home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава VII

Поездка в Китай

– Пойдем, моя девочка, я хочу дать тебе еще одно новое лекарство. Я думаю, ты примешь его не так охотно, как последнее, но со временем полюбишь и его, – сказал доктор Алек спустя неделю после большого сюрприза.

Роза сидела в своей комнате, где с удовольствием проводила бы все время, если бы это было позволено. Она взглянула на дядю с улыбкой, так как уже не боялась ни его самого, ни его лекарств. Ей даже было интересно узнать, что же это за снадобье. Последним средством была работа в саду; девочка помогала дяде приводить в порядок цветочные клумбы. При этом она узнала много нового и занимательного о растениях. Хотя Роза изучала ботанику в школе, но там наука эта казалась ей сухой материей. Сравнить нельзя с тем увлекательным уроком, который преподал ей дядя Алек.

– А какое это лекарство? – спросила она, беспрекословно откладывая свою работу.

– Соленая вода.

– И что я с ней буду делать?

– Надень-ка новое платье, которое вчера прислала мисс Хемминг, и приходи на берег моря, там я тебе все покажу.

– Хорошо, дядя, – ответила Роза покорно.

«Купаться еще слишком рано, он, наверное, захочет меня покатать на этой ужасной лодке», – с содроганием подумала она, когда доктор вышел.

Новое голубое фланелевое платье, отделанное белыми тесемками, и матросская шапочка с длинными лентами отвлекли ее внимание от предстоящего испытания. Громкий свист напомнил девочке, что дядя ожидает ее. Она быстро побежала через сад по песчаной тропинке, ведшей на берег моря, к пристани, которая, как и дом, тоже принадлежала тетушкам. У причала доктор Алек снаряжал симпатичную лодку, белую с красным. Суденышко мягко и неторопливо покачивалось на волнах.

– Какая красивая лодка и как необычно названа. «Бонна Белль» очень милое имя, – проговорила Роза, стараясь скрыть волнение.

– Она твоя, садись и учись управлять рулем, грести ты пока не в силах.

– Разве все лодки так качаются? – спросила девочка, останавливаясь, якобы для того, чтобы поправить шапочку.

– О да; а когда на море шторм, лодки подбрасывает, как ореховую скорлупу, – ответил дядя-моряк, не подозревавший о ее страхах.

– А сегодня штормит?

– Нет, море достаточно спокойно; ветер, кажется, меняет направление, но мы успеем вернуться к тому времени, когда погода изменится. Поедем.

– Вы умеете плавать, дядя? – Роза крепко ухватилась за протянутую ей руку.

– Я плаваю, как рыба.

– О, пожалуйста, держите меня крепче, пока я не сяду в лодку! Отчего это руль так далеко?

И, подавив вздох, Роза села на скамейку и ухватилась за нее обеими руками. Вид у девочки был такой, будто она ждала, что сейчас набежит большая волна и опрокинет лодку.

Доктор Алек, казалось, не обращал внимания на ее страхи. Он терпеливо учил Розу пользоваться рулем. Она так усердно старалась запомнить его наставления, что забывала вскрикивать «Ой!» каждый раз, когда лодку качало волной.

– Ну, куда же мы поплывем? – спросила она.

Свежий ветер дул ей в лицо, и скоро лодка уже вышла на середину залива.

– Поплывем, например, в Китай.

– Разве это не очень далекое путешествие?

– Нет, когда я гребу. Вот обогнем мыс, повернем к пристани, и ты увидишь Китай минут через двадцать.

– О, я так хочу увидеть Китай!

Девочке очень захотелось узнать, что же дядя затеял. Но пока они плыли в загадочную страну, Роза любовалась чудесными видами.

Она смотрела на «Муравейник», окруженный зеленеющими рощами, провожала взглядом знакомые дома, стоявшие вдоль берега моря, – величественные, комфортабельные и живописные. А когда лодка обогнула мыс, ее глазам открылся простор большого залива, наполненный кораблями с высокими мачтами и развевающимися на них флагами. Но даже самые высокие мачты не могли соперничать с устремленными в небо шпилями старого города.

– Мы едем туда? – спросила Роза.

Ей еще не приходилось смотреть на город с моря. Отсюда богатый старый город выглядел необыкновенно привлекательно.

– Да. У нашего дяди Мэка тут есть еще один магазин – с товарами из Гонконга. Я думаю, ты не откажешься посетить его?

– О, я очень люблю ходить в магазины дяди Мэка. Там всегда столько всего любопытного! А Китаем я сейчас интересуюсь еще больше, чем раньше, потому что вы там побывали.

– Я тебя познакомлю с двумя китайцами. Они только что приехали из Китая. Ты, конечно, будешь вежлива и приветлива с Вонг Ло и Фун Си.

– Конечно. Только не заставляйте меня с ними разговаривать. Вдруг меня рассмешат их забавные имена и необычный вид – косички, раскосые глаза. Позвольте мне просто молча ходить за вами, это будет гораздо лучше.

– Отлично! Теперь правь прямо к тому большому кораблю с необычным флагом. Это «Раджа». Если хочешь, мы можем подняться на корабль.

Они плыли между кораблями по зеленой прозрачной, спокойной воде. Все было ново и необычно для девочки – незнакомые запахи, незнакомые звуки. Но все это очень ей нравилось, и она воображала, будто они и в самом деле очутились в Гонконге. Наконец, они подплыли к «Радже». На палубе громоздилось множество ящиков и тюков, которые переносили в трюм крепкие мускулистые грузчики. Они легко взваливали большие тюки себе на спины. Самые тяжелые грузы поднимали краном. Кран зацеплял тюк, поворачивался и опускал его в широкие двери, где ноша исчезала, будто в глотке голодного великана.

Доктор Алек и Роза поднялись на палубу «Раджи», и девочка могла все хорошенько рассмотреть. Она с любопытством исследовала корабль, рискуя потеряться, утонуть или быть раздавленной.

– Ну, малышка, скажи, хотелось бы тебе совершить вместе со мной кругосветное путешествие на таком вот замечательном корабле? – спросил ее дядя, когда они отдыхали в капитанской каюте.

– Конечно, с удовольствием. Но если уж путешествовать, то не на этом вонючем и грязном суденышке. Другое дело, плыть на большой красивой яхте, чистой и удобной. Чарли говорит, что так только и нужно путешествовать! – ответила Роза, неодобрительно оглядывая каюту.

– Ты и Чарли с вашей роскошной яхтой – не настоящие Кэмпбеллы, раз не любите запаха смолы и морской воды. Ладно, нам пора на берег, мы же собирались поболтать с жителями Поднебесной империи.

Пройдя по восхитительному большому магазину, они нашли дядю Мэка в его кабинете беседующим с желтолицыми господами. Тут было множество образцов разных товаров, редкостей и всевозможных только что привезенных сокровищ. Все это лежало в беспорядке.

Чтобы не мешать беседе взрослых, Роза устроилась в тихом уголке между фарфоровым идолом и зеленым драконом. Но тут оказалось, что Фун Си сидит на ящике с чаем как раз напротив Розы, уставившись на нее похожими на бусинки черными глазками. Девочка смутилась и решительно не знала, что делать.

Мистер Вонг Ло был пожилым джентльменом, одетым в обычную американскую одежду. Его косичка была уложена аккуратным узлом на затылке. Он вел деловой разговор с дядей Мэком на обычном английском языке. Словом, ничего интересного, Роза смотрела на него с разочарованием.

Зато Фун Си был настоящим китайским китайцем, начиная от башмаков с высокими каблуками, похожими на джонку[5], и кончая пуговкой на шляпе, фасоном напоминавшей пагоду[6]. Он был одет в настоящий китайский костюм с шелковым жакетом и широкими брюками. Фун Си был невысок, полноват, ходил забавными маленькими шажками. Глаза его были очень узки, а желтое лицо слишком широко. Да, это был самый настоящий китаец!

Дядя Алек сказал Розе, что Фун Си приехал сюда, чтобы получить образование, что он еще очень плохо говорит по-английски, а потому просил ее быть снисходительной к бедному юноше.

Фун Си, действительно, был молод, хотя казался едва ли не старше, чем господин Вонг Ло. Роза обещала быть любезной, но никак не могла придумать, как ей занять необычного гостя, который, казалось, сошел с картинки, нарисованной на рисовой бумаге. Когда он кивал головой, как игрушка, изображавшая мандарина[7], Роза едва удерживалась от смеха. Девочка не успела еще преодолеть своего смущения, как дядя Мэк, видя, как два маленьких человечка смотрят друг на друга и не знают, что им делать, решил помочь им познакомиться. Он взял один из ящиков, передал его юноше со словами, которые тому очень понравились.

Фун Си встал и принялся очень осторожно открывать ящик, а Роза с любопытством смотрела, что будет дальше. Прежде всего он достал из ящика чайник, при виде которого Роза всплеснула руками от восхищения. Он был сделан в виде маленького китайца: шляпа служила крышкой, косичка – ручкой, а трубка – носиком. Фарфоровый китаец стоял на ногах, физиономия у него была такой же широкой и улыбающейся, как у Фуна, когда тот распаковывал чайник. Роза весело засмеялась, и юноше это было очень приятно.

Затем на свет были извлечены две симпатичные чашечки с крышками и алый поднос, дополнявшие сервиз. Розе невольно захотелось попробовать чаю в «китайском стиле», без сахара и сливок.

Поставив сервиз на маленький столик перед Розой, Фун показал жестами, что дядя дарит ей этот сервиз. Роза таким же способом ответила ему. И Фун опять уселся на ящик из-под чая. И, не имея другой возможности беседовать, они улыбались и кланялись друг другу самым глупым образом, до тех пор пока Фуна не озарила новая идея. Вскочив с места, он побежал так скоро, как только позволяла ему одежда. Роза надеялась, что он не принесет ей жареную крысу или тушеного щенка, или какое-нибудь экзотическое блюдо в этом роде, от которого из деликатности она будет не в силах отказаться.

Ожидая возвращения своего забавного нового друга, она «совершенствовала» свой ум, отчего тетушка Джейн наверняка пришла бы в восторг. Джентльмены беседовали о разных интересных вещах. Роза слушала их очень внимательно, надеясь когда-нибудь при случае поразить окружающих своими познаниями. У девочки была хорошая память, и в ту минуту, когда она старалась запомнить, что Амой отстоит от Гонконга на двести восемьдесят миль, Фун прибежал обратно.

В руках у юноши, как сначала показалось Розе, была маленькая шпага. Но вот Фун развернул сверток, и она увидела огромный веер. Китайцы, даря кому-то веер, таким образом желают благополучия и счастья. Фун подал веер Розе и произнес китайский комплимент, который немало позабавил бы девочку, если бы она понимала по-китайски, конечно. Но ее очаровали звуки китайского языка.

Веер был просто потрясающим. Роза никогда не видела ничего подобного. Он был разрисован необыкновенно искусно, но вместо линейной перспективы китайский художник использовал особый прием, «плавающий» фокус. Прекрасная леди, с голубыми вязальными спицами в волосах, сидела на островерхой величественной пагоде. На другом рисунке ручей, казалось, втекал в парадную дверь дома почтенного джентльмена и вытекал из дымохода. Третья картина изображала стену, которая прорезала небо, как зигзаг молнии, а птица с двумя хвостами кружилась над одиноким рыбаком, лодка которого направлялась прямо на луну.

Роза с удовольствием рассматривала бы веер еще очень долго, к большому удовольствию Фуна. Но она взмахнула веером, поток воздуха взъерошил волосы дяди Алека, и тот, будто очнувшись, вспомнил, что давно пора возвращаться домой.

Сервиз был снова тщательно упакован, Роза с сожалением сложила веер. Дядя Алек взял несколько пакетиков с отборными сортами чая в подарок старым тетушкам. Им оставалось только попрощаться со всеми, что они и сделали. А Фун отвесил девочке такой церемонный поклон, каким китайцы, пожалуй, удостаивают лишь своего императора.

– Мне кажется, будто я и на самом деле побывала в Китае, – поделилась впечатлениями Роза, оглядывая содержимое лодки, когда они отправились в обратный путь.

Вонг Ло подарил ей замечательный зонтик. Дядя Алек захватил фонарики для украшения ее балкона. Большой веер лежал у Розы на коленях, а ящик с чайным сервизом притулился в ногах.

– Это неплохой способ изучения географии, как ты думаешь? – спросил дядя, от которого не ускользнуло то, с каким вниманием девочка слушала разговор взрослых.

– О, это очень приятный способ! Мне кажется, что я сегодня узнала о Китае больше, чем за все то время, что провела в школе. А ведь я была прилежной ученицей. Ничего особо интересного нам о Китае не рассказывали, помню только, что оттуда привозят чай и шелк и что у китайских женщин очень маленькие ступни. Я заметила, как Фун смотрел на мои ноги. Они, наверное, показались ему огромными, – ответила Роза, с внезапным презрением взглянув на свои хорошенькие башмачки.

– Мы заведем карты и глобус, и я покажу тебе, в каких краях побывал, и расскажу о своих путешествиях. Думаю, это будет тебе полезно.

– Вы очень любите путешествовать, и вам, боюсь, будет очень скучно здесь, дядя. Знаете, тетушка Изобилие говорит, что вы, наверное, уедете отсюда через год или два.

– Очень может быть.

– О, а что же тогда станет со мной? – судорожно вздохнула Роза.

По тому, с каким отчаянием это было сказано, дядя Алек с радостью понял, что девочка к нему искренне привязалась. Он поспешил ее утешить:

– Если я и уеду, то возьму с собой и мой маленький якорь. Что ты об этом думаешь?

– Это правда, дядя?

– Правда, племянница.

Роза даже подпрыгнула от радости, сильно качнув лодку. Но даже не обратила внимания на такой пустяк. Лицо девочки светилось от восторга, в голове у нее роились тысячи вопросов, которые она хотела задать дяде Алеку. Но не успела она открыть рот, как доктор сказал:

– Посмотри-ка вон на ту лодку. Как она хорошо идет! Какие прекрасные гребцы! Вот и ты скоро будешь грести не хуже…

«Буревестник» шел очень быстро; на веслах сидели шесть молодых красавцев-матросов. Все они были в синих рубашках и шляпах, на которых блестели звезды и якоря.

– Как красиво идут, а ведь они еще совсем мальчики. Ах! Мне кажется, что это наши мальчики! Действительно, это они! Вон Чарли смеется, я его отлично вижу. Гребите, дядя, гребите! Гребите быстрей, не дайте им догнать нас, – Роза пришла в такое волнение, что едва не уронила в воду новый зонтик.

– Мы отлично идем!

«Бонни Белль» действительно неслась, как стрела, рассекая воду узким носом. Мальчики не отставали от них. И доктор Алек, несомненно, достиг бы берега раньше, не дергай Роза руль самым неморяцким образом. Да еще шляпка опять слетела с ее головы. Это маленькое происшествие положило конец безумной гонке. Пока дядя Алек и Роза выуживали из воды головной убор, другая лодка подошла к ним. Мальчики перестали грести и подняли весла.

– Вы ловите раков, дядя?

– Нет, я поймал голубую рыбку, – ответил доктор, вытаскивая из воды мокрую шляпу.

– Чем вы сегодня занимались?

– Мы познакомились с Фуном.

– Отлично, Роза! Это здорово! Нам тоже не терпится его увидеть. Мы хотим, чтобы он показал нам, как надо запускать воздушного змея. У нас ничего не получается. А этот Фун большой?

– Нет, маленький.

– Вы шутите, наверное. А что это у вас такое? Покажите, пожалуйста!

– Ваш веер такой большой, что вполне бы мог служить парусом.

– Одолжите Франту ваш зонтик. Он всегда боится, что его нос обгорит на солнце!

– Дядя Алек, вы что, собираетесь устроить праздник фонарей?

– Нет, я устрою праздник хлеба и масла, так как уже пора ужинать. Судя по этой черной туче, в скором времени разыграется шторм. Арчи, надо как можно скорее возвращаться домой, а то ваша мама будет беспокоиться!

– Слушаюсь, сэр! До свидания, дядя! До свидания, Роза! – отсалютовал Чарли. – Нам надо почаще встречаться, и мы научим вас грести.

Лодки разошлись, и над волнами понеслась веселая песенка, которую мальчики очень любили:

За синей волной, зеленой волной

Синерукие Джамбли живут.

Все дальше и дальше, к земле иной

Они в решете плывут.

И встало солнце и вновь померкло,

Погас голубой простор.

И Джамбли лунную песнь запели,

И трубы медные заблестели

В тени золотистых гор:

«О Тимбалоо, как счастливы те,

Кто может в кувшине и в решете,

Кто вслед за луной всю ночь напролет

Под зеленым парусом вдаль плывет

В тени золотистых гор!»

О Тимбалоо[8]!..


Глава VI Комната дяди Алека | Юность Розы (сборник) | Глава VIII Что из этого вышло