home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

Мы провели в убежище несколько дней.

Между скалами и базой нейтрализаторов постоянно курсировали Олег с Игорем, доставляя последние новости.

Как говорят в Интернете – тот самый момент. В моем случае – когда я впечатлилась всей мощью сети потомков атлантов, которая опутала наш город.

За два дня наши новые друзья умудрились устроить ад. Судя по веселым рассказам Игоря и Олега, в городе творился форменный дурдом.

Во-первых, эти серые кардиналы натравили южный клан нагов на восточный. Да натравили так качественно, что втянуты оказались все кланы до единого. Даже подземным пришлось вылезти на свет божий. И, по слухам, скандал только набирал обороты. В городе даже заговорили о возврате в девяностые и разгуле мафии – выяснение отношений велось не только на уровне магии, но и на уровне огнестрела. Короче, жуть. Но змеям как минимум неделю было совсем не до нас. На мой закономерный вопрос, как у них это получилось, Олег с Игорем хитро переглянулись и хором заявили, что если в одном клане баба – шалава, а во втором – мужик слаб на нижний мозг, то это всегда можно зафиксировать. А уж если выясняется, что наследник, несмотря на цвет чешуи, тебе не сын, то это тем более повод для вендетты. На дальнейшие вопросы они не стали отвечать, и мне осталось только гадать, откуда у них такая важная информация.

Короче, нас проинформировали, что дают еще день, чтобы ситуация накалилась до предела, и идем брать банк.

В день икс я готовилась к выходу, словно собиралась как минимум на свидание.

Тщательно вымылась. Заплела отросшие волосы в тугую косу и, завернув ее пучком, скрупулезно закрепила шпильками. Помотала головой, проверяя, удобно ли. Потом, не торопясь, оделась в грязно-зеленый комбинезон наемника и натянула капюшон. Проверила свои ставшие уже родными «глоки». Нацепила пояс с дополнительными обоймами. Пошла в душевую, не обращая внимания на окрики друзей, чтобы посмотреться в зеркало.

Отражение встретило меня спокойным лицом, холодной улыбкой и огнем предвкушения в глазах. Я подмигнула ему и, оставшись полностью довольной увиденным, вернулась туда, где уже ждали друзья.

– Готова? – испытующе взглянул на меня Рист.

– Жду с нетерпением. – Кривая улыбка скользнула по моим губам.

Он одобрительно кивнул.

Я внимательно осмотрела всю нашу бешеную компанию. Оборотни щеголяли в таких же комбинезонах, какие были на мне и Ристе. Если бы не Айшшен, который был в своих странных браслетах, нас можно было бы принять за залетных ниндзя. Только с кучей огнестрельного оружия в руках. Мой напарник даже прихватил с собой ту винтовку, из которой были расстреляны сначала ирбисы, а затем – нежить в храме.

В убежище заглянул Игорь и, махнув нам рукой, сказал:

– Идемте, Олег с Ромой ждут снаружи. Остальные уже пошли на позиции.

Я с веселым изумлением осознала, что комбез Игоря был близнецом наших. Однако популярную у кошек делают одежку!

Перед входом в пещеру мы встретились с Олегом и высоким брюнетом лет тридцати, с добрым и открытым лицом. Это – Роман? И не скажешь, что такой крутой воин…

Он моментально выцепил меня взглядом и, подойдя, мальчишески улыбнулся и протянул руку для приветствия.

– Ира, очень приятно, я сегодня твоя тень.

Я расплылась в ответной улыбке и пожала широкую крепкую ладонь. Несмотря на планы Дария, я, конечно, не собиралась иметь с этим Романом ничего очень личного, но мужчина явно располагал к себе.

– Эй, тень, – недобро рыкнул Рист, обняв меня за талию. – Заруби на носу, я в гробу видал ваши евгенические планы. Ира моя, тебе ничего не светит.

Честно говоря, я напряглась, ожидая… Ну скандала это как минимум.

Но, к моему большому удивлению, нейтрализатор рассмеялся и протянул руку уже моему напарнику.

– Приятно познакомиться, Охотник. Успокойся, у меня на твою девушку планов нет. А старейшина… Ну ему на роду написано беспокоиться о всяком-разном.

Рист сразу же заметно расслабился, и мужчины обменялись крепким рукопожатием. Что-то мне подсказывало, что глаз с предполагаемого конкурента напарник все равно не спустит. Но об этом можно подумать потом.

Сначала – дело.

Добирались к месту мы до обидного банально – на машинах. Да, большую часть проехали проселочными и лесными дорогами, благо нейтрализаторы знали местность как свои пять пальцев. Да, до святилища от скал было всего около пятнадцати километров – ерунда, а не расстояние. Да, нагам было ну вообще не до нас – у них там скандал набирал обороты, и на сегодня кланы разругались в хлам. Все. Ни о каких союзах теперь даже речи быть не могло.

В общем…

Все равно я не понимала, как могут потомки атлантов вот так спокойно, на двух обычных машинах ехать недалеко от сакрального для нагов места и ничего не бояться.

Моя нервозность и глупые вопросы вызывали у Роман лишь смех.

– Ир, таких перестраховщиков, как мы, еще поискать надо. Неужели ты думала, мы бы так рискнули, если бы была опасность нарваться?

– Опасность есть всегда, – буркнул Рист, прижимая меня к себе.

– Да, но в нашем варианте она минимальна, – пожал плечами нейтрализатор. – Змеи не только заняты своими делами. Они не ожидают такой наглости.

Честно говоря, он меня успокоил. Я усмехнулась и подумала, что, если бы Айшшен ехал в нашей машине, он бы подтвердил слова Романа.

Если у нас все получится… Нет. Не так. Когда у нас все получится, нагам предстоит надолго выпасть в осадок.

Когда до нашей цели осталось всего километр-полтора, машины остановились.

– Дальше ножками. – Мой временный телохранитель первый вышел из авто. – И побыстрее. В идеале начать мы должны минут через двадцать.

И мы пошли…

Кому-то, наверное, показалось бы странным, что мы идем на такое важное задание при свете дня. Но наги… У них же зрение как у кошек. То есть ночью они видят немного хуже, чем днем, и уж явно лучше, чем люди. Оборотни не в счет. Поэтому тут тоже решили сделать упор на наглость и непредсказуемость.

Впрочем… Мне кажется, что, если бы не наглость, мы бы уже давно были мертвы.

Да уж, надо будет после окончания всего этого предложить Ристу девиз для нашей компашки: «Наглость – наше второе имя!»

Краем уха я услышала приглушенный звук виброзвонка, а затем тихий голос Олега:

– Да? Хорошо. – Он засунул телефон обратно в карман на поясе и сказал: – Прибавим шагу. Наши разобрались с охраной святилища.

Я даже споткнулась. Ничего себе! И вот таким будничным тоном он говорит о том, что уничтожен добрый десяток воинов-нагов?! Да я сама теперь этих нейтрализаторов боюсь… Нет, это, конечно, обсуждалось в планах, но я не ожидала, что все произойдет так быстро…

– А вот и наша цель, – едва слышно пробормотал Айшшен.

В отличие от храма святилище не было скрыто никакими заклинаниями. Да и вообще на первый взгляд было похоже на небольшую заброшенную православную церковь. Даже купола золотые с крестами… Вокруг него действительно рассредоточились мои сородичи, и то там, то тут среди опавшей листвы виднелись разноцветные чешуйки.

С ума сойти…

Чем ближе мы подходили, тем сильнее я нервничала.

Слишком просто. Слишком. С нагами так не бывает. Должен быть подвох. Черт, да я не верю, что наша разросшаяся компашка настолько крута, чтобы без напряга всех обвести вокруг пальца! Впрочем… Мы же еще не достигли цели. Поэтому… не расслабляюсь.

По предварительному плану внутрь должны идти только нейтрализаторы. Ибо магии там реально наверчено столько… Даже нам придется передвигаться внутри тесной кучкой, едва ли не под ручку. Рист останется на пороге, чтобы нас прикрыть и предупредить, если наги что-то просекут и используют телепортационные кольца. Айшшен вызвался побыть ангелом с огненным мечом, который охраняет врата рая. Ну в смысле стоять перед дверью в святилище с огненными хлыстами и не щадить никого. Оборотни оставались патрулировать территорию вместе с теми нейтрализаторами, которые не пойдут внутрь.

Как говорится, план был довольно стройный и учитывал все факторы.

Но…

Оказалось, что все-таки не все.

– Я иду первый, – заявил Андрей, когда мы подошли к святилищу. – Ира, ты…

Дверь со страшным скрежетом распахнулась, и нас сбило с ног сильным порывом ветра.

Я упала носом в листья и, пропахав приличную борозду, едва отплевалась. Вскочила и… замерла с отвисшей челюстью.

Там, где был вход в святилище, колыхалась серебристая вертикальная гладь. Словно кто-то разлил ртуть и отменил законы гравитации.

– Что это?! – потрясенно выдохнула я.

– Не знаю, но мне это не нравится, – мрачно отозвался Рист, в волосах которого запутались мелкие листья.

Он дернул меня к себе за руку, и я плотно прижалась к нему, перепуганная донельзя.

– Зато я знаю. – Кажется, единственный, кто устоял, это Айшшен. Он был мрачен, и это тоже пугало. – Нам кранты, дорогие товарищи.

Серебристая гладь заколыхалась, и оттуда плавно выступили три фигуры. Три хвостатые фигуры. Три долбаные белочешуйчатые хвостатые фигуры!

Сердце на миг замерло, а затем ухнуло куда-то в пятки, отказываясь работать в таких условиях.

– Жрецы! – выдохнула я, ощущая, как на лбу выступил холодный пот. – И наверняка прошедшие инициацию!

– Совершенно верно, – бесстрастно подтвердил Айшшен – только кончик его хвоста, который нервно метался по земле, расшвыривая сухую листву, показывал истинное состояние нага. – Все три ныне действующих жреца богини. Я должен был стать четвертым.

Жрецы образовали клин, и тот, который стал его острием, безошибочно найдя глазами Андрея, как самого главного, спокойно проговорил:

– Атланты, богине не интересно добивать остатки вашего народа. Вы можете уйти.

Тот мешкал. И я его понимала. С одной стороны, нас бросать они не хотели. С другой… Что они могут против белохвостых? Ничего. Любой жрец стоит десятка обычных нагов, еще и лупит не магией, а божественной силой. Нет им смысла здесь оставаться. Просто полягут, и все. Бесполезно и бессмысленно.

Рист посмотрел мне в глаза, и я нерешительно кивнула, едва сдерживая слезы. Черт, нам конец…

– Андрей! – крикнул напарник, еще теснее прижимая меня к себе. – Забирай своих и убирайтесь. От вас сейчас все равно никакого толку.

Тот нехотя кивнул, и потомки атлантов начали медленно отходить.

Я почувствовала, как взгляды алых глаз скрестились на нас с Ристом, и искренне пожалела, что не могу телепортироваться отсюда.

– Оборотни, – так же бесстрастно сказал центральный жрец, – вы вторглись в храм богини. Но богиня милостива. Она позволит вам уйти, если эти трое, – когтистая рука четко указала на нас с напарником и Айшшена, – добровольно примут свою участь.

Вереск внимательно посмотрел на Риста, но тот лишь покачал головой.

Ведь действительно виноваты мы. Нет, не виноваты, таковой я себя точно не ощущала. Но… Я могла понять, почему именно на нас богиня змеев собиралась обрушить свой гнев.

Мой взгляд почему-то замутился, а в следующий момент я осознала, что это пелена слез. Она медленно собиралась на поверхности глаз, чтобы вот-вот сорваться неудержимым плачем.

Я не хочу умирать! Не хочу! Да что мы сделали такого?! Ничего не осквернили, лишнего не брали. Просто хотели выжить и чтобы нас оставили в покое! Ну почему эти чертовы змеи вместе со своей эгоистичной богиней не оставят нас в покое?! Почему-у-у?!

– Айшшен, – кажется, нас решили оставить на десерт, – ты сам знаешь, в чем твоя вина. Чтобы ее искупить, ты отправишься в чертоги богини.

Наш наг ничего не ответил.

– Аристарх и Ирина… – Испытующий взгляд алых глаз центрального жреца словно выбил из меня весь воздух.

«Нет, нет, нет! Заткнись, исчезни, растворись! Не хочу тебя слушать!» – безмолвно кричала я, заливаясь слезами.

Мамочка моя, что же я у тебя такая невезучая…

– Ваша наглость непомерна по любым меркам, – ровным тоном проговорил жрец. – Однако богине импонируют смелые духом. Вы совершили серьезный проступок, но богиня милостива. Она оказывает вам неслыханную честь. Вы отправитесь в чертоги, чтобы в следующем воплощении стать ее детьми. Ваши души отныне пойдут по тому пути, которые проходят все наги.

Шок. Настолько острый и всепоглощающий, что я перестала плакать. И дышать.

Пальцы Риста крепко-крепко сжались на моей талии. До боли. До синяков на моей коже.

Честь… Да в гробу я видала такую честь! Не хочу я с этими иметь ничего общего! Я человек, потомок атлантов, а не какая-то облезлая змея! И совершенно не хочу в этом ничего менять!

– При такой чести милостей не надо, – едва слышно процедил Рист, полностью согласный со мной.

Но выход… Его же нет? Если мы сейчас начнем рыпаться, пострадают оборотни.

Если бы был шанс! Хоть один долбаный шанс! Но его нет… Что мы можем против жрецов в полной силе? Ни-че-го!

– У вас есть несколько минут, чтобы проникнуться оказанной честью и последовать в чертоги добровольно. – Центральный белохвостый вбил последний гвоздь в крышку гроба и немного посторонился, как бы показывая, куда надо идти.

– Рист, – я подняла на него заплаканные глаза, – это же… все, да? Конец? Черт, я не хочу…

– Я тоже не хочу, Иришка, – прошептал он, крепко меня обнимая. – Но я не вижу выхода. Даже тени его не вижу.

Жрецы нас не торопили. Просто замерли мраморными изваяниями у входа в… э-э-э… теперь уже чертоги их богини. А мы… никак не могли собраться с духом, чтобы…

Краем глаза я заметила, как напрягся Айшшен, глядя куда-то в сторону оборотней. Я непонимающе хлопнула ресницами, а затем проследила за его взглядом и… заметила такое же напряженное лицо Вереска. Наг вдруг кивнул.

– Айшшен, что он тебе сказал? – моментально отмер центральный наг и резко повернулся к оборотню. – Что ты ему сказал?!

– Попрощался. – Лицо долбаного эльфа было до противного безмятежным.

Рист резко повернулся к нашему змею, и мы успели увидеть, как тот полоснул огненными хлыстами по своим запястьям. На сухую листву тут же закапала темная, почти черная кровь.

Что он?..

– Ну, если у нас ничего не получится… По крайней мере, буду доволен, что трепыхался, – криво усмехнулся Айшшен, и в следующий момент вязкие теплые капли опалили мое лицо.

Он что, собрался толкнуть меня в состояние берсерка?! Но…

Я не успела додумать мысль.

Воздух стал словно прозрачнее. Деревья – четче. Время будто бы замедлило свой бег. В отдалении кто-то шокированно вскрикнул, но меня это не интересовало. Я зачарованно смотрела, как мои руки медленно окутывает голубое сияние. Плечи, предплечья, ладони… Одна искра, словно стесняясь, коснулась руки Риста, а потом сияние резво побежало и по его руке. Я медленно подняла голову и посмотрела в полыхающие голубым пламенем глаза. А затем так же медленно переплела наши пальцы.

Меня словно тряхнуло с ног до головы. Воздух пронзили тысячи разноцветных нитей, и я знала, что могу играть на них, как на музыкальном инструменте.

Но это сейчас не имело никакого значения.

Там, сзади, нас собирались атаковать враги.

Глупые змеи. Который раз они делают подобную ошибку?

Что же… Значит, и на этот раз они умрут.

Не сговариваясь, словно будучи одним целым, мы с моим мужчиной плавно повернулись лицом к давним неприятелям. Воздух будто вибрировал от напряжения нитей, но нас интересовали конкретные – те ртутные, что сплетались клубками в районе живота белохвостых жрецов.

Две руки – мужская и женская, взметнулись одновременно. И нити жалобно затрещали, поддаваясь под скрытыми голубыми искрами пальцами. Одна лопнула, вторая, третья… Хлыст звучно рассек воздух, но мой мужчина поднял вторую руку и поймал оружие жреца. Намотал на кулак и дернул, вынуждая белохвостого пролететь несколько метров прямо к нам под ноги. Сильные пальцы с неестественно голубыми ногтями ухватились за шею шокированного жреца и подняли того в воздух.

– Вы сами напросились. – Глухой голос того, кому я доверяла больше, чем себе, не выражал ничего.

Наг сдавленно закричал, и я, на миг отвлекшись от разрывания нитей, с интересом наблюдала, как мой мужчина легко превращает шейные позвонки змея в пыль. Безразлично отметила, как тускнеет его ртутный клубок нитей, пока жизненная сила покидает белохвостое тело.

Еще два.

Один из оставшихся метнулся в ту сторону, где были оборотни.

Оборотни. Свои. Друзья. Как и тот неправильный наг, который стоит у нас за спинами.

А своих надо оберегать.

Ну что же… От легкой смерти ты отказался сам.

Я прижалась к земле, а затем… отпустила свое тело. Прыжок получился легкий, словно гравитация не имела на меня никакого действия. Впрочем, почему «словно». Она и не имела.

Кончик белого хвоста оказался в моих руках до того, как наг сумел догнать невысокую девушку с коротко остриженными мшистыми волосами. «Мышка», – пришло откуда-то понимание. Ее перехватил другой оборотень, беловолосый. Помню. Вереск.

Я кивнула тем, кого надо защищать, и вскинула руку с зажатым в ней хвостом. Размах, толчок, и наг со всей дури впечатался в дерево. Смазанное движение к нему, рывок… Он обмяк на земле, с неестественно повернутой головой.

Последний.

Я повернулась и встретилась глазами с моим мужчиной. Синхронно кивнув, мы опять вытянули вперед руки. Жрец медленно пятился, не сводя с нас настороженного взгляда. Я явственно ощутила его страх и желание повернуться, а затем на максимальной скорости нырнуть в ртутное марево. Но он не дурак. Понимает, что не успеет.

Всего десять нитей, и его жизнь оборвется.

Так мало…

Девять…

Резкая волна слабости окатила меня с головы до ног, и я поморщилась. Не вовремя. Мое время истекает.

Восемь.

Краем глаза заметила, как пошатнулся мой мужчина.

Семь.

Силы уходят невероятно быстро, но я успела оборвать шестую нить до того, как рухнула на колени.

Пять.

Сдавленное шипение рядом, и я, с трудом повернув голову, заметила, как уходит голубое пламя из серых глаз.

Мы не успели. Наше время вышло.

За миг до того, как сознание покинуло меня, я услышала предвкушающий голос нашего личного жреца:

– Ну а на этого недобитка и меня будет достаточно.


Хлысты Айшшена метнулись ровно в тот момент, когда силы берсерка Аристарха и Иры исчерпали себя. Последний жрец уже почти нырнул в ртутное озеро, когда его руки оплели огненные полосы. Он сдавленно зашипел и резко повернулся – потомки атлантов хорошо его потрепали, и сейчас извечное оружие служителей богини причиняло боль.

В другой ситуации Айшшен не стал бы лезть к инициированному жрецу. Но этого… очень хорошо измочалили. Наг видел, что связь его противника с богиней висит на волоске и нужно приложить еще немного усилий. Он резко рванул хлысты на себя и начал наматывать тонкие огненные веревки на предплечья.

Подтянуть ближе, еще ближе… Свернуть шею, забрать бессознательных друзей и сваливать отсюда побыстрее.

– Айшшен, не тащи его! – Словно из ниоткуда появился Роман, и наг удивился – они же ушли! – Просто не дай ему двигаться, я с ним разберусь.

Нейтрализатор на ходу перезаряжал пистолет.

Айшшен удовлетворенно хмыкнул и силой мысли пустил по хлыстам божественную силу, обездвиживая врага. А затем с удовольствием смотрел, как Роман поднимает пистолет, прицеливается точно промеж светящихся бешенством алых глаз и…

Оружие вылетело из рук потомка атлантов, а сам он, схватившись за ладонь, со стоном оседал на землю.

Хлысты сами собой пропали из рук Айшшена.

Вскрикнула одна из девушек, и нагу не понадобилось ни секунды, чтобы понять, что происходит.

– Моя богиня… – прошептал он, почтительно склоняя голову.

Альбинос устало подумал, что на этом пути им категорически не везет. И если с жрецами хоть призрачный шанс, но был… Против богини может пойти только безумец.

– Айш-ш-шен… – прошипел низкий женский голос, и наг рискнул поднять голову.

Богиня Апрат-Ти стояла у входа в святилище и неодобрительно смотрела на своего беглого избранника. Сегодня она выглядела почти человеком. Красивой женщиной, чья красота вызывает ужас и желание упасть к ее ногам. Впрочем… у людей не бывало такого живого доспеха, в котором вместо одежды щеголяла богиня. Чешуйки шести цветов – белого, черного, зеленого, синего, красного и желтого – сплетались в геометрические узоры и укрывали тело Апрат-Ти от кончиков пальцев на ногах до середины горла. Плюс она была очень высокой – явно выше двух метров.

Алые глаза богини внимательно оглядели поле боя, а затем она, склонив голову, одарила долгим взглядом последнего из своих выживших жрецов и со свистом выдохнула. Он ослаб настолько, что теперь дышал словно загнанный зверь и не свалился только потому, что его руки упирались в землю.

– Моя богиня… – прохрипел он.

Она подошла ему и небрежно провела рукой по его белым волосам.

– С-с-сломали, – сожалеюще сказала богиня, и чешуя на ее ладони засверкала ртутными переливами.

На месте, где был жрец, осыпалась кучка пепла.

Тряхнув угольно-черными волосами, Апрат-Ти легко подошла к лежащим без сознания Аристарху и Ирине.

– Вс-с-се планы мне поломали.

Айшшену почудились в голосе богини нотки восхищения. Но он тут же отогнал от себя эту идиотскую мысль.

– Подъем! – гаркнула богиня и, подняв наемников за шкирки, сильно их тряхнула. Отпустив, отошла на несколько шагов и сложила руки на груди.

Охотник пришел в себя первым. Он со стоном сел и схватился за голову. И только потом заметил новое действующее лицо.

– Богиня… – выдохнул он потрясенно и резко притянул к себе Ромашку, которая только-только начала подавать признаки жизни.

– Где?! – Ира моментально открыла глаза и охнула, увидев Апрат-Ти.

Она тесно прижалась к Аристарху, словно в попытке найти убежище от гнева той, которой они столько раз перешли дорогу.

– Наемниш-ш-ки, – насмешливо прошипела Апрат-Ти и обвела зорким взглядом всех людей и нелюдей, которым не повезло быть сейчас в этом месте. – И ш-ш-што с-с-с вами делать, ума не прилош-ш-шу.


Я была в шоке.

Нет, в ужасе!

Как говорится, если вы думаете, что хуже быть не может, жизнь радостно докажет вам обратное!

Черт… Богиня. Лично пришла. А-а-а! Что же делать?.. Впрочем, о чем это я. Против личности такого масштаба мы ничего не можем! Никто не может! Она же – бо-ги-ня! А мы так… мелочь.

Я жалась к напряженному Ристу и даже не паниковала особо. Так, обреченно думала, что нам крышка. Какой смысл закатывать истерику, когда гибель неминуема.

– В храм с-с-салес-с-сли, – скучающе говорила богиня, насмешливо сверкая алыми, как у жрецов глазами, – хроники с-с-сперли. С-с-слуш-ш-шанку с-с-сас-с-ставили против меня пойти. Ш-ш-шрес-с-сов мне ис-с-спортили. Вс-с-се вверх дном перевернули! Да еш-ш-ше и так ко мне идти не хотели, ш-ш-што древнюю кровь пробудили. Нахалы.

– Моя богиня… – Айшшен решительно выполз вперед, видимо, решил принять удар на себя. – Они не ви…

– С-с-саткнис-с-сь, – повелительно махнула рукой Апрат-Ти, и наг умолк на полуслове. – С-с-с тобой пос-с-сле рас-с-сберус-с-сь, мальш-ш-шиш-ш-шка.

Тот тяжело вздохнул, но отполз в сторону.

– Хроники, – скучающе приказала богиня. – Немедленно.

– Их с нами нет, – прошептала я.

Она раздраженно дернула плечом и внимательно всех нас оглядела. Ее взгляд остановился на Вереске.

– Ты, оборотень. С-с-снаеш-ш-шь?

– Знаю, – глухо отозвался он.

– Эшштри, – обронила Апрат-Ти, и рядом с ней появилась призрачная фигура одной из служанок.

– Да, моя богиня, – почтительно поклонилась она.

– Вос-с-с-ми этого, – она махнула рукой в сторону ирбиса. – Пус-с-сть отдас-с-ст хроники. Вернеш-ш-шь на мес-с-сто.

– Да, моя богиня, – еще раз поклонилась служанка.

Меньше чем через минуту ни ее, ни Вереска не было.

На Мышку было больно смотреть. Она вцепилась в руку Дана и, кажется, была готова разреветься.

– Вам повес-с-сло. – Апрат-Ти вдруг улыбнулась, отчего мне стало жутко – набор зубов у нее был явно акулий, да еще между ними проскальзывал змеиный язык. – У меня хорош-ш-шее нас-с-строение.

Ага, это, видимо, значит, что мучить нас она не будет. Просто прибьет на месте, чтобы больше под ногами не путались.

– Вы дерс-с-ские дети, я ценю с-с-смелых, – продолжала богиня. – Я бы с-с-сабрала вас-с-с к с-с-себе, но… Обеш-ш-шала ваш-ш-шему богу, ш-ш-што ес-с-сли древняя кровь прос-с-снетс-с-ся, мои дети оставят его детей в покое. А я дерш-ш-шу с-с-слово.

Я, честно говоря, ничего не поняла. Ну, кроме того, что… кажется, нас убивать не будут. Но на всякий случай решила не радоваться. А то мало ли…

– Айш-ш-шен, ты… ош-ш-шень меня рас-с-сочаровал.

– Я знаю, моя богиня. – Он покаянно склонил голову.

– И ш-ш-што, не будеш-ш-шь оправдыватьс-с-я, пытатьс-с-ся меня рас-с-сш-ш-шалобить? – насмешливо спросила Апрат-Ти.

– Моя богиня лучше меня знает мои мотивы, – дипломатично отозвался Айшшен.

– Льс-с-стец! – фыркнула богиня, и мне показалось, что она… довольна таким ответом.

Она подошла к Айшшену и положила руки на его плечи.

– Как уш-ш-ше говорила, с-с-сегодня я добрая, – спокойно сказала она и посмотрела в глаза альбиносу. – Ты готов ис-с-скупить с-с-свою вину? И с-с-саодно вину Флэйшши.

Услышав имя Флоры в чертогах, Айшшен заметно вздрогнул и сжал кулаки.

– Я сделаю все, что ты скажешь, моя богиня, – выдохнул он с надеждой в голосе.

– Не с-с-сомневаюс-с-сь, – хмыкнула Апрат-Ти, а затем сухо произнесла: – Как я уш-ш-ше говорила, вы ис-с-спортили вс-с-сех моих ш-ш-шрецов. Выраш-ш-шивать новых… Это около двадс-с-сати лет. С-с-срок неприемлем, я не могу ос-с-ставить с-с-своих детей бес-с-с с-с-своего голос-с-са. А мои с-с-слуш-ш-шанки в пос-с-следнее время ис-с-счерпали вс-с-се вос-с-сможнос-с-сти для перемеш-ш-шений ис-с-с ш-ш-шертогов. Поэтому ты с-с-станешь верховным ш-ш-шрес-с-сом на двадс-с-сать лет. Когда новые ш-ш-шрес-с-сы пройдут инис-с-сиас-с-сию, ты уйдеш-ш-шь в ш-ш-шертоги. С-с-сам.

В принципе… Действительно, она не в меру добрая. Неужели личная жизнь, о которой вскользь упомянула Флора, так позитивно действует на змеиную богиню?

– Как скажет моя богиня, – даже и не думал спорить с таким счастьем Айшшен.

– У тебя не будет с-с-своей ш-ш-шизни, ты будеш-ш-шь ш-ш-шить для того, ш-ш-штобы донос-с-сить нагам мои повеления и укас-с-сания, – продолжала Апрат-Ти. – С-с-са это… Я не только прош-ш-шу твой откас-с-с с-с-слуш-ш-шить мне и бунт Флэйш-ш-ши, но и не буду с-с-стирать вам память. Так ш-ш-што, когда вы оба отбудете накас-с-сание в ш-ш-шертогах, так и быть, с-с-сможете быть вмес-с-сте.

Все! Нашего нага можно брать голыми руками!

– Благодарю, моя богиня! – потрясенно выдохнул Айшшен. – Я… все сделаю. Отныне моя жизнь принадлежит только тебе.

Мне кажется, если бы он был человеком, уже на колени бухнулся бы и руки ей целовал. Впрочем… Это же богиня. Вряд ли она одобрит такие вольности.

– Не с-с-сомневаюс-с-сь, – тонко усмехнулась Апрат-Ти, а в следующий момент…

Руки богини засверкали ртутью. Живой серебристый металл перелился на плечи Айшшена и в считаные секунды покрыл его тело. И пропал, словно не было.

– Ты инис-с-сиирован, – констатировала факт богиня. – Больш-ш-ше никаких прос-с-ступков.

– Да, моя богиня… – едва слышно прошептал Айшшен.

Ни говоря больше ни слова, она развернулась и зашагала к выходу из святилища. Проходя мимо нас с Ристом, по-прежнему сидящих на земле, остановилась и покачала головой.

– Такие с-с-смелые душ-ш-ши… Ош-ш-шень ш-ш-шаль, ош-ш-шень. Но с-с-слово ес-с-сть с-с-слово.

И пошла дальше.

Не оборачиваясь, шагнула в сверкающую серебристой ртутью поверхность и… Все пропало. Теперь вход в святилище был именно тем, чем должен быть, – обычным входом.

– Офигеть, – емко выразился Рист и, отпустив меня, упал на сухие листья, раскинув руки. – Интересно, это все было на самом деле, или меня приглючило?

– Я сам задаюсь этим вопросом, – задумчиво отозвался новоиспеченный верховный жрец.

– Куда эта… богиня дела моего Вереска?! – воскликнула Мышка со слезами в голосе. – Забрала…

– Да здесь я, – послышался глухой голос сверху.

Я подняла голову и увидела, что оборотень обнял руками и ногами толстую ветку сосны. Причем ветка эта была минимум в метрах пяти от земли.

– Ты как туда попал? – вытаращила я глаза.

– Хотел бы я знать, – проворчал оборотень. – Кажется, служанка надо мной подшутить решила…

Я тихо икнула и нервно рассмеялась.


Глава 19 | Искусство быть напарником | Глава 21



Loading...