home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

Всю дорогу я ждала подвоха. Что вот-вот из-за ближайшего поворота вырулит машина, и все начнется по новой. Я вертела головой, провожала подозрительным взглядом каждое проезжавшее мимо авто и все сетовала про себя, что в моем любимом револьвере остался только один патрон. Мало! Чертовски мало!

Но дорога лентой ложилась под колеса мотоцикла, ветер свистел в ушах и заставлял глаза немного слезиться, а неприятности все не начинались. И только когда перед нами открылись ворота в имение Охотских, я вдруг осознала – оторвались. Приехали. А вместе с этим меня начало отпускать. Черт, да меня же сейчас накроет! Как бы с байка не свалиться!

Но мой организм был умнее меня. Моих сил хватило, но ровно до порога дома. Я еще успела слезть с мотоцикла и увидеть спешащего к нам Захара Охотского. Отметила хмурое лицо отца Риста и… провалилась в странное оцепенение.

– Ира, пойдем. – Напарник тронул меня за плечо, но я не отреагировала.

Происходящее воспринималось словно в тумане. Двигаться не то чтобы не хотелось, я не видела в этом смысла. Меня охватило равнодушие ко всему на свете, поэтому я продолжала расслабленно стоять на одном месте и пялиться в одну точку.

– Ира!

Передо мной, словно картинка на экране, появилось обеспокоенное лицо Риста.

– Что с ней? – Тихий мужской голос, принадлежащий, кажется, Захару Охотскому.

– Откат. У нее такое бывает после серьезных передряг, где нервная система работает на износ. Ну ты знаешь… Как у прадеда было.

– Понял. Отведи… Или отнеси ее в гостевую комнату, а потом быстро ко мне в кабинет!

Кажется, отец моего напарника был очень зол.

– Хорошо…

Меня подхватили на руки и понесли, едва слышно ругаясь. Я понемногу окончательно погружалась в свое состояние. Последнее, что зафиксировал мой мозг, как меня принесли в комнату и осторожно положили на кровать. Ну и слова:

– Я скоро вернусь.

И пустота…


Первым ко мне вернулся слух. В голову ворвались звуки, все сразу. Даже такие тихие, как стрекот сверчка где-то за окном. Что уж говорить о разговоре. Вернее – о монологе.

– Да, Мышка. Да, мы вляпались. Круче не придумаешь… Передай Вереску… Большой привет, он поймет. Нет, я тебе ничего не скажу, не доросла еще. Она в порядке. Да. В полном. Дану?.. Не знаю, решай сама. С этого придурка станется сорваться к нам, а мне бы не хотелось потерять друга. Вот умница, я тоже так думаю. Все, давай, судя по хлопанью ресниц, наша спящая красавица очнулась. Обязательно, мелкая, обязательно.

А потом я увидела Риста. Он стоял у окна, опершись пятой точкой на подоконник, вертел в руках мобилку и с улыбкой смотрел на меня.

– Чего пялишься? – прохрипела я, ощущая, что голову сдавило словно железными тисками.

– Да так. – Он неопределенно пожал плечами, а затем склонил голову и сощурил темно-серые глаза. – А скажи-ка мне, Ромашка… Знаешь ли ты, почему тебя вот так срубает? Уж слишком нетипичная у тебя реакция.

– Знаю. – Я рывком села на кровати и, сжав запульсировавшие виски, простонала: – Ой, черт… Но тебе не скажу!

– Скрытная какая, – усмехнулся он и пятерней взъерошил свою светло-русую шевелюру – за то время, что мы не виделись, она отросла еще сильнее. – Просто то, что с тобой происходит, очень похоже на аналогичное состояние моего прадеда. Он, кстати, тоже нейтрализатором был.

Я изумленно приоткрыла рот. Ничего себе новости! Это что… получается, мы с Ристом как бы родственники?! Черт знает в каком колене, конечно, но все же. Вот уж точно – как тесен мир!

– И как среди темных магов затесался нейтрализатор? – ехидно спросила я, массируя все еще болевшие виски.

– Всякое бывает. – Напарник неопределенно пожал плечами. – Я же вот среди них тоже затесался… Кстати, отец думает, что именно этот странный нейтрализаторский ген и дал мой частичный иммунитет к магии.

Вот в чем в чем, а в генетике я не сильна. Поэтому лишь хмыкнула и перевела разговор на более животрепещущую тему:

– Что мы дальше делать будем?

– Пока отдыхать. – Рист оттолкнулся от подоконника и, в два шага оказавшись рядом со мной, присел на краешек кровати. – У нас есть еще часа четыре. Ровно столько надо, чтобы отец договорился о самолете и его подогнали сюда, на наш частный аэродром. А потом, Ромашка, мы с тобой улетаем.

– В теплые страны? – хихикнула я взволнованно – такая близость Аристарха, да еще и на постели, знатно нервировала.

– О нет, – медленно улыбнулся он. – Скорее наоборот. В холодные. На неопределенный срок нас приютит Исландия.

– Брр! – Меня аж передернуло. – Я не люблю холод.

– Не ты одна. – Рист бесцеремонно улегся рядом со мной и, заложив руки за голову, скрестил длинные ноги. – Наги, знаешь ли, как и положено змеям, его тоже не жалуют. Поэтому там мы будем в относительной безопасности.

Логично. Но тогда возникает еще один вопрос…

– Как долго мы там пробудем?

Молчание.

– Рист?

Молчание.

– Охотник, твою налево, отвечай! – разъярилась я и со всей дури стукнула кулаком по его груди.

Вернее, собиралась. Этот… гад не глядя перехватил мою руку, дернул на себя, и я, офигевая от происходящего, приземлилась на него.

– Ты чего творишь?! – завопила я, пытаясь подорваться.

Ага, щас. Так меня и отпустили.

– Лежи, – лениво посоветовали мне. – Я же к тебе не пристаю, в конце концов. – В его голосе явно слышалась насмешка.

Я злобно запыхтела, как заправский ежик. Связалась на свою голову…

– Так что со сроком нашей добровольной ссылки? – как можно непринужденнее спросила я, зеркально скопировав позу этого мерзавца.

Ну, почти скопировала… Мою руку Рист так и не отпустил, рассеянно поглаживая большим пальцем основание ладони. И приятно, и стремно. Как-то я вообще не догнала, в какие степи его занесло!

– Без срока, – тихо сказал он наконец. – Вернее… Пока северные подземным хвосты не накрутят.

– А они накрутят? – так же тихо отозвалась я, ощущая, как страшное слово «неизбежность» нависло надо мной и давит на грудь всей своей тяжестью.

Уехать. Надолго, если не навсегда. Всю жизнь прожить вдалеке от близких людей, боясь даже появиться там, где немного теплее. Кошмар какой…

– Постараются, – вздохнул Рист и вдруг переплел наши пальцы.

Я замерла и посмотрела на него ошалевшим взглядом. Что он делает?! Только не говорите, что он меня соблазнить решил! Это ни разу не смешно, да! Я же не в его вкусе!

– По крайней мере, твою идею про женский отряд я уже им передал, – негромко хохотнул он.

Мои нервы не выдержали. С воплем «Да какого же фига ты делаешь, маньячелло?!» я выдрала руку из мужского захвата и скатилась с кровати. Упала на пол и больно ударилась пятой точкой, хоть ковер персикового цвета и смягчил удар.

– Ир, ты чего? – Рист посмотрел на меня сверху и удивленно приподнял светлую бровь. – Нервы?

– Ты!.. – Я, задыхаясь от гнева, подскочила и удрала от греха подальше к окну. – Какого… ты меня лапаешь?!

И какого мне это понравилось! Но конечно же последнее я озвучивать не собиралась…

На лице напарника на миг отразилось удивление, а затем он хитро улыбнулся:

– Вообще-то я тебя просто за руку держал. Если бы я начал тебя лапать, даю гарантию, ты бы это ни с чем не спутала.

– Слушай, ты, – я не собиралась сдаваться, у этого истинного темного явно что-то было на уме, и это что-то мне заранее не нравилось, – я не знаю, что ты задумал, но прекращай! Ты и так сегодня накосячил, – это с намеком на то, что он тоже повелся на мой маленький спектакль в бункере, – не усугубляй!

– Накосячил, – спокойно признал он и, подойдя ко мне, благоразумно остановился буквально в двух шагах. – Но, поверь, любой бы на моем месте так накосячил. Ты, оказывается, классная актриса, Ромашка. Да и вообще, – задумчивый и оценивающий взгляд прогулялся по мне, и я залилась краской по самые уши, – чем больше я узнаю, тем больше граней в тебе открываю. И как только я решаю, что видел все, ты опять меня удивляешь.

Я смотрела на него словно зачарованная. Черт, не говори так… Совсем не обязательно, чтобы ты мне нравился как мужик!

В серых глазах заплясали смешинки, а Рист сократил дистанцию и наклонился ко мне, так что наши лица теперь были друг против друга.

– Мне пришла в голову прекрасная мысль, что после того, как мы разберемся с этими подземными, нам надо пожениться.

Чего?!

Я глупо хлопнула ресницами. Затем тихо хихикнула. Потом громче. И наконец, расхохоталась в голос, немного нервно, но от души.

– Вот шутни-и-ик, – провыла я, вытирая выступившие слезы. – Это же надо было сказануть! Пожениться! А-ха-ха-ха! Зачетная шутка, Рист, я оценила. – И показала большой палец.

– Вообще-то я не шутил. – Он смотрел на меня с интересом и… словно изучающе.

Мой смех будто отрезали. Я заткнулась и ответила ему взглядом психиатра. Добрым-добрым.

– Сдурел, напарничек? – ласково проговорила я, все еще отказываясь верить своим ушам. – Какая, к чертовой матери, женитьба? Я, между прочим, не в твоем вкусе, сам говорил. И ты, скажу честно, тоже не в моем. То, что нам шикарно работать вместе, еще не повод для «и в горе, и в радости».

Но этому… нет слов, чтобы описать кому, явно понравилась собственная безумная затея. Черт, ему там, в бункере, часом, мозги не отбили с концами? Потому что я не понимаю, что с ним происходит!

– Сама посуди. Как напарники, мы идеальны – ты сама это признаешь. Ты прикроешь, поможешь и не предашь. Я доверяю тебе, теперь уж точно на все сто. Надеюсь, твое доверие ко мне настолько же полное. Вопрос вкуса вообще смешной. Ты мне нравишься и как девушка, и как человек. Мое тело на тебя реагирует. С твоей стороны ситуация та же – и не отпирайся, по тебе все видно!

Я тихонько фыркнула, с досадой подумав, что кое-кто у нас слишком проницателен. Не в меру, даже сказала бы!

– После сегодняшнего мы с тобой вообще повязаны крепче не придумаешь, – продолжил излагать свои аргументы Аристарх. – Тебе отсидеться больше не получится, да и мне тоже. А вместе мы сильнее и опаснее. Короче, как ни крути – идеальная парочка.

Абзац, товарищи. Более романтичное предложение сложно придумать. Просто шедевр!

Я смерила этого придурка выразительным взглядом и красноречиво покрутила пальцем у виска.

– Почему? – Он с интересом склонил голову набок.

– Потому что ты кретин! – рявкнула я и ломанулась мимо него в другой конец комнаты – его близкое присутствие смущало. – Как тебе вообще в голову этот бред пришел?! Рист, очнись! Всего того, что ты назвал, достаточно, чтобы я признала: да, быть нам напарниками до конца наших дней. Но отнюдь недостаточно, чтобы выйти за тебя замуж! – С трудом сдержалась, чтобы не постучаться головой об стенку. А лучше – постучать об нее этого… блаженного! – Рист, тебе что, этот Тэхх-как-его-там сотрясение мозга организовал? Я тебя не узнаю!

– Ладно, зайдем с другой стороны. – Мой сегодня малость невменяемый напарничек присел на подоконник. – Чего тебе не хватает для того, чтобы признать возможность таких отношений?

Нет, все-таки стукнули головой. Иного объяснения быть не может!

– А ты как думаешь? – мрачно отозвалась я и без сил по стенке спустилась на пол.

Дайте мне сил, а?

– Значит, любви.

Ехидная усмешка и то, как этот… Охотник выделил последнее слово, подсказали, что дальнейшее мне не понравится.

– Какая же ты еще маленькая, Ромашка.

Я же говорила… Уже не нравится. И желания слушать дальше нет ну вот вообще! Злобно зыркнула в сторону этого великовозрастного.

– Любовь, Ира, это явление химическое.

О, давно не виделись. Преподаватель Аристарх Захарович собственной персоной. Вот только я уже не та запуганная студентка, которой была еще несколько месяцев назад!

– Рист, давай без лекций! – оборвала я его и твердо взглянула ему в глаза. – Мне по барабану твое мнение по этому поводу. Моя четкая позиция: без сильных чувств брак – это редкая пародия. И закроем тему.

– В такой, как ты выразилась, пародии, родился я, – совершенно спокойно отозвался он. – И мой отец. И его отец. И родители деда. И еще многие поколения предков, которые взаимное уважение и совпадение по многим параметрам ставили выше буйства гормонов.

Желание побиться головой об стенку стало практически непреодолимым.

– Я за вас очень рада, – язвительно процедила я. – А я-то тут при чем? У меня в отличие от твоего древнего семейства родители поженились по любви. И я тоже так хочу. Считай, что это моя семейная традиция! И все! Закроем тему! – добавила с нажимом.

Но, как говорится, есть такие мужики, с которыми проще согласиться, чем доказать, что они не правы.

– Давай я тебе кое-что объясню, – медленно проговорил он и улыбнулся, глядя куда-то над моей головой. – Специфика темного дара, Ромашка, такова, что для самых сильных заклинаний нужна полярная энергия. Которую, закономерно, могут дать два мага разных полов. И логично, что если двое находили такое сотрудничество комфортным – а ведь мы о темных говорим, это та еще задачка, – то и впредь они предпочитали работать только вместе. А потом в большинстве случаев следует свадьба, как закономерный итог такого взаимодействия. Именно так становятся партнерами не только в магии, но и в жизни. И уж поверь мне, я знаю, о чем говорю, такие браки – крепкие и счастливые. Пусть я не маг, но считаю такой подход идеальным. Я никогда не задумывался о женитьбе, но раз мне повезло встретить тебя, почему бы и нет?

Я не знала, плакать мне или смеяться. Вот честно. Спасибо тебе, милостивый государь, облагодетельствовал сиротку своим высоким вниманием! А ты, несчастная, радуйся, что до тебя снизошли, можешь от полноты чувств в обморок грохнуться.

Но, как оказалось, это был еще не опупей апофеоза.

– Впрочем, если ты настолько романтична, я это учту, – огорошил меня Рист.

– Как? – Я нервно рассмеялась. – Запишешь нас к гипнотизеру, чтобы срочно влюбиться?

– Зачем? – насмешливо улыбнулся он. – Мне влюбляться не надо, я и без этого прекрасно живу. Достаточно будет, если влюбишься ты.

Каюсь, смысл его слов до меня доходил долго. А уж когда дошел…

Я шумно выдохнула, резко встала и быстро подошла к этому… очень нехорошему мужчине. Он смотрел на меня чуть прищурившись, с легкой полуулыбкой на губах. Словно спрашивал: «Ну и что ты будешь делать?»

А вот что!

Резкий удар кулаком в солнечное сплетение – и мой дражайший напарничек от неожиданности сложился пополам.

– А теперь послушай меня! – рыкнула я, с трудом сдерживаясь, чтобы не начать орать. – Чтобы я этот бред слышала первый и последний раз. Я согласна быть твоей напарницей, но замуж за тебя не пойду! Точка! Обсуждению и пересмотру не подлежит!

И гордо развернулась, чтобы свалить от этого блаженного подальше.

Рывок за локоть, и я влетела в крепкие объятия. И замерла, словно мышь под веником, вперившись взглядом в широкую грудь. Почему-то мне казалось, что стоит поднять глаза и меня поцелуют. И наглядно докажут, что и без любви прекрасно можно обойтись. Сознаюсь честно, эта мысль меня взволновала настолько, что вспотели ладони. Бли-и-ин, кажется, после того поцелуя в убежище во мне что-то изменилось!

Но Рист не спешил меня целовать. Только склонился к моему уху и выдохнул:

– Подлежит, и еще как. Но пока – не время и не место.

Миг – и меня отпустили. Теперь уже я боялась поднять голову, чтобы этот гад не заметил разочарования на моем лице.

Вот откуда он взялся на мою голову, а?

Стук в дверь стал моим спасением. Я встрепенулась и поспешно сделала моську кирпичом.

Я в порядке, я в порядке, я в полном порядке!

– Рист, – в комнату вошел Захар Охотский, – все готово, самолет будет через час. Собирай пока, что вам надо. Ирина, здравствуй, – кивнул он мне.

Я промямлила ответное приветствие, пытаясь вернуть мыслительный процесс в нормальное русло. Вот же этот Рист! Совсем мне голову заморочил!

– Хорошо, пойдем. – Напарничек как ни в чем не бывало направился к двери.

На пороге он на миг замешкался, а потом бросил на кровать мобильный со словами:

– Ир, позвони Мышке, она просила.

Я вздохнула и печально посмотрела на закрывшуюся дверь. Вот так всегда… Пришел, смутил, вынес мозг, довел до белого каления и как ни в чем не бывало ушел. Му-у-ужи-и-ики!

Впрочем, позвонить Мышке это хорошая идея. Как раз отвлекусь. Интересно, как она отреагирует, если я ей сообщу о дико «романтичном» предложении Аристарха? Ржать сильно будет? Я хихикнула в трубку, вслушиваясь в длинные гудки.

– Да, Рист? – Деловитый голос подруги пролился бальзамом на сердце.

– Мышка, как я рада тебя слышать! – выдохнула я, улегшись на кровать.

– О, привет, героиня дня! – бодро поприветствовала волчица. – Ну вы и… всколыхнули это болото. Весь город на ушах… Но подземные каковы! – с негодованием воскликнула подруга. – Ведь это все готовилось явно не два дня, а никто ничего не знал! Недооценили мы их, – грустно закончила она.

– Да уж, – скривилась я и решительно сменила тему – мне хотелось расслабиться, а не напрягаться. – Давай об этом не будем. Расскажи мне лучше, как там ваши с Вереском отношения?

И замерла, предчувствуя поток возмущенных слов. Конечно же Мышка меня не разочаровала.

– Да этот!.. – рявкнула она и выдала несколько непечатных слов. – И откуда он взялся на мою голову?!

– Что на этот раз? – Я едва сдерживала смех, кажется, «Откуда он взялся на мою голову?!» стало девизом сегодняшнего дня.

И все же, как ни крути, подружка моя еще не до конца вышла из тинейджерского возраста. А потому ее бесило само наличие «няньки». Ситуация усугублялась тем, что эта «нянька» волчице очень нравилась. Я ведь помню, какими глазами она смотрела на ирбиса, когда был банкет в клане кошек. Восхи-и-и-ще-е-енными! А тут мало того, что Вереска приставили к ней, словно к дитяти неразумному, так еще и этот эльфоподобный снежный барс ведет себя с ней… ну как с неразумным дитятей, да. Я бы тоже взбесилась на ее месте.

– Да он… Я… Короче! – возмущенно выкрикнула Мышка, и мне показалось, что она смущена. – Поцеловал он меня!

Если бы я не лежала, моя челюсть точно была бы на полу. А так ничего, только глаза вытаращила и закашлялась.

– Чего?! – просипела я, подумав, что уж расслабилась так расслабилась. – Как поцеловал?! Последний раз, когда мы с тобой говорили, он тебе вообще заявил, что ты еще совсем ребенок! С чего такие перемены в поведении?!

– Ну… – Она замялась.

Кажется, там не все так просто!

– В общем… Но он меня сам довел! – вдруг завелась подруга. – Со своей долбанной правильностью! Взялся же эльф на мою голову… Короче! Он меня достал, я ему в чай снотворное подсыпала. Ну и побрила ночью. Налысо.

– Ты что?!

Я захохотала. Дико, от души, до выступивших слез и начавшейся икоты. И стоило мне представить обритого Вереска, начинала хохотать еще сильнее. А-а-а! Мы-ы-ышка! Ты сделала мой день! Блин, даже мысли об опасности на задний план отодвинула!

– Чего ты ржешь?! – возмутилась она.

– Да потому что он с тобой еще мягко обошелся, – просипела я, вытирая слезы. – Кажись, наш ирбис влюбился. Потому что на его месте я бы тебя ремнем выдрала.

– Спасибо тебе, дорогая моя подруга, – обиженно прошипела волчица. – Я всегда знала, что ты на моей стороне!

– Мари-и-ин, – примирительно протянула я, кое-как успокоившись, – перестань! Это реально детский сад, штаны на лямках. Ну кто же так пакостит? Позвонила бы мне, что ли, мы бы с тобой что-то поинтереснее придумали.

– У меня уже желания нет что-либо придумывать, – буркнула она, а затем тихо вздохнула. – Представь себе мою реакцию… Этот гад меня целует. Причем целует так, что мой мозг чуть не покинул голову на веки вечные. Это было что-то!.. Впрочем, отвлеклась… А потом начинает читать мне лекцию!

– Лекцию? – удивленно переспросила я, окончательно перестав что-либо понимать в отношениях этой безумной парочки.

– Ага… – недовольно отозвалась Мышка. – На тему того, что мне пора определиться, как я хочу, чтобы ко мне относились. И если я и дальше буду вести себя как ребенок, то его поступки по отношению ко мне будут соответствующими. Козел!

Я мудро промолчала. Потому что, если бы сказала, что Вереск прав, боюсь, подруга бы обиделась. Так что я лишь осторожно спросила:

– И что делать будешь? Прислушаешься или забьешь?

– Пошлю его и буду жить дальше, – почему-то ушла от ответа волчица и бодро спросила: – Я слышала, вы с Ристом в Исландию сваливаете. Надолго?

Я не успела ответить. Дверь открылась, и напарник, не входя, отрывисто скомандовал:

– Ромашка, на выход. Нам пора.

– Мышь, я тебе потом позвоню, как смогу, – сказала я в трубку и нажала отбой.

Кажется, мое путешествие в неизвестность начинается прямо сейчас.


Глава 2 | Искусство быть напарником | Глава 4



Loading...