home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 48

Сказать, что Гэри Бейтмана бесила жена – значит ничего не сказать. Эта тупица даже не представляла, как тяжело ему приходится. Губить свои таланты на дерьмовой работе, и все ради того, чтобы они могли позволить более или менее приличный дом и одевались чуть-чуть лучше деревенских нищих! Впрочем, Пенни наплевать. Ну что за женщина – никаких амбиций! Только и знает, что ныть целыми днями: «Хочу, чтобы мы все были счастливы, больше мне ничего не надо». Дура безмозглая.

Гэри подошел к идиотским прихватам для штор и решительно задернул занавески. Ни к чему, чтобы соседи видели, как он будет разбираться с Пенни. Гэри уже ничему не удивлялся, но на этот раз жена превзошла саму себя. Он ушам своим не поверил, когда Пенни призналась, что рассказала Лео Харрис про «порше» – в какой день Гэри взял машину и когда вернул. Гэри предвидел, что жена будет самым слабым звеном в его плане. Гэри всем рассказал, что разъезжает на ярко-красном «порше» с четверга, но нет – эта идиотка не сумела вовремя придержать язык и все испортила. Пенни, конечно, повторяла, будто Лео не заметила нестыковки, но эта лиса его жене не чета – такую не проведешь. Сказано же было – не пускать в дом Лео Харрис! Гэри таких пронырливых людей насквозь видел – не успокоятся, пока все про тебя не разузнают.

Гэри был уверен, что в ту ночь Элли его не заметила. А если и увидела, то не узнала машину. Любопытно, куда это ее понесло посреди ночи, но вопросов задавать нельзя. Так бы все и обошлось. Никто не знал, что Гэри вообще куда-то ездил. Ну, не то чтобы совсем никто, но у этих людей свои причины держать язык за зубами. И тут чертова Пенни, как всегда, все испортила.

Сердито задергивая занавески, Гэри заметил в саду какое-то движение. Выглянул снова, но никого не увидел. Наверное, кошка, решил он. Как только разберется с Пенни, пойдет и выгонит из сада эту тварь. Еще не хватало, чтобы на розовую клумбу нагадила. Ну, и где носит Кляксу? Для чего он, спрашивается, собаку держит? Впрочем, где Клякса, и так понятно. Опять лежит у ног Пенни, пока та рыдает. Врагу такой жизни не пожелаешь.

Хотя были и хорошие новости – Шон вчера вечером подкинул деньжат. До сих пор не раскололся, кто этот загадочный частный инвестор, но Гэри уже и сам догадался. Зазнавшийся кретин Чарльз, кто же еще? Вот бы устроить так, чтобы все его денежки в трубу вылетели – сразу бы нос задирать перестал. Эх, хорошо… Гэри всерьез подумывал о том, чтобы задержать выдачу разрешения. Пусть понервничают. А еще лучше – придумать благовидный предлог для отказа. Вот это ловко!

Но, если подумать, с Шоном Саммерсом ссориться ни к чему. На вид он, конечно, добродушный увалень, мухи не обидит, а стоит кому-то его разозлить – желваки так и играют. И вообще, с этим типом надо держать ухо востро, иначе того и гляди свинью подложит. Гэри не мог допустить, чтобы его оставили в дураках, но эту проблему он обдумает позже, а сейчас самое время преподать урок Пенни.

– Пенни! – заорал Гэри, встав у подножия лестницы. – Живо сюда! А то сам за тобой приду, ты меня знаешь!

Паршивая выдалась неделька. Сначала эта стерва поиграла с ним и отшила. Ну ничего, за выходные одумается. Ну а если нет… Гэри Бейтман никому не позволит втаптывать себя в грязь.

– Пенни! Два раза повторять не стану! Спускайся сейчас же!

Она вышла на площадку. Лицо распухло от слез, но губы были упрямо сжаты. Что-то новенькое. Гэри это совсем не понравилось.

– Не пойду, – заявила Пенни, подбоченясь и с вызовом глядя на мужа сверху вниз. – Зачем, чтобы ты меня избил? Лео сказала, что я должна взять ситуацию в свои руки и не давать себя в обиду. Я не должна позволять тебе так со мной обращаться.

Гэри метнулся вверх по лестнице. Нет, такой дерзости он не потерпит. Но Пенни оказалась быстрее его и скрылась в ванной, да еще и дверь изнутри заперла. Клякса встал у Гэри на пути, издавая настолько грозный рык, насколько позволяло его крошечное тельце. Собака оскалилась, будто готова была вцепиться в любого, кто осмелится приблизиться к Пенни. Гэри был вне себя от злости.

– Тупая собака! – крикнул он и замахнулся правой ногой, пнув Кляксу в живот.

Тот взвизгнул от боли, но, врезавшись в стену, затих. И больше не шевелился. Пенни закричала:

– Что ты сделал с Кляксой! Гэри! Что ты натворил?

– Вот дерьмо, – выругался Гэри. Полюбуйтесь, до чего эта зараза его довела! Девчонки будут рыдать в три ручья. Придется сказать, что собаку сбила машина. Пенни возражать не станет. Не посмеет. И ведь угораздило же… – Учти, Пенни, я с тобой не закончил! Не надейся, что так легко отделалась! Разберусь с этой шавкой и сразу вернусь!

– Как это – разберешься?

Пенни снова ревела – ну вот, опять… Гэри ее насквозь видел. Дрожит, наверное, под дверью, хочет выйти и узнать, что с собакой, но боится. Знает, что ей за это будет. Ладно, пусть пока сидит. А Гэри вышвырнет шавку на дорогу, пусть по ней машины едут, а потом устроит Пенни веселую жизнь. Посмотрим, как она тогда запоет.

Задвижка на задней калитке отодвинулась легко и бесшумно. Из коттеджа доносился шум – кричали, хлопали дверьми. Значит, он точно дома. Темная фигура скользнула в сторону куста и тут же скрылась в густой тени. Буки гордо возвышались над ровно – даже слишком ровно – подстриженными кустами. Темно-пунцовые листья шевелил легкий ветерок. Тень от их низко свисающих ветвей – превосходное укрытие. Теперь остается только ждать. Машина стояла на подъездной дорожке. Ключ в замке зажигания. Он не настолько рассеянный, чтобы оставить его там на всю ночь. Значит, точно вернется. И тогда все будет кончено. Давно пора. Этот человек должен был умереть раньше, но первый план сорвался. Ничего не вышло. Опять. Слишком много ошибок. Зачем Элли прислала Шона? Она же писала, что совершила ошибку, связавшись с этим мужчиной, и теперь жалеет. Элли пришлось встретиться с ним в двенадцать часов, в ночь с пятницы на субботу. А еще упомянула, что он везде оставляет желтые розы – дает понять, что думает о ней. В эсэмэске все было ясно сказано.

Да, все верно – он сначала срезал розу, потом отнес ей. Это точно был Гэри. Мерзавец, сбивший Эбби. Подонок, который может разрушить мою жизнь. Шон мертв, но это не важно. Теперь надо разделаться с нужным человеком.

Из дома снова донеслись сердитые крики, потом – приглушенный горестный вопль. В окне на втором этаже мелькнул темный силуэт и почти сразу же скрылся. Зажегся свет на кухне, но сквозь шторы было не разглядеть, кто туда вошел. Дверь черного хода резко распахнулась и врезалась в кухонные шкафчики. Посыпались бокалы. Раздался звон битого стекла, а потом – грубое ругательство. Гэри что-то нес в руках. Похоже на маленькую собаку. Времени терять нельзя. Другого шанса может и не представиться. Фигура шагнула вперед, в свете, падающем из кухни, блеснуло стальное лезвие ножа.

– Кто здесь?! – крикнул Гэри. – Что вам нужно?

Все-таки излишняя спешка тоже до добра не доводит.

Гэри стоит слишком близко к двери, ему потребуется всего несколько секунд, чтобы вбежать обратно. Однако отступать поздно. Фигура вышла на свет.

– Тьфу, испугался… – пробормотал Гэри. – Это ты… Какого черта по кустам прячешься? Чуть сердечный приступ не случился.

В его голосе явственно слышалось облегчение. Решил, что уж с этой-то стороны опасность не грозит. Неужели он серьезно так думает? Фигура подошла ближе, пряча нож за спиной. Во взгляде Гэри мелькнула настороженность. И есть отчего. Лицо его изменилось, когда он обратил внимание на одежду – только черное, с ног до головы. Сегодня можно обойтись без шерстяного шлема. Он не пригодится. Таков был план – Гэри должен видеть, кто нанесет удар.

– Что ты тут делаешь? – спросил занервничавший Гэри и сделал несколько шагов вперед.

Отлично. От двери отошел.

– Я к тебе.

Пауза. Учитывая все обстоятельства, Гэри наверняка уже сообразил, что это не визит вежливости. Однако в глазах отражалась полная растерянность.

– Ко мне?..

– Я знаю, что ты совершил. Из леса все было очень хорошо видно. Неужели ты не заметил девочку? Или был настолько пьян, что дорогу не различал?

Гэри крепче прижал к себе собаку, точно ища защиты.

– Не понимаю, о чем ты. Это какая-то ошибка.

– Нет, не ошибка. Все произошло на моих глазах. Ты сбил ее, потом схватил за ноги и оттащил на обочину. Но ты ведь тоже меня заметил, разве нет? Заглянул в лес и сразу увидел меня. Однако говорить никому не стал, чтобы спасти свою шкуру.

На какую-то секунду к Гэри вернулось обычное высокомерие.

– Не понимаю, тебе-то какое дело до этой девчонки? И вообще, я не видел тебя в лесу, тебя там вообще не было. Ты лжешь.

Гэри сделал еще один шаг по направлению к темной фигуре. Вот так, правильно. Подойди поближе…

– Сейчас речь не обо мне, а о тебе. Нет никакой гарантии, что ты и дальше будешь помалкивать. Я тебе не доверяю. Когда тебя вычислят – а тебя обязательно вычислят, – ты заодно будешь топить и меня. Все узнают правду обо мне. И снова на меня посыплются несправедливые обвинения.

Видимо, Гэри почуял опасность. Его походка сделалась напряженной, осторожной, и они начали медленно двигаться по кругу, словно примеривались перед тем, как вступить в драку.

Отлично. Ну ты и дурак, Гэри, – позволил мне встать против света…

С внезапным криком Гэри отшвырнул неподвижную собаку на траву и ринулся на врага. Руки тянулись прямо к шее. Но завершить задуманное Гэри не успел. Снова блеснул нож, и лезвие вонзилось глубоко в живот.

– Эбби была моей. Моей. Она бы обязательно вернулась, мне удалось бы ее убедить. Но ты отнял у меня единственный шанс.

Выдернув нож, темная фигура вонзила его снова, на этот раз между ребер. Гэри осел, опустился на колени, потом упал на землю, вгоняя лезвие еще глубже. Его бесцеремонно подтолкнули в бок ногой, чтобы перевернуть и вытащить нож. А потом оружие спокойно и деловито вытерли о траву, чтобы не осталось следов крови.


Выскользнув через заднюю калитку, фигура зашагала по дорожке, стараясь держаться поближе к стене. Главное, чтобы никто не заметил. Машина стояла в тупике на довольно большом расстоянии от дома. Не хватало, чтобы кто-то из соседей заподозрил неладное.

И вдруг улочка перестала быть тихой. На нее стремительно влетели две машины и, визжа шинами, затормозили. Припарковались они по диагонали, надежно блокируя путь к отступлению. Из первой машины вылезли мужчина и женщина, из второй – двое офицеров полиции. Последние встали возле капота, скрестив на груди руки. Всем своим видом полицейские давали понять, что никого не пропустят мимо – ни пешехода, ни автомобилиста. Вот черт.

Зачем они здесь, догадаться нетрудно. Должно быть, узнали, что Эбби сбил Гэри. Как полиция это выяснила – другой вопрос. Главная проблема в другом – путь к машине отрезан. Быстро вернувшись в сад и перешагнув через распростертое на земле тело Гэри, темная фигура огляделась по сторонам. Бежать некуда. Сад огораживал высокий забор, перелезть через него не получится. Глаза успели привыкнуть к темноте. Оставалась последняя надежда – разглядеть еще одну, незаметную калитку. Нет, ничего.

Это ловушка.

Стоп… А это что? Падавший из кухни свет выхватил из темноты что-то металлическое… буквы… В дальнем углу сада возле забора виднелся какой-то крупный предмет.

Послышался звонок в дверь. Скоро кто-нибудь придет сюда и обнаружит тело Гэри. Стараясь двигаться одновременно и быстро, и неслышно, фигура подкралась к этому предмету и наконец сумела прочесть надпись. «Клякса». Вульгарные блестящие буквы были наклеены на очень нарядную конуру, слишком большую для такой маленькой собаки.

Крепко сжимая в руке нож, темная фигура взобралась на крышу конуры, схватилась за край забора и, пыхтя, перевалилась на другую сторону, довольно болезненно приземлившись на траву соседского сада. Но машина так и осталась в тупике. Полиция непременно найдет ее и захочет разобраться.


Глава 47 | Путь обмана | Глава 49