home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава З8

Элли была рада, что проявила силу воли и ограничилась всего половиной бокала. Она не знала, будет ли полиция останавливать машины и расспрашивать людей, не известно ли им что-нибудь об аварии и похищении. Существует ли вообще такая практика? Но Элли на всякий случай решила не рисковать.

По дороге домой она пыталась дозвониться до Пэта. Кто-то должен вправить ему мозги, и не важно, что у Мими будет ребенок. По крайней мере, Пэт должен прекратить эти свои мелкие пакости. Но каждый раз, когда Элли набирала номер, связь обрывалась. Даже сообщение оставить не получилось. Складывалось впечатление, будто Пэт сбрасывает звонки, едва увидев ее имя.

Погруженная в размышления, Элли подъехала к дому и с удивлением увидела, что в комнате детей до сих пор горит свет. Вообще-то это была спальня Руби. Когда они только переехали сюда, выделили близнецам отдельные детские. Но Руби с Джейком идея не понравилась, и они настояли на том, чтобы жить в одной комнате. Джейка, похоже, не смущали розовые девчачьи обои, и родители решили, что ничего страшного в этом нет. Но почему дети не спят? Элли надеялась, что никто из них не заболел.

Элли припарковалась, схватила сумку и вбежала в дом, громко зовя Макса. Тот появился наверху лестницы. Вид у мужа был чуть усталый, однако он улыбался. Значит, все нормально.

– Что случилось? Почему у Джейка и Руби горит свет? – спросила Элли, чуть ли не взбежав вверх по ступеням.

– Успокойся, Элли. Ничего особенного – так, маленькая неприятность. Все живы-здоровы, а Лео даже ужин готовит, – ответил Макс, состроив шутливую гримасу.

– Да… Представляю, что мы сейчас будем есть, – ответила Элли. – Ну, давай рассказывай, в чем дело.

– Руби потеряла Пирожка и не хочет без него засыпать. Я ей и Мадж подкладывал, и Долли, но нет – хочу Пирожка, и все! Весь дом перевернули, но такое чувство, будто эта вредная собака убежала – даром что игрушечная. Даже в стиральную машину заглянул – вдруг ты не выдержала и решила наконец устроить Пирожку головомойку? Но нет… Значит, он где-то здесь, все такой же грязный…

– Вы его сегодня с собой брали? Может, Руби его где-нибудь обронила? – спросила Элли, прекрасно понимая, что потеря Пирожка может обернуться большой проблемой, а значит, игрушку нужно найти.

– Нет. Мы же его гулять не водим, забыла?

Макс был прав. Руби никогда не выносила Пирожка из дома. Каждое утро укладывала «спать» в свою кроватку, чтобы вечером он ждал ее там.

– Знаю, о чем ты думаешь, но Джейк клянется, что не прятал Пирожка, и я ему верю, – прибавил Макс.

Если бы из-за его выходки сестричка подняла такой рев и крик, Джейк бы не выдержал и во всем признался.

– Элли, может, у тебя получится ее уложить? А я пока пойду, помогу Лео. Уж лучше готовить, чем Руби унимать. Теперь представляешь, что у нас тут делается!

Бросив сумку на стул в коридоре, Элли направилась к лестнице. Когда проходила мимо Макса, он легонько приобнял ее.

– Как хорошо, что ты наконец-то вернулась. Мы все так по тебе скучали.

Элли замедлила шаг, но ничего не ответила и направилась прямиком к Руби.

– Здравствуй, моя маленькая. Папа говорит, что не может найти Пирожка, – тихо проговорила Элли, сев на край кроватки Руби и погладив ее по голове, убирая со лба влажные кудри. Личико раскраснелось от слез. Руби свернулась калачиком, прижав ко рту кулачок.

– Мама, где он? – плакала Руби. – Я его уложила в кроватку, чтобы поспал, потому что по ночам он нас стережет.

Элли помнила, когда они с Максом придумали эту историю. Руби тогда было года три, и она с чего-то взяла, будто в шкафу поселился дракон. Вот они и назначили Пирожка сторожевой собакой. С тех пор Руби не ложилась спать без него. Элли понимала, что Макс обыскал весь дом. Куда могла подеваться эта игрушка? Но сейчас надо как-то успокоить дочку. Элли обвела взглядом детскую и встала.

– Знаешь что, Руби? Давай сегодня тебя будет охранять Полосатик. Он же тигр, а тигры кого хочешь прогонят – это тебе не собака…

– Полосатик добрый тигр.

– Да, но драконы-то этого не знают! Сейчас посажу его тебе на кроватку… А хочешь, у двери?

В точности исполнив инструкции Руби, Элли отправила Полосатика «на дежурство» и с радостью заметила, что дочка немного расслабилась.

– А теперь подвинься, зайка. Полежу немного с тобой. Проверю, хороший ли из Полосатика сторож.

Элли коснулась губами затылка Руби и прижала ее к себе. Потом поцеловала и погладила по головке. Постепенно Руби, утомленная сегодняшними переживаниями, стала засыпать. Элли лежала рядом с дочкой, пока ее дыхание не стало ровным, потом осторожно сползла с кроватки. После страшного рассказа о раннем детстве Эбби Кэмпбелл Элли радовалась, что у Руби все хорошо. Чмокнув ее в теплую, мягкую щечку и легонько проведя рукой по волосам Джейка, Элли тихо вышла.

Направляясь в спальню, она проходила мимо лестницы и услышала, как на первом этаже Макс разговаривает по телефону. Он, конечно, не шептал, но определенно старался понизить голос.

– Согласен. Нужно назначить крайний срок. Я стараюсь. В этом плане никаких проблем. Да, деньги перевел – я ведь говорил. Они уже должны быть в банке. Все в порядке.

Повисла пауза.

– Хорошо, крайний срок – суббота. Тогда дело будет сделано, и я все расскажу Элли. В субботу наши планы уже не сорвутся.

Снова пауза.

– Хорошо. Обсудим завтра, когда Элли уедет на работу. Только на домашний больше не звони. Наберу с мобильного, или ты мне позвони. Главное – не забыть включить. Ладно, мне пора. Завтра поговорим. Пока.

Макс бесшумно опустил трубку и вразвалочку пошел на кухню, беззаботно насвистывая. Но Элли было не провести. Когда муж свистел вот так, прижав язык к верхним зубам, а не сложив губы трубочкой, это был верный знак – Макс волнуется.

Значит, в субботу, подумала Элли. Что бы ни твердила Джорджия, решающий день – суббота, и Макс во всем признается. Сегодня среда. Еще два дня они будут притворяться счастливой парой. Элли хотелось сбежать вниз по лестнице и просить, умолять мужа остаться. Ее охватило отчаяние, но Элли понимала, что, если хочет спасти свой брак, следует и дальше делать вид, будто она ни о чем не подозревает.

А что Макс говорил о деньгах? Элли предоставила мужу полный контроль над финансами и сама в денежные дела не вникала – все равно они тратили меньше, чем могли себе позволить.

Стараясь ступать неслышно, Элли стала спускаться по лестнице, но тут Макс включил свой любимый альбом группы Elbow – значит, можно не осторожничать, все равно не услышит. Элли зашла в кабинет. Компьютер был включен, оставалось только посмотреть счета. Поиски не заняли много времени. Вот оно – Макс перевел с их счета триста тысяч фунтов в качестве платежа компании под названием «Чешир Филдс Девелопмент». Задержав дыхание, Элли попыталась найти в Интернете какую-нибудь информацию об этой фирме, но не преуспела – поисковая система предлагала что-то не относящееся к делу, а времени на более подробные изыскания не было, иначе ее может застигнуть Макс.

Элли быстро закрыла окна интернет-банка и Google и тихонько поднялась наверх. Только дойдя до верхней площадки лестницы, Элли осознала весь масштаб произошедшего. Макс заплатил триста тысяч фунтов какой-то девелопментской компании. Спрашивается – за что?

И вдруг в голову пришла ужасная мысль. Макс купил дом. Для них с Аланной.

Ошеломленная, Элли вошла в ванную и закрыла дверь. Сев на край ванны, опустила голову и тихо расплакалась. Она не ощущала ни ярости, ни гнева – только страшную боль. Как же так? Удар был сокрушителен. Элли медленно сползла на пол и, сжавшись в комок, притянула колени как можно ближе к груди. Схватила полотенце, чтобы вытереть слезы.

За дверью послышались шаги.

– Элли! – окликнула ее Лео. – Ужинать будешь? Гарантирую – сегодня я сражу тебя своими кулинарными талантами наповал.

Элли попыталась ответить непринужденно.

– Приду через десять минут.

– У тебя там все нормально?

– Да, – выговорила Элли, молясь, чтобы голос не дрогнул. Все-таки было у Лео одно превосходное качество: когда Элли не хотела сочувствия, Лео признавала за ней это право. Да, у сестры, не умеющей формировать эмоциональные привязанности, тоже есть плюсы.

Элли включила душ и разделась. Может, нарядиться? Предстать перед мужем во всем блеске? Глупо, подумала Элли. Дело зашло слишком далеко, такие простенькие меры не помогут. У Элли остался всего один вечер и два дня. Какая разница, накрасит она губы или нет? Нет уж, пусть любуется на жену без прикрас.

Поэтому десять минут спустя Элли сошла вниз в полосатых пижамных штанах и бордовом топике. Очутившись в коридоре, услышала, что на телефон пришло сообщение – ах да, она же бросила сумку здесь и поспешила к детям. Элли и забыла, что включила телефон, чтобы позвонить Пэту. Хорошо, что Макс не услышал, а то непременно бы прочел – он вообще считал, что эсэмэски Элли интереснее его собственных. На кухне Лео смеялась над очередной дурацкой выходкой Макса. Элли все бы отдала, чтобы присоединиться к их веселью. Она схватила телефон.

Убежденная, что это от Шона, Элли даже не стала смотреть на номер и не сразу заметила, что он засекречен. Что это означает, она уже знала.


«Как поживаешь, Элли? Как дочка? Ничего не пропало? Будешь плохо себя вести – наведаюсь в детскую снова, и на этот раз не за игрушкой. Никому не рассказывай. Ты не знаешь, кто я, и не сможешь меня выследить. Все, что от тебя нужно, – выполнить одно маленькое, несложное задание. А потом живи спокойно, будто ничего и не было. Я не выдам твои грязные секретики, и твои дети будут в безопасности».


Элли похолодела от страха. Не может быть… Кто-то снова проник в дом. Руби не потеряла Пирожка. Его забрали. Раньше Элли не сомневалась, что за всем этим стоит Шон – нарочно заблокировал номер и притворяется шантажистом, чтобы Элли не выдержала и все рассказала мужу. Но нет, что-то тут не сходится. Какие бы чувства ни испытывал к ней Шон, Элли была уверена, что этот человек попросту не способен причинить вред ребенку. Несмотря на сегодняшнюю выходку и немалую физическую силу, Шон был человек добродушный – Элли видела, как нежно он заботится о падчерице и маленьком сыне. Шон не стал бы угрожать ее детям.

А вот это – «будто ничего и не было»? Шон бы так не написал. Наоборот, он хотел продолжения.

По коже побежали мурашки. Глядя на дисплей, Элли вдруг обратила внимание, в какое время была отправлена эсэмэска. Днем, вернувшись домой из магазина, она посмотрела на часы. Выходит, эсэмэску отослали, когда Шон был у них дома, с ней и Максом.

Элли ошиблась – Шон никак не мог быть анонимным шантажистом. Ей пишет другой человек, и она понятия не имеет, кто именно. У Элли подогнулись колени, и она бессильно опустилась на ступеньки. Это не Шон. Элли могла думать только об одном: и что теперь?..

Ответ прост: ее шантажируют по-настоящему, и эсэмэски – вовсе не уловка отвергнутого любовника. Ей и ее детям грозит реальная опасность. Этот человек по меньшей мере два раза проник в их дом, и Элли понятия не имела как. Значит, следующее вторжение может произойти когда угодно.

А вдруг неизвестный здесь?.. Прямо сейчас?.. Дом большой, укромных мест более чем достаточно.

Элли вскочила с нижней ступеньки и стала лихорадочно озираться по сторонам, потом бросила взгляд наверх, сама не зная, что ожидает увидеть. Она медленно прокралась к закрытой двери библиотеки и, осторожно повернув ручку, распахнула дверь резким движением так, что она врезалась в книжные полки. И тут перед Элли предстало мертвенно-бледное лицо с темными, полными ужаса глазами. Только через секунду Элли узнала в этой перекошенной физиономии собственное отражение в зеркале над камином. В лице ни кровинки, зрачки расширены. Элли осмотрела комнату.

Никого. Естественно, а она что ожидала? Кто станет здесь прятаться? Элли как подкошенная упала в кресло и, подавшись вперед, уронила руки на колени, сжимая телефон в мокрых от пота, дрожащих пальцах. Скоро Макс придет ее искать. Необходимо взять себя в руки. Сейчас детям ничего не угрожает. В доме трое взрослых людей, а перед сном Элли придумает какой-нибудь предлог, чтобы обойти все комнаты. Но сейчас надо подумать. Выходки Шона теперь казались мелочью. Единственное, что волновало Элли, – как уберечь детей?


Глава 37 | Путь обмана | Глава 39