home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XIII

Уютный уголок

Каникулы закончились. Братья отправились в школу, а бедный Мэк остался дома один. Он уже не сидел в темной комнате. Мальчик носил теперь синие очки. Может быть, поэтому все представлялось ему в столь мрачном свете. Но другого и не следовало ожидать: ведь Мэк ничего не мог делать, только лишь развлекаться, не утруждая глаз.

Тот, кто когда-либо был приговорен к подобному испытанию, понимает, как это тоскливо. Можно легко представить себе состояние духа Мэка, когда он как-то сказал Розе в полном отчаянии:

– Послушайте, если вы не придумаете для меня какого-нибудь занятия или развлечения, я лишу себя жизни. И это так же верно, как и то, что я здесь стою.

Роза побежала к дяде Алеку за советом, и он предложил больному и его сиделке на месяц отправиться в горы. Тетушка Джесси и Джеми должны были сопровождать их. Поуки и ее мать тоже присоединились к компании.

И в одно прекрасное сентябрьское утро шесть на вид очень счастливых личностей сели в вагон, чтобы отправиться на экстренном поезде в Портленд. Две улыбающиеся мамаши были нагружены корзинами с завтраком и теплыми вещами. Хорошенькая девушка держала на коленях сумку с книгами. Высокий юноша надвинул на глаза шляпу, а двое маленьких детей сидели, болтая коротенькими ножками. Их румяные личики сияли от восторга, ведь они отправлялись в настоящее путешествие.

Чудесный закат солнца приветствовал их, когда, пропутешествовав целый день, они подъехали к большой ферме. Тут они увидели беленького жеребенка, рыжую корову, двух кошек, четырех котят, множество кур и целую дюжину людей всех возрастов. Люди приветливо кланялись и улыбались путешественникам, а симпатичная старая леди перецеловала их всех по очереди и сказала от души:

– Как я рада всех вас видеть! Входите и отдохните, ведь вы, верно, устали. Чай будет готов через минуту. Лиззи, проводи гостей наверх! Китти, беги, помоги отцу принести багаж! А мы с Дженни приготовим чай. Господи помилуй! Эти крошки хотят идти сами!

Три хорошенькие девушки разбежались в разные стороны, а приезжие тотчас почувствовали себя как дома, потому что хозяева были гостеприимны и внимательны. Тетя Джесси пришла в восторг от ковров ручной работы и от старинной мебели. Роза не отходила от окна, из которого открывался прекрасный вид, малыши сразу познакомились с детьми, и те, как настоящие хозяева, забавляли их, позволяя играть с цыплятами и котятами.

Звук рога позвал всех к ужину, и большое общество – хозяева, шестеро их детей и Кэмпбеллы – собралось в большой столовой. Все проголодались и в отличном расположении духа приступили к ужину. Не было никакой возможности оставаться молчаливым и мрачным, до того заразительна и естественна была веселость семейства Аткинсон.

Матушка Аткинсон, как все звали хозяйку, была самым жизнерадостным и самым деятельным человеком в семье. Она поминутно вскакивала, чтобы присмотреть за детьми, принести какое-нибудь новое кушанье или выгнать животных, которые тоже отличались необыкновенно общительным характером.

Жеребенок вошел в комнату, чтобы попросить сахару. Кошки всем по очереди усаживались на колени и с любопытством заглядывали в тарелки. Пестрые куры подбирали крошки, падавшие на пол, и дополняли своим кудахтаньем общий разговор.

После чая все пошли любоваться закатом солнца и наслаждались этим зрелищем до тех пор, пока не погасли последние лучи. Тут появились комары. Они, как маленькие трубачи, звонко затрубили в свои трубы, и это послужило сигналом к отступлению. Не успели гости войти в дом, как услышали звуки органа. Отец Аткинсон играл чудесную мелодию на инструменте, который был сделан им самим. Все дети собрались вокруг него и под руководством старших сестер очень мило пели до тех пор, пока маленькая Поуки не заснула, а Джеми не стал немилосердно зевать в самой середине своей любимой песни:

Воркуй, – сказал маленький голубок.

Воркуй, – ответила голубка.

Затем утомленные путешественники отправились спать и заснули как убитые на матрацах, набитых заботливыми руками самой матушки Аткинсон. Казалось, будто она подсыпала в матрацы немного сонного зелья, так глубок и сладок был их сон.

На следующее утро началась веселая жизнь на свежем воздухе, которая творит чудеса с усталыми умами и слабыми телами. Погода стояла великолепная. Чудный горный воздух живительно подействовал на детей, и они резвились, как ягнята. Старшие улыбались друг другу и говорили: «Как здесь хорошо, не правда ли?»

Даже осторожный Мэк перепрыгнул через изгородь, как будто он никак не мог от этого удержаться, и, когда Роза догнала кузена, подавая ему широкополую шляпу, он предложил пойти в лес за ягодами.

Джеми и Поуки были сейчас же зачислены в легкую пехоту по-настоящему превосходной армии, состоявшей из одних офицеров. У каждого на голове красовалась треугольная шляпа, а на боку висела шпага. Малыши размахивали знаменами и били в барабаны. Самый серьезный человек не удержался бы от улыбки, глядя, как этот щегольской полк выступал со двора.

Предводительствовал капитан Фред Дав, серьезный большеголовый мальчик лет одиннадцати. Приказания свои он отдавал с важностью генерала; и его потешный полк с энтузиазмом подчинялся приказам. Лейтенант Джек Дав благосклонно принял пополнение, равно как и барабанщик Фрэнк, исполнявший в доме обязанности посыльного. Джеми и прежде умел маршировать, а потому был сразу произведен в полковники. Что же касается Поуки, то она вызвала взрывы хохота и рукоплесканий со стороны зрителей. Треугольная шляпа совсем закрыла один глаз, знамя лежало на плече, а деревянная шпага была нацелена в небо. Лицо малышки сияло, волосы были растрепаны, и она делала неимоверные усилия, перебирая толстенькими ножками, чтобы не отстать от других.

Мэк и Роза собирали ежевику в кустах около дороги, когда солдаты прошли мимо, не заметив их, и ребята сделались свидетелями очень милой комической сцены. Чуть дальше располагалось семейное кладбище. Когда армия приблизилась к нему, капитан Фред Дав приказал своему войску остановиться и объяснил этот приказ следующими словами:

– Вот – кладбище. Мы перестанем бить в барабаны и опустим знамена, когда будем проходить мимо. Я думаю, нам всем даже надо будет снять шляпы. Это – почтительно и правильно.

– Как это хорошо с их стороны, – шепнула Роза, когда маленькое войско замедлило шаг, звуки барабанов смолкли, знамена и шпаги были опущены, все головы обнажились и детские лица вдруг сделались серьезны, как будто по ним пробежала тень.

– Пойдемте за ними, посмотрим, что они будут дальше делать, – предложил Мэк, которому уже наскучило есть ягоды.

Роза и Мэк отправились вслед за армией. Когда войско миновало кладбище, снова забили барабаны и знамена стали развеваться в воздухе. Дети шли по направлению к старой церкви, которая стояла на перекрестке двух дорог. Вдруг послышалось пение. Роза и Мэк прибавили шагу и стали свидетелями еще одной замечательной сцены.

Капитан Дав устроил себе кафедру на бревне, лежавшем на лугу, около дороги, и серьезно поглядывал на войско, которое, сняв оружие, уселось на траву и пело воскресные гимны.

– Помолимся, – сказал капитан Дав с благоговейным видом капеллана армии и, сложив руки, начал шептать молитву. Прекрасную коротенькую молитву, но не совсем подходящую к этому случаю, так как начиналась она словами: «Я ложусь сейчас спать».

Приятно было видеть, как все дети, благочестиво склонив кудрявые головки, повторяли хорошо известные слова.

– Теперь я прочту вам коротенькую проповедь на тему: «Дети, любите друг друга». Я просил маму, чтобы она выбрала мне тему, и она выбрала эту. Сидите смирно, а я буду проповедовать. Вы должны слушать меня, а не шептаться, Марион. Это значит, что мы должны быть добры друг к другу и не ссориться в играх, как это было сегодня утром из-за экипажа. Джек ведь не может всегда править и не должен сердиться, когда я хочу ехать с Фрэнком. Аннетт следует иногда быть и лошадкой, а не только кучером. Уилли не должен возражать, если Марион хочет строить дом возле его дома. Джеми, кажется, хороший мальчик, но если я замечу за ним что-нибудь, то сделаю и ему замечание. Поуки, в церкви нельзя целоваться. И то снимать, то надевать шляпу тоже. Вы должны помнить мои слова, так как я ваш капитан, и все должны меня слушаться.

Но тут лейтенант Джек возразил капитану:

– Что вы нам проповедуете, лучше бы смотрели за собой. Ну-ка, расскажите, как вы взяли мой ремень и забрали самый большой пирог, и совсем нехорошо правили лошадьми, когда мы ехали в тележке.

– Да, и ударили Фрэнка; я видел, – проворчал Уилли Сноу, стуча ногами о землю.

– Вы взяли мои книги и спрятали, потому что я не хотела кататься, когда вы меня звали, – прибавила Аннетт, старшая из трех Сноу.

– Я бы не могла строить дом возле дома Уилли, если бы он этого не хотел, – вставила маленькая Марион, присоединяясь к недовольным.

– Я буду целовать Джеми. А шляпу я сняла потому, что меня колола булавка, – бормотала Поуки, несмотря на все попытки Джеми заставить ее молчать.

Капитан Дав, казалось, был поражен этим бунтом, но, будучи очень спокойным господином, сохранил свое достоинство и не дал разгореться возмущению, объявив:

– Теперь мы споем последний гимн: «Нежное, нежное прости». Все его знают, и потому, прошу вас, спойте хорошенько, и потом мы пойдем завтракать.

Мир был немедленно восстановлен, и звуки пения, к счастью, заглушили взрывы хохота Розы и Мэка, которые они не могли сдержать.

Отдохнув с четверть часа, войско уже положительно не могло идти домой так чинно, как шло из дому. Все мчались сломя голову и не жалея ног. Дома ребятишек уже ждал завтрак, и они с аппетитом набросились на еду. Детвора тут же забыла проповедь капитана. Один только Джеми надолго запомнил слова Дава, поскольку они произвели на мальчика сильное впечатление.

Удивительно, сколько интересных занятий нашли себе дети в Уютном Уголке. Мэк, вместо того чтобы лежать в гамаке и слушать чтение, как он предполагал, оказался самым деятельным из всех. Дети строили городок на лугу, заросшем ежевикой. Мэка пригласили возглавить строительство Скитервиля, как дети назвали городок. Мэку очень нравилось планировать улицы и наблюдать за дневными работами. Он консультировал «членов городской управы», где лучше возвести то или иное общественное здание. По сути, Мэк еще оставался ребенком, несмотря на то, что ему исполнилось пятнадцать лет и он очень любил чтение.

Иногда Мэк ходил удить рыбу с одним веселым господином, и хотя им редко удавалось поймать что-нибудь, кроме простуды, они очень смеялись над своим несостоявшимся уловом. Кроме того, Мэка охватила страсть к геологическим изысканиям. Он лазил по скалам, вооружившись геологическим молотком, собирал образцы горных пород и минералов и рассказывал Розе о геологических эпохах, сменявших друг друга. А Роза собирала листья и мхи и в свою очередь читала ему лекции по ботанике.

Жизнь в Уютном Уголке текла весело и интересно. Сестры Аткинсон беспрестанно устраивали пикники, и делали это так хорошо, что совместные трапезы на природе никому не прискучили.

Итак, все шло хорошо, и не прошло и месяца, как стало очевидно, насколько подходящее лекарство прописал своим пациентам доктор Алек.


Глава XII Другие мальчики | Юность Розы (сборник) | Глава XIV Счастливый день рождения