home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава III

Дядюшки

Проснувшись на следующее утро, Роза точно не знала, было ли все происходившее накануне вечером явью или ей это приснилось. Было еще совсем рано, но она встала и начала одеваться. Девочка не могла больше спать. Ей ужасно хотелось сойти вниз и посмотреть, на самом ли деле в холле стоят дорожный мешок и чемодан. Она вспомнила, как споткнулась о них, когда шла спать. Тетушки вчера отослали ее наверх, потому что было уже поздно, а сами еще долго разговаривали.

Роза открыла окно, чтобы подышать свежим майским воздухом. Пахло морем, ярко светило солнце. Девочка вышла на балкон. Сначала она смотрела на птичку, которая завтракала червячком. Потом увидела человека, который перескочил через садовую решетку и пошел, насвистывая, по тропинке. В первую минуту Роза решила, что это случайный прохожий, но, присмотревшись, поняла, что это ее дядя возвращается с моря после раннего купания. Вчера вечером она едва посмела поднять на него глаза, зато теперь могла хорошенько рассмотреть.

Дядя шел медленно, поглядывая по сторонам, очень довольный тем, что опять видит родные места. У него были темные кудрявые волосы, он время от времени встряхивал шевелюрой. Широкоплечий, ловкий в движениях, дядюшка выглядел сильным и здоровым. Вообще говоря, он понравился Розе, хотя она и не могла бы объяснить, чем именно. Девочка решила, что сможет полюбить дядю Алека. В эту минуту он поднял глаза, разглядывая каштан, густо усыпанный почками, и увидел Розу, которая наблюдала за ним. Девочка смутилась и покраснела. А дядя поклонился ей, помахал рукой и приветливо улыбнулся:

– Ты рано встаешь, маленькая племянница!

– Я хотела убедиться, что вы не приснились мне, а на самом деле приехали, дядя.

– Правда? Ну, так спускайся в сад и увидишь, что я – это я.

– Мне не позволяют выходить до завтрака.

– Вот как? – он пожал плечами и прибавил. – Ну, значит, я сам поднимусь, чтобы поприветствовать тебя.

И, к огромному изумлению Розы, дядя Алек вскарабкался по одной из колонн галереи; взобрался на крышу, с крыши перелез на балкон и, перемахнув через широкие перила, оказался рядом с девочкой.

– Ну, надеюсь, теперь-то ты не сомневаешься, что я здесь?

Роза была так поражена, что смогла ответить ему только улыбкой.

– Как поживает моя девочка сегодня утром? – спросил он, держа маленькую нежную руку девочки в своих больших ладонях.

– Довольно хорошо, благодарю вас.

– Но надо, чтобы было очень хорошо. Отчего же это не так?

– Я всегда просыпаюсь с головной болью и чувствую себя усталой.

– Разве ты плохо спишь?

– Я долго не могу заснуть, а потом мне снятся тревожные сны, и я не высыпаюсь.

– А что ты делаешь целый день?

– Читаю, немного шью и потом сижу с тетушками.

– А ты не бегаешь по саду, не катаешься на пони и ничего не делаешь по дому?

– Тетушка Изобилие говорит, что я слишком слаба для таких усилий. Иногда я катаюсь с тетушками, но я не особенно люблю эти поездки.

– Неудивительно, – сказал дядя Алек как бы сам себе и быстро прибавил: – Кто-нибудь приходит поиграть с тобой?

– Никто, кроме Ариадны Блиш; но она такая глупая, я терпеть ее не могу. Вчера тут были мальчики. Кажется, они хорошие, но ведь я же не могу играть с ними.

– Отчего же нет?

– Барышни моего возраста не должны играть с мальчиками.

– А вот и нет, это именно то, что тебе надо. Мне кажется, ты слишком изнеженна. Они хорошие ребята, и со временем вы обязательно подружитесь и будете играть вместе. Кроме того, я постараюсь найти тебе подружек, не испорченных хорошим воспитанием.

– Фиби очень хорошая, я ее очень люблю, хотя и встретила только вчера, – воскликнула Роза, оживляясь.

– А кто эта Фиби, скажи, пожалуйста?

Роза с жаром рассказала то, что знала; дядя Алек слушал, и странная улыбка блуждала на его губах, в то время как глаза были совершенно серьезны и он внимательно смотрел на личико, поднятое к нему.

– Я очень рад, что в тебе нет сословных предрассудков, но я не могу понять, за что ты любишь эту девочку из приюта.

– Вы можете смеяться надо мной, но я ее люблю, хотя не могу сказать за что. Она кажется такой счастливой и рассудительной. И хорошо поет. У нее так много сил, что она может все мыть и чистить. У Фиби нет никаких горестей, которые бы ее мучили, – сказала Роза, делая над собой усилие, чтобы объяснить все это.

– Откуда тебе это известно?

– О, я рассказывала ей о моих горестях и спросила, грустит ли она о чем-нибудь. Фиби ответила, что нет, только ей хочется ходить в школу, и она думает, что когда-нибудь это устроится.

– Выходит, она не грустит о том, что одинока, бедна и должна много трудиться? Значит, она хорошая девочка, и я буду очень рад с ней познакомиться, – дядя Алек одобрительно покивал головой, и Розе захотелось, чтобы он и ее похвалил.

После минутного молчания, он спросил:

– А какие же горести у тебя, детка?

– Не спрашивайте меня о них, дядя.

– Разве ты не можешь рассказать мне о них, как рассказывала Фиби?

И было в его голосе что-то такое, что Розе захотелось тут же рассказать все и покончить с этим. Она покраснела и, отвернувшись в сторону, прошептала:

– Самое ужасное, что я лишилась папы…

Дядя Алек обнял племянницу, притянул ближе к себе и ласково сказал голосом, так похожим на голос ее отца:

– Этому горю я помочь не могу, дитя мое, но постараюсь сделать все, чтобы тебе стало легче. Что тебя еще беспокоит, дорогая?

– Я такая слабая и жалкая и ничего не могу делать. Это меня сердит. И у меня часто болит голова, – Роза со вздохом потерла виски.

– Это можно вылечить, и мы это сделаем, – проговорил дядя и так решительно потряс головой, что волосы упали ему на глаза, и Роза заметила в темных кудрях седые пряди.

– Тетушка Майра говорит, что я очень слабого сложения и никогда не буду здорова, – заметила Роза таким задумчивым тоном, будто решала, плохо или хорошо быть больным ребенком.

– Тетушка Майра просто… гм! Она прекрасная женщина, но у нее есть одна слабость. Она любит воображать, что все кругом тяжело больны и стоят на краю могилы. Я уверен, что она обижается, если люди не умирают! Мы покажем ей, как сделать тебя сильной и превратить бледную изнеженную девочку в румяную и здоровую. Это ведь мое дело, ты знаешь, – прибавил он уже более спокойно, увидев, что мгновенная вспышка немного испугала Розу.

– А я и забыла, что вы доктор, дядя. Как хорошо! Мне бы очень хотелось быть здоровой, только я надеюсь, вы не будете давать мне много лекарств. Я их принимаю целую кучу, но лучше мне не становится.

Роза указала на маленький столик у окна. На нем выстроилась целая батарея разнокалиберных склянок с лекарствами.

– Сейчас посмотрим, какой вред они принесли, эти благословенные женщины, – и, протянув руку, доктор Алек поставил все флаконы перед собой и стал пристально рассматривать каждый, то улыбаясь, то хмуря брови. Пересмотрев все, он сказал:

– Теперь я покажу тебе самый лучший способ принимать эти снадобья.

И с этими словами выбросил в окно склянки, одну за другой, – прямо на цветочную клумбу.

– Но это не понравится тетушке Изобилие, а тетя Майра будет сердиться, ведь это она все принесла! – закричала Роза полуиспуганным-полурадостным голосом.

– Теперь ты – моя пациентка! Мое лечение наверняка даст хорошие результаты. Ты с каждой минутой выглядишь здоровее, – он засмеялся так заразительно, что девочка последовала его примеру.

– Если ваши лекарства будут нравиться мне не больше, чем эти, и я их тоже выброшу в сад, что вы тогда скажете? – спросила она задорно.

– Если я пропишу подобные глупости, то можешь вышвырнуть их за борт, когда захочешь. Ну, что еще тебя беспокоит?

– Я думала, что вы уже обо всем меня расспросили.

– Как же я смогу помочь тебе, если не буду знать, в чем дело? Ну, рассказывай, в чем заключается твоя третья проблема?

– Это очень дурно с моей стороны, но иногда я жалею, что у меня так много тетушек. Они все очень добры ко мне, и мне хочется угодить всем. Но тети так не похожи друг на друга… Я чувствую, что меня как будто разрывают на части, – пробормотала Роза, пытаясь передать ощущения заблудившегося цыпленка, которому показывают дорогу шесть куриц разом.

Дядя Алек откинул голову назад и расхохотался, как мальчишка. Он-то отлично понимал: каждая из теток хотела, чтобы все делалось так, как желает именно она. И это окончательно сбило с толку бедную Розу.

– Попробуем теперь жить под руководством дяди. Может, дело и пойдет на лад. Я хочу, чтобы ты слушалась только меня, и никто не будет давать мне советов, пока я их не спрошу. Иначе на нашем корабле не будет порядка, а я – командир этого маленького корабля; на время, впрочем. Что еще?

Но Роза так вздрогнула и покраснела, что дядя догадался, в чем причина.

– Право, я не могу сказать вам этого; это будет невежливо, да к тому же я думаю, что это не будет меня больше беспокоить.

Когда она пробормотала это, доктор Алек повернулся и, пристально глядя на море, заговорил так серьезно и нежно, что Роза запомнила его слова надолго:

– Дитя мое, я не жду, что ты сразу полюбишь меня и станешь мне доверять. Но я прошу тебя верить, что я всем сердцем отдаюсь своим новым обязанностям, и если буду делать ошибки – а я, конечно, буду их делать, – никто больше меня не будет сожалеть об этом. Моя вина в том, что я для тебя – чужой, тогда как должен быть лучшим другом. Это одна из моих ошибок, и никогда я так не сожалел о ней, как теперь. Между мной и твоим отцом была ссора, и я думал, что никогда не прощу его. Но прошло много лет. Благодарю Бога, мы помирились. Когда я видел брата в последний раз, он просил меня заботиться о тебе в случае его смерти. Это был знак любви и примирения. Я не могу заменить тебе отца, но постараюсь быть полезным. И если ты будешь любить меня хотя бы вполовину меньше, чем любила папу, я буду самым гордым и счастливым человеком на свете. Веришь ли ты мне? И попробуешь ли полюбить меня?

Выражение лица дяди глубоко тронуло Розу, и когда он с волнением взглянул на нее, она потянулась к дяде Алеку и скрепила их соглашение доверчивым поцелуем. Дядя обнял ее, и девочка почувствовала, как тяжелый вздох всколыхнул его грудь. Больше не было произнесено ни слова. Они молчали, пока стук в дверь не заставил обоих вздрогнуть.

Роза обернулась к дверям и сказала:

– Войдите.

Доктор Алек поспешно провел рукавом по глазам и начал что-то насвистывать.

Вошла Фиби с чашкой кофе в руках.

– Дэбби приказала принести вам кофе и помочь одеться, – сказала она. Широко раскрыв от удивления большие черные глаза, Фиби глядела на дядю Алека, гадая, какими судьбами моряк попал сюда.

– Я уже одета, спасибо, мне не нужна ваша помощь. Надеюсь, что кофе крепкий и сладкий, – прибавила Роза, глядя на чашку, от которой шел пар.

Но ей не пришлось его попробовать. Сильная рука остановила ее, и дядя быстро проговорил:

– Подожди, дочка, дай мне посмотреть прежде, что ты пьешь. Ты каждое утро пьешь такой крепкий кофе, дорогая?

– Да, я очень люблю кофе, и тетушка считает, что он укрепляет меня. После него я всегда чувствую себя лучше.

– Вот отчего ты плохо спишь по ночам и вздрагиваешь от всякой ерунды! Потому и твои щеки так бледны и не знают румянца! Отныне ты не будешь больше пить кофе, моя дорогая, и со временем увидишь, что я прав. Есть в доме парное молоко, Фиби?

– Да, сэр, прямо из-под коровы.

– Вот питье для моей пациентки. Принесите полную кружку молока для Розы и еще одну чашку для меня. Мне и самому захотелось молока. Клумбе же кофе не причинит вреда, ведь нервов у нее нет.

И, к огорчению Розы, кофе отправился в окно – вслед за лекарствами.

Доктор Алек поймал недовольный взгляд девочки, но решил не обращать на это внимания. Он постарался исправить ситуацию, весело сказав:

– У меня есть хорошенькая маленькая чашечка. Я подарю ее тебе. Это будет специальная чашка для молока. Она сделана из дерева, и знающие люди уверяют, будто она придает целебные свойства тому напитку, который в нее наливают. Да, кстати, один из ящиков, который вчера вечером Фиби хотела тащить наверх, – твой. Зная, что по возвращении домой найду там дочку, я сложил туда разные забавные и хорошенькие вещицы. Может быть, какая-нибудь из них тебе понравится. Завтра утром мы все это вместе разберем. Вот и наше молоко! Предлагаю тост за здоровье мисс Розы Кэмпбелл – и от всего сердца пью за него!

Роза не могла долго дуться, тем более что ящик с прекрасными подарками уже будоражил ее воображение. Невольно улыбнувшись, она тоже выпила за свое здоровье и нашла, что парное молоко – совсем недурное питье.

– Теперь я должен уйти, пока меня не поймали, – сказал доктор Алек, собираясь уйти той же дорогой, какой и пришел.

– Вы всегда лазаете, как кошка, дядя? – спросила Роза, которую это очень смешило.

– Я привык так выбираться из своего окна, когда был мальчиком, чтобы не беспокоить тетушек. Да и теперь я предпочитаю эту дорогу, потому что она короче и поддерживает меня в хорошей форме, ведь взбираться на мачту мне больше уже не придется. До свидания, до завтрака.

И он, спустившись вниз по водосточной трубе, скрылся за кустами.

– Веселый опекун, не правда ли? – сказала Фиби, держа в руках пустые чашки.

– Он очень добр ко мне, – ответила Роза, продолжая раздумывать о большом ящике с подарками и стараясь угадать, что в нем окажется.

Когда при звуке колокола дядя явился в столовую, он застал Роз у, тревожно разглядывающую новое блюдо, от которого шел пар.

– Еще одно разочарование, Роза? – спросил он, ласково погладив ее по голове.

– Дядя, неужели вы будете заставлять меня есть это варево из овсяной муки? – спросила девочка трагическим тоном.

– Разве ты его не любишь?

– Я его ненавижу! – Роза тяжело вздохнула, с отвращением отворачивая свой носик от тарелки.

– Значит, ты не настоящая шотландка, если не любишь овсяную кашу. Очень жаль, я сам приготовил ее для тебя и думал, как это будет вкусно со сливками. Ну, что же, делать нечего!

И он сел к столу с расстроенным видом.

Роза хотела настоять на своем, потому что и на самом деле ненавидела овсянку. Но дядя Алек не пытался ее уговаривать, и она решила не упрямиться.

– Я попробую кашу, чтобы сделать вам приятное, дядя. Все вокруг твердят, как она полезна для здоровья, поэтому я и возненавидела ее, – нерешительно произнесла она и сама ужаснулась глупости этих слов.

– Мне будет очень приятно, если овсянка тебе понравится. Мне хочется, чтобы моя девочка была сильной и здоровой. Ты видела своих кузенов. Они самые крепкие и выносливые мальчики в округе. Они не едят ни горячего хлеба, ни сладкого печенья. По доброй старой традиции они выросли на овсянке. Здравствуйте, тетя!

Доктор Алек встал и поклонился старой леди, а Роза, с твердым намерением съесть овсянку или умереть при этом испытании, села за стол.

Через пять минут Роза напрочь забыла о том, что ест; она была слишком увлечена разговором. Ее очень забавляло, что тетушка Изобилие называла своего сорокалетнего племянника «мой дорогой мальчик». А дядя Алек оказался прекрасным собеседником. Он находил увлекательные темы для разговора. Казалось, что он знал обо всем на свете. И так весело рассказывал о разных разностях, а о «Муравейнике» в особенности, что отвратительная овсянка исчезла совсем незаметно.

– Я надеюсь, что ты пойдешь с нами в церковь, Алек, если, конечно, не очень устал, – сказала старая леди, когда завтрак закончился.

– Обязательно пойду. Только я должен предупредить сестер о своем приезде; они не ожидают меня раньше завтрашнего дня, и вы знаете, какой шум поднимется в церкви, если мальчики неожиданно меня там увидят.

– Я пошлю кого-нибудь из прислуги на гору, а вот к Майре ты можешь зайти сам; ей это будет очень приятно, а у тебя на все хватит времени.

Доктор Алек тотчас скрылся, и никто не видел его до той минуты, пока старинная коляска не была подана к крыльцу и тетушка Изобилие не сошла с лестницы в своем воскресном наряде. Роза проскользнула за ней, как тень.

Пока они ехали в церковь, дядя Алек поминутно снимал шляпу и раскланивался со всеми встречными, которые радостно приветствовали его и весело улыбались.

Дядя Алек поступил мудро, предупредив мальчиков о своем приезде. Но все равно племянники были ужасно взволнованы, и взрослые в страхе ожидали какой-нибудь безумной выходки. Честно говоря, их можно было понять. Церковь – не лучшее место для взрыва ребячьих эмоций. Семь пар глаз были неотрывно прикованы к дяде Алеку. И нетрудно представить, как ужасно вели себя мальчики во время проповеди.

Сначала Роза не смела даже взглянуть на кузенов. Они просто заразили ее своим волнением. Девочка не знала, плакать ей или смеяться. Чарли весело подмигивал ей, прячась за веер матери. Мэк без зазрения совести показывал пальцем на дядю, сидевшего рядом с Розой. Высокая спинка скамьи не давала маленькому Джеми увидеть дядю. Малыш уставился на спинку таким пристальным взглядом, что запросто мог бы просверлить в ней дыру. Джорджи упал со стула и уронил три книги. Уилл рисовал на чистой манжетке матросов и китайцев и, к большому смущению Розы, показывал всем свои рисунки. Стив же переполошил всю компанию. Он чуть не сжег себе нос нюхательными солями, уверяя, что только так может справиться с волнением. Даже серьезный Арчи пал так низко, что, написав на своем молитвеннике «Разве он не синий и коричневый?» – передал молитвенник Розе.

Единственным ее спасением был дядя Мэк. На него она и старалась смотреть. То был полный спокойный джентльмен, не обращавший ни малейшего внимания на волнение клана. Он мирно дремал, уютно устроившись на скамейке. Это был единственный дядя, которого Роза знала. Дядя Джем и дядя Стив, мужья тетушек Джесси и Клары, находились в морском плавании, а тетя Майра была вдовой. Дядя Мэк был купцом, очень богатым деловым человеком. Дома же он был тихим, как мышь. Его окружало такое количество женщин, что он предпочитал молчать и ни во что не вмешиваться, а все управление домом предоставил жене.

Роза очень любила этого доброго молчаливого человека, который приехал к ней, когда умер ее отец, и присылал ей красивые коробки конфет, пока она училась в школе. Он часто приглашал ее в свой огромный магазин, наполненный разными сортами чая, специями, винами и заморскими фруктами. Там он всегда угощал племянницу всем, что ее душа пожелает, и никогда не отпускал с пустыми руками. Роза втайне сожалела, что не он будет ее опекуном. Но с тех пор как познакомилась с дядей Алеком, она перестала расстраиваться по этому поводу, тем более что ей не очень нравилась тетушка Джейн.

Когда служба закончилась, доктор Алек быстро пошел к выходу из церкви. И тут же мальчики набросились на него, как медведи на добычу. А сестры пожимали ему руки и радостно улыбались. Розу чуть не придавили дверью, но дядя Мэк спас ее и для безопасности посадил в коляску.

– Н у, девочки, я хочу, чтобы все сегодня обедали у меня вместе с Алеком. Мэк тоже, конечно. Но я не могу принять мальчиков! Мы не ждали нашего дорогого гостя раньше завтрашнего дня, и я не подготовилась. Отправьте-ка их домой, пусть ждут понедельника. Будем считать это наказанием за ужасное поведение в церкви, – сказала тетушка Изобилие племянницам, усаживаясь в коляску рядом с Розой.

При других обстоятельствах отчаянные мальчишки подняли бы бунт, но теперь они только ворчали, пока дядя Алек не успокоил их, сказав:

– Не унывайте, старые друзья, завтра я сделаю для вас все, что хотите, если вы сейчас спокойно разойдетесь по домам; иначе никто из вас не получит ни одного подарка из моего самого большого сундука.


Глава II Клан | Юность Розы (сборник) | Глава IV Тетушки