home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

Было далеко за полночь, но Ристу не спалось.

Он сидел в гостиной и медленно потягивал виски.

Наемник был не в духе, и алкоголь, которым он пытался не злоупотреблять, только усугублял ситуацию.

Казалось, столько лет прошло… Но обида Айшшена, его слова всколыхнули собственные обиды на самого себя. Если бы он знал… Если бы он мог… Если бы он подумал, в конце концов! И не струсил тогда… Флора была бы жива, а ему не пришлось бы бегать по всей стране, чтобы найти способ поставить змеев на место.

Единственным светлым пятном в этой дурной истории была Ира. Его маленькая Ромашка, которая сегодня очень порадовала напарника тем, что даже не задумалась над тем, что он и Айшшен могут ночевать в одной комнате. Сонно спросила, какая комната их, и направилась туда.

Если бы он не отказал тогда Айшшену, а подземные не забрали бы Флору, то никогда не разглядел бы такое чудо под заурядной внешностью и безумным страхом.

Аристарх Охотский никогда не следовал страусовой политике. И если уж признавал какой-то факт, поколебать наемника было почти невозможно. А потому он, как только осознал свое влечение к Ире, симпатию, которую она вызывала, восхищение ее стремительным ростом, а также доверие… не раздумывал ни минуты. Раньше он мог представить рядом с собой только Флору. Но нага была его сестрой, пусть и не по крови, да еще и другого биологического вида. А вот Ира… Чем больше Рист узнавал ее, тем четче понимал, что богиня, чей храм они намеревались ограбить, обещала ему не напарницу, а намного больше. И это его совсем не пугало.

Вот разберутся они с кланами, и можно будет заняться маленькой Ромашкой всерьез.

– Не спишь? – В гостиную выполз Айшшен, уже в своем хвостатом облике.

– Не спится, – озвучил очевидное Рист и испытующе поглядел на друга. Даже то, что они не общались многие годы, не могло поколебать уверенности наемника – наг был ему другом, что бы тот ни думал на этот счет. – А ты почему еще не дрыхнешь?

– Потому же, – пожал плечами змей и, вытащив из бара стакан, плеснул и себе виски. – Ты ее любишь?

Охотский даже не стал уточнять, о ком речь.

– Если ты имеешь в виду, штормит ли меня так же, как тогда вас с Флорой, то нет, – усмехнулся он. – Но то, что я к ней более чем небезразличен, отрицать не буду.

– Как обтекаемо. – Айшшен вернул усмешку и сделал мелкий глоток янтарного напитка. – Хорошая девочка, мне понравилась.

Рист промолчал, не видя смысла подтверждать очевидное.

– Ты собираешься держать ее на расстоянии?

А вот этот вопрос был неожиданным, и наемник недоуменно поднял брови.

– С чего ты взял?

– Ну как же… – Легкая улыбка скользнула по тонким бледным губам змея. – Вы спите в одной постели, но только спите. Ты ее не обнимаешь, не целуешь, да и вообще не прикасаешься к ней больше, чем необходимо. Из этого можно сделать логичный вывод, что у тебя с ней ничего нет и, кажется, не будет.

– Ты передергиваешь, – отмахнулся Аристарх. – Просто… ну не время. Я, конечно, начал ее понемногу приручать, но… Сначала надо разобраться с этим дурдомом и поставить кланы на место.

– Время, – горько усмехнулся Айшшен. – Все мы всегда думаем, что у нас есть прорва времени. Вот я… был таким же дураком. Сначала считал, что у меня есть время быть с Флорой. Потом – что есть время вытащить ее. А его нет, Рист. Надо жить сегодня и брать от текущего момента все, что он может дать. Потому что завтра может и не наступить, особенно в нашем с тобой мире.

Охотский молча смотрел на друга, и по его лицу сложно было что-то понять.

– Я тебе дам совет, как тот, кто потерял все. – Наг со стуком поставил стакан на стол. – Если хочешь быть с ней – будь сегодня. А если судьба даст вам завтра – будь с ней и завтра. Все ограничения придумываем только мы сами. И сами же от этого страдаем. Доброй ночи.

И только шелест хвоста уползающего змея нарушил тишину в гостиной.


Пробуждение мое было странным. Я не подорвалась от резких звуков будильника. Не подпрыгнула в кровати от насмешливого голоса напарника. Меня разбудил божественный аромат натурального кофе.

Я, не открывая глаз, принюхалась, и только потом рискнула поднять веки.

Ничего экстраординарного – чашка с напитком, запах которого меня поднял, стояла на прикроватной тумбочке. Ну а тот, кого я подозревала в этой диверсии, спокойно разговаривал по телефону у окна.

Я решила, что можно себя немного побаловать. От души потянулась и, не вставая с кровати, взяла чашку. Мысль о том, что кофе мог предназначаться не мне, даже не пришла в мою голову.

Не торопясь, я смаковала слегка горький напиток и с интересом прислушивалась к разговору Риста. Похоже, он говорил с Вереском. Имен я не слышала, но кому еще мой напарник мог насмешливо рекомендовать хорошо отдохнуть до нашего приезда и ни в коем случае не забывать о предохранении. Я лишь изумленно головой покачала. Странный он…

– Доброе утро. – Рист положил мобильный на подоконник и внимательно на меня посмотрел. – Как спалось?

– Хорошо, спасибо, – искренне улыбнулась я и поставила чашку на тумбочку. – И за кофе тоже спасибо.

– Пожалуйста. – Он тоже улыбнулся, едва приподняв краешки губ.

И замолчал, продолжая пристально рассматривать меня. Так, словно видел впервые. Я, сбитая с толку этим взглядом, засмущалась и подтянула одеяло повыше.

– У меня что, рога выросли? – проворчала я, с трудом сдерживая желание накрыться с головой.

– Да нет, – тихо рассмеялся Рист. – Вовсе нет.

– Тогда с чего такое пристальное внимание скромной мне?

– Да так… Мысль думаю, – уклончиво отозвался он.

Надо же! Он и думать умеет!.. Но это я так… В порядке самозащиты от такого странного поведения напарника.

– И как она тебе, эта мысль? – иронично спросила я и решительно выбралась из-под одеяла.

В конце концов, моя стеснительность не имеет никакого смысла. Да и спала я в шортах и футболке, так что ничего напоказ выставлено не было. Этот мужчина видел меня и не в таком виде.

– Нравится… – протянул он, и я физически ощутила его заинтересованный взгляд, который скользнул по моей спине вниз. – И чем дольше я смотрю, тем больше она мне нравится.

Я едва сдержалась, чтобы не уточнить, о чем он – о мысли или обо мне.

М-да, что-то тебя, Ирочка, заносит совсем не туда. Как говорится, если боишься услышать ответ, лучше не задавай вопрос. Проверено на личном опыте, причем совсем недавно. Потому я проигнорировала и наглый взгляд, и двусмысленный ответ и отгородилась от проницательных серых глаз дверью ванной комнаты.

Взглянув на свое отражение в зеркале и отметив смущенный румянец во всю щеку, я тихо рассмеялась. М-да, веду себя… как девица, только-только выставленная из пансиона строгих правил. Ну посмотрел, и что тут такого? Я ведь и так в курсе, что нравлюсь ему, хоть и не до конца в это верится. А с чего тогда такая реакция?

Впрочем… я знала с чего. Настолько явного и ничем не прикрытого мужского интереса в глазах напарника я еще не видела. И это меня смущало и внушало опасения. Хотя бы потому, что я не понимала – какого фига?! Кажется, мы с ним договорились, что до окончания этого дурдома никаких попыток перевести наши… э-э-э… ну ладно, пусть будет – отношения в горизонтальную плоскость!

Соответственно вырисовывается закономерный вопрос… Какая муха ночью покусала Риста?! Вот сейчас приму душ и обязательно спрошу.

Но как только я опять встретилась с грозовыми серыми глазами, вся моя решимость испарилась. Не-э-эт! Язык себе откушу, но ни слова от меня не дождется! Потому что задавать такие вопросы… мужчине, который на тебя вот так смотрит… да еще и в непосредственной близости от кровати… Я же не сошла с ума на самом-то деле!

Так что я сделала невозмутимое лицо и вышла в гостиную.

Айшшен в обличье шикарной блондинки пил чай, рассеянно посматривая в окно.

– Доброе утро. – Наг повернулся и одарил нас доброжелательной улыбкой. – Как спалось?

– Хорошо, – вернула я улыбку.

– Твоими молитвами, – иронично отозвался напарник, который по-прежнему сверлил мою спину взглядом.

Черт, там скоро дырка образуется!

– О-о-о, – протянул змей и подозрительно сощурился. – Кажется, наш дорогой Охотник много думал!

– Много, – не стал спорить тот.

– И как? – заинтересованно подался вперед Айшшен.

Мне кажется, или наш недожрец в курсе, с какой радости меня пристально и оценивающе рассматривают?

– Мм… Догадайся, – раздался за моей спиной тихий смешок.

– Молодец, – сверкнула белозубой улыбкой блондинка.

Нет, точно в курсе. Руку даю на отсечение!

Я хмуро посмотрела сначала на ослепительно улыбающуюся маску нага, а затем – на Риста, на устах которого играла довольная усмешка. Скальтесь, скальтесь, я вам это припомню!

Впрочем…

Я резко опустила голову, чтобы распущенные волосы закрыли лицо и эти двое не увидели моей мрачной ухмылки.

Да, я не могу спросить Аристарха. Но зато прекрасно могу расспросить Айшшена. И пусть только попробует не сказать!..

Случай представился довольно скоро – мои спутники выяснили, что забыли купить что-то важное, а потому Рист умотал это важное искать. Мы с Айшшеном коротали время в кафе неподалеку от отеля, в котором ночевали.

– Ты на меня смотришь так, словно я совершил преступление. – Блондинка скривила в подобии улыбки идеально очерченные губы.

Я не собиралась отвлекаться на пустой треп, который только пожрет драгоценное время.

– Что ты наговорил Ристу, несчастный чешуйчатый? – процедила я, подавшись вперед.

– А, ты об этом. – Ни один мускул не дрогнул на его лице. – Ну да, перекинулись ночью несколькими фразами. А что, – он лукаво усмехнулся, – Рист уже действует?

Не зря мне это все не нравилось, ой как не зря!

– Айш-ш-шен! – прошипела я и грохнула кулаком по столу. – Что ты сказал Ристу?!

– Что он кретин и упускает время, – с убийственным спокойствием ответил наг.

И я растеряла весь свой боевой запал.

– В смысле?

– Хочешь напрямоту? – Он немигающе посмотрел в мои глаза.

Я уже не была так в этом уверена, но робко кивнула. В конце концов, не буду страусом. А то потом… могут быть проблемы.

– Тогда ответь сначала на один вопрос: что ты к нему чувствуешь?

Мне на миг показалось, что сквозь голубую радужку просматривается настоящий цвет его глаз – алый. Я вздрогнула и резко отвела взгляд.

– Ира, – голос Айшшена был холоднее арктических льдов, – посмотри на меня и ответь на вопрос.

Так, кажется, я уже ничего выяснять не хочу!

– Ира, я понимаю, что тебя сейчас очень тянет сделать глупость, но не стоит.

– Чего ты хочешь?! – сдавленно процедила я, с силой переводя взгляд на нага. – Услышать, что я его люблю?! А я не знаю! У меня, знаешь ли, столько проблем сейчас – совсем не до того, чтобы сесть и подумать!

– Успокойся, – мягко улыбнулся змей. – Я и не сомневался, что ты об этом не думала. Подумай сейчас. Вспомни, что вот на днях нас ждет храм, в котором мы все можем погибнуть, и хорошенько подумай.

Я опять отвернулась и покачала головой.

– Не знаю, просто не знаю…

– Сосредоточься. Ты на пороге вероятной смерти. Сконцентрируйся на этом и найди ответ.

О чем о чем, а о смерти мне думать не хотелось вообще… Я тряхнула головой и решила отвечать, как есть. Не закапываясь так глубоко.

– Знаешь, в него легко влюбиться. – Я печально улыбнулась и посмотрела Айшшена. – Правда, не думаю, что я успела. Но… Он мне нравится, и очень. Более того, я им восхищаюсь. И хоть несколько дней назад меня и пугала такая перспектива, сейчас я совершенно не против попробовать, когда мы выйдем из храма и…

– Р-р-ромашка! – взбешенно рявкнул Айшшен, и я испуганно замолчала, шокированно рассматривая полупрозрачную молочную чешую, которая медленно проявлялась на его руках.

Кажется, он в ярости!

– Я же ничего такого не сказала, – растерянно пробормотала я, не понимая, что могло вызвать такую бешеную реакцию.

– Конечно. – Чешуя на руках пропала, а чувственные губы блондинки исказила презрительная ухмылка. – Ты сказала ровно то же самое, что каждый день говорят себе тысячи идиотов. Что завтра все будет. Непременно. А оно, это гребаное завтра, может взять и не наступить!

Мне стало обидно. До выступивших слез. Его послушать, так я бегаю от жизни, малодушно надеясь, что оно как-то само все решится. Без моего участия! Еще и улыбается так… Презрение хуже ненависти, это еще моя бабушка говорила.

Мне очень хотелось сказать ему что-то едкое. Злое. Чтобы ударило больно-больно… Я даже начала перебирать в памяти все те скудные сведения, что знала об этом наге… И меня осенило.

– Ты ведь о себе говорил, да? – потрясенно прошептала я, смутно осознавая, что презрение было адресовано не мне, а себе. – О вас с Флорой?

– Умница, девочка, – очень грустно улыбнулся Айшшен и отсалютовал мне стаканом с соком. – Среди этих тысяч идиотов, я – король. Потому что за все эти годы так и не смог ничего делать. Из-за того что верил: у меня есть это… завтра.

– О-о-о… – выдохнула я, пребывая в глубоком шоке. – И Ристу ты… тоже сказал про то, что наша затея подождать, когда все закончится, дурость?

– Именно, – кивнул он.

– И это значит… – Я окончательно осознала, к чему были все эти взгляды, и ощутила, как сердце бухается в живот, замирая тревожным комком, а на его бывшем месте разливается неприятный холодок.

Я поняла, что вслух сказать это просто не смогу. Покраснела до корней волос и залпом допила свою минералку.

Черт, вот как реагировать, если мне сейчас практически прямым текстом говорят, что вечером меня ждет соблазнение по полной программе?!

– Сейчас кое-кто накрутит себя до состояния «тронь – и вспыхну», а потом это все скандалом прольется на голову Риста, – ехидно сказал Айшшен. – Боюсь, как бы мне потом по морде не прилетело за такую «помощь».

– Я не истеричка! – огрызнулась я, с унынием понимая – да, процесс накрутки пошел.

Вот как себя тормознуть, а?!

– Угу. – Наг резко подался вперед и, обхватив ладонями мое лицо, заставил смотреть ему в глаза. – А теперь подумай, девочка… Храм – это не место пикника. Реально, без всяких скидок – мы можем оттуда не вернуться. Или вернемся – но не все. Ты готова пойти на поводу у своих тараканов и никогда не узнать, каково это – быть с ним? Ведь есть шанс, что вы погибнете. Или, что еще хуже, погибнет один из вас. Ты готова всю жизнь потом жалеть о том, чего не сделала, девочка? Готова?

– Лучше сделать и жалеть, чем не сделать и жалеть, – прошептала я и дернула головой, чтобы освободиться от захвата.

– Именно. – Айшшен невозмутимо сел на место и подозвал официантку, чтобы заказать еще сок.

Я торопливо добавила к заказу еще стакан минералки и мрачно посмотрела на змея.

– Вообще, идея умирать мне категорически не нравится. Поэтому предпочитаю думать, что мы выживем и накрутим твоим соклановцам хвосты по самое основание.

– И это правильный настрой, – одобрил он. – Но ты должна понимать, что возможно всякое. Кстати, вот и Рист. – Наг усмехнулся и, понизив голос, произнес: – У тебя есть время до вечера. Думай, Ира, думай.

Змей растревожил мою душу. Всю дорогу до следующего места ночевки я действительно думала, периодически бросая взгляды на Риста. Тот, кстати, тоже время от времени отрывался от руля, чтобы искоса взглянуть в мою сторону. Так мы и играли в гляделки до самого вечера.

Не знаю, какие мысли бродили в голове у моего напарника, но я… прошла несколько стадий. Первая, кстати, была: «Да что этот змей о себе возомнил, фиг ему, не буду я слушаться!» Но это во мне говорили эмоции. Даже скорее детское нежелание принимать реальные факты, которые пугают. Но я не была ребенком. И, как уже говорила, страусовой политики никогда не придерживалась. А потому, обдумав все хорошенько, пришла к закономерному выводу: Айшшен прав. Никто мне не даст бумажку с печатью, в которой будет гарантирован наш триумфальный выход из храма. Да к тому же… блин, двухтысячные на дворе! А я тут пытаюсь развести сопли аки барышня из любовного романа. Проще надо быть, Ира, проще! Это же не случайный секс… Сама понимаешь – все к нему идет. Да и… хочется, чего от самой себя скрывать? Даже очень. Так какая разница, будет он неделей раньше или неделей позже?

Я опять скосила глаза на Риста и улыбнулась. Решение принято, осталось понять, как себя вести. Нет, в напарнике я не сомневаюсь, он у меня мужик решительный. Но как-то… удивить его хочется, что ли. Женщина я, или где?

Я сложила губы в трубочку и прищурилась. А что, если мне его соблазнить? Вот шок будет! Представила выражение лица Риста и едва сдержала смешок. Да-а-а! Определенно, мне нравится эта идея. Главное, чтобы Айшшен меня не сдал, но его можно будет попросить… Думаю, он не откажется. А вечером, когда мы останемся с Ристом одни, я…

Блин! Тоже мне нашлась роковая женщина! Соблазнительница! С мизерным опытом и полной головой прочитанных книг. Боюсь, в результате напарник меня поднимет на смех – и будет полностью прав. Черт… Плюнуть и сделать вид, что я не в курсе, а он пусть сам меня соблазняет? Без всяких сомнений, это проще, но… Да не хочу я так! Словно девственница в первую брачную ночь…

Я осознала, что мысли сейчас пойдут по кругу, и решительно себя остановила. Нет, хватит. Развела тут гвалт в своей голове. Сделаю по-другому… Доверюсь интуиции, и будь что будет.


– Я в душ! – торопливо выпалила я, когда мы с Ристом вошли в комнату.

– Беги, – рассеянно отозвался напарник, бросая свой рюкзак у двери. – Я все равно сейчас хочу задать Айшшену парочку вопросов.

Я даже затормозила. Та-а-ак! Не поняла! Куда это он собрался?! И, честно говоря, уже хотела гневно спросить… Но передумала. Пусть идет. Я из душа не вылезу до тех пор, пока он в дверь не постучится. Надеюсь, это будет не в три часа ночи…

С деланым равнодушием махнула рукой, мол, катись, дорогой напарничек, и закрыла за собой дверь.

Я торопливо вымылась, а затем занялась волосами – промыть, высушить, тщательно расчесать, чтобы аж блестели. Придирчиво осмотрела свое изображение в зеркале и осталась довольна. Однако как предвкушение секса красит женщину! Не ожидала… Глаза горят, губы и без помады яркие, на щеках – легкий румянец. Ну просто прелесть! Сейчас только над образом поработаю, и можно будет ждать Риста. О том, что мой дражайший напарничек может засидеться у Айшшена, думать не хотелось. В крайнем случае, наг его выгонит. Он же в курсе…

Так-с… В каком же виде выйти? В обнаженном не интересно – прямое приглашение это не наш вариант. Как бы так хитро выкрутиться, чтобы и намек, и не совсем намек? А-а-а! Почему у меня опыта совсем нет?! Ладно, подумаем.

Хм… А что у меня есть интересного из одежды? Я присела перед своим рюкзаком, который предусмотрительно захватила в ванную комнату, и принялась его потрошить. Не то… Не то… Совсем не то… Вообще не то… А это что? Достала бежевую летнюю рубашку Риста, которая непонятно как оказалась у меня. Покрутила ее в руках, осторожно понюхала, чтобы определить степень свежести, и расплылась в предвкушающей ухмылке. Ну все, напарничек, держись!

Торопливо надела черный бюстгальтер, а потом накинула рубашку на плечи и, не застегивая, завязала плотным узлом под грудью. Подумав, достала шорты, в которых я все время спала. Коротенькие и не мешковатые – они идеально подходили для моей задумки, ибо вроде как намекали, что я ни на что такое не настроена. Еще раз осмотрела себя в зеркале и осталась вполне довольна.

Теперь осталось дождаться Риста.

Минута.

Вторая.

Пять минут.

Я достала мобильный и, нахмурившись, отсчитывала время.

Черт, он что, с концами застрял?! Я сейчас как психану, как пойду спать, и ни шиша ему не обломится!

Легкий стук в дверь раздался как раз в тот момент, когда я собиралась плюнуть на все.

– Ир? – позвал Рист. – Ты там уснула, что ли?

– Нет-нет, – весело отозвалась я, ощущая, как поднимается упавшее было настроение. – Сейчас выхожу!

И бросилась к зеркалу, чтобы добавить последние штрихи.

– Ну и горазда ты сидеть, – хмыкнул напарник. – Я уже и душ успел принять, и с Айшшеном несколькими фразами перекинуться, а ты…

И в этот момент я, затаив дыхание, рывком распахнула дверь.

Рист поперхнулся последними словами и, изумленно вскинув брови, окинул меня странным взглядом.

– Я твою рубашку позаимствовала, надеюсь, ты не против, – небрежно обронила я, проходя мимо него. – А то мне спать не в чем. – И мило ему улыбнулась.

– Ага, не в чем, – эхом отозвался напарник и схватил меня за руку. – Стоять!

– Что? – Я непонимающе похлопала ресничками. – Рист, спать пора! Нам просыпаться рано, и вообще…

Он меня не слушал совершенно. Повернул к себе и пристально рассматривал. Я даже поежилась под этим взглядом… Никогда еще ни один мужчина так откровенно на меня не пялился! И то, что я именно этого и добивалась, не отменяет факта!

– Ри-и-ист! – Я пощелкала пальцами свободной руки у него перед носом. – Ты чего?

Напарник посмотрел мне в глаза. На его губах медленно расцветала предвкушающая ухмылка. Я замерла, только сейчас вполне осознав, с кем надумала поиграть.

И еще до того, как он властно впился в мои губы в бешеном поцелуе, я успела подумать: «Ну и кретинка ты, Ирка. Нашла кого соблазнять!»

Это была последняя осознанная мысль, которая меня посетила. Потому что Рист… явно воспринял мой внешний вид как приглашение – а так оно, собственно, и было – и не дал мне ни секунды, чтобы прийти в себя.

Я отдалась во власть поцелуя целиком и полностью. Мне казалось, что то, как мы целовались в лесу, было вершиной страсти? О! Как я мало в этом понимала…

Рист… Он покорял меня. Он вел меня. Он побуждал меня. Я прильнула к нему и, привстав на цыпочки, зарылась пальцами в чуть влажные волосы. И с жаром ринулась в бой – дразняще кусала его губы, ловила его язык и еще умудрялась тихонько мурлыкать, как настоящая кошка. Мне было так легко… Зачем вообще создавать себе столько проблем и придумывать всякую ерунду? Есть я и он. Какая разница, что происходит вне нас?

Тихий рык мне словно почудился. Но в следующий момент Рист обхватил мое лицо ладонями и оторвался от меня. Я взглянула на него затуманенными от страсти глазами и растерянно заморгала. Чего он?..

– Ты меня решила совсем с катушек столкнуть, соблазнительница? – выдохнул он, и прежде, чем до моего малость неадекватного сейчас мозга дошло, о чем речь, длинные пальцы погладили мой голый живот.

Я охнула и выгнулась, стремясь не то продолжить ласку, не то прервать ее. Чего мне хотелось больше? А черт его знает. Ощущения были яркими, но как-то… слишком. А ведь Рист всего лишь живота коснулся! Как же дальше…

– Тебе безусловно идет моя рубашка, но без нее лучше…

Я почувствовала, как напарник осторожно развязывает узел, не забывая, словно нечаянно, задевать ставшую неимоверно чувствительной кожу.

Я кусала губы, вцепившись в его плечи, осознавая, что мы еще ничего делать не начали, а я уже с ума схожу от возбуждения и согласна на все и даже больше.

Запрокинув голову, я тихонько застонала и мстительно впилась ногтями в плечи напарника, прикрытые тканью футболки. Вот так тебе! Издевается…

– Даже так? – хмыкнул он и в следующий момент легонько прикусил мочку моего уха, одновременно с этим быстро стащив с меня рубашку.

Прохладный воздух обнял обнаженные руки, разгоряченное тело покрылось гусиной кожей.

Ах ты!..

– Мм, так нечестно, – искушающе улыбнулась я и скользнула пальцами под футболку, чтобы с восторгом прикоснуться к моментально напрягшемуся животу.

– Ир-р-ра! – зарычал Рист и перехватил мои руки. – Будь хорошей девочкой!

– Была, не понравилось, – беспечно пожала плечами я и, хитро сощурившись, прогнулась в спине, чтобы невесомым касанием дотронуться до его груди.

– Зараза мелкая… – выдохнул напарник. – Ты…

Я про себя хихикнула. Кажется, он не ожидал от меня такого поведения. Впрочем, я сама от себя не ожидала… Но так даже лучше. Никаких сомнений, никаких посторонних мыслей. Насколько же это пьяняще – быть рядом с небезразличным к тебе мужчиной и иметь полную свободу действий.

Могу делать что хочу!

Например… вот это.

Я развела руки, которые по-прежнему удерживал Рист, шире, резко подалась вперед и ме-е-едле-е-енно его поцеловала.

Секундное замешательство, но тормозом мой напарник никогда не был. Инициатива молниеносно перешла к нему, но мне, честно говоря, было все равно. Я настолько погрузилась в дивные, приводящие в восторг ощущения, что не сразу поняла, как меня подхватили, а затем осторожно опустили на кровать.

Я приподнялась на локтях и уставилась затуманенным взглядом на Риста, который отошел на два шага и теперь рассматривал меня с непонятным выражением лица.

– Что на этот раз? – Я удивилась, насколько хрипло и возбужденно звучит мой голос. – Если ты сейчас скажешь, что сваливаешь спать к Айшшену, обещаю – я тебя убью!

– И в мыслях не было. – Ленивая ухмылка на миг осветила его лицо, а затем мой напарник принялся медленно снимать футболку.

– Мм, стриптиз! – тихо рассмеялась я, не отрывая глаз от пикантного зрелища. – И все же… О чем ты только что думал?

– Что и не подозревал, сколько в тебе страсти.

Футболка отлетела в сторону, и Рист взялся за ремень джинсов.

– Стой! – Я рывком села и поманила его к себе. – Я хочу сама.

– Желание дамы – закон. – Едва слышный смешок, и Рист оказался совсем рядом.

Я не удержалась и опять провела пальцами по его животу, слегка царапая ногтями. Под моими прикосновениями он каменел, хотя казалось, что больше некуда. Мама дорогая, и это все мое? Съем! Как лучший десерт! Честное слово!

Так, надо как-то прийти в себя, еще не время давать мозгам команду на выход.

– А если бы подозревал? – Я решила вернуться к его предпоследней фразе, пока неторопливо расстегивала сначала ремень, а потом и сами джинсы.

– Переспал бы с тобой еще тогда, когда мы после задания отсиживались, – выдохнул он, погружая пальцы в мои волосы.

Я тихонько мурлыкнула – как же приятно! Но затем насмешливо сказала:

– Размечтался. Кто бы тебе позволил. – И осторожно стянула джинсы вниз, зачарованно рассматривая черные боксеры, через которые было видно красноречивое свидетельство того, что скоро все разговоры закончатся.

Мелькнула шальная мысль стащить еще и их, но на это уже меня не хватило.

– Ты даже представить себе не можешь, насколько я бываю убедительным. – Джинсы отлетели в другой конец комнаты, а меня легонько толкнули в грудь. – Моя очередь.

Я послушно улеглась на спину, а затем приподняла бедра, позволяя напарнику снять с меня шорты. Впрочем, только шортами он не ограничился. Таких заморочек, как у меня, у Риста явно не было. Я поежилась и с трудом сдержала желание скукожиться и прикрыться руками. Надо же, остатки стеснительности проснулись! А я думала, их безвозвратно инфаркт настиг…

Мне нравилось ощущать себя женщиной. Нравилось осознавать, что имею власть над этим мужчиной. И я не хотела портить себе эту ночь всякой ерундой. Даже если это наша первая и последняя ночь. Тем более если это наша первая и последняя ночь. Поэтому я лукаво улыбнулась и спросила у внимательно рассматривающего меня Риста:

– Нравлюсь?

– Очень, – живо откликнулся он и осторожно провел рукой вверх по моей ноге, до самой ягодицы. – Только, чтобы нормально наслаждаться видами, надо еще от кое-чего избавиться.

Ну да, бюстик. Я приподнялась, чтобы дотянуться до застежки сзади, но меня остановили.

– Даже не вздумай, – покачал головой напарник и резко скомандовал: – На живот.

– Да, мой господин, – с показным смирением пропела я, но послушно вытянулась, подставляя под его руки спину.

И замерла, ожидая прикосновения и желая его. Но Рист медлил, и на меня вдруг навалилась неуверенность. Черт, это я сейчас такая смелая… когда мы просто флиртуем и дразним друг друга. Природная женственность, спасибо ей, позволила провести этот раунд достойно. А дальше?! Я же ничего в этом не понимаю…

– Ты напряглась, – ворвался в мои мысли властный голос напарника. – Расслабься. Впрочем… я сейчас помогу.

И в следующий момент я ощутила ладони на своих щиколотках. Вздрогнула, не совсем понимая, что он собирается делать, и… выдохнула, когда чуткие пальцы начали постепенно продвигаться вверх, рисуя на моих ногах узоры. Когда путь был пройден наполовину, к пальцам присоединились губы, и желание, уже заполнившее меня до самой макушки, начало выплескиваться сначала тихими, а потом все более громкими стонами.

Господи, он ведь меня еще не коснулся толком… Что же дальше будет? Я, наверное, просто умру, не выдержав столько наслаждения!

Легкий, но ощутимый укус за ягодицу заставил меня зашипеть и дернуть ногой.

– Не брыкайся. – В голосе Риста слышалась усмешка.

Я хотела было возмутиться, но не успела. Как только его губы опять прижались к моей спине, из головы напрочь вылетели все слова.

Влажные поцелуи вдоль позвоночника снова заставили меня стонать и бессильно сжимать в руках тонкую ткань покрывала. Щелчок застежки донесся словно сквозь вату, и я не сразу поняла, что меня переворачивают.

– Вот так хорошо, – прошептал напарник, глядя мне в глаза, и отбросил в сторону последнюю деталь моей одежды.

– Да, – ответила я тоже шепотом, мучительно желая, чтобы он коснулся моей груди и…

Теплые, мягкие губы мазнули по моему соску, и я глухо застонала, выгибаясь им навстречу. Ну же!.. Но Рист словно дразнил меня – легко дотрагивался до тугой горошины, дул на нее, но не давал мне то, чего так хотелось. А когда я, окончательно потеряв стыд, попыталась сама поласкать свою грудь, небрежно перехватил обе руки и прижал их над моей головой.

– Охотник, мать твою! – наконец не выдержала я. – Перестань издеваться!

– Ромашка, не ругайся, – промурлыкал этот гад и осторожно провел языком по соску. – Зато мне все нравится. Ты кажешься такой беспомощной…

Ах, беспомощной. Я усмехнулась и подняла ногу, чтобы потереться об его пах. И замерла, когда осознала, что касаюсь отнюдь не трусов!

– У тебя непередаваемое выражение лица, – тихо рассмеялся напарник и, отпустив меня, положил ладони на мою грудь. – Когда что-то делаешь, будь готова к расплате.

Я хотела возмутиться. Честное слово, хотела! Но как это возможно, если твои губы так целуют, а тело – так ласкают? Чуткие пальцы играли с болезненно ноющими сосками, властные губы яростно целовали, подталкивая к полной капитуляции.

И я растворилась в своих ощущениях, потерялась в них полностью, и только время от времени жалобно всхлипывала, когда очередная ласка выводила меня на новый уровень возбуждения. О, сколько раз у меня мелькала мысль, что вот этого я точно не выдержу! Но за этим «не могу» открывались новые горизонты, и я плавилась, плавилась, и единственное, чего мне сейчас не хватало, это ощущения наполненности. Я ощущала себя пустой, и мне это не нравилось.

Я настолько погрузилась в свое возбуждение, что слияние наших тел просто пропустила. Осознала это лишь тогда, когда ощутила себя на диво цельной. Словно так… и было правильно.

– Держись, милая, – шепнул Рист мне на ухо, и я покорно ухватилась за его плечи.

Может, он не это имел в виду, но у меня четкое ощущение, что сейчас меня сметет словно ураганом.

С каждым толчком ощущение, что меня уносит, усиливалось. Я цеплялась за Риста, наверняка оставляя глубокие царапины на его спине. Кричала так, что сорвала голос. И в тот миг, когда соитие достигло своего пика, я, наверное, умерла. Потому что не может один человек вынести столько наслаждения, просто не может!


Айшшен сидел на широкой кровати и, поигрывая коньяком в бокале, задумчиво смотрел на свой хвост, который кольцами лежал на украшенном вышивкой покрывале. Впрочем, не собственная конечность заботила жреца богини – на самом деле он с интересом прислушивался к звукам, которые чуткий слух нага различал даже через толстую стенку. И постепенно его улыбка становилась все шире. А потом он отсалютовал бокалом стене и спокойно произнес:

– Хоть какой-то толк от моего идиотского опыта.


Глава 13 | Искусство быть напарником | Глава 15



Loading...