home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава X

Жертва Розы

На другой день на острове Кэмпбеллов действительно царило безудержное веселье, как и предсказывал Чарли. Роза принимала во всех забавах активное участие. Она хотела насладиться каждой крупицей радости. Завтрак прошел очень весело, за ним последовала необыкновенно удачная рыбная ловля. Потом явились омары в полном составе, так как и тетушка Джесси нарядилась в красную фланель. Дядя Алек, очень искусный пловец, делал в воде разного рода штуки, и мальчики старались подражать его силе и ловкости. Все ныряли и резвились на разные манеры, желая отличиться. Роза много плавала, и не на мелководье, а там, где она даже не доставала ногами до дна. Дядя, конечно же, был рядом. Он подстраховывал девочку, чтобы тут же прийти ей на помощь, если это потребуется. Тетушка Джесси спокойно плескалась у берега вместе с Джеми, который был похож на маленького китенка рядом с заботливой матерью. Мальчики же плавали наперегонки, ныряли и вытворяли забавные фортели. Они очень походили на стаю сумасбродных фламинго или на компанию танцоров из «Приключений Алисы в Стране чудес».

Только желание отведать рыбацкой похлебки заставило их прекратить возню и вызвало из моря. Это чтимое с древних времен кушанье требовало совместных усилий нескольких пар крепких рук и лучших умов, и потому «дети воды» вышли на берег и принялись за стряпню.

Нечего и говорить о том, что, когда похлебка была приготовлена, она оказалась самым замечательным блюдом, которое когда-либо подавалось к столу. Кроме того, ее было съедено такое количество, что это изумило бы весь мир, но так и осталось бы тайной, каким образом все это можно съесть за один раз. После этого героического деяния его участникам полагался отдых; все прилегли – кто в палатках, кто под открытым небом. Утомленные мальчики сейчас же задремали, как воины после битвы.

Взрослые еще продолжали отдыхать, когда молодежь, освежившись коротким сном, уже была готова к новым подвигам. Движимые вдохновением, мальчики отправились в пещеру и нашли там пучки стрел, старые сабли, булавы и другие реликвии неизвестного назначения. Роза сидела на большом камне. Рядом с ней примостился Джеми. Он гордо объяснял девочке, зачем нужны те или иные непонятные предметы, и сообщал другие важные сведения. Роза с вниманием смотрела, как братья увлеченно разыгрывают перед ней исторические сценки.

При этом мальчики старались соблюсти все реалии прошлых эпох. Капитан Кук был убит туземцами самым ужасным образом. Капитан Кидд темной ночью тайно зарыл в землю котел, наполненный драгоценностями, и застрелил двух несчастных, которые случайно узнали об этом. Синдбад-мореход пережил множество захватывающих приключений. И, наконец, бесчисленные кораблекрушения усеяли берег обломками. Представление это показалось Розе самым великолепным спектаклем, который она когда-либо видела. Когда же в заключение островитянами Фиджи ей был показан необыкновенный балет, сопровождаемый варварскими криками, она просто не находила слов, чтобы выразить свое восхищение.

Еще было купание при закате солнца, а потом вся компания наблюдала, как сияющие огоньками пароходы уходили в открытое море, а маленькие лодки возвращались в гавань. Так прошел еще один веселый день в лагере. Все рано отправились спать, чтобы набраться сил к празднеству, которое предстояло завтра.

– Арчи, я слышала, что дядя велел вам завтра утром отправиться домой за молоком и за чем-то еще? – спросила Роза шепотом, когда перед сном прощалась с двоюродными братьями.

– Да, а что?

– Пожалуйста, возьмите меня с собой; мне надо устроить одно очень важное дело. Знаете, я так скоро собралась ехать сюда…

– Я согласен и думаю, что Чарли тоже не будет противиться этому.

– Благодарю вас. Пожалуйста, завтра поддержите мою просьбу, а до тех пор никому ничего не говорите, кроме Чарли. Обещаете? – спросила Роза так убедительно, что Арчи принял картинную позу и произнес драматично:

– Клянусь светом луны!

– Тише. Теперь все устроено.

И Роза, весьма довольная результатами переговоров, ушла.

– Какое странное маленькое создание, не правда ли, Принц?

– Скажи лучше, прелестное создание, я просто очарован ею.

Чуткое ухо Розы расслышало оба эти замечания, и она удалилась в свою палатку, говоря про себя:

ет завтра.

На следующее утро Арчи, как и обещал, поддержал просьбу кузины. Мальчики должны были сейчас же вернуться назад, и Роза была отпущена с ними. Они отправились в путь, и девочка с задумчивым видом махала платком островитянам; геройский дух овладел ею, а самопожертвование готово было проявиться новым и очень трогательным образом.

Мальчики отправились за молоком, а Роза пошла искать Фиби. Она велела подруге сейчас же оставить посуду, надеть шляпу и отвезти записку дяде Алеку. В записке Роза объясняла мотивы своего таинственного поступка. Фиби послушно собралась, а Роза проводила ее до лодки и сказала мальчикам, что она еще не готова ехать. Пусть отправляются без нее, а когда она завершит все свои дела, то вывесит белый флажок на своем балконе. Тогда мальчики смогут за ней приехать.

– Не понимаю, почему бы вам не вернуться сейчас, с нами? Что случилось, мисс? Дядя, наверное, будет недоволен, – протестовал Чарли.

– Делайте то, что я вам говорю, маленькие мальчики. Дядя все поймет и объяснит вам. Будьте такими же послушными, как Фиби, и не спрашивайте меня ни о чем. У меня так же, как и у других, могут быть свои тайны.

И она удалилась гордо и независимо, что произвело сильное впечатление на ее друзей.

– Это, видно, какой-то заговор между Розой и дядей. Что ж, не будем им мешать! Все готово, Фиби? Греби, Принц.

И мальчики отправились на остров, где были встречены с удивлением. Записка, которую привезла Фиби, заключала в себе следующее:


«Дорогой дядя!

Я буду исполнять сегодня обязанности Фиби, а она пусть повеселится. Пожалуйста, не обращайте внимания на то, что она будет говорить, а оставьте на острове. Скажите мальчикам, чтобы сделали мне приятное и были очень ласковы с ней. Не думайте, что мне было легко на это решиться. Нет, мне очень тяжело отказаться от такого приятного дня, как сегодня, но я такая эгоистка, пользуюсь всеми благами жизни, а Фиби – нет, потому-то мне и хочется принести эту жертву. Будьте добры, позвольте мне это сделать; не смейтесь надо мною; я вовсе не желаю, чтобы меня хвалили, но, честное слово, мне очень хочется это сделать.

Шлю всем сердечный привет.

Роза».

– Господи! Как же великодушна наша девочка! Съездить нам за ней, Джесси, или оставить ее, и пусть делает, что хочет? – спросил доктор Алек, когда первая минута изумления прошла.

– Оставь все как есть и не мешай ей принести жертву. Она сама решилась на это, и самый лучший способ, каким мы можем выразить уважение к ее победе над собой, – это доставить Фиби сегодня как можно больше радости. Я уверена, девочка вполне заслужила это.

И миссис Джесси со значением кивнула мальчикам. Те сразу поняли, что они должны скрыть свое неудовольствие и сделать все возможное, чтобы угодить гостье Розы.

Сложнее пришлось с Фиби, ее еле удержали. Она непременно хотела сейчас же отправиться домой, уверяя, что не может веселиться без Розы.

– Она не выдержит целый день и приедет к обеду, я готов держать пари на что хотите, – сказал Чарли.

Все были расположены поверить ему. Братья смирились с исчезновением своей королевы и утешились надеждой, что отсутствие ее будет непродолжительным.

Но час проходил за часом, а на балконе условленный знак не показывался. Фиби напряженно следила за домом. Не одна пара глаз из-под белокурых волос и круглых шляп с надеждой глядела на проплывающие мимо лодки. Но напрасно: в них не было долгожданной беглянки. Солнце стало садиться, освещая облака чудным светом, а Роза так и не появилась.

– Я, в самом деле, никак не ожидал этого от малышки. Я думал, что это ее сентиментальность, но вижу, что девочка обдумала все серьезно и хочет, чтобы жертва была настоящей. Милое мое дитя, я постараюсь вознаградить ее за этот поступок тысячу раз. Я буду просить у нее прощения за то, что считал это просто капризом и желанием произвести эффект, – говорил с раскаянием доктор Алек. И глаза его обращались в ту сторону, где он как будто бы видел в саду трогательное существо, которое накануне ночью сидело вот здесь, на бочонке, обдумывая свои маленькие планы, которые стоили ей дороже, чем можно было вообразить.

– Но все-таки она увидит фейерверк, если только не вздумает спрятаться в какой-нибудь чулан, – заметил Арчи, оскорбленный неблагодарностью Розы.

– Она отлично увидит маленький фейерверк, но не увидит большого, на холмах, если только папа не забыл про него, – прибавил Стив, перебивая рассказ Мэка о празднествах древних.

– Для меня было бы гораздо приятнее увидеть ее, чем наслаждаться самым лучшим фейерверком, – сказала Фиби.

Она всерьез подумывала о побеге с острова. Например, можно было бы остановить проплывающую мимо лодку и попросить рыбаков довезти ее до берега.

– Предоставим делам идти своим чередом; если Роза устоит против нашего блестящего приглашения, то будет настоящей героиней, – вздохнул доктор Алек, надеясь в душе, что племянница не устоит.

Между тем Роза трудилась целый день; она помогала Дэбби, прислуживала тетушке Спокойствие и твердо противилась желанию тетушки Изобилие отослать ее обратно на счастливый остров. Нелегко ей было утром переселиться из фантастического мира, украшенного флагами и пушками; мира, полного всевозможных забав и затей, где наслаждались своими каникулами ее братья, и начать мыть посуду, слушать воркотню Дэбби и жалобы тетушек. Тяжело ей было видеть, как уходит день, и думать о том, как чудесно его провели там, на острове. Ей стоило всего лишь сказать одно слово, и она очутилась бы там, куда стремилась всем сердцем.

Но главным испытанием стал вечер, когда тетушка Спокойствие заснула, тетушка Изобилие беседовала с кем-то в гостиной, а Дэбби расположилась на крыльце смотреть фейерверк. Маленькой служанке не оставалось ничего другого, как только со своего балкона наблюдать за веселыми ракетами, поднимавшимися с острова, с холма и из города. Играла музыка, и лодки с радостными людьми плыли по заливу, освещенные мерцающим светом фейерверков. Надо сознаться, что одна или две слезинки все же покатились из голубых глаз. В яркой вспышке фейерверка Розе даже представилось на минуту, что она видит на острове палатки, кудрявые головы мальчиков, бегающих взад и вперед; и настурция, росшая подле, слышала шепот:

– Я надеюсь, что кто-нибудь там вспомнит, что меня нет с ними.

Слезы исчезли, и Роза продолжала любоваться фейерверком и даже улыбнулась, подумав о том, как много нужно было трудиться, чтобы устроить такой прекрасный праздник, когда дядя Мэк подошел к ней и сказал поспешно:

– Здравствуй, милое дитя, надень-ка что-нибудь теплое и скорей пойдем со мной. Я хотел было позвать Фиби, но тетушка сказала мне, что ее нет, потому я пришел за тобой. Фун ждет меня внизу в лодке. Мне хочется, чтобы ты поехала посмотреть мой фейерверк. Я ведь приготовил его только для тебя и буду в отчаянии, если ты все пропустишь.

– Но, дядя, – начала Роза, чувствуя, что она должна отказаться, может быть, даже и от этого.

– Знаю, моя дорогая, знаю. Тетушка все рассказала мне; теперь ты свободна, все дела на сегодня закончились, и я настаиваю на том, чтобы ты пошла со мной, – упорствовал дядя Мэк, который, казалось, хотел отправиться в путь как можно скорей.

Придя на берег, Роза увидела маленького китайца, сидящего в лодке, украшенной хорошенькими фонариками. Фун помог девочке войти в лодку и весело смеялся, стараясь объяснить на ломаном английском языке, что очень рад видеть ее. Часы в городке пробили девять, когда их лодочка вошла в залив, и фейерверк на острове, казалось, уже закончился. Ни одна ракета не взвилась оттуда в ответ на последнюю «римскую свечу», осветившую холм.

– Наши, кажется, уже отстрелялись, но в городе фейерверк еще продолжается. Как это красиво, – сказала Роза, зябко кутаясь в свою тальму[12] и задумчиво любуясь картиной ночного залива, расцвеченного огнями фейерверка.

– Надеюсь, что мои мальчики не беспокоятся по поводу того, что я задержался, – проговорил дядя Мэк и прибавил весело, показывая на загорающуюся звездочку. – Нет-нет, вот начинается, посмотри, Роза. Как тебе нравится? Я велел это приготовить именно в твою честь.

Роза зачарованно смотрела, как звездочка, постепенно увеличиваясь, превратилась в золотую вазу, потом из нее начали показываться зеленые листья, а затем и яркий цветок.

– Это роза, дядя? – спросила она, всплеснув руками от восторга.

– Разумеется. Смотри, что будет еще, – дядя Мэк, как мальчик, радовался своему успеху.

Вокруг вазы образовалось что-то вроде пунцового венка. Роза внимательно смотрела. Она уже стояла в лодке, опираясь на плечо дяди, и, наконец, закричала в волнении:

– Это чертополох, дядя? Шотландский чертополох! Но я вижу семь цветков… Каждому из мальчиков! Ах, как это чудесно!

Девочка долго смеялась и смотрела не отрываясь, пока не погас последний огонек.

– Да, в самом деле, все удалось отлично. Я очень доволен, – улыбнулся счастливо дядя Мэк. – Тебя отвезти на остров? Или ты хочешь домой, мое милое дитя?

Он говорил таким ласковым тоном, что Роза поцеловала его.

– Домой, дядя, пожалуйста. Я вам очень благодарна за фейерверк, который вы устроили для меня. Я так рада, что видела его, и теперь буду долго вспоминать, как это было чудесно!

Девочка произнесла это очень решительно, но дядя Мэк заметил, какой задумчивый взгляд она бросила при этом на остров, который теперь был так близко, что оттуда до них доносился запах пороха и видны были силуэты людей.

Но они все же приехали домой, и Роза заснула, говоря сама себе: «Моя жертва была труднее, чем я воображала, но я очень довольна, что принесла ее. Я не желаю другой награды и хочу только одного: пусть это доставит удовольствие Фиби».


Глава IX Тайна Фиби | Юность Розы (сборник) | Глава XI Бедный Мэк