home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

Стоя на обочине, я не мигая смотрела вслед отъезжающей от нас машине. Вот и все, опять расстались. Надеюсь, не надолго. Вот найдем с Ристом этого таинственного Айшшена, и опять встретимся с друзьями.

– Ир, – тронул меня за руку напарник, – пойдем, надо поискать отель. Не знаю, как ты, но мне сегодня не хочется никуда мчаться. Небольшую передышку, думаю, мы можем себе позволить.

– Ага. – Я наконец оторвалась от дороги, на которой уже не был виден темно-синий седан. – По-моему, прекрасная идея.

– Знал, что тебе понравится. – Впервые с тех пор, как мы столкнулись с призрачной Флорой, я увидела, что Рист улыбается.

Заселение в отель прошло без эксцессов. Правда, номер нам опять попался с двуспальной кроватью, но зато одеял здесь было два. Как-нибудь да поместимся.

После того как мы приняли душ – надо же было смыть с себя грязь, – вдруг выяснилось, что всего час дня и торчать в номере нет никакого смысла.

– Что делать будем? – Я сидела на кровати и болтала босыми ногами.

Мои походные джинсы вместе с прошедшим дикую перестрелку платьем было решено выбросить к чертовой матери, поэтому в данный момент я щеголяла в легкомысленном, желтеньком в крупный черный горох сарафане длиной чуть ниже колена. В общем, была девочкой-припевочкой.

– Ну есть варианты. – Напарник развалился в кресле напротив и выглядел абсолютно расслабленным и растрепанным.

Честно говоря, я старалась на него не смотреть лишний раз. Потому что… я скромная девочка, мне такое видеть не положено! Ибо этот гад сейчас представлял собой ну просто квинтэссенцию соблазна!

Первый шок у меня был, когда Рист вышел из душа в одних джинсах. Я еще так на него вытаращилась, что вызвала у напарника закономерный вопрос: «У меня что, рога выросли?» Сам он от своей полунаготы никакого дискомфорта не испытывал, видимо, ходить вот так для него норма. Я тогда вовремя язык прикусила. Представляю себе, как бы его повеселило, если бы я завопила: «Оденься!» Проехался бы если не по моей стеснительности, так по реакции на него – точно. В общем, пришлось срочно делать моську кирпичом, словно полуобнаженные мужики перед моими глазами зрелище вполне привычное. И стараться при этом не заработать косоглазие, потому что взгляд мой так и норовил вернуться к широкой груди, к плоскому животу, по которому под ремень джинсов убегала тонкая полоска светлых волос… Так, стоп! Куда-то мои мысли совсем не туда усвистели!

Впрочем, словно мне было мало, этот однозначно темный немаг развалился в кресле, будто позировал для обложки женского журнала. Подогнул одну ногу под себя, откинул голову, да еще и руки за нее заложил, видимо, чтобы я могла лучше рассмотреть.

Он что, нарочно?! Соблазнить меня решил?! Но мы же договаривались!

Смерила его напряженным взглядом… И ведь если я сейчас к нему с обвинениями пристану, точно свалит все на мои пошлые мысли! Ладно, Ирка, делаем покер фейс. Все хорошо, все просто замечательно, меня вообще никак не трогает этот шикарный полуобнаженный мужик напротив. Чьи влажные светло-русые волосы так восхитительно растрепаны, что хочется…

Та-а-ак! Стоп! Это уже совсем не весело! Меня вообще куда-то не туда несет! Не-не-не, я не готова еще! Ни к чему!

– Ты чего ерзаешь? – спросил мой соблазн, даже не представляя, какие мысли крутятся в моей голове.

Как хорошо, что он не потомок эльфов! Стыда было бы…

– Да пытаюсь понять, куда бы можно сходить, – как можно беззаботнее отозвалась я, подумав, что как-то надо взять себя в руки до возвращения Вереска. А то спалюсь с треском. – Помимо магазина, а то у меня, кроме этого сарафана, ничего не осталось.

– Ну в принципе времени у нас полно. – И словно нарочно, чтобы добить меня, этот гад от души потянулся!

Я так и зависла, зачарованно наблюдая, как играют мышцы на его груди и прессе. Ва-а-ау, дайте потрогать!

– Сначала действительно пойдем докупать нужное, в том числе надо позаботиться о машине, – меж тем неспешно перечислял мой вредный напарничек, словно и не замечая моих восхищенных взглядов. – Потом можно посидеть в какой-то кафешке, перекусить нормально. Затем… мм… даже не знаю, должны быть в городе какие-то развлечения.

– Тогда по магазинам? – бодро спросила я, спрыгивая с кровати.

В ванную, срочно! Умыться! А то чувствую, что лицо гори-и-ит! Интересно, Рист реально не замечает, как на меня действует, или все же просто делает вид? Ой, что-то мне подсказывает, что второе… Вот ведь вляпалась. И кто бы мог подумать, что еще несколько месяцев назад он мне даже не нравился! Как и я ему…

– Ты куда? – удивился Рист, когда я рванула в сторону ванной.

– Прическу поправить! – бодро соврала я и торопливо закрыла за собой дверь.

Что я творю, мамочка моя дорогая.

Я уперлась руками в раковину и пристально взглянула в зеркало. Оттуда на меня смотрела сильно взволнованная девушка с огромными карими глазами и лихорадочным румянцем во всю щеку.

М-да, и хотите сказать, что он ничего не заметил? Да ни в жисть не поверю!

Я торопливо умылась холодной водой, затем, для очистки совести, перевязала высокий хвост и тщательно расчесала челку. А потом еще раз пристально рассмотрела свое отражение.

Ну… Пойдет. По крайней мере, уже не выгляжу девочкой, которая много лет грезила о мужском теле, а теперь его ей показали!

Когда я вышла из ванной комнаты, едва сдержала облегченный вздох – Рист надел темно-серую рубашку, так что уже не представлял для меня большой опасности.

Поход по магазинам окончательно меня успокоил.

Я быстро выбрала себе несколько пар джинсов, кофточек, футболок, на всякий случай купила теплую флиску и две пары кед. На этом хотела закруглиться, но напарник уперся рогом, и пришлось взять еще два платья, которые он без разговоров сунул мне в руки, и классические туфли. Я так и не поняла зачем. Может, для маскировки? Мало ли…

Себе Рист купил джинсы, рубашку и три футболки. Ну и кроссовки, куда же без них.

Потом мы решили проблему транспорта, и напарник стал обладателем джипа. Наверное, никогда не привыкну, что можно вот так просто прийти и купить машину. Не собирать много лет деньги, не залезать в кредит… Впрочем, если вспомнить, сколько Рист отвалил мне за заказ, то даже страшно подумать, сколько досталось ему.

– Почему джип? – Я наслаждалась удобством машины на переднем сиденье.

– Я той местности не знаю, – пожал плечами напарник, уверенно сжимая руль. – Вдруг обычный седан там не проедет? Не хотелось бы потом черт-те сколько шуровать на своих двоих.

– Я-я-ясно, – протянула я и, опустив на глаза темные очки, задумчиво посмотрела в окно. – Сейчас куда?

– Обедать, – коротко отозвался он.

Я хмыкнула, но промолчала. Скорее полдничать, потому что время уже перевалило за четыре. Но так как мы не обедали, то это не существенно.

– А потом? – решила все же спросить я.

– В местный парк? – предложил Рист. – Сегодня суббота, по идее все должно работать.

– А, ты на тир намекаешь? – улыбнулась я, рассеянно любуясь пейзажем.

– Ну можно и в тир.

– Прекрасно, и развлечение, и потренируемся. – Я повернулась и наткнулась на странный взгляд. Чего это он?

– Ты невозможна, – закатил глаза напарник, а затем ехидно добавил: – Я тут, понимаешь ли, лелею коварные планы выиграть тебе какого-то плюшевого медведя и поразить этим в самое сердце, а ты мне все планы на подлете обломала! И как не стыдно?

– Ой, да ладно! – рассмеялась я и махнула рукой. – Благодаря твоим урокам я теперь сама могу себе этого медведя выиграть! В конце концов, это же не свидание… – И под его взглядом осеклась на полуслове. – Это же не свидание? – спросила робко.

– А ты как думаешь? – Он иронично приподнял бровь.

У меня пропал дар речи. Вот целиком и полностью. Я сидела с открытым ртом и не отрываясь смотрела на профиль Риста. Мамочки, он же обещал до конца этой передряги подождать…

– Темные покровители, Ира, успокойся, – поморщился он, глядя на дорогу. – А то у тебя на лице огромными буквами написаны твои перепуганные мысли о том, как подлый Охотник будет сегодня к тебе приставать.

– А он не будет?

Знаю, глупый был вопрос… Язык мой – враг мой.

– Ира, – Рист закатил глаза, – когда двое, которые нравятся друг другу, идут куда-то вместе, при этом не выполняют заказ, не убегают от погони, а просто гуляют – это уже свидание. К тому же мне совсем не хочется сидеть полночи под дверью ванной и уговаривать тебя открыть. – На его губах мелькнула ехидная улыбка.

Да что он себе позволяет!

– Я бы так не сделала! – моментально вспыхнула я.

– Еще как сделала бы, – не согласился со мной напарник. – Хотя бы потому, что своих желаний ты боишься даже больше, чем моих действий. Все, довольно об этом! Мы просто погуляем, потом просто вернемся в номер и просто ляжем спать. Под разными одеялами.

Я хотела было еще повозмущаться, но сдулась, как воздушный шарик. Буду честной хотя бы с собой – он полностью прав. Своих желаний я боюсь на-а-амно-о-ого больше! Поэтому я лишь молча кивнула, уверенная, что Рист увидит, и уставилась в окно.

Побуду для разнообразия хорошей девочкой. У нас выходной? Вот и не буду портить его выносом мозга и себе, и ему.

Ну что же… Могу сказать, что решение я приняла очень умное, потому что остаток дня удался. Я отдохнула, повеселела, мне даже начало казаться, что все наши проблемы не серьезны и скоро решатся.

Сначала мы поужинали в кафе на набережной, затем отправились в парк. И что вы думаете? Рист все-таки выиграл мне в тире этого медведя! Большого, нежно-голубого цвета!

– Спаси-и-ибо! – Я вдруг почувствовала себя маленькой девочкой и с восторгом обняла плюшевое животное.

– Тебе идет, – усмехнулся напарник, засовывая руки в карманы джинсов. – Как говорят, наконец-то внешнее совпало с внутренним, – добавил он, едва сдерживая смех.

Нет, ну вы посмотрите на него! Я возмущенно насупилась. И не упустил же случая подколоть меня… Впрочем, сейчас мы ему отомстим!

– А ну держи. – Я решительно сунула ему в руки подарок и подошла к парню, который выдавал оружие и пульки. – Дайте мне десяток.

Меня окинули недоверчивым взглядом. Небось думает сейчас, что такая девочка, как я, вряд ли умеет держать в руках что-то опаснее кухонного ножа. Ну-ну, мальчик, сейчас я тебя удивлю.

В общем, надо было видеть его физиономию, когда я четко и без промаха выбила все банки.

– Поздравляю… – в полном замешательстве промямлил он.

Я усмехнулась. А вот теперь, скорее всего, парниша решил, что к нему на огонек забрели чемпионы по спортивной стрельбе. И клянет себя, что так лоханулся и лишился двух игрушек подряд. И поделом ему! Меньше будет по внешности судить!

– Дайте мне во-о-он ту игрушку. – Я ткнула пальцем в примеченного еще раньше плюшевого зверя.

Парень тяжело вздохнул, но мой выигрыш все-таки отдал.

– А это, Рист, тебе. – Я торжественно вручила ему плюшевого осла. – По-моему, вылитый ты, – подразнила его, ощущая, как веселое настроение словно хмельными пузырьками ударяет в голову.

Хорошо же как!

– Спасибо тебе, милая моя, – иронично откликнулся напарник, скептически рассматривая мой выигрыш. – Вот только я уже большой мальчик, в игрушки не играю.

– Ничего-ничего. – Я забрала у него своего медведя и насильно ткнула в руки осла. – Поставишь его на видное место, будешь регулярно смотреть… авось и характер исправится.

– Скорее у тебя испортится, – ухмыльнулся он, а затем рассеянно осмотрелся. – О! Я сейчас. – И целеустремленно куда-то зашагал.

Что он задумал? Впрочем, я сразу получила ответ на этот вопрос.

Неподалеку от нас надрывалась девочка лет пяти. Кажется, мама не купила ей мороженого, и у девчушки по этому поводу случилась вселенская печаль. И мой рыцарь темного образа придумал, как изящно выкрутиться из моей подставы. Сказал ребенку несколько ласковых слов и отдал осла. А потом что-то шепнул напрягшейся мамаше, и та моментально расслабилась и заулыбалась. Девочка так вообще светилась от счастья, прижимая к себе игрушку.

– Злюка ты. – Я сделала скорбное лицо. – Я так старалась, чтобы выиграть тебе подарок, а ты взял и отдал его первым встречным!

– Ну вот если ты в следующий раз выиграешь комплект эротического белья, так и быть, его отдавать не буду, – подколол меня он.

Кажется, не у одной меня такое потрясающее настроение! Ладно, напарничек, повеселимся!

– Эротического? – невинно уточнила я и сделала вид, что задумалась. Радостно улыбнулась. – Так и быть! Следующим, что я выиграю, будут либо кожаные мужские трусы, либо трусы со слоником!

Он расхохотался, запрокинув голову, а потом окинул меня лукавым взглядом.

– Знаешь, мелкая, если ты мне подаришь трусы со слониками, клянусь своими темными предками, я лично их на тебя надену!

– Не догонишь. – Я показала ему язык и ловко увернулась, когда меня попытались шлепнуть по заднице. Погрозила напарнику пальцем. – Но-но! Только без рук! А то я барышня нежная, нервная… могу и в морду дать! – нарочито грозно закончила я.

А Рист… опять рассмеялся. Затем широко улыбнулся и покачал головой:

– Такой я тебя еще не видел.

– Так поводов не было, – беззаботно пожала плечами я. – Не сомневаюсь, что и ты полон сюрпризов.

– Все может быть. – Он вдруг поймал мою руку и переплел наши пальцы. – Ладно, чудо в перьях, пошли прокатимся на аттракционе моего детства.

И выразительно помахал в воздухе билетами на «Орбиту».

Я прижала к себе плюшевого медведя и счастливо улыбнулась.

Оказывается, свидание с Аристархом Охотским это не так уж и страшно.


Мышка напряженно всматривалась в свое отражение, осторожно нанося последние мазки теней на веки. Затем придирчиво изучила полученный результат и отошла подальше, чтобы понять, все ли в порядке с образом в целом.

В зеркале отражалась невысокая худенькая девушка с серьезным, даже тяжелым взглядом карих глаз. Умело подобранный черный костюм подчеркивал плавные изгибы и визуально увеличивал грудь. Стильная стрижка, которую ей сделали полчаса назад в салоне красоты, сглаживала острые черты лица, добавляя ему мягкости и женственности. А макияж, который Марина делать умела, но не любила, выгодно подчеркивал все достоинства мордашки волчицы. В общем, признать в этой стильной, женственной и серьезной девушке взрывную неформалку и бунтарку Мышку можно было только по пирсингу в ушах. Да и то хаотическое нагромождение разнообразных сережек заменили одинаковые золотые гвоздики с горным хрусталем.

– Ну как я тебе? – Мышка вышла в гостиную и с замиранием сердца остановилась перед мужчиной. Перед своим мужчиной.

Вереск задумчиво поднял глаза от стола, на котором были разложены разнообразные артефакты, и скользнул по девушке оценивающим взглядом. Волчица едва сдержала желание поежиться и обхватить себя руками.

– Мм… – Ирбис слегка улыбнулся и сощурил льдисто-голубые глаза. – Как жаль, что у нас не принято носить паранджу.

Сердце Мышки подскочило и забилось с удвоенной силой. Но все равно ей хотелось услышать то, что она прочитала между строк.

– Что, все так плохо? – небрежно поинтересовалась она, не в силах отвести взгляд от вставшего ирбиса.

До чего хорош! Все же есть мужчины, которым безумно идут деловые костюмы.

– Все прекрасно настолько, что, боюсь, мне придется разбить не одно лицо, чтобы на тебя не пялились, – медленно усмехнулся Вереск, подходя к ней. – Ты изумительна, малышка. – Он ласково провел ладонью по ее щеке.

– Я сама кому угодно могу разбить за такое лицо, – довольно улыбнулась волчица. – Потому как категорически протестую, чтобы на меня пялился кто-то, кроме тебя.

Ирбис запрокинул голову и расхохотался.

– Повторюсь, ты изумительна! Ни грамма кокетства и другой женской игры. А как же набить себе цену? – лукаво спросил он.

– Мне это не нужно, – дернула плечом Мышка и ехидно ухмыльнулась. – Но ты и так ведь это знаешь, не так ли?

Вереск не ответил, лишь его улыбка стала шире.

– Мы с тобой потом это обсудим. – Он крепко взял ее за руку. – А пока… надо закончить с этой историей.

Ирбис подвел волчицу к столу и уверенно пододвинул кучку артефактов.

– Надень, – коротко скомандовал он.

– Я буду похожа на новогоднюю елку, – недовольно проворчала Мышка, рассматривая цепочки, колечки и браслеты. – Неужели недостаточно моих сережек? – Она провела пальцем по краю уха, очерчивая целый ряд гвоздиков.

– Скажем так, лучше считать, что недостаточно, чем потом пострадать. – Вереск покачал головой. – Снежные барсы подлые. До момента передачи полномочий главы они ничего не смогут сделать, а вот после… Я хочу быть уверен, что магией они не причинят тебе вреда.

Мышка тихонько вздохнула, но спорить не стала. И подивилась такому поведению – гиперопека брата и Риста всегда приводила ее в бешенство, а сейчас она тихо млела от того, что ее берегут. Впрочем, этому было объяснение – Вереск при всей своей заботе не стремился запереть ее в обвешанной артефактами комнате. Ну, помимо того, что опека любимого воспринималась ею совсем по-другому.

– Что-то придумаю, – пробормотала волчица, мысленно прикидывая, как спрятать эту прорву украшений, чтобы их не было видно.

– Ты помнишь, что надо делать? – Ирбис окинул ее непроницаемым взглядом, медленно застегивая ремешок не совсем обычных часов.

– Естественно, – отрывисто кивнула Мышка, наматывая на запястье одну из цепочек – спрятать артефакты под рукавами пиджака показалось ей прекрасной идеей. – Держаться рядом с тобой и быть настороже. До момента передачи – внимательно наблюдать за снежными барсами. После – быть в любой момент готовой сначала сорвать кулон с шеи, чтобы активировать защитный купол, а затем – достать пистолеты.

– Умница. – Вереск провел ладонью по отросшим волосам.

Как всегда в такие моменты, Мышка ощутила жгучий стыд. Вот уж точно, повела себя как ребенок… Впрочем, чего ей жаловаться? По сути, именно благодаря этому их отношения сдвинулись с мертвой точки.

Вереск подождал, пока Мышка наденет все выданные им артефакты, обнял ее и, прикоснувшись губами к макушке, замер. И она тоже замерла, с обреченностью понимая, что сердце опять бухнулось куда-то в живот. Когда-то она считала, что влюблена в Риста. Сколько глупостей наделала, сколько слез пролила… Сказал бы ей кто тогда, что эта влюбленность всего лишь круги на воде по сравнению с бушующими волнами настоящей любви, ни за что не поверила бы. А теперь… она настолько нуждалась в этом спокойном потомке эльфов, что становилось страшно. А вдруг у них ничего не получится? А вдруг… он уйдет? Как ей тогда жить, зная, каково это – когда тебя вот так обнимают, словно ты самое драгоценное, что может быть в этом мире?

– Малышка, – укоризненно прошептал Вереск ей в волосы, – не занимайся ерундой.

– Не читай мои мысли, – буркнула Мышка, но отстраняться не торопилась.

Ведь было так хорошо и надежно в теплых объятиях… А завтра будет завтра. Пока же она никому не отдаст свое сегодня.

– А ты так громко не думай. – Ирбис поднял ее голову за подбородок и запечатлел легкий поцелуй на едва тронутых розовым блеском губах. – Идем, покончим с этим быстрее.

В кафе, в котором Вереск назначил встречу, их уже ждали.

Мышка сразу выделила взглядом младшего брата Артемия, Корнея. Потенциальный глава клана даже не стремился скрывать свою ненависть – когда увидел их с Вереском, Корнея перекосило от злости. Остальные трое снежных барсов вели себя сдержаннее. Впрочем, старейшинам нельзя допускать, чтобы чувства взяли власть над разумом. Пожилые ирбисы молча поднялись и с непроницаемыми лицами кивнули. Вереск ответил им тоже кивком, но слегка небрежным, а Мышка так вовсе решила сделать вид, что ее все это не касается.

Стоило им усесться за столик, как у Корнея не выдержали нервы.

– Вы! – прошипел он и, яростно ухватившись руками за край стола – того и гляди поломает, подался вперед. – Вам не жить! Я выпотрошу тебя, Вереск, а потом позабавлюсь с твоей подружкой!.. Или лучше сначала отрежу тебе член, а потом заставлю смотреть, как я с твоей подружкой… мм!..

Едва заметное движение рукой, и изо рта вспыльчивого снежного барса доносится лишь сдавленное мычание.

– Я сейчас его отпущу, – на лице Вереска не дрогнул ни один мускул, – а вы популярно объясните этому придурку, чтобы вел себя прилично. Иначе я все-таки выжгу ему мозги, и разбирайтесь со своим чертовым кланом, как хотите.

Один из старейшин схватил Корнея за руку и поволок за собой. Они остановились в нескольких шагах от столика, и Мышка краем уха даже слышала, как пожилой ирбис песочит молодого. К ее большому сожалению, ни о каких планах а-ля «дожидаемся передачи полномочий и делаем то-то и то-то» она не услышала. Впрочем, глупо было бы надеяться, что ирбисы вот так просто себя выдадут. Не-е-ет! Если они задумали отомстить Вереску, они будут молчать до последнего.

– Не приношу извинений, но признаю, что надо было держать свои мысли при себе, – сухо проговорил Корней, вернувшись за стол после воспитательной беседы.

Вереск его проигнорировал.

– На каких условиях ты согласен добровольно передать главенство Корнею? – взял быка за рога один из старейшин.

– Если вы на ирбисовом камне от имени всего клана дадите несколько клятв рода, – медленно проговорил Вереск. – Во-первых, что вы даже думать не будете причинить вред мне или моим друзьям. Во-вторых, что ваши отморозки больше не будут резвиться в нашем городе. И наконец, третье… Ни одна душа, а особенно наги, не должна узнать, что мы направлялись в храм змеиной богини. Ты меня понял? – Он окинул непроницаемым взглядом Корнея.

Тот лишь зубами заскрежетал. Кажется, только что накрылся медным тазом еще один его план мести.

– Чертов эльф… – процедил младший брат мертвого главы клана.

– А ты хорошо подготовился, – негромко сказал один из старейшин, самый пожилой. – Вообще, жаль, что ты нас так ненавидишь… Из тебя вышел бы прекрасный глава. Намного лучше, чем этот. – Он небрежно кивнул на Корнея.

– Да что ты!.. – моментально взвился на ноги тот, но старейшина небрежно его осадил:

– Сядь и закрой рот.

Молодому ирбису пришлось подчиниться. Как бы ни был силен глава, без старейшин его власть – мыльный пузырь. Так было, так есть и так будет во веки веков.

– Мне претят ваши моральные принципы, – сухо отозвался Вереск, постукивая пальцами по столу. – Вернее, их полное отсутствие. Довольно трепа, – резко проговорил он и внимательно осмотрел снежных барсов. – Доставайте камень, я хочу побыстрее с этим покончить.

Мышка сидела рядом с Вереском, и ее взгляд то и дело к нему возвращался. Ее восхищало то, как он себя ведет, с каким достоинством держится и как спокойно на все реагирует. Волчица мысленно согласилась со старейшиной – из ее любимого получился бы прекрасный глава. Причем для любого клана.

– А что, если я тебя вызову на бой, Вереск? – вдруг опять заговорил Корней. – Я ведь больше тебя и наверняка сильнее. Так что…

Вереск расхохотался. Громко, издевательски. Ирбис заткнулся и обиженно нахохлился. Мышка почему-то подумала, что на самом деле Корней еще совсем пацан, потому что его поведение… Ну никак не походило на поведение взрослого мужчины, даже с поправкой на то, что он – снежный барс. Интересно, сколько же ему лет?

– Сопляк, – выдохнул Вереск, отсмеявшись. – Даже Артемий не сумел со мной справиться, а уж он был больше тебя и тренировался под началом Шендора, который так и не успел тобой заняться. Тебя я одной левой порву.

Вот теперь Корней окончательно стал похож на обиженного подростка. И, судя по тому, как усмехались старейшины, таковым и был.

– У тебя нет никакого уважения к родителям, – пробурчал молодой ирбис, чтобы хотя бы оставить последнее слово за собой. – Ты даже отца отцом никогда не называешь!

– Потому что я не считаю отцом того, кто изнасиловал мою мать, – прошипел Вереск, резко подавшись вперед. – Пусть даже это изнасилование привело к моему рождению. Так что будь добр, закрой наконец-то рот. Я устал выслушивать твои подростковые истерики.

– Кхе-кхе, – прокашлялся один из старейшин и положил на стол… обычный камень. Неровный, с острыми краями.

Вот только обычным он был лишь на первый взгляд.

Мышка прищурилась и внимательно посмотрела на реликвию снежных барсов. Линзы, которые помогали ей видеть магические кружева, показывали девушке плотные светлые нити, словно коконом оплетающие камень. Волчица цокнула языком и покачала головой. Сколько же в этом обломке силы…

Сначала старейшины, положив руки на камень, произнесли родовые клятвы, которые требовал от них Вереск. Когда прозвучали последние слова, Мышка едва слышно выдохнула. Неужели одной проблемой меньше? Ах, как хотелось бы…

Затем пришла очередь самого Вереска.

Сжав родовой артефакт снежных барсов длинными тонкими пальцами, потомок эльфов спокойно произнес слова отречения и передал камень Корнею. Тот уже взял себя в руки, а потому смог нормально проговорить текст принятия полномочий главы клана.

– Все? – Вереск поднялся, и вместе с ним подскочила Мышка.

– Пожалуй, – медленно кивнул самый старый из ирбисов.

– Тогда прощайте.

И прежде, чем его бывшие соклановцы что-то ответили, крепко ухватил настороженную волчицу за руку и почти что бегом покинул кафе.

Когда они оказались в машине, Вереск нервно сжал руль и отрывисто произнес:

– А теперь валим отсюда. Я, конечно, подстраховался, как мог, но лучше не искушать судьбу.


Глава 10 | Искусство быть напарником | Глава 12



Loading...