home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Нам пришлось сделать крюк.

Ристом овладела паранойя, и он наотрез отказался ехать прямой дорогой, на которой был шанс нарваться на «хвост» друзей. Впрочем, я за последние месяцы тоже стала тем еще параноиком, поэтому полностью его поддержала.

Лучше потерять сутки, чем вляпаться со всего размаху.

– Так, – напарник оторвался от карты и бросил на меня косой взгляд, – думаю, сегодня заночуем в лесу.

– А что, до ближайшего населенного пункта далеко? – лениво зевнула я, рассеянно посматривая на окрасившееся багровым цветом заходящее солнце.

– Не так чтобы, но приедем в полной темноте, а мне вчерашнего хватило, – со вздохом отозвался он и, сложив карту, смачно потянулся. – Да и затекло все.

– Скажи уж сразу, решил опробовать свежекупленную палатку, – насмешливо фыркнула я, торопливо застегивая кожаную куртку.

– Скорее – удочку, – мечтательно пробормотал он и решительно взялся за мотоцикл. – Как раз недалеко отсюда течет речка.

– С ума сойти, ты еще и рыбак! – прыснула я и торопливо пошла за напарником, который уже свернул на лесную тропку.

– Я еще и охотник, – довольно усмехнулся он, глянув на меня свысока.

– Во всех смыслах, – не преминула подколоть, намекая на фамилию и кличку.

– А как же!

В этот раз ехать по лесу Рист не решился. Объяснил, что это не его байк, который он чует до последнего винтика. А уйти от подземных только ради того, чтобы впечататься в какое-нибудь дерево, – это даже не смешно. Вот уж да… Согласна полностью.

Идти оказалось не так далеко. Я даже устать не успела, как из-за заметно поредевших деревьев показалась темная лента реки.

Напарник остановился и прокурорским взглядом окинул местность.

– Палатку поставим вон там. – Он махнул рукой, указывая, как я поняла, на здоровенный дуб. – Нечего светиться на всю округу.

– Как скажешь, – безразлично пожала плечами я.

Когда наш маленький лагерь был разбит, а еда – съедена, на лес уже опустились сумерки. По мне, самое интересное время суток. Еще не ночь, но уже и не день.

– Ты ложись, – Рист зарылся в свой прилично распухший после посещения последнего города рюкзак, – а я пойду попробую поймать нам завтрак.

Я с интересом смотрела, как он достает складную удочку. Даже и не подозревала, что есть такие – места много не занимала, а в разложенном состоянии была немного короче стандартной.

– Она у тебя одна? – Я подошла вплотную, чтобы понять, как это работает.

– А ты что, присоединиться хочешь? – удивленно хмыкнул Рист, проверяя снасти.

– Почему бы и нет, – пожала плечами я. – В детстве папа часто брал меня на рыбалку. Правда, этот период продлился недолго.

– Хм… и почему? – Он бросил на меня косой взгляд.

– Да потому, что я не мальчик, – вздохнула я, осознав, что впервые это воспоминание не приносит мне боли. – Дети, знаешь ли, до определенного возраста почти бесполы. Особенно если их коротко стричь и одевать в джинсы. Но только до определенного возраста.

Рист посмотрел, чуть прищурившись, и кивнул, мол, все понял.

– Держи. – Порывшись, он протянул мне еще одну удочку. – Разберешься?

– Попробую, – усмехнулась я, взвесив в руке неожиданно тяжелый предмет. – Инженер я, или где?

Напарник тихо рассмеялся.

Сама рыбалка… была умиротворенной. Мы сидели на берегу, не отрываясь глядели на темную тень поплавков и даже не разговаривали. Но было хорошо… Словно все наши проблемы… А нет их. Растворились в темных водах этой речки.

– Знаешь… – тихо заговорила я, зябко кутаясь в тонкий плед, – скажи мне кто полгода назад, что я буду вот так сидеть с тобой и ловить рыбу… Честное слово, посчитала бы, что человек с ума сошел. Немыслимо, как все поменялось за это время…

– Ну да, – хмыкнул Рист. – Ты же меня боялась до потери пульса.

– Это было так заметно? – спросила я весело.

– Конечно. – Мне показалось, что напарник улыбается. – Ты так старательно жалась от меня по углам – только слепой бы не увидел. Честно говоря, одно время это дико раздражало. А потом… Я решил, что у тебя интуиция так работает. И махнул рукой.

– Хм, какие откровения… – Я на миг умолкла, потому что показалось, что клюет. Но только показалось. – А я думала, что тебе вообще нет до меня дела.

– Да и не было в принципе, – пожал плечами он. – Но о тебе много говорили. Ах, наша Ира то, наша Ира се. Ты ведь действительно на хорошем счету у преподавателей. Но, справедливости ради, я видел, что ты стараешься. И что все лабы тянул не только Олег – тоже. Кстати, – Рист тихо рассмеялся, – помнится, я долго веселился, когда ты бродила под дверью преподавательской, чтобы сдать первую лабу, но так и не смогла постучать.

Упс. Было дело, да. Но откуда он?..

– Мне сказали. – Он словно прочитал мои мысли. – Кто-то из коллег проходил мимо и заметил, как ты нервно листаешь конспект.

– Не универ, а деревня какая-то, – проворчала я.

– Кстати, ты меня сейчас убьешь, – заявил напарник и умолк.

– Почему?

Ноль реакции.

– Рист!

– Цыц! – нетерпеливо рыкнул он. – Клюет!

На некоторое время разговор был забыт, я жадно смотрела, как Рист подсекает, а потом вытягивает… сома! Не особо большого, до полуметра, но тем не менее!

– Ого, – присвистнула я. – Кажется, у нас будет королевская уха!

– Или запечем, – довольно согласился напарник, после чего невинно добавил: – Кстати, у тебя тоже клюет.

Где?! Я с этим Аристархом совсем забыла о своей удочке.

Конечно же поклевку я проворонила.

– Это все ты! – недовольно буркнула я и заявила: – Теперь ты просто обязан рассказать мне, за что я тебя буду убивать!

Некоторое время Рист молчал, а затем я услышала странное.

– Так за лабы же.

– В смысле? – нахмурилась я, не догнав ход его мыслей.

– Когда в тот роковой день ты пришла ко мне защищать лабы, они у тебя уже стояли. Все.

– Чего?! – Я от неожиданности чуть не упустила удочку в воду. – То есть как?!

– Я понял, что сама ты ко мне придешь только под дулом пистолета, – пожал плечами он, – и решил, фиг с ним, поставлю я тебе защиту, ты же все делала и учила. Так что законные четверки на тот момент уже стояли. А уже после этого я узнал, что ты – нейтрализатор.

Я замерла с открытым ртом, а затем тихо захихикала. Потом громче. Еще громче. Ну а после расхохоталась в голос, от всей души.

– А-а-а, Рист, ты неподражаем, – пропищала я, вытирая выступившие слезы. – Только я думаю, что уже более-менее тебя узнала, ты делаешь финт ушами, и Ира опять глупо хлопает ресницами.

– Могу тебе вернуть этот сомнительный комплимент, – подколол меня он. – Хотя… Мы с тобой друг друга и не знаем толком. Последние два дня по сути первые, когда мы провели столько времени вместе и начали узнавать не только то, что полезно в наемничестве. Конечно, если не считать того периода, когда мы отсиживались в подземелье. Но там сначала ты была в неадеквате, а оставшееся время мы по большей части в третьих «Героев» лупились.

– Ну да…

Смех словно оборвало. Я задумчиво смотрела на темную гладь, понимая, что мне не хочется продолжать этот разговор. Опасно, слишком опасно. Одно дело восхищаться Охотником, другое – узнавать Аристарха. И вовсе третье – соединить этих двоих в одном человеке и втрескаться по самые уши. Нет уж, такого счастья мне не надо.

– Что-то мне расхотелось ловить рыбу. – Я неторопливо поднялась и начала методично скручивать леску.

– Трусиха, – поддел меня Рист, словно прочитал мои мысли.

Я проигнорировала этот выпад. Тем более что скажешь, если он прав…

– Что-то не идет… – пробормотала я, подергав удочку.

Казалось, леска за что-то зацепилась.

– Дай сюда. – Рист бесцеремонно выдернул орудие труда из моих рук. – Видимо, водоросли налипли. Ничего, сейчас…

Изумленный возглас вырвался у нас вполне синхронно – на крючке, лениво помахивая хвостом, висел здоровый карп.

– Ничего себе! – выдохнула я. – Но у меня же не клевало! Откуда он?..

– Хитрый, – хмыкнул напарник, отцепляя добычу и бросая ее к уже пойманному сому. – Решил, что если тихо отсидится, то никаких проблем у него не будет. Совсем как некоторые. – И так выразительно на меня посмотрел, что я почувствовала, как краснею.

Я молча показала ему кулак и гордо ушла к палатке.

Мне не нравятся твои намеки, Рист, и я не собираюсь на них реагировать.

Честно говоря, я боялась, что утром он опять будет меня изводить, но при свете дня все воспринимается по-другому. Хотя бы потому, что темнота создает интим на ровном месте, а еще ощущение того, словно вы одни на целом свете. День развеивает эту иллюзию. И это прекрасно. Последнее, что мне сейчас было надо, это осложнение отношений с человеком, с которым мы очень прочно повязаны.

– Какие у нас планы? – Я сонно зевнула, лениво попивая чай.

Уха из карпа была прекрасна, как и запеченный на углях сом. Впрочем, на природе любая еда становится в сто раз вкуснее.

– Смотри. – Рист достал карту и, сев рядом со мной, развернул ее. – Сейчас мы заедем сюда. – Его палец ткнул в довольно крупный город, не уступавший в размерах нашему родному. – Скорее всего, там и заночуем. Потому что завтра нас ждет настоящий марафон до этой точки, где нас будут ждать Вереск с Мышкой.

Увидев, куда показывает напарник, я присвистнула. Кажется, мне предстоит то еще испытание. И мотоциклы я возненавижу навсегда.

– Слушай, может, машину возьмем? – неуверенно спросила я. – Или денег не хватит…

– Денег хватит, но смысла не вижу, – покачал головой этот вредный мужчина. – На машине, если что, не смоешься.

– У меня отвалятся руки и попа, – горестно вздохнула я, хоть и понимала, что он прав.

– Я их потом обратно приделаю, – со смехом пообещал мне этот гад.

– Да иди ты!.. – обиделась я. – Между прочим, я серьезно!

– Я тоже, – тоном опытного соблазнителя заявил напарник.

Вот!.. Я решила, что общаться с таким мерзавцем ниже моего достоинства, поэтому гордо задрала голову и пошла собирать вещи.

До самого приезда в город мы почти не разговаривали. Во-первых, было не до того – мы почти все время провели в дороге, во-вторых… и не о чем. Я была настороженна и ожидала не понятно какого подвоха, а Рист… кажется, о чем-то серьезно раздумывал. И это меня дико нервировало, поскольку, судя по взглядам в мою сторону, предметом его дум была я. А значит – жди беды. Если уж этот мужчина взялся за кого-то всерьез, есть смысл испугаться. Понять бы еще, что у него на уме… Но я не потомок эльфов, чтобы обладать ментальной магией. Поэтому просто была на стреме. На всякий случай.

День едва перевалил за полдень, когда мы въехали в пригород. Это радовало, потому что мне надо было настроиться перед завтрашним марафоном. Я до сих пор не представляла, чего мне будет стоить провести весь день на мотоцикле. Брр!

– Хочу в «Макдоналдс», – прошептала я, зачарованно рассматривая указатель над дорогой, когда мы остановились на светофоре.

– Не вопрос, – откликнулся напарник. – Все равно поесть надо. Макдак ничем не хуже любого другого варианта. А потом поедем искать жилье, согласна?

– Конечно! – Я счастливо заулыбалась.

Он высадил меня у входа и сурово наказал:

– Возьми мне два бигмака. Я пока позвоню Вереску, узнаю, как там у них обстановка.

– Есть, сэр! – шутливо козырнула я и, схватив протянутую мне кредитку, умчалась навстречу желанной еде.

Не полезно, зато как вкусно!

Мне повезло – несмотря на переполненный зал, к кассе я пробилась довольно быстро. И пин-код карточки тоже вспомнила, не затупила. А ведь могла, м-да…

Карточка эта была частью того самого набора Риста «На всякий случай», в который входил парашют. Когда я выразила опасение, что нас отследят по ней, напарник снисходительно заявил, что никогда. Мол, она открыта на левого человека, которого связать не только с Аристархом, но и с фэнтезийной частью нашего города, невозможно.

Я, довольно улыбаясь, выпорхнула из «Макдоналдса» и… улыбка моментально сползла с моих губ. Как я еще пакет не выронила, не понимаю…

Риста крепко обнимала какая-то брюнетка. И не только обнимала… Они довольно страстно целовались.

Я смяла бумажный пакет с такой силой, что судорожно сжатые пальцы прошили его насквозь. А затем резко спряталась за широкую колонну крыльца, чтобы меня, не приведи боже, не увидели. Достаточно было того, что видела я. Более чем достаточно. И я… смотрела. Не отрываясь. С неведомым доселе мазохизмом, словно запечатлевая каждый момент этого страстного поцелуя.

Сердце стучало так громко, будто находилось не в грудной клетке, а где-то в голове. Во рту пересохло, я даже толком не могла сглотнуть. Да что там… Я даже дышать толком не могла. Только не мигая смотреть туда, где эта гадина целует моего Риста!

Я что, ревную?! Черт… До чего же мы, женщины, глупые создания. Помани заветным кольцом, и даже самые стойкие из нас превращаются в клинических идиоток. Так и я… Не хотела я за него замуж. Совсем не хотела. Но, видимо, где-то очень глубоко в душе считала своим. Потому что смотреть, как мужчина, ставший таким близким, целует другую… было больно. Невероятно. До темных кругов перед глазами и противоречивых желаний не то подойти и дать ему по морде, не то от души оттаскать эту гадину за волосы.

Но, как оказалось, в тот день я еще не познала, что такое боль. Потому что поцелуй… это были ягодки.

– Аристарх, – промурлыкала брюнетка, кокетливо взявшись за воротник его куртки, – какой приятный сюрприз! Сознайся, милый, ты ради меня приехал?

– Конечно, Катрина. – Ленивый голос напарника и его довольное лицо заставили меня прикусить до боли губу, чтобы не вскрикнуть. – Я тут решил покататься по стране, думаю, заеду к тебе, давно не виделись. Сознавайся и ты, скучала?

Как хорошо, что я сейчас толком не видела его глаз. Боюсь, это был бы последний гвоздь, вбитый в крышку моего гроба. А так… я стояла, крепко прижимая к себе пакет. Заказанные этим мерзавцем бигмаки наверняка превратились в блины от таких объятий… Ну и черт с ними!

– О, я наслышана! – Низкий грудной смех этой стервы резанул по ушам, словно звук заработавшей бензопилы. – Говорят, ты убил лучшего боевого мага подземных, а потом пустился в бега…

– Так и есть, – небрежно согласился Рист, и я с трудом сдержалась, чтобы не выйти и не надавать этому скоту по морде!

Это я пришила того придурка, не примазывайся!

– Мм… это та-а-ак возбуждает! – с придыханием проворковала брюнетка и прильнула к нему всем телом. – Ты же ко мне сегодня заедешь? – Она интимно понизила голос, но я все же расслышала эту фразу.

– Ради этого я здесь. – И мой чертов напарник властно поцеловал эту потаскуху.

А-а-а! Я сейчас кого-то убью, и плевать на последствия! Вот скотина… Как ты мог, Рист?! Как?!

Ядовитая, обжигающая волна ревности словно окатила меня всю, и мне с трудом удалось сдержаться и не ринуться туда с пистолетом наперевес.

– Тогда я пойду подготовлюсь, – мурлыкнула брюнетка и провела пальцем с острым ноготком по его щеке. – Жду тебя после заката, мой сладкий…

И медленно пошла прочь, призывно виляя бедрами в короткой облегающей юбке. Дойдя до низкого серебристого седана, она повернулась, послала Ристу многозначительную улыбку и только после этого села за руль.

Машина с любовницей Аристарха уже скрылась с глаз, а я все так же стояла за чертовой колонной. Стояла, словно раненная, не зная, что мне делать дальше и как себя вести. Умом я понимала, что не имею на напарника никаких прав. Мало ли что он мне говорил! Мы даже не встречаемся… Но поди объясни это глупому сердцу, которое вопит, что меня предали!

Рист некоторое время постоял у мотоцикла, а потом направился в мою сторону. Я замерла и, кажется, даже дышать перестала. Но он остановился перед колонной и принялся скользить рассеянным взглядом по прохожим. А затем достал мобильный, и, когда заговорил… я испытала шок.

– Сейчас зайди за угол «Макдоналдса», – будничным негромким голосом произнес он. – Там жди меня. Все наши планы отменяются, ночевать будем в другом месте.

И только после этой фразы до меня дошло, что говорил он со мной!

Но пока я изображала самого высокого жирафа в саванне, напарник уже неспешно подошел к мотоциклу и принялся его заводить.

В этот момент я словно очнулась и быстро, но так, чтобы это не походило на бегство, ломанулась в заданном направлении. Попутно дала себе зарок вытрясти из этого темного все-все-все и даже больше! Потому что устала я ощущать себя дурой! Все у него шиворот-навыворот, ни одного слова нельзя в прямом смысле понимать! То он меня с этой женитьбой наколол, теперь вот это…

Когда я, немного запыхавшись, пришла на условленное место, напарник уже ждал меня, нервно постукивая по рулю пальцами, затянутыми в гловеллеты.

– Быстро, – процедил он, острым взглядом стреляя направо-налево. – Нам надо в рекордные сроки уйти на максимальное расстояние от города.

Я не стала спорить. Торопливо затолкала пакет с макдаковскими вкусняшками в один из рюкзаков, не особо задумываясь, что с ними будет, а потом, надев шлем, шустро заняла свое место позади напарника.

– Держись, Ромашка, – глухо выдохнул он, крепко сжимая руль. – Сейчас попробуем побить тот рекорд, который мы установили, когда уматывали от приспешников подземных.

Вы когда-нибудь летели на мотоцикле по городу? А на предельной скорости? И не советую. За то время, когда напарник, петляя, как заправский заяц, только двухколесный, ехал по улицам, я успела проститься с жизнью раз двадцать, не меньше. Мы чудом не врезались ни в машины, ни в людей, ни в деревья и столбы и даже в здания. Хотя один раз я уже твердо уверилась в том, что лететь мне ласточкой прямо в витрину, которая была щедро украшена висящими палками колбасы. Получился бы эдакий символизм…

Но Рист оказался не просто умелым байкером. Феноменальным. Он каждый раз уходил от смертельной опасности. В последний момент, но уходил!

Время от времени нас пытались остановить гаишники, но, ясное дело, Рист и не думал сбавлять скорость.

Я предчувствовала, что это закончится очень плохо, и оказалась права – когда мы почти выехали из города, послышался вой полицейской сирены. А вскоре сзади появилось несколько характерных машин. Оставалось лишь молиться, чтобы напарник сумел от них уйти.

Но расстояние неумолимо сокращалось. За нами летели три полицейских автомобиля, оглушая воем всю округу. Я время от времени оглядывалась и лишь нервно икала. Черт, где-то я уже это видела! Как говорится, дежавю! И тогда, помнится, все закончилось фигово. Очень фигово. Впрочем, есть надежда, что это – обычные люди и никаких фокусов в запасе не имеют, а мой опытный и хитрый напарник обведет их вокруг пальца. И мы уйдем. Главное, потом как-то посты обойти…

И тут меня осенило. Ведь как все просто! Дано: три машины. Имеется: пистолет под рукой, а если хитро выкрутиться и дотянуться до оружия напарника, так даже три, если моих несчастных шести патронов не хватит. Что, Ирочка, еще постреляем по колесам? Однозначно, это у тебя получается лучше, чем по водителям. Да и стрелять в ментов, которые всего лишь выполняют свою работу, категорически не хотелось.

Не тратя времени на раздумья, я быстро вытащила сначала свой револьвер. Крепко ухватилась за ремень Риста и, повернувшись к нашим преследователям, подняла пушку. Ноль эмоций, когда целилась. Ноль эмоций, когда попала. Странное удовлетворение, когда полицейская машина вписалась в фонарный столб, но сидевшие в ней люди явно остались живы.

Так, еще две.

Со второй так просто не получилось. Я расстреляла весь барабан, но так и не попала. Более того – они начали отстреливаться. Пока, конечно, не попали, но долго такое везение не могло продлиться…

Черт! Ладно, я еще только учусь. Сейчас позаимствую оружие у напарника и дальше буду учиться. На практике, так сказать. Главное, чтобы за это время ни меня, ни Риста не подстрелили.

Я торопливо засунула револьвер в карман куртки, благо размеры и того и другого позволяли это сделать, а затем потянулась за пистолетами Аристарха. Тот, несмотря на то что явно слышал мою стрельбу, видимо, не понял, с чего это я принялась его лапать. Потому что вздрогнул и только в последний момент выровнял мотоцикл, который радостно понесся навстречу ближайшему дереву. Но мозг напарника все же включился, потому что мне в руки любезно сунули один из пистолетов. Видимо, чтобы не щупала этого конкретного мужчину зазря.

Хорошо, еще постреляем.

В этот раз все прошло без сучка без задоринки. Обе машины оказались с пробитыми колесами и сошли с дистанции.

Честно говоря, мы не пострадали только благодаря Ристу. У него воистину звериная чуйка, потому что ни одна пуля не попала. Даже близко не пролетала, что безумно радовало.

Когда машины с отчаянно воющими сиренами остались позади, Аристарх свернул на какую-то проселочную дорогу. А потом… Я говорила, что мы петляли по городу как зайцы? Я ошиблась. Тогда были цветочки. А то, как напарник путал следы сейчас… Не просто ягодки. Полноценные арбузы!

Мы проезжали какие-то села, довольно оживленные, но попадались и заброшенные. На бешеной скорости проносились мимо ошарашенных людей, обгоняя лошадей, лениво тащащих телеги.

Я была уверена, что нас запомнят. Что проследить наш путь – раз плюнуть. Потому что мы были яркой кометой, пролетавшей по этим размеренно живущим местам. И не было ни малейшего сомнения, что о нас будут говорить. И как только сюда приедут менты – люди не преминут поделиться увиденным. Как при этом нам скрыться так, чтобы не нашли… Я не понимала. Но очень надеялась на напарника. Как всегда, впрочем.

У меня затекли руки и ноги. Противно ныла пятая точка, а позвоночник ощущался до последнего позвонка. Но я терпела, стиснув зубы, прекрасно понимая, что на кону. Передохнуть удавалось только тогда, когда останавливались, чтобы заправить мотоцикл.

Когда солнце почти соприкоснулось с горизонтом, мы приехали в очередную заброшенную деревню, максимум на два десятка дворов. Какие-то дома совсем развалились, какие-то – частично уцелели. В некоторых даже можно было жить, видимо, жильцы съехали отсюда не так давно.

Рист остановил мотоцикл. Стащил с головы шлем, вдохнул полной грудью и хрипло проговорил:

– Дальше ехать нет никакого смысла. Заночуем здесь.

– Уверен? – тихо спросила я, медленно сползая с байка, к которому за часы бешеной гонки почти приросла. – А если сюда придут?

– Спрячемся, – уверенно отозвался он. – И мотоцикл спрячем.

– А если собаки? – пробормотала я.

– Не найдут, – так же уверенно сказал напарник. – Меня в принципе невозможно найти по запаху, уж не знаю, с чем это связано. Но я перестраховался, – он любовно погладил свой рюкзак-выручалочку, – есть средство и на этот случай.

– Хорошо, как скажешь, – пожала плечами я и, выпрямившись, застонала от боли.

– Обустроимся – сделаю тебе массаж, – сразу среагировал Рист и прежде, чем я успела возразить, размашистым шагом направился к первому дому. – Стой здесь. Сейчас я выберу нам место ночлега.

Стой так стой.

Я подняла голову к небу. Солнце постепенно садилось, окрашивая редкие облака в янтарный цвет. Красиво…

Любование закатом не мешало мне думать. Прикидывать, мысленно выстраивать вопросы. Потому что я хотела понять, что это было за представление с той брюнеткой. Как говорилось в одной сценке моей любимой команды КВН1, я, конечно, интуитивно догадываюсь, но хотелось бы уточнить.

Я села прямо в траву, которая без влияния человека колосилась мне по пояс, и лениво смотрела на то, как напарник обследует дома один за другим. Судя по его недовольному лицу, ничего приличного он пока не нашел. Впрочем, авось еще повезет. Необследованных домов пока достаточно.

Но когда Рист отошел так далеко, что его фигура стала едва различимой, я невольно напряглась. А если не будет тут нормального убежища? Что делать будем? В лес пойдем? Так не факт, что нас там не найдут… Впрочем, совсем не факт, что нас и тут не найдут. Релакс, Ирка, как-то все будет.

За своими нервными сумбурными мыслями я пропустила момент, когда напарник вернулся. Судя по его довольному лицу, поиски увенчались успехом. Я, кряхтя, поднялась с травы, с неудовольствием отмечая, что все тело ноет и болит, а затем спокойно посмотрела на Аристарха:

– Куда?

– Туда. – Он махнул рукой в сторону уходящей вдаль улицы.

– Объяснил, – иронично хмыкнула я.

Некоторое время мы шли молча, а потом я не выдержала.

– Рист, что это было? – тихо спросила я, и сердце почему-то замерло в предчувствии ответа.

– Ты о Катрине? – уточнил он, не глядя в мою сторону.

– Ага…

– Та еще ведьма, как в прямом, так и в переносном смысле, – сплюнул напарник и скривился. – В постели – огонь, с мозгами дружит, но душонка мелкая… За красивую тряпку с известным именем на лейбле удавить готова. Закон подлости не дремлет – чего я точно не ожидал, так это встретить ее в это время года в родном городе. А вот в чем точно был уверен – Катрина побежит стучать подземным, как только сможет. За наши головы назначена награда, а деньги – персональный кумир этой ведьмы.

– Тогда почему ты себя с ней так вел? – непонимающе прошептала я. – Почему нельзя было тихо-мирно от нее отделаться?

На меня посмотрели с веселым изумлением и снисходительно пояснили:

– Надо было запудрить ей мозги. Она должна была увериться, что я расслаблен и спокоен и никуда из города не денусь. А ей нужно было время, чтобы связаться с подземными, а еще – чтобы я не смылся до того, как чернохвостые договорятся со своими сородичами в этом городе.

Так, вот этот момент я вообще не поняла. Кажется, мое недоуменное лицо многое сказало напарнику, потому что он вздохнул и терпеливо пояснил:

– Я имел в виду таких же нагов с черной чешуей, которые там живут.

– Э-э-э… – Я растерянно заморгала. – А зачем договариваться? Просто позвонить и сказать, мол, такие-то у вас на территории – берите, нельзя?

Еще один вздох, а затем Рист покачал головой:

– С ума сойти, сколько всего ты не знаешь. Так, Ир, подробную лекцию о нагах перенесем на попозже.

М-да. Интересно, чем еще собрался меня озадачить дражайший напарник?

Тем временем мы уже подошли к облюбованному Аристархом дому. Он сохранился серединка на половинку – крыша и стены были на месте, но отсутствовали окна и дверь. А еще между кирпичами, которыми перед домом выложили что-то вроде дорожки, пробивалась трава.

Рист, не сбавляя шага, покатил мотоцикл внутрь дома. Ну а я за ним.

Он привел меня в большую комнату. Кажется, раньше это была гостиная. По крайней мере, большой круглый стол, потрескавшийся от времени, и несколько стульев разной степени поломанности на это намекали. Ну и конечно же ковер! Как это – без ковра?! Тот гордо занимал почти всю центральную часть комнаты, хоть сейчас трудно было даже сказать, какого он цвета. Впрочем, подозреваю, что классического – красного.

Напарник откинул ковер, взметнув облако пыли. А когда я прокашлялась и вытерла выступившие слезы, увидела уже открытый люк.

– Так, отойди в сторону. – Он опять взялся за мотоцикл.

– Хм, как ты собрался его спустить один? – недоуменно пробормотала я, но послушно переместилась подальше.

– Я не собираюсь его спускать. Просто сброшу, – спокойно отозвался Рист.

– Сбросишь? – удивилась я. – Так ему же крышка будет! А нам на нем еще ехать… ну, желательно было бы. У нас же нет другого транспортного средства.

– Я позвонил Вереску, пока дом искал, – последовал невозмутимый ответ. – Они оторвались от «хвоста», так что заберут нас по пути. Главное, по карте выяснить, где мы. Байк останется в этом подвале. Нам все равно надо будет изменить внешность. А он слишком яркая улика.

Я отстраненно наблюдала, как напарник спихивает мотоцикл. Какой при этом стоял шум, лучше умолчать. Впрочем… Я так дико устала и сильно хотела спать, что даже не вздрогнула, когда байк встретился с полом убежища.

– А теперь лезь. – Рист размял пальцы и сосредоточенно огляделся. – Я подам тебе рюкзаки.

Я включила фонарик и, осторожно спустившись, задумчиво уставилась на покореженный мотоцикл. М-да, жаль его… Но напарник прав. Мы засветились, надо срочно менять все, что можно поменять.

Забрав у Риста рюкзаки, я решила осмотреться, пока тот еще не спустился. И чем больше деталей выхватывал фонарик, тем смешнее мне становилось. Однако как нам с напарником подфартило! Несказанно!

Ведь мы нашли подпольный самогонный цех!

Помещение оказалось довольно большое и, что удивительно, сухое. Слева от меня в стену были вделаны несколько полок, на которых важно стояли трехлитровые банки с чем-то прозрачным. Ну, думаю, известно с чем. Под ними лежало что-то, накрытое кучей фуфаек. Я ради интереса заглянула под них и, понимающе хмыкнув, осмотрела бидоны, залепленные потрескавшимся тестом. Брага. Интересно, сколько она тут стоит и что с ней стало? Небось в уксус превратилась. Рядом с бидонами также нашелся сам самогонный аппарат. Очень похожий на тот, что папа сварил для бабушки, только старый-престарый. У другой стены была поленница, а перед ней стояла самая настоящая буржуйка с функцией плиты. Ее труба уходила вверх и терялась в потолке. Хм, умельцы и вывод из дома сделали? Оригинально!

Еще нашлись несколько сложенных одно в одно ведер и что-то скрученное в рулон грязно-зеленого цвета. Хм, похоже на советский спальный мешок, но не уверена.

Короче, веселенькое место. Но, откровенно говоря, для укрытия гениальное.

Интересно, что случилось с хозяином всего этого? Как-то не верится, что самогонщик мог просто так бросить это богатство.

Рист возился наверху довольно долго. Слышался шум передвигаемой мебели, шуршание и прочее. Я успела достать спальный мешок, плед и теперь сидела у стены и мужественно старалась не уснуть.

Наконец крышка люка захлопнулась, и абсолютную темноту разрезал только луч моего фонарика.

– Ковер нормально натянуть не сумел, – недовольно проговорил напарник, оттаскивая останки мотоцикла к стене. – Но хоть немного вход прикрыл. Будем надеяться, что этого достаточно.

– Ага. – Я зевнула, прикрыв рот ладошкой.

Он бросил на меня косой взгляд, но ничего не сказал. Вместо этого порылся у себя в рюкзаке и достал оттуда несколько свечей. Я только диву давалась, какой он запасливый. И все-то у него есть!

В неярком свете мелких огоньков Рист потер руки и скомандовал:

– Расстилай спальник и раздевайся.

– Что, вот так прям сразу? – вяло удивилась я и, не подумав послушаться, с иронией проговорила: – А где же «Милая, я тебя так люблю» или, на худой конец, «Я тебя безумно хочу»?

– Дурында, – изумленно покачал головой напарник. – Я массаж тебе сделаю. Потому что иначе завтра ты будешь полной развалиной, и мы точно никуда не пойдем.

Мне даже хватило сил на то, чтобы покраснеть.

– Прости, – буркнула я, поднимаясь. – Какие-то у меня сегодня мысли левые.

– Твои мысли обсудим завтра, – усмехнулся он. – А пока – массаж.

О! Дальше для меня наступил период абсолютного блаженства. Не сразу, потому что изначально я орала от боли и обзывала Риста последними словами, но потом… Сильные, умелые руки, разминавшие каждую мышцу… Не сильно, не слабо – в самый раз. И совершенно без эротического подтекста. Неудивительно, что я, не дождавшись, когда напарник закончит, уснула как младенец. И спалось мне, стоит признаться, исключительно хорошо.

Проснулась я сама, с ясной головой и улыбкой на устах. Тело немного ломило после вчерашнего заезда, но могло быть и хуже.

В подвале, к моей радости, не было абсолютной темноты – Рист сидел недалеко от меня с фонариком в руках и задумчиво изучал атлас дорог.

– Доброе утро! – Я зевнула и смачно потянулась.

– И тебе не хворать, – хмыкнул Аристарх, не отрываясь от карты. Он водил по ней лучом и время от времени хмурился.

– Нас не искали?

– По крайней мере, я ничего не слышал.

– Хорошо… – Кутаясь в плед, я встала со спального мешка и потопала к нему. – Каков план?

– Сейчас я пойму, где мы, а там решим, – рассеянно пробормотал он, весь сосредоточенный на деле.

Я пожала плечами и поплелась посмотреть, не слопал ли напарник все вкусняшки из «Макдоналдса». Конечно, почти через сутки вкусняшками их можно назвать весьма условно, но голод не тетка.

– Ну что, выяснил, где мы? – спросила я, кое-как прожевав совершенно задубевшие гамбургеры – свои бигмаки Аристарх уже приговорил.

– Примерно, – медленно кивнул Рист и искоса на меня посмотрел. – Выйдем наверх, я позвоню Вереску.

– Ага. – Я присосалась к бутылке с водой, пытаясь хотя бы таким образом протолкнуть сухие куски через горло. – Чего ты на меня так смотришь?

– Да так…

Хм, это так тень на его лицо легла, или этот гад реально ухмыляется? Я насторожилась, предчувствуя… нечто.

И все равно вздрогнула, когда Аристарх тихо сказал:

– Никогда бы не подумал, что мне будет приятна чья-то ревность.

Вода попала не в то горло, я выплюнула ее и закашлялась. А потом, прижав бутылку к себе, пробормотала:

– Какая ревность, ты о чем вообще?

– Ну да, ну да. – Хохот напарника заставил меня напрячься. – Ромашка… Катрине тебя не было видно, зато мне – очень даже хорошо. Посмотрела бы ты на свое лицо!

Настроение, бывшее таким хорошим, немного подумало и потопало по шкале в отрицательном направлении. Глазастый, блин!

– А что с моим лицом? – буркнула я и отвела взгляд. – Ну да, я остолбенела… Не ожидала, что ты за пять минут моего отсутствия пассией обзаведешься. Так что никакой ревности. Чистый шок.

Говорила и сама себе не верила. М-да, все же гениальная актриса во мне включается, только когда жизни грозит опасность. В другие моменты – фиг мне, большой и красивый.

Вот и Рист тоже… не проникся.

– Да, конечно, – хмыкнул он и лукаво протянул: – Ну совсем никакой ревности.

– Слушай! – вспылила я и резко повернулась к нему. – Ты чего ко мне пристал?! Даже если вдруг и так – тебе-то какая разница?!

Упс… Не надо было это говорить! Кто меня за язык тянул?!

– Попалась! – Довольный смех резанул по моим натянутым нервам. – Ромашка, Ромашка, какая же ты еще наивная.

– Охотник, Охотник, какой же ты доставучий, – в тон ему отозвалась я и попыталась сменить тему разговора. – Может, наконец объяснишь, что там такое запутанное между чернохвостыми, что наги из другого города могут не захотеть помочь?

– Обязательно, – покладисто согласился он, и я уже было расслабилась, как это гад бросил «добивочку»: – Как только мы проясним все с твоей ревностью.

А-а-а! Чего он ко мне пристал?! Все, призналась я уже! Неужели ему этого мало?

– Несмотря на то что мне действительно приятно, на будущее я бы хотел от тебя больше доверия, Ира. – Рист стал серьезным. – Неужели ты еще не поняла, что далеко не всему можно верить, даже если слышишь своими ушами и видишь своими глазами? Как ты вообще могла подумать, что я пущусь во все тяжкие, забив на то, что за нами идет охота? Я что, похож на юнца, у которого при виде короткой юбки отключается верхняя голова и включается нижняя?

Я пристыженно покачала головой. М-да, вообще-то он прав. Сосредоточенность Риста на цели всегда поражала. Он не стал бы так отвлекаться. И если бы я позволила себе задуматься, а не страдать, то конечно же догадалась бы, что происходит что-то необычное. Но я… женщина. В данный момент – в худшем смысле этого слова. Если перефразировать последние слова напарника: когда у меня включаются сильные эмоции, то напрочь отключается мозг. Я настолько закопалась в боль и негодование, что совершенно не осознала… странности увиденного эпизода.

– Нет, я понимаю, что под ревностью человек плохо соображает, – меж тем продолжал добивать меня напарник, – но, пожалуйста… доверяй мне.

– Я поняла, – едва слышно прошептала я, опустив глаза. – Я… не знаю, что на меня нашло.

– Да тут как раз все просто, – проговорил Рист. – Мы с тобой сейчас много времени проводим вместе. Да что там много… все время. Причем в ситуациях, которые в разной степени близки к экстремальным. Хочешь или нет – возникает чувство собственности по отношению друг к другу. Я тебе даже больше скажу… Если бы в том эпизоде мы с тобой поменялись ролями, твоему кавалеру не поздоровилось бы, – неожиданно закончил он.

– Здрасте пожалуйста, какой психолог выискался, – чтобы хоть как-то скрыть замешательство, пробормотала я, окидывая его неверящим взглядом.

Это меня глючит, или наш драгоценный Охотник только что признался, что в аналогичной ситуации до жути ревновал бы и набил бы морду сопернику?! Бре-е-ед!

– Есть немного. – Ленивая усмешка скользнула по его губам. – Но в нашем случае для ревности есть еще один мотив. Мы с тобой друг другу нравимся.

Он что, опять?!

– Я не в твоем вкусе, – ошарашенно выдохнула я, на всякий случай отодвигаясь подальше.

– Этот вопрос мы уже обсуждали, – хмыкнул Рист. – Да и о себе ты промолчала… Что, я уже в твоем вкусе, Ромашка?

Так, стоп. Куда-то это все… не туда собралось. Надо возвращать этого… женихающегося в нормальное русло. А то занесло его, ой как занесло!

– Карта, поверхность, Вереск, – сухо перечислила я и поднялась, плотно замотавшись в плед. – А еще – новая маскировка.

Веселый взгляд напарника показал мне, что прыжок в сторону от темы был слишком явным. Но, слава всему сущему, упорствовать он не стал. А о том, что какая-то часть меня с ним соглашалась, я не буду думать! Не буду, я сказала!

– Маскировка… – Он задумчиво потер подбородок. – Все упрощает то, что мы были в шлемах, значит, наших лиц не видели. Я сменю комбез на обычные джинсы, надену футболку, сниму бандану – и нормально. Надеюсь, ты не потеряла то платьице, что мы купили?

– Не-а. И, предвосхищая вопрос, туфли и кофточку тоже не потеряла.

– Вот только волосы… – Он окинул меня взглядом художника. – Ты все это время ходила с распущенными, могут сопоставить… Может, подстрижем тебя?

– Дурная затея, – ровным тоном отвергла я предложение. – Подстричь меня ровно у тебя вряд ли получится, а девушка с прической а-ля «меня стригли племянники лет пяти» никогда не выйдет на улицу. С волосами я поступлю проще – уберу в свободный пучок, пусть попробуют понять, какая там длина.

– О’кей, пойдет, – одобрительно кивнул Рист и поднялся на ноги. – А теперь давай выбираться отсюда.


Глава 5 | Искусство быть напарником | Глава 7



Loading...