home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 46

На пути в полицейский участок Элли медлила как могла и все же приехала раньше, чем надо. А теперь вспомнила все короткие дороги, какие только знала, чтобы поскорее попасть в деревню, но никак не могла добраться до цели. Наверняка шантажист не ожидает, что Элли тоже приедет на ферму. Он не хотел ее видеть. Только Шона.

Инструкции были исчерпывающие. Назначить «любовнику» свидание на старой ферме Хаслетта ровно в восемь. Элли понимала, что речь о Шоне, однако на всякий случай решила уточнить.

– Ты о ком? Кто тебе нужен? – спросила она.

В ответ послышался хитрый смех.

– Сколько же у тебя любовников, Элли? Вот вам и образцовая жена! Позови того, с которым была в пятницу ночью. Ради которого тайком уехала из дома.

И снова противное хихиканье. Откуда этому человеку известны такие подробности? Элли была уверена, что никто не видел ее вместе с Шоном. К тому же она никому не рассказывала об их встрече – и в голову бы не пришло. Чуть не поделилась с Джорджией, когда в субботу вечером Шон заявился в гости и оставил в холодильнике эту проклятую розу, но даже тогда Элли не собиралась называть его имени.

Кем бы ни был шантажист, этот человек определенно отличался незаурядным умом. Элли – единственный человек, который может вызвать Шона на тайную встречу в уединенном месте. Сначала Элли не собиралась вмешивать его в эту историю. Хотела поехать сама и выяснить, кто запугивает ее и угрожает Джейку и Руби. Но потом Шон прислал эсэмэску. Его намерения не оставляли сомнений, и Элли поступила, как было велено – послала «любовника» на ферму Хаслетта. Но и сама она тоже поедет туда, а ее появления шантажист никак не ожидает. Только зачем ему понадобился Шон?.. Элли посмотрела на часы – три минуты девятого, а до фермы ехать еще минут пять, не меньше, и это притом, что Элли неслась с такой скоростью, будто за ней гнались. Пять минут растянулись до десяти, когда Элли застряла на проселочной дороге, – путь преградило стадо коров. Больше всего хотелось просто посигналить и ехать вперед, но Элли слишком хорошо знала здешних фермеров, а этот конкретный нарочно постарается гнать коров как можно медленнее, если она проделает такой номер. От досады Элли закатила глаза.

Наконец дорога освободилась. До поворота оставалось совсем чуть-чуть, и Элли совершила его слишком резко, едва не врезавшись в изгородь. Вот черт. Еще только аварии не хватало.

Автомобиль Шона Элли заметила сразу. Вот он, стоит припаркованный рядом с фермой. Других машин не видно. Остановившись рядом с ним, Элли вылезла из «мерседеса». Прислушалась – ни звука. Элли направилась в сторону фермы, но одного взгляда на дом было достаточно, чтобы понять – внутри никого нет. Сейчас Элли даже хотелось увидеть Шона – было в этой тишине что-то зловещее. Воздух неподвижен, и даже птицы умолкли.

И вдруг тишину разорвал ужасный звук. Элли услышала испуганный вскрик, за которым последовал страшный, полный страдания вопль. И снова стало тихо, словно ничего и не было. Можно было подумать, что Элли показалось, но не оставалось никаких сомнений – она действительно слышала крики. Элли со всех ног кинулась в ту сторону, откуда они доносились. Наверное, она поступала глупо, но времени остановиться и подумать не было. Увидев слева крупное строение, Элли побежала к нему, огибая камни и мусор и продираясь через заросли. Вбежав в свисающие на петлях двери, Элли оказалась внутри и сразу заметила краем глаза какое-то движение, однако все ее внимание было приковано к тому, что она увидела прямо перед собой. Из тени под сеновалом выглядывала чья-то нога. Элли пригляделась внимательнее.

– Нет! – закричала она. – О господи! Нет!

Она кинулась к искалеченному телу. Судя по всему, Шон упал на какую-то ржавую груду металла, видимо когда-то давно бывшую фермерским инвентарем. Зубцы проткнули ему грудь и шею. Не успев добежать до него, Элли уже понимала, что Шон мертв, иначе кровь хлестала бы из ран струей. Похоже, все было кончено в первые же секунды после падения. Тем не менее Элли склонилась над ним, чтобы проверить, не бьется ли пульс. Вдруг еще можно что-то сделать?

– Прости меня, – рыдая, выговорила Элли и потянулась к окровавленной шее Шона.

Конечно же она оказалась права. Элли понимала, что Шон уже не может ни слышать ее, ни чувствовать, но все же поднесла его руку к губам и поцеловала. Что бы ни происходило между ними в последние несколько недель и как бы возмутительно он себя ни вел, Элли была виновата ничуть не меньше Шона.

Краем уха Элли услышала, как кто-то включил двигатель автомобиля и умчался прочь по грунтовой дороге, но сейчас ей было не до того. Безо всякой надежды на успех Элли старалась донести до бездыханного Шона, как она сожалеет о случившемся. Ведь именно Элли отправила его на смерть. Безутешно рыдающая, вся во влажной, липкой крови Шона, Элли вытащила из кармана телефон и позвонила в скорую помощь, хотя для этого уже было слишком поздно. Стараясь говорить как можно спокойнее и внятнее, Элли рассказала о случившемся, а потом бессильно упала на пол рядом с еще не остывшим телом Шона.

– Прости меня, – всхлипывая, выговорила она. – Ты этого не заслужил, нет. Мне очень жаль, но я не могла тебя полюбить. Ты меня не слышишь, но хочу, чтобы ты знал – во всем этом нет твоей вины.

Элли уже несколько недель на чем свет стоит кляла Шона и всячески пыталась от него избавиться, но такой судьбы ему не желала. Зачем кому-то его убивать? В ожидании скорой помощи Элли продолжала лежать на том же месте, сжимая руку Шона, и тут осознала всю серьезность ситуации. Шон не сам сюда приехал, его заманили, и сделала это Элли. Но как она объяснит свои действия? Не вставая с пола, Элли снова достала телефон. Просмотрела эсэмэски, нашла ту, что искала, и набрала номер.


Том и Лео уже во второй раз обсуждали результаты расследования, но выяснившиеся подробности до сих пор не укладывались у нее в голове. Лео старалась сохранять самообладание, но Том видел, каких трудов ей это стоит. Лучше бы Лео просто плакала. Тяжело узнать, что твой отец способен на такие вещи. Наконец Лео очень сдержанно и официально поблагодарила Тома за помощь, а потом добавила:

– Давайте больше не будем говорить об отце. Я пока не готова обсуждать эту тему, мне надо все обдумать.

С тех пор оба были подавленными и молчаливыми, но, как ни странно, атмосферы неловкости не ощущалось. Том выкладывал на тарелки стейки, а Лео потихоньку таскала с общего блюда картошку фри, когда зазвонил телефон.

– Как всегда, не вовремя, – прокомментировал Том. – Извините, Лео. Мы, полицейские, не привыкли игнорировать звонки…

Лео презрительно фыркнула и продолжила угощаться картошкой. Том не представлял, как она может оставаться такой стройной при подобном рационе. Аппетит у Лео был просто поразительный. Том взглянул на дисплей, однако номер был незнакомый.

– Том Дуглас, – произнес он. Некоторое время не удавалось разобрать ничего, кроме рыданий. И наконец…

– Слава богу. Я очень надеялась, что это твой номер…

– Элли, это ты?

Сквозь всхлипывания и помехи на линии едва удавалось расслышать слова. Лео сразу подняла голову и хотела что-то сказать, но Том предостерегающе вскинул руку. Он и без того не мог понять, что случилось.

– Элли, говори помедленнее. Ничего не разобрать. Где ты?

Тому удалось выцепить два слова – «Лео» и «Хаслетт».

– Элли, Лео у меня. Хочешь, позвоню Максу?

Ответом было испуганное:

– Нет!

– Хорошо, как скажешь. Лео здесь, а кто или что такое Хаслетт, не знаю. Объясни толком, в чем дело?

Лео снова попыталась что-то сказать, но Том и на этот раз остановил ее. Однако Лео схватила его за руку:

– Может, Элли на ферме Хаслетта? Спросите!

Том кивнул и сделал, как она велела.

– Да. Такой ужас! Просто кошмар. Пожалуйста, Том, приезжай. И Лео привези. Том… он мертв! Это я его убила.

– Уже едем. Никуда не уходи и ничего не трогай. Тебе угрожает опасность?

– Нет. Приезжайте скорее!

Том хотел передать телефон Лео, чтобы поговорила с сестрой, но Элли успела отсоединиться раньше.

– Что? Что случилось?! – прокричала Лео Тому в лицо.

– Кажется, Элли попала в беду. Она на ферме Хаслетта. Знаете, где это?

Лео кивнула. О предполагаемом убийстве Том решил пока не говорить. Сначала надо разобраться.

– Элли не хочет, чтобы мы ставили в известность Макса. Выезжаем прямо сейчас.

Том схватил со столешницы ключи от машины и побежал к двери. Лео не отставала. К счастью, его старый джип был повернут в сторону дороги. Не придется тратить драгоценное время на лишние маневры. Они прыгнули в машину, и Том завел двигатель, прежде чем Лео успела захлопнуть дверцу.

– Выезжаем – и сразу налево, – отрывисто произнесла она. – Поедем по проселочной дороге, это самый короткий путь.

– Пристегнитесь, Лео.

– Что? Не валяйте дурака, Том, до фермы ехать пять минут.

И все же Лео послушно принялась сражаться с его старым ремнем.

– Я, конечно, понимаю, что вы полицейский, но это уже полная глупость! – пробормотала она.

– С пассажирской стороны нет подушки безопасности, Лео. Только с водительской. Машина старая. Не хочу каждый раз, когда торможу, бояться, что вы вылетите через лобовое стекло, и работа моя здесь ни при чем.

Невозможно было не заметить, как встревожена Лео, однако у нее хватило благоразумия не забрасывать Тома вопросами. Лео понимала, что он сообщит только то, что сочтет необходимым. Она женщина умная. Том потянулся и взял ее за руку.

– Все будет хорошо, Лео. Элли была очень расстроена, но не похоже, что она ранена.

Лео крепко стиснула пальцы Тома, и всю дорогу ему пришлось рулить одной рукой. Оставалось радоваться, что старая рухлядь, которую он купил, чтобы вывозить из сада мусор, оснащена автоматической коробкой передач. Лео оказалась права – до фермы они добрались за пять минут. Подъехав к хозяйскому дому, Том сразу заметил два припаркованных автомобиля.

– Вот машина Элли, – произнесла Лео. – А вторая чья?.. Я ее уже где-то видела. Этот чехол на запасном колесе… Ах да, она стояла рядом с домом Элли в пятницу вечером.

– По-моему, это машина Шона, – отозвался Том. – Да, у него «дискавери». На нем он приехал в субботу, и в воскресенье Шон проезжал мимо меня на этом же самом автомобиле.

Том быстро затормозил.

– Оставайтесь в машине, Лео.

– Ну уж нет, – ответила та и, открыв дверцу, выпрыгнула из джипа.

И тут на Тома нахлынуло ощущение дежавю. Он вспомнил другое место преступления и женщину, которой велел сидеть в машине, а та не послушалась. Но не было времени об этом думать. Лео во весь голос закричала:

– Элли! Элли! Где ты?

Со стороны амбара донесся какой-то слабый звук, и Лео метнулась туда. Том – следом. До амбара они добежали одновременно и сразу остановились. Лео отреагировала первой. Уже через две секунды она стрелой пронеслась через темное помещение и, обхватив руками окровавленную сестру, принялась успокаивающе ее покачивать.

– Элли, куда ты ранена? Что случилось? Говори, что надо делать!

Однако из-за рыданий Элли не могла произнести ни слова.

– Лео, – невозмутимо произнес Том, – Элли не ранена. Это кровь Шона.

И Том указал на тело. Оно лежало совсем рядом, но, видимо, Лео так боялась за сестру, что ничего вокруг не замечала. Она обернулась к окровавленному Шону, пронзенному огромными ржавыми зубьями, и в глазах промелькнул ужас.

– Лео, пожалуйста, отпусти Элли и отойди. Это место преступления, ты можешь уничтожить следы. Иди сюда.

– Плевала я на следы, Том. Я сестру не брошу.

Смирившись, что с нанесенным уроном ничего не поделаешь, Том велел обеим оставаться на местах и не двигаться. Потом взял телефон и сделал один звонок, повернувшись к женщинам спиной, чтобы не услышали. Выходить из амбара и оставлять сестер одних Том не собирался.

– Стив. Не знаю, на дежурстве ты или нет, но ты мне очень нужен. У нас труп. Зрелище не для слабонервных, выбирай ребят покрепче. Буду ждать. Знаешь ферму Хаслетта? Хорошо. Через двадцать минут.

Затем Том включил камеру телефона и сделал несколько фотографий.

– Ты что, совсем? – закричала Лео. – Нашел время!

– Заткнись и слушай! Неужели не понимаешь, как все это выглядит со стороны? Элли наедине с телом, свидетелей нет! Вся в его крови! Да еще ты все следы затоптала! Вы обе должны немедленно отойти от тела. Нужно, чтобы хоть какие-то доказательства сохранились. Не верю, что в случившемся виновна твоя сестра, но, к сожалению, полиция с моим мнением вряд ли согласится! Все ясно?

Том пытался выражаться не слишком грубо и прямо, однако необходимо было донести до Лео серьезность ситуации. Та бросила на него полный негодования взгляд, но, по крайней мере, перестала спорить. Том сделал еще несколько снимков, кроме всего прочего сфотографировав потолок, чтобы было видно – Шон упал со второго этажа, провалившись через дыру в потолке. С одной стороны на полу валялись опилки, вторую безнадежно истоптала сначала Элли, потом Лео. Покончив с фотографированием, Том снова заговорил:

– Лео, помоги Элли встать. Я уже слышу сирены. Ты вызвала скорую помощь, да?

Элли кивнула.

– Ну, для Шона они ничего сделать не смогут, разве что факт смерти засвидетельствуют. Зато Элли не помешало бы успокоительное. Лео, выведи ее на свежий воздух.

Та кивнула:

– Пойдем, Элли. Обопрись на меня.

Обхватив сестру за плечи, Лео помогла ей подняться и повела к двери. Как раз в этот момент напротив амбара остановилась машина скорой помощи. Возле заброшенной фермы становилось все более людно. Том перекинулся с бригадой парой слов, а Лео между тем повела Элли к машине.

– Только не туда! – крикнул Том, подбежав к сестрам. – У нее на подошвах опилки, ей нельзя в машину!

– И что? Элли надо сесть! При чем тут опилки?

– Лео, хоть раз в жизни сделай, что говорят!

Том снял джинсовую рубашку, оставшись в одной футболке, и расстелил ее на куче сена.

– Садись сюда, Элли.

Элли послушно села, а Лео пристроилась с краю, крепко обняв сестру. Том присел рядом на корточки.

– Через несколько минут приедет полиция. Они захотят выяснить, что произошло. Ты должна рассказать все, что тебе известно, иначе ничем помочь не смогу. Говорить можешь?

Лео пронзила Тома очередным свирепым взглядом, однако он и бровью не повел.

– Элли, я хочу тебе помочь.

Она закрыла лицо руками и едва слышно произнесла:

– Я одна во всем виновата. Это я отправила Шона сюда. Меня заставили это сделать, шантажировали, угрожали, что расскажут Максу. Я велела Шону приехать, и сама тоже отправилась сюда, но опоздала. Господи, Том, я же не думала, что его убьют!

– Элли, кто тебя шантажировал? И что они могут рассказать про тебя Максу? – спросила ошеломленная Лео.

– Лео, ты мне нравишься, и, надеюсь, ты это знаешь, – произнес Том. – Но если не замолчишь сейчас же, вынужден буду попросить тебя уйти. Это понятно?

Лео состроила гримасу и хотела было ответить, но сдержалась. Вместо этого она еще крепче прижала Элли к себе.

– Мы никуда не спешим, Элли. Начни с самого начала.

Прежде чем она успела что-то сказать, подошла молодая фельдшер с термосом и протянула Элли стакан, от которого поднимался пар.

– Выпейте чаю. Всегда беру с собой на дежурство. Тут вообще-то не очень много, но вдруг поможет? – с искренним сочувствием в голосе произнесла она.

Взяв пластиковый стакан дрожащими руками, Элли попыталась изобразить благодарную улыбку, а потом снова опустила голову, уставившись прямо перед собой невидящим взглядом.

– Началось все три недели назад, за день до того, как мы переехали на ферму «Ивы». Должны были прийти рабочие, чтобы постелить ковровое покрытие на нижнем этаже. Макс обещал, что придет и проследит за ними, но он был с ней… с этой учительницей, Аланной.

Кажется, Лео снова хотела вставить какую-то реплику, но Том бросил на нее предупреждающий взгляд. «Помолчи, дай Элли договорить», – мысленно взмолился он.

– К тому времени я заметила, что нравлюсь Шону… В смысле, как женщина… И он тогда был на ферме. А мне стало очень одиноко…

Не поднимая глаз, Элли отпила глоток чая. И Том, и Лео сохраняли молчание.

– Макс сказал, что заедет в обеденный перерыв и мы вместе осмотрим наш готовый дом. Я думала, Макс радуется не меньше меня. Но он позвонил в последний момент и сказал, что будет обедать с Пэтом. Мол, друг очень переживает из-за всей этой истории с Джорджией и Мими. Я, конечно, расстроилась, но не придала этому значения. А потом – звонок от Джорджии… Сказала, что Пэт приходил обедать к ней, но они так ни до чего и не договорились. Выходит, Макс обманывал меня. Почему? Есть только одна причина – он был с ней. Я уже замечала, что Макс ведет себя необычно, но ни за что бы не подумала, что он завел любовницу. А еще Макс хочет от меня уйти. Я подслушала, как он говорил об этом по телефону. Собирается сказать мне все в субботу, но я уже и так знаю. Конспиратор из Макса неважный.

Несмотря ни на что, Элли рассмеялась – она явно относилась к мужу с глубокой нежностью.

– Я была просто раздавлена. Теперь стало ясно, в чем дело, – Макс больше меня не хочет. Он пытался, но… Получалось не всегда, а ведь обычно у Макса не было с этим проблем. Трудности начались месяц-два назад. И тут я все поняла. Макс больше ничего ко мне не испытывает. А Шон испытывал. Я давно заметила. Шон вошел в комнату, а я лежала на полу, прямо на красивом новом ковре, и плакала. Шон зашел посмотреть, как идут работы, и заодно проверить, не надо ли где подновить краску. А когда увидел меня, опустился рядом на корточки и обнял. И тогда я ему все рассказала.

Элли снова расплакалась. Лео обернулась к Тому, взглядом умоляя его перестать мучить сестру, но Том понимал: сейчас важнее всего узнать всю правду. Он молча ждал, лишь один раз ободряюще сжав локоть Элли.

– Садовники высаживали на клумбу желтые розы, и Шон повел меня наверх – как он выразился, подальше от любопытных глаз. Усадил на нашу новую огромную кровать и обнял за плечи. И тут мне пришла в голову ужасно глупая мысль. Если я тоже изменю Максу, мне будет не так тяжело, когда он признается. Получится, что я не лучше его и мы сможем остаться вместе. Звучит по-идиотски, правда? – Элли в первый раз подняла глаза. – Сама все время твердила, что самое главное в браке – доверие, и если Макс предаст меня, сразу же уйду. Больше всего боялась превратиться в озлобленную старую ведьму, как мама. Но я не могу уйти от Макса. Я люблю его. Он мне очень дорог. Так что мне оставалось делать? Я подумала, что, если изменю сама, смогу простить мужа.

Лео вытащила из кармана джинсов бумажный носовой платок и протянула Элли.

– Правда, до секса у нас с Шоном не дошло. Я не смогла. Но остановилась в самый последний момент. У нас в школе, в старших классах таких девушек называли «динамо». Я не хотела обижать Шона… Он был так добр ко мне. Но потом Шон стал вести себя… довольно странно. Я понимаю, во всем виновата я, и только я. Но с того дня Шон не оставлял меня в покое. Куда ни пойду – везде он. Следил за каждым моим шагом. Очень неприятное ощущение.

– Элли, – ласково произнесла Лео. – Том, конечно, просил не перебивать, но, по-моему, ты просто обязана это знать. У Макса никогда не было романа на стороне. Ни с Аланной, ни с кем-то другим. Я знаю, в чем проблема. Если коротко, дело в деньгах. Сегодня утром Макс мне все рассказал. Он перестал чувствовать себя добытчиком, начал комплексовать, и поэтому сделал ужасную глупость. Но клянусь, к другим женщинам это не имеет никакого отношения. – Лео с вызовом взглянула на Тома: – Извини, но тут я никак не могла промолчать, Том.

Тот мягко улыбнулся и кивнул.

– Мы все понимаем, Элли. Похоже, Шоном овладела своего рода одержимость, правильно? Но зачем он приехал сюда? Полиция будет здесь с минуты на минуту. Советую рассказать все, что знаешь. Тогда я смогу помочь тебе.

И Элли начала рассказ – о шантаже, слежке, проникновениях в дом и о том, как и почему Шон оказался на ферме Хаслетта.


Элли была благодарна Тому и Лео за то, что примчались ей на помощь, но понимала, что скрыть случившееся от Макса не получится. Муж буквально обрывал телефон, и в конце концов Элли пришлось его отключить. Лео сделала то же самое. По крайней мере, Макс дома и не спустит глаз с детей, хотя теперь, когда шантажист добился, чего хотел, угроза, возможно, миновала.

Как же Элли ошибалась в Максе! Несмотря на все потрясения сегодняшнего вечера, у нее камень упал с души, когда Элли узнала, что у Макса нет любовницы. Но Элли понимала, что ее радость неуместна. Как бы ни вел себя Шон и как бы ее ни пугали его намерения рассказать обо всем Максу, она и сама не была невинной овечкой. Придется ответить за свои поступки.

Полиция приехала уже после того, как Элли все рассказала Тому, и он поговорил с коллегами. Тем не менее Элли была очевидной и главной подозреваемой. Полицейские нашли телефон Шона с эсэмэской, в которой Элли назначала ему встречу на ферме Хаслетта. К тому же она была вся в его крови. Том показал дыру в потолке и объяснил, что ее явно вырезали при помощи пилы, а потом прикрыли сверху картоном и соломой, чтобы было незаметно. Однако ни одного инструмента на месте преступления обнаружить не удалось. Вдобавок у Элли не было алиби. С тех пор как Элли уехала с работы, ее никто не видел. Элли ни с кем не разговаривала, а когда Макс вернулся с близнецами, дома ее уже не было. В это время Элли сидела перед полицейским участком, но свидетелей, которые могли бы это подтвердить, не нашлось. Том подошел к Элли вместе с инспектором, крупным мужчиной, которого он называл просто Стив.

– Извини, Элли, но тебе придется поехать в участок вместе с инспектором Корби. Пожалуйста, не волнуйся, но они вынуждены тебя задержать. Это просто формальность, обычная процедура. При сложившихся обстоятельствах у моих коллег нет выбора. Не бойся. Просто говори правду, и мы все уладим. Я подвезу Лео до дома, и она захватит для тебя чистую одежду. Мы привезем все, что нужно. И разговор с Максом берем на себя. Хочешь что-нибудь передать, Элли?

Прежде чем Элли успела ответить, подошел еще один полицейский и шепнул что-то инспектору на ухо. Тот пару раз кивнул, потом повернулся к Тому:

– Похоже, наметился серьезный прогресс по делу Эбби Кэмпбелл. Кажется, удалось найти водителя, который ее сбил. Можно тебя на минутку?

Инспектор взял Тома за локоть и отвел в сторону, но Элли все же успела расслышать имя.

Чарльз Аткинсон.


Глава 45 | Путь обмана | Глава 47