home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

Мигнув левым поворотником, Лео Харрис свернула с главной дороги на центральную улицу Литтл-Мелем. Большинство ее знакомых считали, что покупать кабриолет «ауди», живя в Манчестере, – глупее не придумаешь, но сегодня вечером воздух Чешира был жарким и тяжелым. Самая подходящая погода для поездки с опущенной крышей. До места она добралась всего за какие-то полчаса. Когда Лео выбралась из городских пробок и очутилась на проселочной дороге, после удушающей жары города приятно было ощущать, как ветер треплет волосы. Но небо снова затянули тяжелые тучи – похоже, собирался дождь. Можно было подумать, будто сейчас не летний вечер, а глубокая ночь. Весь день гроза то прекращалась, то начиналась с новой силой. Штормовая погода идеально соответствовала настроению Лео. Далекие вспышки молнии на фоне черного предгрозового неба лучше всего отображали чувства, бушевавшие в ее душе.

Лео медленно ехала через деревню, разглядывая витрины уютных сельских магазинчиков, обратила внимание на новый бар, перед входом в который на широком тротуаре были выставлены алюминиевые столики и стулья. От пешеходов гостей бара отделяли раскидистые растения в кадках. Между лавкой зеленщика и булочной теперь был втиснут какой-то новомодный ресторан. Заглянув внутрь через окно, Лео заметила высокие спинки стульев из темного красного дерева и скатерти, сверкавшие белизной в приглушенном свете ламп.

В общем, райский уголок.

Это было бы смешно, если бы не было так грустно, с печальной усмешкой подумала Лео и, свернув с центральной улицы, поехала по узкой аллее в сторону дома.

Как только впереди показались открытые ворота, правая нога, нажимавшая на педаль газа, невольно дернулась. Ничего не поделаешь, рефлекс. Борясь с желанием развернуться и что есть духу умчаться отсюда подальше, Лео снова нащупала ногой педаль, и машина равномерно покатилась вперед. Она понадеялась, что водитель одинокого автомобиля, припаркованного на придорожной стоянке, не заметил ее странного поведения. Лео свернула на подъездную дорожку и остановилась.

И тут ей в голову пришла мысль, от которой по спине пробежал холодок. В первый раз она приехала сюда на машине двадцать два года назад. Она была с отцом, и в тот раз они припарковались на этом же самом месте. Лео тогда казалось, будто она безутешно плакала несколько дней, хотя прошло всего пара часов. Папа пытался поговорить с ней, но Лео не желала слушать. В конце концов он оставил ее в машине и пошел в дом один. Лео помнила, что постепенно ее рыдания утихли, превратившись в редкие судорожные всхлипывания. И тогда Лео услышала крик. За всю жизнь ей не доводилось слышать ничего подобного. Казалось, кого-то убивают. Кричали громко и очень-очень долго.

Она закрыла глаза, пытаясь отгородиться от болезненного воспоминания. Семь лет спустя Лео, ни разу не оглянувшись, прошла по этой дорожке, твердо намереваясь вычеркнуть из своей жизни и дом, и его обитателей. Всех, даже Элли, но сестра оказалась слишком упряма, и за это Лео была ей благодарна. За это и за многое другое. Лео и представить не могла, что через столько лет вернется сюда и будет сидеть в машине на этом самом месте, стараясь набраться смелости, чтобы войти в дом. Лео откладывала поездку уже очень давно, но сегодня на нее словно что-то нашло, и, повинуясь странной, непреодолимой силе, она побросала в сумку одежду, схватила ключи от машины и пустилась в путь, не зная, хватит ли ей духу доехать до цели. Но стоило только представить, как удивится и обрадуется Элли, когда увидит на пороге сестру, и энтузиазма немножко прибавилось.

Были и другие плюсы – за прошедшие годы дом изменился до неузнаваемости и теперь ничем не напоминал место, где прошли годы ее кошмарного детства. Скрытые от глаз светильники удачно подсвечивали открытые лужайки и широкие клумбы роз, а ведь раньше сад был неухоженным и заброшенным. Булыжник сменил потрескавшийся гудрон подъездной дорожки, а рамы выкрасили нежно-кремовой краской, красиво смотревшейся на фоне старого красного кирпича. Но все остальные новшества меркли на фоне эффектного крытого дворика, соединявшего длинный приземистый дом с примыкающим амбаром. Пространство заливал мягкий свет, боровшийся с предгрозовыми сумерками, и даже Лео почувствовала себя здесь уютно.

Лео уныло откинулась на сиденье, упершись затылком в подголовник. Не будет же она до ночи здесь сидеть. Надо взять себя в руки.

Лео щелкнула кнопкой – надо поднять крышу кабриолета. Даже если ей так и не удастся заставить себя дойти до крыльца и дело кончится позорным бегством, вот-вот польет дождь. К тому же это еще один способ потянуть время.

Когда крыша благополучно оказалась на своем месте, Лео проехала немного вперед и припарковалась перед домом. С решимостью, которой не ощущала, она вылезла из машины, схватила стоявшую на заднем сиденье сумку и решительным шагом направилась к двери. Нажала на кнопку звонка. Долго ждать не пришлось.

– Лео! Приехала! Вот это сюрприз! Я уж думала, мы тебя больше не увидим.

Лео посмотрела на Элли и сразу перестала жалеть о своем решении. Длинные волосы изысканного шоколадного оттенка обрамляли овальное лицо сестры и струящимися волнами спадали на плечи. Карие глаза сверкали, но отнюдь не от восторга, как ожидала Лео. В них стояли слезы, веки покраснели, и, хотя широкий рот приветливо улыбался, сразу было видно, каких усилий это ей стоило. Обычно сияющей улыбкой Элли можно было хоть стадион осветить.

– Ну же, проходи… Как я рада тебя видеть… Добро пожаловать на обновленную ферму «Ивы»!

Наступил момент, которого Лео так страшилась. Она думала, что стоит ступить на порог, и со всех сторон нахлынут ужасные воспоминания. Но, как ни странно, Лео ничего не почувствовала. Сердце билось ровно, и прежней опаски как не бывало.

И тут Лео сообразила, в чем дело. Теперь в доме пахло совсем по-другому. Исчезла тяжелая затхлая вонь, из-за которой здесь было не продохнуть, – верный признак запущенного жилища. В открытое окно задувал прохладный ветерок, донося из сада тонкий аромат роз. Лео повернулась к сестре, надеясь все же увидеть неподражаемую ослепительную улыбку. Но Элли не улыбалась.

Лео подняла с пола сумку, чтобы уклониться от неизбежных сестринских объятий, и, подавшись вперед, чмокнула Элли в щеку.

– Чуть не забыла. Вот, держи. Нашла на крыльце, – проговорила Лео, протягивая Элли желтую розу.

Та уставилась на цветок странным взглядом, значение которого Лео никак не могла понять. Розу сестра не взяла, но глядела на нее точно кролик на удава.

– Что с тобой, Элли? – озабоченно нахмурилась Лео.

Сестра помахала рукой перед лицом, будто отгоняя слезы.

– Ничего… просто глаза слезятся. Извини. Резала лук, и вот результат. А розу выброси за дверь, она мне не нужна. Должно быть, уронила, когда срезала цветы. Все нормально. Я очень рада, что ты приехала. Передать не могу, что это для меня значит. Надеюсь, останешься хоть ненадолго?

– Потому-то и прихватила вещи – рассчитывала, что пару дней ты меня точно вытерпишь, – пошутила Лео, в доказательство поднимая сумку повыше. – Не могла же я дальше выдумывать оправдания. Очень хотелось повидаться с тобой и Максом. Не говоря уже о близняшках. Кстати, где все?

– Детей только что уложила, но, если хочешь, можем зайти на минутку – они, наверное, еще не спят. Вот обрадуются, когда тетю увидят! А Макс на празднике в честь окончания учебного года. Устроили барбекю, но только для работников школы, мужья и жены не допускаются. Сняли регби-клуб и, надо думать, будут веселиться на всю катушку. Кто знает, когда Макс вернется и в каком состоянии. Не поверишь, что вытворяют учителя, когда разгуляются! Слава богу, ученики не видят.

Лео посмотрела по сторонам и глазам своим не поверила – она не могла представить, что в их старом доме можно устроить такую красоту. В широком коридоре больше не валялся всякий хлам, а вместо унылых вылинявших обоев стены покрывала краска медового оттенка. Кроме того, Лео заметила несколько пейзажей в современном стиле. Возле одной стены стоял высокий столик из темного дерева, на вид казавшийся старинным, но четкие, лаконичные линии говорили о том, что вещь была изготовлена в наши дни. В нише, где раньше стоял видавший виды поцарапанный стол с откидной крышкой и грудой лежали старые письма и рваные конверты, было проделано окно от пола до потолка, из которого открывался очаровательный вид на сад. Любоваться источавшими нежный аромат абрикосовыми и желтыми розами можно было из кресла, стоявшего рядом с низким столиком.

Лео обернулась к Элли. Лицо у сестры было испуганное – видно, боялась, что Лео в любой момент развернется и пустится наутек.

– Все нормально, Элли. Я не собираюсь бежать. Ты все великолепно устроила, просто не верится, что это тот же самый дом. Расслабься.

Элли улыбнулась с нескрываемым облегчением. Взяла Лео за руку и потянула вперед.

– Коридор – это пустяки. Подожди, пока увидишь столовую и кухню. Я теперь просто без ума от этого дома. Сама только-только начала привыкать и тоже с трудом могу поверить, что тут провела детство. Знаешь, мы ведь чуть было от него не отказались. Макс настаивал на продаже, но я просто не смогла – сама понимаешь… Тут же столько всего можно было сделать, а всех призраков мы изгнали – в буквальном смысле слова. Макс по всему дому скакал и приказывал духам уйти от имени высших сил. Под высшими силами он, конечно, подразумевал себя. Ты же знаешь, что он за человек. Даже нашел какие-то восточные стихи, которые якобы устраняют все последствия злого колдовства. Ну правильно, он же маму с первого дня старой ведьмой называл. В общем, я так смеялась, что теперь все мрачные призраки точно разбежались.

Лео с легкостью представила эту сцену. Макс любил подурачиться и мог развеселить кого угодно. Она оставила сумку возле лестницы, и Элли потащила ее дальше, мимо открытых дверей, в проемах которых виднелись неузнаваемые комнаты. Ничто здесь не напоминало о прошлом, и, хотя Лео в последний раз была здесь много лет назад, в памяти сохранилась каждая деталь, каждая мелочь.

– Удивительно! Зря я тебе не верила. Дом и правда стал другим.

Лео была не любительница бурных излияний, но как могла старалась показать, что ей все нравится. Но ее удивление нельзя было передать никакими словами.

Помещение, в котором они сейчас стояли, было совершенно новым – во всех отношениях. Если, конечно, можно назвать помещением крытый дворик – тот самый, который Лео разглядывала из машины. Старый амбар Лео помнила хорошо, но на ее памяти его ни разу не использовали по назначению – сельским хозяйством тут никто не занимался. И теперь Элли с Максом устроили здесь потрясающую столовую с выложенным каменными плитами полом, по которому можно было дойти от дома до амбара. В двухскатной крыше из дубового бруса были проделаны застекленные окошки. Из-за темных зловещих облаков время от времени проглядывало солнце, и Лео представила себе, как хорошо собираться здесь погожими вечерами.

Казалось, сестра прочитала ее мысли.

– Завтра мы ждем гостей к ужину, хотим отпраздновать окончание ремонта. Не терпится опробовать нашу столовую в деле!

У Лео упало сердце. Элли обожала большие компании, Лео же предпочитала проводить время в узком кругу. При одной мысли о многолюдном празднике ей становилось не по себе.

– Ой, Элли, прости меня. Заявилась без предупреждения, даже не позвонила. Ну ничего, если хочешь, я завтра уеду или побуду у себя в комнате, пока гости не разойдутся. Уж что-что, а сидеть тихо я умею, тебе ли не знать.

Элли улыбнулась. Казалось, она вот-вот обнимет сестру. Лео инстинктивно отпрянула, и в глазах Элли мелькнуло разочарование.

– Не говори глупостей, Лео. Никуда я тебя не отпущу, ты же только что приехала! А каких трудов стоило тебя сюда заманить… Оставайся сколько хочешь. И насчет гостей не беспокойся, еды на всех хватит, а еще к нам придет один мужчина. Не в том смысле, что только он один и придет, а в том, что он будет единственным, у кого нет пары. Вообще-то очень приятный человек, только что переехал в соседний дом. Семьи нет, холостяк. Между прочим, он полицейский, так что придется вести себя хорошо, – с улыбкой произнесла Элли. – Пойдем. Кухня теперь здесь, в старом амбаре. В общем, я получила кухню своей мечты, а Макс – домашний кинотеатр. Завтра он тебе сам его покажет, не хочу лишать мужа удовольствия.

В кухне витал слабый запах лука, и Лео убедила себя, что Элли плакала именно из-за него. Она почувствовала легкое разочарование из-за того, что не сможет провести выходные только с Максом, Элли и близняшками. Но праздник – хороший способ начать с чистого листа. В былые годы гостей в этом доме не созывали.


«До чего же она не вовремя!» – думала Элли. Она так долго ждала, чтобы Лео наконец переступила через все барьеры, из-за которых ни разу не приехала до и во время ремонта. Теперь сестра здесь, но Элли отчаянно жалела, что Лео угораздило объявиться именно сейчас.

Элли любила сестру, и страшные воспоминания Лео о жизни в старом доме почти заставили ее отказаться от переезда. Но почти – не совсем. Макс тоже был не в восторге, однако возражать не стал. Может, теперь ему просто было все равно, где они будут жить. В любом случае ни сестра, ни муж не пытались отговорить Элли. Оба понимали, почему это для нее так важно, хотя и считали, что затея не увенчается успехом.

Элли достала из ящика пару салфеток и столовые приборы и положила на поднос. Сегодня можно поужинать в гостиной, подальше от кухни и воспоминаний о неприятном звонке. И почему бы не открыть бутылку хорошего вина? В первый раз за всю свою взрослую жизнь Элли могла не тревожиться о деньгах, но счастья это не прибавляло. Наоборот, дела с каждым днем шли все хуже и хуже.

Новообретенным богатством они были обязаны маме. Горькая ирония чуть было не заставила Элли рассмеяться. С тех пор как много лет назад отец скрылся в неизвестном направлении, мама постоянно жаловалась на бедность, но по завещанию Элли перешел не только дом, но и приличная сумма денег, которые мама прятала бог знает сколько лет. Лео не досталось ни пенни.

Элли попыталась сосредоточиться. Лео спустится с минуты на минуту, надо держать себя в руках. Узнав, что приехала тетя, близнецы пришли в восторг. Надо думать, не заснут, пока Лео им сто сказок не расскажет. Циничная и суровая, в обществе племянников сестра преображалась, но сегодня Элли не могла заставить себя зайти в детскую. Иначе непременно расплакалась бы, и попробуй объясни, в чем причина.

Она подошла к холодильнику и открыла дверцу. Что бы подать к ужину? Можно паштет, хотя, конечно, он еще не совсем остыл. Или хумус, которым Элли кормила детей днем. Осталось не очень много, но им с Лео хватит.

И тут Элли охватил безотчетный страх. Она застыла, невидящим взглядом уставившись на полки холодильника. Казалось, ее обдало волной холодного воздуха. Теперь никто не мог заглянуть в кухню, но Элли чувствовала его присутствие. Наверняка он прячется в саду в сгущающихся сумерках. Элли почудилось, будто его взгляд способен проникнуть сквозь закрытые шторы. Элли почти не сомневалась, что стоит отдернуть их, и она увидит его лицо, вплотную прижатое к стеклу. Потом Элли оглянулась через плечо, почти не сомневаясь, что он притаился где-нибудь в темном углу.

Хватит выдумывать, сказала она себе. Немного успокоившись, снова принялась изучать содержимое холодильника. Так, сыр… Ну, сыра у них сколько угодно, специально закупила для намечающегося застолья. Почему бы не взять немного на ужин, завтра можно будет купить еще…

Выкладывая еду на тарелки, Элли ломала голову над затруднительным положением, в котором оказалась. Ну почему он не может смириться, что между ними все кончено? Больше всего на свете Элли хотелось избавиться от этого человека.

Конечно, Лео не откажется дать совет или помочь. Но все двадцать с лишним лет сестра пребывала в полной уверенности, что в любых обстоятельствах может положиться на Элли. Она была для Лео единственным человеком, достойным уважения, ни разу не совершившим ничего предосудительного. Элли просто не в состоянии была разрушить последнюю иллюзию младшей сестренки.

Поставив тарелки на поднос, Элли бросила последний нервный взгляд на задернутые шторы, выключила свет, растянула губы в улыбке и отправилась искать Лео.


Глава 1 | Путь обмана | Глава 3