home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XХIV

Выбор

– Дядя, я поняла, для чего на свете девочки существуют, – сказала Роза на следующий день после примирения Арчи и Принца.

– И для чего же, моя дорогая? – поинтересовался доктор Алек, который прохаживался взад и вперед по комнате.

– Для того, чтобы заботиться о мальчиках! – улыбнулась Роза, очень довольная своим ответом. – Фиби засмеялась, когда я ей это сказала. Она считает, что девочки сначала должны научиться заботиться о самих себе, а уже потом о ком-то другом. Но ведь она говорит так потому, что у нее нет семи двоюродных братьев, как у меня.

– Фиби права, Роза. Впрочем, ты права тоже. Можно и нужно заботиться не только о себе, но и о других. Помощь, которую ты хочешь оказывать мальчикам, полезна и для тебя, – заметил дядя Алек.

Он улыбнулся, посмотрев на сияющее лицо Розы, которая сидела в большом кресле, отдыхая после прерванной дождем веселой игры в волан на лугу.

– Правда? Очень рада этому. Я, дядя, на самом деле чувствую, что должна заботиться о мальчиках. Они часто обращаются ко мне за советом по разным поводам. Мне это очень приятно, только я не всегда знаю, что мне им посоветовать. Можно, прежде чем я начну поражать их своей мудростью, я буду советоваться с вами?

– Отлично, моя дорогая. О чем же ты хочешь меня спросить? Я вижу, тебя что-то волнует. Иди сюда и расскажи мне все.

Роза взяла дядю под руку и, прохаживаясь взад и вперед вместе с ним, рассказала обо всем, что произошло с Чарли, и спросила, как она может помочь ему быть стойким, – одним словом, как ей стать для него сестрой на самом деле.

– Может быть, ты решишься пожить месяц у тетушки Клары? – спросил доктор, когда она закончила свой рассказ.

– Да, дядя, хотя мне это и не очень нравится. Вы в самом деле хотите, чтобы я там погостила?

– Самое лучшее лекарство для Чарли – это ежедневный прием розовой воды, или Розы с водой. Ты готова отправиться туда и следить за тем, чтобы он принимал ее? – засмеялся дядюшка.

– Вы полагаете, я смогу быть ему полезной, если поживу там и отважу Чарли от дурной компании?

– Именно так.

– Но не будет ли Чарли со мной скучно? Ему, наверное, интереснее общество мальчиков.

– Не бойся, у него будет и то, и другое. Разве ты не заметила, что они роятся вокруг тебя, как пчелы вокруг своей королевы?

– Тетушка Изобилие часто говорила, что до моего приезда они редко здесь бывали. Но я никогда не думала, что этому причиной – я. Мне кажется таким естественным, что они сюда часто приезжают.

– Ты – скромная девочка, вот и не заметила, что ты и есть тот магнит, который их притягивает, – дядя Алек нежно потрепал Розу по щеке, а девочка даже зарделась от радости при мысли о том, что все ее так любят.

– Когда мы отправим магнит к тетушке Кларе, он притянет мальчиков, как железные опилки. Ты сама увидишь, что они станут чаще приезжать к ней, а не сюда. А Чарли будет так счастлив дома, что забудет о своих дурных приятелях. Я в этом уверен, – прибавил доктор.

Дядя Алек прекрасно знал, как трудно удержать семнадцатилетнего мальчика от первой попытки познакомиться с тем, что он называет жизнью и что – увы! – часто приводит к трагическим последствиям.

– Я поеду туда сейчас же! Тетя Клара всегда приглашает меня погостить у нее. Я думаю, она будет рада меня видеть. Мне, конечно, придется модно одеваться, поздно обедать и вращаться в светском обществе. Не уверена, что мне это будет интересно, но я же всегда могу повидаться с вами, дядя? – с подкупающей робостью сказала Роза.

Как решили, так и сделали. Роза, ничего не говоря о настоящей причине, поселилась у тетушки Клары. Она знала, что ей предстоит многое сделать, и сгорала от желания поскорее приняться за дело и достойно выполнить свою миссию.

Доктор Алек был прав, говоря о пчелах и магнитах. Мальчики сейчас же последовали за Розой, и тетушка Клара не могла надивиться их частым визитам. Они усердно являлись то к обеду, то заглядывали «на огонек» вечером.

Чарли оказался приветливым и любезным хозяином. Он был очень ласков с Розой, таким образом выражая свою благодарность. Чарли, конечно же, догадался, зачем приехала кузина, и был тронут ее безыскусным старанием помочь ему стать хорошим человеком.

Розе часто хотелось вернуться в старый дом, к своим незатейливым развлечениям и полезным занятиям. Но девочка знала, что, приняв решение переехать к тетушке Кларе, она взяла на себя серьезные обязательства. И эта мысль утешала ее.

Приятно было видеть задумчивую хорошенькую девочку в обществе рослых мальчуганов, с любовью и терпением старавшуюся понять их, помочь им, доставить им радость.

И ее милое общество творило маленькие чудеса. Роза не представляла себе, что тесное общение с ней изменяет поведение мальчиков. Дурные выражения, грубые манеры, небрежные привычки были забыты. Мальчики не могли себе позволить быть невежливыми в присутствии молодой леди. Качества, свойственные мужчинам, развивались в них все более и более, поощряемые искренним восхищением той, чьим мнением все они необыкновенно дорожили, хотя и не всегда признавались в этом.

Роза, в свою очередь, старалась подражать им во всем хорошем. Она совсем отбросила свои девичьи страхи и тщеславие, старалась быть твердой, справедливой, откровенной, неустрашимой, и в то же время скромной, доброй и красивой.

Все было просто замечательно, однако прошел месяц, и Роза стала готовиться к отъезду домой. Но тут она получила приглашение от Мэка и Стива погостить и у них. Роза согласилась поехать к тетушке Джейн. Она подумала, что, может быть, и эта серьезная дама скажет ей при прощании, как тетушка Клара: «Я бы хотела, чтобы ты прогостила у меня всю жизнь, моя дорогая».

Следом за Мэком и Стивом Арчи и его братья тоже стали просить кузину посвятить и им несколько недель. У них она была так счастлива, что готова была остаться навсегда. Единственное, что омрачало ее пребывание в гостях, – это то, что рядом не было дяди Алека.

Конечно, нельзя было отклонить приглашение тетушки Майры, и Роза с затаенным отчаянием отправилась в «Мавзолей», как мальчики окрестили ее мрачное жилище. К счастью, она жила очень близко от старого дома, и дядя Алек приходил туда так часто, что пребывание Розы там оказалось намного приятнее, чем она ожидала. Не раз они с дядей заставляли тетушку Майру от души смеяться. Даже в этом унылом доме Роза смогла многое изменить, словно лучик света проник в него через занавешенные окна. Она готовила вкусную и полезную для пожилой женщины еду, пела милые песенки и так забавляла тетушку лекциями по физиологии, что та забывала принимать пилюли и эликсиры. А после долгих прогулок и катаний на свежем воздухе тетушка Майра великолепно спала, не нуждаясь в снотворном.

Так быстро прошла зима, и уже наступил май, когда Роза вернулась домой. Ее прозвали «Розой-на-месяц», так как она провела по месяцу у каждой тетушки и везде оставила такое приятное воспоминание о своем посещении, что все непременно желали вновь видеть ее у себя.

Доктор Алек очень радовался, что его сокровище возвратилось к нему. Срок его педагогического эксперимента заканчивался, и в душе он боялся, что Роза следующий год решит прожить у тетушки Джесси или даже, ради Чарли, у тетушки Клары. Он ничего не говорил, продолжал как можно лучше исполнять обязанности, которые взял на себя, но с волнением ожидал неминуемого разговора о дальнейшей судьбе племянницы.

Роза же была совершенно счастлива. Она проводила почти целые дни на воздухе, наблюдая за пробуждающейся природой. Весна вступала в свои права. Старые каштаны зеленели в саду под ее окнами. Цветы, как по волшебству, вырастали из земли под руками Розы, бутоны быстро распускались, птицы весело щебетали над ее головой, и каждый день она слышала многоголосое дружеское приветствие: «Доброе утро, кузина! Не правда ли, сегодня чудесная погода?»

Никто не помнил числа, когда произошел достопамятный разговор, после которого доктор начал свой опыт. Никто, кроме него самого. В субботу все тетушки Розы были приглашены на чай. Они беззаботно разговаривали, когда их брат Алек вошел в комнату с двумя фотографическими карточками в руках.

– Ты помнишь это? – спросил он, показывая одну из фотографий тетушке Кларе, которая сидела ближе всех.

– Да, конечно, это Роза. Она была такой, когда приехала сюда. Это ее исхудавшее бледное лицо с большими печальными глазами.

Фотография переходила из рук в руки, и все вспоминали, какой была Роза год назад.

– Итак, это мы выяснили, – сказал Алек и показал сестрам другую фотографию.

Тут тетушки одобрительно закивали головами, говоря об «очаровательном сходстве». Вторая фотография представляла поразительный контраст с первой. С нее на тетушек смотрела прелестная улыбающаяся девочка, пышущая силой и здоровьем. В ее открытом взгляде не было ни малейшего признака меланхолии, и только мягкая линия губ говорила о чувствительной натуре.

Доктор Алек поставил обе фотографии на камин и, отойдя чуть в сторону, в течение нескольких минут рассматривал их с большим удовольствием, а потом окинул взглядом сестер и быстро проговорил, показывая на оба лица:

– Срок прошел. Находите ли вы, что опыт мой удался, леди?

– Господи, ну конечно! – тетушка Изобилие даже уронила иголку от изумления.

– Отлично, мой милый, – ответила тетушка Спокойствие, одобрительно улыбаясь.

– Девочка, конечно, выздоровела, но наружность обманчива, а у Розы очень хрупкое сложение, – мрачно сказала тетушка Майра.

– Я согласна. В отношении здоровья эксперимент дал отличные результаты, – заметила благосклонно тетя Джейн, которая никогда не смогла бы забыть все, что Роза сделала для Мэка.

– Я тоже так считаю и еще хочу сказать, что Алек сотворил настоящее чудо. Года через два или три девочка будет просто красавицей, – проговорила тетя Клара, чувствуя, что не может сказать ничего лучше этого.

и получил, – воскликнула тетушка Джесси и захлопала в ладоши с таким энтузиазмом, что красный шарф, который она вязала для Джеми, взвился в воздух, как триумфальное знамя.

Доктор Алек почтительно всем поклонился, и вид у него при этом был очень довольный. Затем он сказал серьезно:

– Благодарю вас от всего сердца. Теперь надо решить, должен ли я продолжать воспитывать Розу? Потому что это только начало. Никто из вас не знает, сколько у меня было трудностей, сколько я сделал ошибок, как должен был напрягать свой ум, и сколько волнений я пережил. Сестра Майра права в одном отношении: Роза – нежное создание, она хорошо цветет на солнце, но может быстро завянуть без него. Она унаследовала от своей матери нежную натуру и требует разумных и тщательных забот, чтобы сохранить пылкую душу в нежно организованном теле. Я думаю, что нашел правильный путь и с вашей помощью, полагаю, мы можем вырастить любящую и честную женщину, которая будет нашей гордостью и утешением.

Тут доктор Алек остановился, чтобы перевести дух. Он говорил с таким волнением, что голос его задрожал при последних словах. Нежные голоса сестер, наполнившие комнату, подбодрили его. Доктор хотел, чтобы сестры единодушно отдали ему свои голоса. Он продолжал, обращаясь к ним с приветливой улыбкой:

– Я не хочу быть ни эгоистом, ни тираном. И не хочу воспользоваться своей властью опекуна. Поэтому предоставляю Розе самой сделать выбор. Мы все рады видеть ее у себя, и если она предпочтет жить с кем-нибудь из вас, а не со мной, то пусть так и будет. Зимой Роза, с моего одобрения, пожила у каждой из вас. И теперь она знает, что мы можем ей предложить. Пусть она сама выберет дом, где будет чувствовать себя всего счастливее. Мне кажется, что это – справедливое решение. Согласны ли вы принять ее выбор так же, как приму его я?

– Да, мы согласны, – ответили тетушки в один голос, и каждая из них в душе надеялась, что Роза проживет у нее целый год.

– Хорошо! Она сейчас придет сюда, и тогда мы решим проблему следующего года. Прошу заметить, что это очень важный для нее год. Роза сделала большой шаг вперед, и, если все и дальше пойдет так же хорошо, она быстро расцветет. А потому я прошу вас быть мудрыми, не разрушать сделанного мною и обходиться очень бережно с моей девочкой. Если с Розой что-нибудь случится, мое сердце разорвется от горя, – и доктор Алек быстро повернулся спиной к тетушкам и сестрам, делая вид, что рассматривает картины.

Но они поняли, как дорого было это дитя одинокому человеку, который много лет безнадежно любил ее мать и теперь нашел свое счастье в заботе о маленькой Розе, которая очень походила на нее. Добрые леди покачали головами, повздыхали и сделали друг другу таинственные знаки, давая понять, что ни одна из них не будет жаловаться, если не будет избрана, и не сделает ни малейшей попытки лишить брата Алека его «драгоценного сокровища», как звали Розу мальчики.

В ту же минуту в саду послышались веселые голоса. Это возвращались с прогулки двоюродные братья с сестрой. Они несли в руках и в корзинках первые весенние цветы. И сразу улыбки озарили серьезные лица собравшихся. Доктор Алек быстро повернулся и, высоко подняв голову, сказал:

– Вот и она. Пора приступить к делу.

Молодежь веселой гурьбой вошла в комнату.

– Вот наша хорошенькая шотландская роза, окруженная шипами, – сказал доктор Алек, с гордостью и нежностью глядя, как его племянница подает тетушке Спокойствие полную корзинку ранних цветов, зеленых листьев и красных мхов.

– Не шумите, мальчики, и сидите спокойно, если хотите остаться тут. Мы заняты важным делом, – сказала тетушка Изобилие, грозя пальцем буйному клану, который бурлил весельем, порожденным движением и весенним солнцем.

– Конечно, мы хотим остаться! И ни за что не пропустим случая напиться у вас чаю, – сказал предводитель, одним словом водворив спокойствие и тишину между своими подчиненными.

– Что это? Военный совет? – спросил Чарли с притворным ужасом и неподдельным любопытством, оглядывая всех леди поочередно, потому что выражение их лиц показывало, что должно произойти что-то необычное.

Доктор Алек в нескольких словах изложил суть дела, он старался говорить как можно короче и спокойнее, но его слова произвели сильное впечатление на ребят, и каждый мальчик старался задобрить кузину и убедить ее выбрать его семью.

– Право, вы должны жить у нас, чтобы утешить маму. Я думаю, мальчики ей уже очень надоели, – начал Арчи, приводя самый сильный аргумент, какой только пришел ему в голову.

«О да, – подумала Роза, – он очень хочет, чтобы я жила у них! Мне давно хотелось исполнить какое-нибудь его желание, и теперь я могу это сделать».

Но когда, по знаку тетушки Спокойствие, наступило молчание, Роза покраснела и, застенчиво оглядевшись, тихо проговорила:

– Мне очень трудно принять решение, потому что все так любят меня, но все-таки, думаю, что должна идти к тому, кому я больше всего нужна.

– Нет, дорогая, к тому, кого ты больше всех любишь и с кем будешь счастливее, – сказал поспешно доктор Алек.

В эту минуту тетушка Майра грустно вздохнула и пробормотала: «О! Святая Каролина!» – что заставило Розу остановиться и обернуться в ее сторону.

– Не спешите, дорогая кузина, у вас много времени впереди. Обдумайте все хорошенько и помните, что я ваш искренний друг, – прибавил Чарли с некоторой надеждой.

– Мне не нужно много времени! Я знаю, кого люблю больше всех, с кем буду счастливее всего. И выбираю дядю. Дядя, хотите ли вы по-прежнему заботиться обо мне? – воскликнула Роза, и столько было в ее голосе доверия и нежной любви, что слова девочки тронули сердца всех присутствующих.

Даже если она хоть сколько-нибудь сомневалась, то довольно было взглянуть на лицо дяди Алека, чтобы это сомнение исчезло. Не говоря ни слова, он широко раскрыл объятия, и Роза бросилась в них, чувствуя, что дом ее действительно здесь.

Несколько минут никто не говорил ни слова, тетушки, видимо, были слишком растроганы услышанным и увиденным. Чтобы не дать им расплакаться, мальчики взялись за руки и принялись танцевать вокруг дяди и кузины, напевая детскую песенку: «В кружок вокруг Розы!»

Эта выходка действительно положила конец трогательной сцене, и Роза подняла свое улыбающееся личико с плеча доктора Алека. Пуговица его сюртука отпечаталась на ее левой щеке. Он заметил это и, крепко целуя девочку, весело сказал:

– Вот моя маленькая овечка, я наложил на нее свою печать, чтобы никто не мог украсть ее у меня.

Мальчики по этому поводу снова запели, на этот раз другую песню: «У дяди есть маленькая овечка!»

Но Роза прекратила шум. Проскользнув в центр круга, она потребовала, чтобы мальчики танцевали около нее, как танцуют юноши и девушки вокруг Майского дерева. В эту минуту в комнату вошла Фиби, которая принесла свежую воду для цветов. Она начала чирикать, ворковать и петь, так что можно было подумать, будто птицы со всех концов света собрались праздновать наступление весны вместе с семью братьями и их сестрой.


Глава XXIII Примирение | Юность Розы (сборник) | Глава I Возвращение домой