home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

Беспросветно-черное небо было затянуто тяжелыми грозовыми тучами, и мокрая трава, в которой, скорчившись, сидела девочка, холодила босые ноги. Но она понимала, что шевелиться нельзя. Девочка была уверена, что ее ищут и малейшее движение может выдать ее. Она старалась дышать как можно тише и подавила подступающие рыдания. Что бы ни случилось, ни звука.

Казалось, сбежать невозможно, но девочка это сделала. Сердце стучало в груди, точно тяжелый молот, однако она воспользовалась моментом, схватилась за ручку, резко открыла дверь и выскочила в темную ночь. Теперь оставалось только выйти на дорогу и найти человека, который поможет ей. И тогда все будет хорошо. Нужно только быть сильной. Главное – добраться до дома, и тогда родители защитят ее.

«Деточка, мы никому не дадим тебя в обиду. Не бойся, мы рядом, и ничего плохого с тобой не случится». Родители повторяли эти слова много раз и, похоже, сами в них поверили. Но кто мог подумать, что все так обернется?..

Нет, сейчас об этом думать нельзя. Надо сосредоточиться. В какую сторону бежать? По спине катился пот, руки и ноги покрылись гусиной кожей. Она обхватила себя руками, надеясь подавить нарастающий страх. Съежившись за изгородью, попыталась осмотреться, не поднимая головы. В обратную сторону идти нельзя – там опасность. Единственное, что приходило на ум, – бежать как можно дальше. Девочка не подумала заранее, куда пойдет, – просто со всех ног кинулась без оглядки. Но поблизости не было никакого укрытия – только изгороди да редкие деревца. Поля были пусты, не было видно даже коров.

Тишину нарушал только звук, от которого мороз бежал по коже.

– Эбби, не бойся, – произнес ласковый голос – на этот раз совсем близко. – Я тебе ничего не сделаю. И в мыслях не было тебя пугать. Эбби, ты где?

Эбби поползла вдоль колючей изгороди из боярышника, отделявшей одно поле от другого. Главное – ни звука. Внезапно голые ноги обожгла нестерпимая боль, и девочка едва сдержала крик. Она очутилась в зарослях жгучей крапивы, причинявшей невыносимые мучения. Эбби почувствовала, как распухают ноги. Ее кожа всегда плохо реагировала на крапиву. Девочка изо всех сил прижала руки к груди, стиснув зубы, чтобы не закричать, дав волю отчаянию и страху.

Морщась от боли, Эбби рискнула отползти от изгороди, чтобы было видно, куда идти. Но и луну, и звезды закрыли бегущие по небу черные тучи. По щекам потекли слезы, но даже шмыгнуть носом Эбби не осмеливалась. Просто вытерла лицо тыльной стороной руки. Она сама не знала, в какую сторону движется. Поля в Чешире похожи одно на другое. Возможно, она направляется в самое сердце графства – то есть совсем не в ту сторону. Не навстречу помощи и безопасности, а наоборот, только дальше от них.

Ну же, Эбби, сосредоточься. Подумай как следует. Оглядываясь по сторонам и боясь, что в любой момент из мрака выступит темная фигура, Эбби вздрагивала от малейшего шороха, однако заставила себя сконцентрироваться. Сдаться – проще всего. Но как раз этого нельзя делать ни в коем случае. Эбби попыталась сообразить, где находится дом, из которого она сбежала. Но она этого не знала. Когда Эбби привезли сюда, на глазах у нее была повязка.

Вдалеке виднелись огоньки. Должно быть, это деревня. Но чтобы туда попасть, придется вернуться. Нет, ни за что. Значит, нужно найти дорогу и позвать на помощь. Кого угодно.

И вдруг откуда ни возьмись в голове возникло воспоминание. Казалось, папа издалека пытается помочь ей. Звезды. Папа рассказывал Эбби про Полярную звезду и учил, как найти ее на небе. Эбби подняла глаза, надеясь, что облака хоть ненадолго разомкнутся и у нее появится какой-то ориентир. Луна так и не показалась, зато Эбби сумела разглядеть Большую Медведицу. Этого должно быть достаточно. Теперь Эбби может сообразить, в какую сторону двигаться, но мозг упорно отказывался работать. Повернувшись примерно в ту сторону, где, по ее расчетам, должна быть Полярная звезда, Эбби поняла, что сейчас она находится к востоку от деревни. Спасибо, папа.

Получается, дорога где-то справа. Папа говорил, что такие дороги называются проселочными. Если удастся туда попасть, Эбби, без сомнения, кого-нибудь встретит, и этот кто-то придет ей на выручку.

Но для этого надо каким-то образом пересечь открытые поля. В белой футболке ее сразу заметят. Эбби поспешно стащила ее через голову и принялась тереть о землю и траву. Даже если попадется коровья лепешка, ничего страшного. Главное – замаскироваться. Эбби натянула измазанную футболку и с ужасом поняла, что проделать всю операцию без шума не удалось. Мокрая трава зашуршала от звука поспешных шагов.

– Эбби, я знаю, что ты здесь. Я иду за тобой. Оставайся на месте. Я тебе ничего не сделаю. Не бойся.

На этот раз голос прозвучал совсем близко. Забыв о маскировке, Эбби кинулась наутек через просматривавшееся со всех сторон поле. Конечно, бегущую фигуру проще заметить – ну и пусть. Надо спасаться, и дорога – ее единственный шанс. Эбби не стала останавливаться и прислушиваться, проверяя, гонятся за ней или нет. Теперь у нее один путь – вперед. А звать на помощь бесполезно, все равно не услышат.

Обожженные ноги болели, Эбби задыхалась от быстрого бега, как вдруг впереди вспыхнули фары. До проселочной дороги осталось метров двести, не больше. Она все правильно рассчитала. Эбби заставила себя бежать быстрее, преодолев расстояние меньше чем за минуту, хотя, казалось, прошло много часов. И тут Эбби жалобно всхлипнула от отчаяния. От дороги ее отделяла еще одна плотная изгородь из боярышника. Плотная и сплошная.

Ну должна же здесь быть калитка! В изгородях всегда есть калитки. Поглядев сначала налево, потом направо, Эбби с ужасом обнаружила, что единственная калитка находится рядом с тем домом, а туда возвращаться нельзя – слишком опасно.

Эбби медленно развернулась, холодея от мысли, что сейчас увидит страшную темную фигуру, несущуюся через поле прямо к ней. Но, несмотря на темноту, местность просматривалась хорошо, и за Эбби точно никто не гнался. Может быть, все обошлось. Но она понимала, что слишком много знает и просто так ее не отпустят. Пожалуй, безопаснее всего будет пересидеть здесь до утра. Должно быть, родители уже места себе не находят от беспокойства.

И тут Эбби вспомнила. Сегодня вечером дома ее никто не ждал. Родители думают, что она, как и собиралась, осталась ночевать у Эмили. Они были так за нее рады, что совсем не возражали. Как можно быть такой глупой? И такой наивной?..

От жалости к себе и страха Эбби расплакалась. На дороге было тихо. С тех пор как она увидела свет фар, прошло минут десять, и за это время мимо не проехало ни одной машины. И вдруг, оглядываясь по сторонам, Эбби увидела нечто, заставившее ее приободриться. Она была так занята мыслями о погоне, что не заметила небольшого просвета в изгороди. Надо пробраться на другое поле, и, возможно, оттуда удастся выбраться на дорогу.

Следя, не подкрадываются ли к ней сзади, Эбби поползла к дыре в изгороди, в любой момент ожидая, что на нее вот-вот выскочат из темноты. Сердце стучало так громко, что казалось, его звук разносится ярдов на пятьдесят, не меньше. Наклонив голову, чтобы не было видно над изгородью, Эбби пробиралась вперед. А очутившись на той стороне, снова припустила бегом. Всхлипнув от облегчения, она заметила в дальнем углу поля калитку. Наконец-то она сможет выбраться на дорогу.

Задыхающаяся, не в силах сдержать нетерпение, Эбби перелезла через калитку и быстро зашагала вперед по проселочной дороге. Прочь от деревни. Почему-то ей казалось, что этот путь самый безопасный. По другую сторону тянулся лес. Здесь она гуляла с папой, когда была маленькая. Папа показывал Эбби колокольчики и говорил, что рвать их нельзя, можно только смотреть. Вот только ночью все выглядело по-другому, и Эбби настороженно покосилась на черную стену деревьев. Чувство облегчения, когда вдалеке раздался шум подъезжающей к деревне машины, нельзя было сравнить ни с чем. Эбби развернулась и выскочила на середину дороги, размахивая руками, как сумасшедшая. Автомобиль Эбби узнала только в последнюю минуту. В этой самой машине ее везли всего несколько часов назад. Выходит, зря она решила, что за ней больше никто не гонится. Могла бы и сама догадаться – гораздо удобнее не бегать по полям, а сходить за машиной и продолжить преследование на ней. Автомобиль с визгом затормозил на площадке для стоянки, потом хлопнула дверца… За Эбби снова бежали, но этот лес она знала хорошо. Конечно, в темноте он кажется враждебным и недобрым, но здесь у нее появится хоть какое-то преимущество.

Силы взялись неизвестно откуда. Эбби юркнула в заросли и углубилась в лес на несколько ярдов. С одной стороны, с дороги ее не видно, а с другой, если мимо поедет спасительная машина, Эбби успеет вовремя выскочить. Тропинки не было, а покрывавшие землю ветки и камешки больно кололи ноги. Можно подумать, ей ожогов от крапивы мало. Здесь было гораздо темнее, чем в полях, и, хотя глаза Эбби уже привыкли к окружающему сумраку, она едва не врезалась в черные стволы деревьев. Пришлось замедлить шаг. К сожалению, проселочная дорога тоже ничем не освещалась. Лишь время от времени из-за грозовых туч выглядывала луна, и свет ее отражался от мокрого асфальта. Если бы не эти отблески, Эбби наверняка заблудилась бы и ушла в глубь леса, потеряв из виду дорогу.

Эбби понимала, что убегает все дальше и дальше от деревни, от помощи, но другого выхода не было. Она остановилась перевести дыхание и услышала, как сзади кто-то пробирается через заросли. Папа как-то говорил, что испуганный человек летит как на крыльях, и Эбби впервые поняла, что это значит. Единственное, что она слышала, – собственное хриплое дыхание, шумевшее в ушах. Далеко ли погоня, Эбби не знала.

На секунду задержав дыхание, она прислушалась. Тишина. Эбби понимала, что стоит шевельнуться, и она сразу выдаст себя. Поэтому выжидала, стараясь дышать как можно тише. Она была уверена, что вот-вот раздастся зловещий голос, полный притворной ласки, зовущий ее по имени… Но Эбби услышала нечто гораздо более приятное. От дороги доносился рев мощного двигателя.

Эбби рванулась к краю леса, готовая, если понадобится, метнуться прямо под колеса. Она выпрыгнула на дорогу, но опоздала на какую-то долю секунды. Водитель несся с такой скоростью, словно за ним самим гнались. Эбби отчаянно замахала руками вслед удаляющейся машине, но человек за рулем явно не заметил ее. Эбби не смогла сдержаться и взвыла от досады. Все, теперь она выдала себя. Она снова кинулась в лес и побежала вперед, не останавливаясь и не оглядываясь.

И вдруг темное грозовое небо озарил странный свет, и его источник приближался. Эбби сразу поняла, что это – фары машины, подсвечивающие деревья вдоль дороги. Слава богу, подумала Эбби. На этот раз она сделает все правильно. Спрячется возле самой обочины и будет сидеть в укрытии до самого последнего момента, а когда тянуть станет больше нельзя, выскочит. Рисковать нельзя – может быть, эта машина тоже не остановится.

И тут Эбби услышала голос:

– Эбби, Эбби, не убегай. Я тебе ничего не сделаю. Эбби, стой.

Буквально в паре шагов от нее.

Вот из-за поворота показалась машина. Эбби ждала сколько могла, а потом стремительно рванулась к дороге.


Глава 3 | Путь обмана | Глава 5