянных дверей, ведущих в гостиную, удивленная Лео заметила Пенни. Та, съежившись, сидела за диваном. Видимо, пряталась от незваных гостей. Как нехорошо получилось! Пенни явно не до визитеров. Лео не хотелось навязываться, и она решила уйти как можно скорее, пока хозяйка не увидела.

Но не успела Лео скрыться, как ее присутствие заметила собака Гэри и Пенни – пожилой и частично глухой джек-рассел-терьер. Пес сразу потрусил к ней через лужайку, оглашая окрестности визгливым, пронзительным лаем, из-за которого его недолюбливали все соседи, включая Макса. Отвернувшись от окна, Лео наклонилась к собаке:

– Привет, Клякса. Как поживаешь, старичок?

Лео понимала, что Пенни не могла не услышать лая, но, разговаривая с собакой, давала хозяйке время вылезти из-за дивана. По крайней мере, так обеим сторонам удастся сохранить достоинство.

Стеклянные двери раздвинулись, и Лео услышала из-за спины робкий голос Пенни:

– Лео!.. Какой сюрприз! Подожди секунду, сейчас приду.

Лео терпеливо ждала, почесывая толстый животик Кляксы – тот радостно завалился на спину, раскинув лапы.

– Старичок-то старичок, а ведешь себя как маленький, – с улыбкой проговорила Лео.

Между тем из дома донесся звук шагов – похоже, Пенни поднималась по лестнице. Лео не могла понять, что происходит. К сожалению, она не удивилась, когда Пенни вышла в сад, зачем-то накинув кардиган с длинным рукавом и надев темные очки. Правда, стекла оказались недостаточно велики.

– Извини, что заставила ждать. Я тут подумала – давай на улице посидим. Такой хороший день… Чего тебе заварить, чаю или кофе?

Лео не хотелось ни того ни другого, но бедная Пенни и без того чувствовала себя неловко.

– Пожалуйста, чаю. Заранее спасибо. Пойдем на кухню вместе, я тебе помогу…

– Не надо, я сама, – наигранно бодрым тоном ответила Пенни.

– Мне нетрудно. Уже пять минут Кляксу развлекаю, хватит с него. Теперь пора составить компанию тебе.

Пенни избегала смотреть на Лео и упорно не сводила глаз с Кляксы, а на кухне сразу повернулась к гостье спиной и сосредоточилась на заваривании чая. Но даже в полутемной кухне очков не сняла. Лео чувствовала, что закипает от гнева, но решила не давать воли эмоциям.

– Девочки дома?

Вздрогнув, Пенни покачала головой:

– Гэри отвез их на неделю к бабушке. Вообще-то собирались ехать отдыхать всей семьей, но Гэри сейчас занимается очень серьезным, важным проектом. Хоть он и в отпуске, на всякий случай далеко уезжать не хочет. Говорит, дело прежде всего.

Лео удалось сохранить полную невозмутимость, хотя Гэри никогда не производил впечатления трудоголика, готового отказаться от отдыха. Впрочем, вслух об этом лучше не говорить. Интересно, когда Гэри решил отменить поездку – до того, как Пенни начала ходить по дому в темных очках, или после? Ну и гад. Однако сейчас самое главное – успокоить и ободрить Пенни.

– Сады у вас просто изумительные. Кто ими занимается, ты? – спросила Лео.

Пенни нервно рассмеялась:

– Я? Боюсь, что нет. Гэри любит, чтобы все было по линеечке, а у меня так ровно не получается. Моя территория – дом. Со шторами справляюсь лучше, чем с лужайкой. И вообще, мне нравится самой шить занавески и подушки. Особенно если много деталей и нужно как следует сосредоточиться.

Лео выглянула в столовую и сразу поняла, о чем речь. Персиковые и кремовые занавески и подушки украшали многочисленные оборочки.

– Рада, что застала тебя одну. В субботу тебя, кажется, заинтересовало мое предложение? Если ты свободна, могу прямо сейчас рассказать про лайф-коучинг, чтобы ты решила, подходит тебе такой вариант или нет.

Чуть не уронив жестяную банку с чайными пакетиками, Пенни настороженно обернулась:

– Извини, Лео, я передумала. А в субботу просто слишком много выпила, вот и ляпнула… Гэри так рассердился! Сказал, все решат, будто у нас проблемы, а это ведь неправда.

Как раз чего-то подобного Лео и ожидала.

– Кстати, а где Гэри? Если он дома, с удовольствием объясню вам обоим, что смысл лайф-коучинга совсем в другом. Пусть успокоится. Я предлагаю помощь не потому, что люди живут «неправильно», просто подсказываю, как можно сделать жизнь еще лучше.

– Гэри поехал возвращать «порше». Вообще-то срок прошел еще вчера. Но Гэри просто не мог расстаться с этой машиной. Он у меня любит все дорогое, красивое…

Наливая в чай молока, Пенни случайно плеснула в блюдце.

– Только не подумай, будто я его осуждаю. Гэри много работает и заслуживает всего самого лучшего.

Пенни изобразила нечто, отдаленно напоминающее смех, и принялась вытирать разлитое молоко. Но Лео заметила, как дрогнул ее голос. Наконец они взяли чашки чая, вышли на террасу и сели за маленький деревянный столик, стоявший на самом солнцепеке. На лбу и верхней губе у Пенни сразу выступил пот.

– Знаешь что? – продолжала Лео. – Я все поняла – Гэри не хочет прибегать к моим услугам. Но можно же просто поговорить. Никто не собирается выискивать проблемы в вашей семейной жизни. Просто разберемся, чего вы хотите от жизни, и убедимся, что ваши цели совпадают. И не бойся, отношения у вас не испортятся. Моя задача – не рушить, а созидать.

Пенни сидела не поднимая головы. Лео не удивилась, заметив, как по щеке ее скатилась слеза. Открыв сумку, достала чистую салфетку из упаковки, которую всегда держала под рукой, и протянула Пенни.

– На, возьми. И вот еще что, Пенни, – мягко прибавила Лео. – Можешь снять очки. Я вижу, что у тебя синяк. Он из-под оправы виднеется. Я не стану думать о тебе хуже.

Поняв, что ее тайна раскрыта, Пенни расплакалась навзрыд. И все же она продолжала отрицать очевидное:

– Я просто упала и ударилась. Вот такая я неловкая…

Лео приходилось слышать подобные слова множество раз, и ее всегда раздражало, что жертва считает своим долгом покрывать обидчика. Сейчас Лео больше всего хотелось обнять Пенни, но она не решалась это сделать. Сказывались пробелы в собственном воспитании.

Обычно такого рода ситуации развивались по одному сценарию. Сложнее всего признаться, что проблема существует. Женщине кажется, будто она сама виновата, что позволяет так с собой обращаться. Но как только сдерживаемые чувства вырываются наружу, она понимает, что стыдиться абсурдно, ведь в происходящем нет ее вины. Если это произойдет, женщина уже не станет мириться с происходящим. Оставалось только надеяться, что Гэри не нагрянет раньше времени.

Прежде всего нужно было помочь Пенни посмотреть правде в глаза. Это все равно что прокалывать фурункул. Сначала необходимо избавиться от вредоносного содержимого, пусть просочится наружу.

– Пенни, я знаю, что Гэри тебя бьет. Это не догадка, а факт.

Пенни подняла голову. Лицо было залито слезами, но она явно рассердилась.

– Ничего подобного. Ты ошибаешься. Гэри не хочет причинить мне вред. Он меня любит.

– Уверена, так оно и есть, однако вред налицо, хочет он того или нет. В субботу я сидела напротив вас, помнишь? Так вот, прямо у тебя за спиной висело большое зеркало. Когда ты разговаривала с Томом, Гэри обхватил тебя рукой. Со стороны казалось, будто он тебя обнимает, но я все видела, Пенни. Он поднял рукав твоего платья и ущипнул тебя. Очень сильно. Но ты не удивилась. Ты вздрогнула и пролила вино, но только потому, что тебе было больно. Выходит, нечто подобное случилось не в первый раз. К тому же я заметила у тебя на руке другие синяки. Вот почему я хочу помочь тебе.

Лицо рыдающей Пенни залила краска стыда.

– Какой позор… – прошептала она.

– Я тебя понимаю. Но на самом деле у тебя нет никаких поводов стыдиться. Ты не сделала ничего плохого. Ни-че-го. Непонятно почему люди постоянно норовят взять на себя ответственность за поступки других. Но в этой ситуации стыдно должно быть не тебе, а Гэри.

Впрочем, люди такого типа чаще всего бывают самовлюбленными индюками. Лео готова была поспорить, что Гэри искренне считает, будто ни в чем не виноват – мол, его постоянно провоцируют. Лео гордилась своим умением абстрагироваться от переживаний, когда имела дело с клиентами, но сегодня ей больно было видеть эту несчастную забитую женщину, пытающуюся защитить никчемного мужа.

Пенни упрямо покачала головой:

– Нет, Лео, ты не понимаешь. Гэри не нарочно. Просто он выходит из себя, когда его что-то огорчает или злит. Вспыхивает, как порох, и не может себя контролировать. А потом несколько недель все хорошо. Он тогда бывает очень ласковым…

Лео с легкостью вообразила эту картину «семейного счастья». Должно быть, Пенни на седьмом небе от радости, если Гэри не трогает ее целых две недели. Но это нездоровая эйфория, ведь в глубине души Пенни понимает, что рано или поздно идиллия закончится и муж снова поднимет на нее руку.

– А как ко всему этому относятся девочки? Неужели их не расстраивает, что папа так обращается с мамой? – спросила Лео.

– Они ничего не знают. Гэри старается, чтобы не оставалось следов. Но когда я сказала, что хочу обратиться к тебе, он от ярости себя не помнил.

Пенни высморкалась, и Лео почувствовала себя виноватой. Значит, Пенни досталось из-за нее. Между тем Пенни продолжила:

– Но на самом деле его беспокоит еще что-то, я чувствую. Гэри слишком остро отреагировал, а ведь я ничего особенного не сказала. Прямо обезумел, другого слова не подобрать. Вот почему Гэри увез девочек – уж это они бы точно заметили. – Пенни указала на подбитый глаз. – Пришлось врать, будто я заболела и девочкам нельзя ко мне подходить, чтобы не заразиться. Представляешь, что было бы, если бы они меня увидели?

Лео обратила внимание, что лицо Пенни мокро не только от слез, но и от пота.

– Можешь снять кофту, – мягко произнесла Лео. – Я знаю, что у тебя на руках синяки. Тут никого больше нет. Снимай, а то тепловой удар получишь.

Пенни принялась медленно стягивать кардиган, и по осторожным движениям Лео поняла, что Гэри избил жену гораздо сильнее, чем та хочет показать. Но Лео избегала смотреть на руки Пенни и вместо этого принялась помешивать чай, который не собиралась пить. Но, даже сняв кардиган, Пенни сидела, обхватив себя руками, чтобы хоть как-то скрыть синяки. Но когда поняла, что Лео не собирается ее разглядывать, немного успокоилась.

А Лео упорно смотрела или в чашку, или на лицо Пенни. Однако краем глаза заметила, что большинство кровоподтеков находятся на внутренней стороне руки. Естественно – там, где больнее.

– Когда это началось, Пенни? Давно?

Пенни опустила руки и подняла глаза к небу, будто таким способом надеялась остановить поток слез.

– Мы только поженились… Гэри был студентом, учился в университете. Хотел стать архитектором. Ты, наверное, в курсе, он часто об этом говорит. Гэри все время повторяет, что завалил экзамены из-за меня, но это неправда. Гэри был так влюблен, что просто в одержимого превратился. Я считала, что нам еще рано жениться, но он настаивал. Не хотел, чтобы я досталась кому-то другому. А потом я забеременела. Сначала не стала говорить. Не хотела отвлекать – он ведь к экзаменам готовился. Решила сказать в день, когда объявят результаты. Будет двойной повод для праздника. По крайней мере, так я тогда думала.

Пенни всхлипнула и вытерла глаза. Потом посмотрела на Лео:

– Но Гэри не сдал. Он был очень раздосадован, но я не ожидала, что он начнет винить меня! Начал жаловаться, будто я требую слишком много внимания и это из-за меня у него совсем нет времени на учебу. А потом Гэри стал меня бить. Повалил на пол и принялся пинать ногами. Правда, он не знал, что я беременна, так что не нарочно.

Лео понимала, как тяжело бедной женщине об этом рассказывать.

– Пенни, – мягко произнесла она, – дело не в том, нарочно или не нарочно Гэри это сделал. Главное – не найти виноватых, а сделать так, чтобы этого больше не повторилось, и первый шаг на пути – признать наличие проблемы. И ты это сделала! Элли знает?

– Нет. Никто не знает. Вообще-то Гэри редко пускает в ход кулаки – боится, что люди заметят. Чаще щиплет, и не только руки. Особенно он любит… – Пенни запнулась и принялась вытирать глаза насквозь промокшей салфеткой.

Лео порылась в сумке и молча протянула ей новую.

– Гэри щиплет меня за грудь, и это больно, Лео. Очень больно. Если честно, лучше бы просто кулаком. Зато никто не видит следов. Когда он так делает, стараюсь не кричать, чтобы дети не слышали. Но когда у Гэри нет проблем, все нормально. А вот за последние несколько недель он просто весь извелся и злится чаще обычного. Обычно он себя так не ведет…

Лео не представляла, как убедить Пенни, чтобы перестала оправдывать Гэри. У Лео хватило такта не спрашивать, чем завершилась беременность. Если это произошло, когда Гэри учился, значит, Пенни не могла ждать одну из девочек – они еще слишком маленькие. Оставалось только предположить, что Пенни потеряла ребенка. Тут Лео самой захотелось как следует отколотить Гэри, и она даже знала, куда будет бить.

– А что у него за проблемы? Не рассказывал?

Ни слова не сказав, Пенни уронила голову на грудь. Лео ждала.

– У Гэри другая женщина.

Лео стало невыносимо грустно. Да, ситуация – хуже не придумаешь.

– Он что, сам тебе сказал?

Некоторое время Пенни молчала, явно пытаясь подобрать слова для очередной оправдательной речи.

– Понимаешь, Гэри такой человек, что ему постоянно нужен какой-то новый интерес в жизни. Он быстро пресыщается, и женщин это тоже касается. Я всегда об этом знала. Впрочем, Гэри и не скрывает. Не могу объяснить, Лео… Ситуация слишком сложная.

Лео встала и отправилась на кухню за стаканом воды для Пенни. Пусть немного побудет одна. Если Пенни никогда и ни с кем не говорила о таких вещах откровенно, сейчас ей должно быть очень тяжело.

К тому времени, когда Лео вернулась, Пенни вытерла глаза и снова надела темные очки. Лео поставила стакан на стол и села.

– Если не хочешь, можешь не рассказывать подробности. Понимаю, как тебе трудно. Но я считаю, что ты должна с кем-то поделиться. Если не хочешь разговаривать со мной, найди кого-то другого. Это уже первый шаг.

Невесело усмехнувшись, Пенни высморкалась.

– Нет, не могу. Раз уж начала, остановиться не получится. Я все тебе расскажу. Если ты, конечно, не против.

Пенни выпрямилась и оперлась руками на колени, будто надеялась таким способом придать себе сил. А потом слова полились бурным потоком. Казалось, Пенни нарочно спешила, чтобы быстрее покончить с неприятной историей.

– Видишь ли, проблема в том, что Гэри по природе охотник. Ему нравится обольщать женщин, покорять их. Меня он тоже добился. После свадьбы я принадлежала ему и, хуже того, никогда не жаловалась, что бы он ни делал. Ты, наверное, считаешь меня полной идиоткой. Но поначалу, каждый раз, когда Гэри вел себя ужасно, я отдалялась от него, и ему приходилось возвращать мою любовь. А потом все повторялось – я охладевала, и он снова начинал за мной ухаживать, как в первые дни. Это был замкнутый круг, но, когда он пытался снова влюбить меня в себя, Гэри становился просто идеальным мужчиной. Только соберусь уйти, как он пускал в ход все свои чары. Дарил цветы, украшения, водил на «свидания», готовил для меня… Чего только не делал! И даже в постели становился нежным и чутким, хотя обычно требует, чтобы все было как он хочет. А потом, когда я таяла, расслаблялся и снова позволял себе гневные вспышки. Как будто хотел проверить, скоро ли у меня закончится терпение.

Пенни сделала паузу и отпила глоток воды. Лео сидела не шелохнувшись. Главное, чтобы Пенни не отвлекалась. Казалось, рассказывая эту историю, она в первый раз смогла взглянуть на мужа объективным взглядом. Пенни снова опустила стакан на столик.

– Но потом на меня перестали действовать его приемы. Я больше не обижалась, да и влюбиться в Гэри снова не могла. Всегда вела себя одинаково, и Гэри заскучал. Но к тому времени у нас было двое детей, а я ни разу в жизни не работала. Даже не представляла, как буду жить, если уйду от Гэри. У меня недостаточно сильный характер, да и практичности не хватит… Надо же еще найти жилье, забрать все, что нужно мне и девочкам, переехать… И Гэри не всегда распускает руки. Когда ему есть чем заняться, он меня не трогает. Особенно когда появляются другие женщины. Гэри добивается взаимности, пока не одержит победу. Нарочно выбирает трудные случаи, чтобы было поинтереснее. Сама знаешь, он красавец и может быть очень обаятельным и милым, если захочет. Помнишь цветы, которые он подарил Элли в субботу? Целый час по саду ходил, выбирал достойные! Да, покупать не стал, решил составить собственный букет, чтобы все было безупречно. Решил произвести впечатление на богатых друзей, вот и расстарался. Он и мне раньше такие сюрпризы делал. Следил, чтобы все было идеально.

– Ты уверена, что у Гэри сейчас новая женщина? Почему же он тогда продолжает на тебя срываться? – спросила Лео.

– Потому что все идет не по плану. Похоже, она не поддается. У Гэри никак не получается уложить ее в постель, и он вымещает злость на мне.

– Откуда ты все это знаешь? Неужели сам поделился? – спросила Лео, которую чуть не передергивало от омерзения.

– Я уже сказала, что не принимаю снотворное, когда Гэри нет дома. Но он об этом не знает. Делаю вид, будто крепко сплю, и он думает, будто меня пушками не разбудишь. Так вот, в пятницу Гэри вернулся очень поздно. Было почти два часа. Настроение у него было ужасное. Я притворялась спящей, но он все равно громко топал, а когда пошел в ванную, хлопнул дверью так, что я думала, с петель сорвал. Я точно знаю – Гэри был с этой женщиной. Из-за чего ему еще так злиться?


Глава 29 | Путь обмана | Глава 31