home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 47

Элли усадили на заднее сиденье полицейской машины и увезли. Стоявшая рядом с Томом Лео застыла неподвижно, точно статуя. Том понимал, что за последние несколько часов ей пришлось нелегко, но предстояло еще одно испытание. Разговор с Максом.

Том обнял ее за плечи. И пусть она сбросит его руку, но Лео должна знать, что он рядом и не оставит их с сестрой в беде.

– Пойдем, Лео. Нет смысла здесь оставаться. Элли скоро отпустят. Конечно, поначалу создается впечатление, будто обстоятельства свидетельствуют против нее, но Элли невиновна. Вычислить настоящего преступника – вопрос времени.

Невероятно, но факт – Лео продолжала стоять спокойно. Она, конечно, не прижалась к Тому, но и оттолкнуть его тоже не пыталась, поэтому он не стал убирать руку.

– Элли, наверное, нужен адвокат? – произнесла Лео. Она смотрела прямо перед собой, вслед машинам, отъезжающим по усеянной рытвинами дороге.

– Она сказала, что семейный юрист с этой работой не справится, так что я позвонил одному знакомому и ввел его в курс дела. Он проследит, чтобы Элли не задерживали дольше, чем положено.

Когда отъехала последняя машина, Том почувствовал, как обессиленная Лео прислонилась к нему, и обнял ее крепче.

Криминалисты продолжали осматривать амбар, но Том решительно развернулся и повел Лео к джипу.

– Пора ехать на ферму «Ивы». Надо решить, что мы скажем Максу.

Лео подняла глаза.

– А как же машина Элли? – спросила она таким тоном, будто речь шла о вопросе первостепенной важности.

Том понимал, что после всех этих событий Лео находится в шоковом состоянии.

– Боюсь, придется оставить здесь. Полиция захочет осмотреть и ее автомобиль, и машину Шона. Но это даже хорошо, Лео. Первым делом проверят, нет ли в багажнике пилы, будут искать следы опилок, но ничего не найдут. Это будет свидетельствовать в пользу Элли. Не переживай.

При упоминании об опилках взгляд Лео сделался виноватым, но Том ободряюще сжал ее плечо. Был теплый летний вечер, однако он почувствовал, что Лео дрожит, и поцеловал ее в затылок – точно так же, как если бы успокаивал дочку. Том открыл машину и осторожно усадил Лео. Обогнув автомобиль и сев на водительское кресло, Том увидел, что Лео уже пристегнулась и сидела, устремив невидящий взгляд прямо перед собой.

– Так что насчет Макса? Не наше дело рассказывать про Шона и про то, что произошло между ним и Элли. Она должна сделать это сама – если, конечно, сочтет нужным. А ты как думаешь? – спросил Том.

Лео повернулась к нему, и оказалось, что в кои-то веки она пребывает в полной растерянности.

– Не знаю, что делать. Честное слово. А главное, понятия не имею, как следует поступить Элли. Как ты считаешь, что лучше – рассказать Максу или соврать? Сказать, будто не давала Шону никаких поводов?..

Том глубоко вздохнул:

– Есть два типа людей, которые могут молчать о таких вещах и скрывать измену хоть всю жизнь. У одних просто отсутствует совесть, и они не чувствуют за собой вины. Подобные люди радуются, что не попались, и в результате остаются вполне довольными собой. Не смотри на меня так, Лео. Я знаю, что Элли на такое не способна.

Лео успокоилась, и Том продолжил:

– А еще есть люди, которым кажется, что во всем виноваты они одни, а значит, им и жить с этим грузом. Они не хотят причинить боль человеку, которого любят.

Лео кивнула, но убежденной не выглядела.

– А что будет, если во всем признаться? – спросила она.

– Некоторые считают, что если хранить секреты такого рода, о близости и доверии придется забыть. Другие, наоборот, думают, что, стоит рассказать об измене, и былого доверия уже не восстановишь. Это личное дело, и советы здесь не к месту.

– А ты бы как поступил, Том? По-твоему, честность – лучшая политика? Невзирая ни на что?

Том взял Лео за руку. Да, дилемма непростая.

– Мне кажется, обман разрушителен, и, скрывая от мужа или жены свои поступки, человек скрывает часть себя. Но… иногда приходится держать некоторые события в тайне. Например, чтобы уберечь близких. А еще есть секреты прошлого – тут все очень непросто…

Лео не убрала руку, но теперь смотрела Тому прямо в глаза. Лицо ее было неподвижно, однако Лео явно ждала пояснений.

– О некоторых событиях в своей жизни я не расскажу никому и никогда. Нет, у меня другая история – я не изменял жене, не причинял вреда людям. Но я просто не могу об этом говорить. Иногда думаю: а вдруг из-за этой тайны я так никогда и не смогу построить близкие отношения? Но придется с этим жить. Это мой сознательный выбор.

В глазах Лео читались грусть и растерянность. Том отвернулся и, осторожно выпустив ее руку, включил зажигание.

– Ладно, речь не обо мне. Обсудим в другой раз. А сейчас надо решить, что делать с Элли и Максом.

Том медленно нажал на педаль газа, и, трясясь на ухабах, они поехали прочь от ярко освещенной фермы, которая теперь совсем не казалась заброшенной.


Обратная дорога заняла лишь несколько минут, и Лео пришлось приложить все усилия, чтобы сосредоточиться на предстоящем разговоре. Но после слов Тома Лео трудно было думать о чем-то другом. Она-то считала его открытой книгой, а оказалось, что Том прячет скелеты в шкафу. Интересно, какие? Том правильно рассудил, что тайна из прошлого может помешать ему выстроить отношения. Большинство женщин не любят секретов – особенно когда эти секреты скрывают от них.

Но как быть с Максом? Надо принять какое-то решение. Что говорить?.. Между тем времени на раздумья не осталось – они уже подъезжали к ферме «Ивы». Макс распахнул дверь и опрометью кинулся к машине. Бедняга. Макс даже не подозревает, что произошло. Лео сразу заметила, как он взволнован.

Когда Лео нехотя выбралась из машины, Макс был потрясен до глубины души, увидев на ее одежде кровавые пятна. Обнимая Элли, невозможно было не испачкаться, и следы на белоснежной блузке сразу бросались в глаза.

– Где Элли? С ней что-то случилось? Почему никто не отвечал на мои звонки?

Макс чуть не плакал. Первым заговорил Том, его голос звучал ровно и успокаивающе.

– С Элли все в порядке. Это не ее кровь. Честное слово, твоя жена цела и невредима. Может, лучше в дом зайдем? Там и поговорим. Лео надо переодеться и умыться, а потом мы все тебе расскажем.

Похоже, заверения Тома отнюдь не обнадежили Макса, однако он послушно шагнул в сторону и приглашающим жестом указал на дверь. Лео сейчас больше всего хотелось полежать часок в ванне, но сначала нужно было дать объяснения Максу. Они молча прошли по коридору на кухню – главное место общего сбора в этом доме. Бросив сумку на стол, Лео прислонилась к плите в поисках тепла – ее до сих пор била холодная дрожь. Макс вертел головой из стороны в сторону, переводя взгляд с Лео на Тома и обратно. Наконец Лео не выдержала и умоляюще взглянула на Тома. К счастью, он понял ее без всяких слов.

– Макс, Элли нашла тело Шона Саммерса. Элли проверяла, можно ли его спасти, поэтому перепачкалась в крови. И на Лео немного попало…

Макс упал на стул.

– Не может быть… Бедный Шон… Что случилось? Авария? И где сейчас Элли?

– В полицейском участке, – ответил Том. – Судя по всему, это преднамеренное убийство, и поскольку, кроме Элли, поблизости никого не было, ее придется допросить.

Кажется, Макс был настолько ошеломлен, что новости не укладывались у него в голове.

– Преднамеренное?.. Неужели подозревают Элли?..

Том в принципе справлялся с задачей неплохо, и все же Лео рассудила, что поддержка ему не помешает. Она подошла к Максу и наклонилась так, чтобы ее глаза оказались на одном уровне с его глазами.

– Шона обнаружили на старой ферме Хаслетта. Кто-то попросил Элли вызвать его туда. Наверное, она подумала, что этот человек просто хочет восстановить ферму. А когда Шон приехал, он провалился сквозь потолок в амбаре и упал на какой-то старый сельскохозяйственный инвентарь. Полицейские сказали, что это косилка устаревшей модели, сейчас таких уже не делают. Есть основания считать, что дыру в потолке проделали нарочно. Элли вся эта ситуация показалась подозрительной, и она решила приехать сама, чтобы убедиться, все ли благополучно. Так она нашла тело Шона.

Макс побледнел как мел. Он обернулся к Тому, опиравшемуся рукой о спинку стула:

– Значит, полиция думает, будто Шона убила Элли. – Его интонация звучала скорее утвердительно, чем вопросительно. – Но у нее не было поводов желать ему зла! Ни у кого не было! Кроме разве что меня. Сегодня так на него злился…

Том резко отодвинул стул и сел. Наклонившись вперед и опершись локтями о колени, устремил пристальный взгляд на бледное лицо Макса.

– Учти, приятель, – чтобы больше никто от тебя этих слов не слышал! Уяснил? Мы знаем, что Элли невиновна, но пока других подозреваемых нет, так что не смей рисковать. Если, конечно, это сделал не ты, а я на сто процентов уверен, что нет. Помалкивай, понял?

А вдруг Макс узнал про Элли и Шона? Лео сомневалась, что он успел бы что-то выяснить с тех пор, как они разговаривали в последний раз, а было это несколько часов назад. Но Тому неоткуда было узнать, как обстоит дело. Боясь, что он может, сам того не подозревая, выдать Элли, Лео поспешно вмешалась:

– А почему ты злился на Шона, Макс? Наверное, из-за сделки?

При этом Лео не сводила глаз с Тома, надеясь, что он правильно растолкует ее сигналы. Том едва заметно кивнул.

– Я решил отказаться. Сегодня днем приехал к Шону, а его не было. Несколько часов там проторчал, так и не дождался…

Кажется, такой поворот событий оказался для Тома неожиданностью, и он всячески старался это скрыть, но Лео рассудила, что Том заслуживает объяснений.

– Макс заключил с Шоном сделку. Понимаешь, девелопмент и все в таком духе… Макс вложил в дело довольно крупную сумму. Но возникла проблема – ее-то он и имел в виду.

Тут бледность сменилась краской стыда, и Лео решила, что самое время налить ему бренди или виски. Она выпрямилась, а Макс между тем начал рассказ:

– Том, я вляпался в совершенно идиотскую историю. Хотел заработать денег. Мужчина должен быть добытчиком, сам понимаешь. Но это все, – Макс обвел широким жестом роскошную кухню, но явно имел в виду не только ее, но и весь дом, – тут ничего моего, каждая мелочь куплена на деньги Элли. Вот в мою тупую голову и пришла мысль восстановить баланс. Понимаю, звучит жалко, но тогда мне казалось, что идея гениальная. Шон рассказал, что у него есть план, как по-быстрому заработать большую сумму. Короче говоря, есть один хороший участок, но получить разрешение на застройку затруднительно. А Шон поговорил с Гэри, и выяснилось, что ситуацию можно уладить. Я вложил деньги. Не свои, конечно, – деньги Элли. Собирался рассказать ей все в субботу, когда вопрос будет решен окончательно.

Наконец-то стало ясно, о каких планах Макс говорил в пабе.

– Выходит, ты рассказал про сделку Аланне?

При одном упоминании этого имени лицо Макса сделалось виноватым.

– Еще одна глупая ошибка. Когда Аланна попросила никому не говорить про ее зависимость, я ответил, что и так уже слишком много скрываю от жены, и мне это не нравится, но, по крайней мере, про сделку Элли скоро узнает.

Заметив, что Том совсем запутался, Лео чуть улыбнулась. Это должно было означать «потом расскажу», но поймет ли намек Том? Макс схватился за голову, взъерошил волосы.

– А сегодня решил отказаться. Причем дело не в строительстве – проект и вправду перспективный. Но два дня назад узнал, каким образом удалось получить разрешение на застройку. Правила не изменились, но Гэри сказал, что, если подмазать кого надо, проблем не будет. Сделку за ее спиной Элли, может, и простила бы, но взятки?.. Узнала бы, что ввязался в такое дело, – убила, и правильно сделала.

Лео взяла сразу три бокала в одну руку, и они звякнули друг о друга.

– Поосторожнее в выражениях, Макс. Не забывай, Том – полицейский.

Она, конечно, шутила, но только отчасти.

– Сейчас – нет, я просто друг. И что было дальше?

– Уже перевел всю сумму, и тут узнал всю правду про взятки. Шон врал, будто правила смягчились, а про участие в этом деле Гэри проговорился, только когда деньги поступили. Вот я и взбесился. Поэтому полдня вокруг его дома околачивался. Внутрь зайти не мог. Откуда я знал, в каком состоянии Белла? Вдруг она там пьяная с детьми? Ей что угодно в голову могло взбрести. Пришлось бы в социальные службы звонить, а для Шона это была бы последняя капля. С Гэри я тоже потолковать собирался, но сначала решил встретиться с Шоном. Угораздило же влипнуть.

Лео налила всем троим виски и подала бокал Максу. Сколько же бед на него свалилось!..

– Я, конечно, сказал, что я сегодня просто друг, – произнес Том, – но тебе придется сообщить инспектору Корби про сделку между Шоном и Гэри. Если окажется, что Шон не заплатил Гэри или во всем этом участвовала третья сторона, о которой ты не знаешь… Короче говоря, в таких делах убивают и за меньшее.

Макс ответил унылым кивком:

– Хорошо, Том. Я все расскажу. Но что теперь будет с Элли?..

– Лео соберет для нее чистую одежду. Придется твоей жене некоторое время побыть под арестом. Против Элли свидетельствует эсэмэска, которую она отправила Шону. В ней Элли вызывает его на ферму. А еще кровь… Но все будет в порядке, Макс. Мы найдем виновного, обещаю. Элли попросила подыскать ей адвоката, так что сейчас нам остается только ее поддерживать.

Лео поставила бокал перед Томом, и хотя он явно нуждался в хорошей порции виски, к алкоголю даже не притронулся. Лео предположила, что сегодня вечером Том собирается куда-то ехать на машине. Рассудив, что от чашки чая здесь никто не откажется, Том подошел к электрическому чайнику и включил его.


Глава 46 | Путь обмана | Глава 48