home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XII

Другие мальчики

Роза всем рассказала о том, что произошло, и окружающие вели себя так, чтобы не взволновать мальчика. Разговор с доктором мало утешил Мэка, но надежда, что со временем он будет в состоянии заниматься, придала ему сил, чтобы пережить угрозу слепоты. Привыкнув к этой мысли, он стал вести себя так хорошо, что все только удивлялись: никто не предполагал в тихом Черве столько мужества.

Мальчики были глубоко тронуты несчастьем, которое нависло над головой их брата, и тем, как стойко он переносил его. Они были очень добры к Мэку, но вот благоразумия в попытках занять или развеселить его им хватало не всегда, и Роза часто находила его встревоженным после посещения клана.

Девочка все еще продолжала занимать место главной сиделки и чтицы. Ее кузены тоже изо всех сил старались быть полезными, но не знали, как к этому подступиться. Иногдк полюбил девочку за то, что она так ласково с ним обращается. Но они не могли не сознавать, как полезна кузина и что она одна осталась верна Мэку до конца, – факт, который возбуждал угрызения совести в некоторых из братьев.

Роза чувствовала, что в этой комнате она – самая главная персона. Тетушка Джесси полностью доверяла племяннице. Она знала, что Роза приобрела большой опыт в деле ухода за больными, когда была заботливой сиделкой для своего страдальца отца. Мэк скоро убедился в том, что никто лучше Розы не может ухаживать за ним. Девочка же нежно полюбила своего пациента, хотя прежде он был для нее самым непривлекательным из всех кузенов.

Мэк был не так вежлив и внимателен, как Арчи, не так весел и красив, как Принц Чарли, не так изящен и обходителен, как Стив, не так забавен, как Птенцы, не так доверчив и ласков, как маленький Джеми. Он был неловкий, рассеянный, не очень вежливый, даже иногда дерзкий мальчик – одним словом, он не мог нравиться девочке с таким изысканным вкусом.

Но, когда Мэка посетило несчастье, Роза открыла в нем много хороших качеств. Она почувствовала не только симпатию, но еще и уважение, и любовь к бедному Червю. Мэк старался быть терпеливым и веселым, и никто, кроме маленькой сиделки, которая видела его в самые мрачные минуты, не мог себе представить, чего мальчику это стоило. Розе стало казаться, что братья не понимают Мэка, а в скором времени ей представился случай высказать свое мнение на этот счет, что произвело глубокое впечатление на кузенов.

Каникулы подходили к концу, начинался новый учебный год, но Мэк должен был отказаться от школьной жизни, которая ему так нравилась. Одна эта мысль приводила его в уныние, и братья изо всех сил старались развеселить его. В один прекрасный вечер они сговорились и решили порадовать Мэка. Джеми притащил корзинку, полную ежевики, которую он «собрал сам, без чьей-либо помощи» (об этом красноречиво свидетельствовали поцарапанные пальцы и испачканные губы). Уилл и Джорджи привели в комнату Мэка своих щенят, трое старших прибежали, чтобы поговорить о бейсболе, крикете и других интересных занятиях, которые особенно остро напоминали больному о его потере.

Розы не было дома. Дядя Алек настоял на том, чтобы она поехала с ним кататься, так как постоянное пребывание в душной комнате, и к тому же еще и темной, было вредно для ее здоровья. Роза подчинилась, но мысленно постоянно была с Мэком и, вернувшись домой, тотчас же побежала к нему.

Несмотря на благие намерения, мальчики принесли больше вреда, чем пользы, и зрелище, которое предстало глазам Розы, было ужасно. В комнате царил хаос.

Щенки лаяли, Птенцы и Джеми прыгали, а старшие говорили одновременно, перекрикивая друг друга. Шторы были подняты, комнату заливал яркий свет, а ягоды рассыпались по полу. Повязка Мэка сползла; сам он был раздражен: щеки горели, а голос звучал все громче, когда он спорил с братом о каких-то книгах, которые не мог прочитать без посторонней помощи.

Роза, считавшая себя полной хозяйкой в этой комнате, принялась распоряжаться с такой энергией, какой мальчики даже представить себе не могли. Прежде они не видели, чтобы кузина выходила из себя, и потому эффект был впечатляющий. Роза прогнала их всех. В эту минуту она была похожа на наседку, защищающую своих цыплят. Ребята ушли послушно, как кроткие овечки. Младшие сейчас же убежали из дома, а трое старших затаились в соседней комнате. Они надеялись улучить момент и попросить прощения у раздраженной молодой особы, которая с быстротой молнии принялась ликвидировать последствия их визита.

Оставшись одни, мальчики наблюдали за Розой сквозь приоткрытую дверь. Они коротко и шепотом обсудили все, что произошло. Братьев мучили угрызения совести: они поняли, что, не желая того, причинили больному вред.

– Она убрала все в одну минуту! Вот это была глупость, что мы притащили туда собак и подняли такой шум, – заметил Стив после долгого молчания.

– Бедный Червь ворчит так, будто она его терзает, а не возится с ним, как с котенком. Какой он, однако, сердитый! – прибавил Чарли, прислушиваясь к тому, как Мэк жалуется на сильную головную боль.

– Роза успокоит его; но как это с нашей стороны нехорошо, что мы взбудоражили Мэка, а теперь оставили ее там одну. Я бы охотно помог, да не знаю как, – Арчи был очень расстроен и не мог простить себе невольной бестактности.

– Я бы тоже! Как странно, что женщины имеют какой-то необыкновенный талант ухаживать за больными, – и Чарли задумался над этим фактом.

– Она была всегда очень ласкова с Мэком, – начал Стив, будто бы упрекая самого себя.

– Ласковее, чем его брат, да, – перебил его Арчи, который находил утешение в возможности бранить других.

– Не надо меня упрекать! Ни один из вас не сделал для Мэка ничего хорошего, хотя могли бы. Он вас любит больше, чем меня. Я всегда раздражаю его, разве это моя вина? – проговорил Стив в свое оправдание.

– Все мы эгоисты и совсем не заботились о нем. Нечего теперь ссориться, надо постараться быть лучше, – заключил Арчи, великодушно принимая на себя общую вину.

– Роза просто замечательно ухаживает за Мэком, и нет ничего удивительного в том, что ему нравится общество кузины. Будь я на месте Мэка, тоже предпочел бы видеть рядом Розу, – заметил Чарли, чувствуя, что недооценивал девочку.

– Вот что я вам скажу, ребята, мы совсем не так относились к кузине, как следовало бы, и теперь должны исправить это, – отозвался Арчи, который имел очень строгие представления об уплате долгов, тем более в отношении девочки.

– Мне очень жаль, что я смеялся над ее куклой, которую нашел Джеми. И назвал Розу малышкой, когда она плакала над мертвым котенком, – признался Стив, откровенно сознаваясь в своих ошибках и всем сердцем желая загладить их. – Девочки иногда бывают такими смешными!

– Я на коленях буду просить у Розы прощения за то, что обращался с ней как с ребенком. А это очень сердило кузину, ведь, подумайте, она только двумя годами моложе меня. Но она такая маленькая и хорошенькая, что кажется настоящей куклой! – и Принц посмотрел с высоты своего роста так, как будто Роза действительно была совсем крошкой.

– У этой куклы прекрасное сердце и светлый ум. Мэк говорил, что часто она многое понимает быстрее, нежели он. А мама сказала, что она замечательная девочка, хотя и не сама сказала это! – Стив разгорячился, как молодой петух.

– Успокойся, сын мой, от этого не будет никакого толку. Разумеется, все любят вождя клана больше, но так и должно быть. Я сверну голову любому, кто не разделяет этого убеждения. Успокойся, Франт, и посмотри на себя, прежде чем выговаривать другим.

Принц проговорил все это с большим достоинством и благодушием. Арчи, казалось, был очень доволен лестным мнением своих подданных, а Стив чувствовал, что он, как и братья, исполнил свой долг.

Потом последовала пауза, во время которой тетя Джейн вошла в соседнюю комнату, неся большой чайный поднос, и принялась готовить чай для своего больного птенца – обязанность, которую она не уступала никому.


– Если у тебя есть свободная минута, не сошьешь ли ты, милое дитя, новую повязку для Мэка? Эта вся в пятнах от ягод, а завтра он, может быть, пойдет гулять, если будет пасмурно, – сказала миссис Джейн.

– Да, тетя, – ответила Роза мягко, и мальчики едва могли поверить, что это был тот самый голос, который так недавно произнес грозное приказание: «Вон из этой комнаты, все до единого!» Не успели они опомниться, как Роза быстро прошла мимо них в зал, села к рабочему столу и принялась шить, не сказав им ни слова. Смешно было смотреть, как три мальчика робко поглядывали на маленькую кузину, погруженную в работу. Они хотели попросить прощения, но не знали, как начать. Роза же смотрела на братьев с таким достоинством, что было очевидно: она не намерена первой начинать разговор. Пауза становилась уже неловкой, когда Чарли тихо подошел к Розе, опустился на колени и, ударив себя в грудь, произнес прерывающимся голосом:

– Прошу вас, простите меня на сей раз, и я никогда больше не буду так поступать.

Девочке нелегко было оставаться серьезной, но она торжественно произнесла:

– Вы должны просить прощения у Мэка, а не у меня; вы не мне, а ему причинили вред ярким светом, шумом, свистом и спорами о таких вещах, которые его раздражают.

– Вы в самом деле думаете, что мы причинили ему вред, кузина? – спросил Арчи, в тревоге глядя на нее.

– Да, я так и думаю, потому что у Мэка началась головная боль и глаза покраснели, как эта фланель, – ответила Роза мрачно, втыкая иголку в пурпурную подушку-игольницу.

Стив рвал на себе волосы, говоря метафорическим языком, на самом же деле только растрепал свою прическу, которой очень дорожил. Чарли лежал на полу и умолял, чтобы его казнили. Арчи, который чувствовал себя худшим из всех, не говорил ничего. Он только пробормотал, что будет читать Мэку до тех пор, пока его собственные глаза не станут краснее игольницы.

Роза была довольна тем, что ее поведение заставило мальчиков прочувствовать свою вину. И она решила, что можно, наконец, дать им маленькую надежду на прощение. Ей было смешно смотреть на распростертого на полу Принца, но хотелось помучить еще. Он оскорблял ее чаще, чем сам это воображал. Слегка стукнув Принца наперстком по голове, Роза сказала тоном, в котором слышалось сознание своего превосходства:

– Не дурачьтесь, встаньте, и я скажу вам, что вы должны делать, вместо того чтобы валяться на полу.

Чарли покорно поднялся с пола и уселся на скамейку у ее ног. Двое других провинившихся придвинулись ближе, чтобы не пропустить ни одного слова. Смягченная такой покорностью, Роза заговорила с материнскими интонациями.

– Если вы и в самом деле хотите быть полезными Мэку, то вот что вы должны делать: не говорите с ним о том, что он делать не может, не упоминайте об этих глупых играх в мяч. Ведь это Мэка только раздражает. Лучше рассказывайте ему о школе, достаньте какие-нибудь интересные книги, читайте их ему и предложите помочь заниматься, но только немного. Это вы можете сделать лучше меня. Я не знаю ни греческого языка, ни латыни, ни других головоломных вещей.

– Да, это правда. Но вы доказали, что намного способнее нас во всех отношениях, – Арчи одобрительно взглянул на Розу, что было ей очень приятно.

Но она не могла удержаться, чтобы не сделать Чарли еще одного замечания. Покачивая головой и кусая один из своих локонов, чтобы скрыть улыбку, она произнесла:

– Я очень рада, что вы так думаете, хотя я – всего лишь «смешной цыпленок».

Услышав эти слова, Принц от стыда закрыл лицо руками. Стив же гордо поднял голову, зная, что это замечание относится не к нему. Арчи засмеялся, а Роза, заметив взгляд веселых голубых глаз, которые смотрели на нее сквозь загорелые пальцы, дружески ущипнула Чарли за ухо, заменяя этим оливковую ветвь – знак примирения.

– Теперь мы все будем умнее и станем придумывать разные планы, чтобы утешить бедного Мэка, – сказала она и улыбнулась так приветливо, что мальчикам показалось, будто солнце выглянуло из-за тучи и яркий свет озарил их. Буря прошла и освежила воздух, и за нею последовала удивительная небесная тишина. Мальчики строили самые разнообразные планы и выдвигали удивительные предложения, так как все сгорали от желания принести жертву на алтарь бедного Мэка, а Роза служила им путеводной звездой, которой они поклонялись.

Естественно, такое восхитительное положение вещей не могло продолжаться долго, но в этот момент все было прекрасно. У братьев было хорошо на душе даже тогда, когда жар энтузиазма немного остыл.

– Вот, повязка для завтрашней прогулки готова. Я надеюсь, что будет пасмурно, – сказала Роза, закончив свою работу, за которой мальчики следили с большим вниманием.

– Я думал, что завтра будет ясный день. Но, пожалуй, попрошу клерка из канцелярии погоды переменить планы. Он очень обязательный господин и непременно сделает все от него зависящее, можете быть покойны, – заявил Чарли, к которому уже вернулось его обычное расположение духа.

– Вам хорошо шутить, а что бы вы сказали, если бы вам пришлось неделями носить такую повязку.

И Роза приложила к его глазам повязку, так как он все еще сидел у ее ног.

– Ужасно! Снимите, снимите! Я не удивляюсь, что у бедного мальчика начались приступы раздражения от этой штуки, – и Чарли с таким ужасом принялся срывать с себя это орудие пытки, что Роза поспешила снять повязку и пошла попрощаться с Мэком.

– Я провожу Розу до дому. Становится темно, а она у нас немного пуглива, – сказал Арчи, забыв, как он прежде смеялся над этой слабостью кузины.

– Я думаю, что это я должен пойти, она же ухаживает за моим братом, – возразил Стив, настаивая на своих правах.

– Пойдемте все, это ей понравится, – предложил Чарли, вдруг почувствовав прилив вежливости.

– Пойдемте! – три голоса прозвучали как один.

И пошли, к великому удивлению и тайному удовольствию Розы, хотя собственно рядом с ней шел один Арчи, а двое других все время прыгали через изгороди и бегали взапуски.

Подойдя к дому, они дружески пожали друг другу руки, поклонились вежливо и с достоинством и удалились. Роза посмотрела им вслед и сказала сама себе с девичьей гордостью:

– Мне бы хотелось, чтобы со мной всегда так обращались.


Глава XI Бедный Мэк | Юность Розы (сборник) | Глава XIII Уютный уголок