home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Белых ирбисов в темном лесу было видно издалека.

Они не спешили, не бежали, а вальяжно направлялись к нам, демонстрируя все свое презрение к любым попыткам оказать сопротивление.

Я сильно сжала пальцами гранату, напряженно всматриваясь в приближающихся противников.

– Начали! – тихо выдохнул Рист.

Первыми в бой вступили подствольные гранатометы. Я лишь молилась, чтобы мужчины не промазали и не попали в деревья. Чем меньше снежных барсов дойдет до нас, тем лучше.

Громкий вой оповестил о том, что в нашей локальной войне появились первые жертвы. Потом еще и еще… Яркие вспышки расцветали то тут, то там, грохот закладывал уши, но мне было плевать. Я ждала сигнала.

– Все, от меня больше толку нет! – крикнул Вереск, отбрасывая винтовку. – Рист, я оборачиваюсь. Ира, готовься, они сейчас приблизятся на расстояние выстрела.

Не глядя на него, я резко кивнула и, облизав губы, сжала пальцы на чеке гранаты.

– Вереск, нас окружают. – А этот приглушенный голос – Мышкин. – Я чую.

А вот и хваленая интуиция оборотней сработала.

– Сейчас…

Миг – и я краем глаза замечаю, что вместо высокого обнаженного блондина рядом с Ристом потягивается здоровый белый кот.

– Задние наши, – прорычал он, в кошачьей ипостаси его голос был резким и низким. – Даже не смотрите туда. Разберитесь с этими.

– Сделаем, – отрывисто отозвался Аристарх, не глядя в его сторону. – Удачи. Ира! – рявкнул он, и я, вздрогнув, выдернула чеку.

Теперь без паники. Главное – не попасть в дерево, а то граната прилетит обратно, прямо в лоб.

Четкий замах, и мой снаряд летит в выделенную взглядом кучку барсов. Ой, ребята, кто же ходит по трое, когда тут гранатами швыряются? Ка-а-ак глупо…

С мстительным удовольствием смотрю, как разлетаются в стороны бравые оборотни. Минус три. Интересно, сколько их осталось?

Не важно. Не время. Не поворачиваясь, нащупываю сзади еще одну гранату. Так-с, где там еще мои цели?

Справа от меня раздалась серия выстрелов. Время гранатомета ушло – слишком близкое расстояние, насколько я помню, – вступила в игру винтовка. Скоро и мне надо будет доставать пистолеты. Но сначала еще несколько ручных гранат…

Теперь оборотни, видимо оценив нашу подготовленность, не сбивались в группы. Рассредоточившись, они пытались взять нас в кольцо.

Ничего, ничего… Выкрутимся. Не стоит загонять нас в угол, мы больно кусаемся.

Еще одна граната. И еще… Потом еще две. Одна мимо – в последнюю секунду ирбис рванул в сторону. Но следующая все же его настигла.

Сзади раздался режущий уши визг, а затем вой и явные звуки драки. Я не удержалась, обернулась. И замерла с открытым ртом – Вереск с Мышкой по-прежнему стояли у машины, а два ирбиса-противника напали на своих. Как там подружка говорила? Чертов ментал? Воистину!

– Ира!

Рык напарника моментально привел меня в чувство, я резко повернулась и, оценив ситуацию, достала пистолеты.

Быстро сосчитав противников, удовлетворенно хмыкнула. Не знаю, сколько полегло и сколько сейчас пытаются прорваться через Вереска и Мышку, но на нашу долю досталось чуть меньше десятка. Нормально. Справимся.

Я прицелилась и выстрелила в барса, который подошел слишком близко. Краем глаза заметила смазанное движение, но не успела среагировать – Рист оказался быстрее, и я проводила зачарованным взглядом сраженную в прыжке тушу, падающую на землю.

Выстрел.

Выстрел.

Двойной выстрел – один ирбис оказался на расстоянии прыжка от нас, его надо было остановить.

Еще двое пали от пуль напарника.

Вой за спиной стал почти нестерпимым, но пока не позвали на помощь – они справляются. Я знаю.

Я не успела испугаться, когда меня сильно толкнула серая тень, отбрасывая в сторону. На том месте, где я стояла, нервно рычал ирбис. Недолго рычал – Рист среагировал быстро.

– По сторонам смотри! – рявкнула Мышка и сорвалась обратно, к Вереску.

Я тихо прошептала слова благодарности, смутно осознавая, что чуть не погибла. И, опять вернувшись на место, стреляла, стреляла, стреляла, пока не закончились патроны. Выбросив пустые магазины, я зарядила новые. Еще тридцать восемь выстрелов.

Раненые звери опаснее. Я настороженно смотрела на обезумевшего снежного барса, по боку которого стекала струйка крови. Он хотел меня убить – я видела это по его глазам. Выстрел сразу из двух пистолетов навсегда успокоил зверя.

Вскинув голову, я поняла – больше никого. Переглянулась с напарником и синхронно с ним удовлетворенно кивнула. Мы со своей задачей справились. Теперь надо помочь нашим.

Быстрым шагом я обошла машину, перед которой трое оборотней наседали на нашу парочку.

Бай-бай, мальчики. Вот тут-то вам и конец.

– Мышка! – крикнула я, чтобы подруга отпустила свою добычу и дала мне прицелиться.

Она понятливо убрала зубы от ирбиса и одновременно отпрыгнула в сторону. Шанса сориентироваться я ему не дала.

Повернувшись, я с удивлением поняла: все. Мы победили.

– Ничего себе, – выдохнула я, ошарашенно осматривая поле боя – то тут, то там валялись тела снежных барсов, уже превратившихся в людей. – Сколько же их было?!

– Около тридцати, – хрипло ответил Вереск. – Но не расслабляйся. Это еще не конец.

– В смысле? – опешила я.

– Артемий, – коротко отозвался оборотень. – В бой он не вступал, но я чую – он здесь.

И в следующее мгновение мы услышали низкий голос:

– Вереск! Если не хочешь, чтобы вскоре здесь были подземные… Иди сюда, разберемся по-родственному.

– Нас так настоятельно зовут, – ухмыльнулся Рист. – Ну что, товарищи, пошли, уважим просьбу. Тем более главного трупа на этом банкете смерти явно не хватает. – И выразительно погладил прекрасно поработавшее сегодня оружие.

– Эй, Вереск! – Голос Артемия раздался уже ближе, но я по-прежнему никого не видела – не то хорошо прячется, не то под действием какого-то заклинания. – Я вызываю тебя на бой! По закону чести, да будут свидетелями предки! Слышишь, братец, по законам чести!

Мм, братцем он его для красного словца обозвал, или все же?..

– Братец? – выдохнула волчица и окинула ирбиса выразительным взглядом.

– Я потом объясню. – Он нервно хлестнул себя по боку хвостом.

– По закону чести, – Аристарх нахмурился и опустил винтовку дулом в землю, – ты же не имеешь права отказаться, я правильно помню? И мы не сможем вмешаться…

– Совершенно верно. – Вереск медленно пошел вперед. – Но и его прихвостни не смогут. Бой один на один… Что ж, меня это устраивает.

– Вереск, нет! – попыталась заступить ему дорогу Мышка.

Большой кот вдруг лизнул волчицу в нос.

– Тихо, малышка. Мне надо с этим разобраться, – мурлыкнул он. – Есть долги, которые надо отдавать.

И так кровожадно это прозвучало… Просто ух!

Надеюсь, этот ирбис знает, что делает.

– Иди сюда, Артемий! – насмешливо рыкнул он. – По-родственному так по-родственному. Я принимаю твой вызов. Пусть предки рассудят, кто из нас прав.

И в тот же момент, словно из ниоткуда, появились шесть снежных барсов. Они шли медленно, даже лениво, словно то, что мы положили столько их собратьев, не имело никакого значения. Впрочем, они были больше, чем любой из убитых нами ирбисов. Элита. Во главе с вожаком. И плевать им было на погибших.

Артемий шел на острие клина. Здоровый, как полтора обычных снежных барса. Мощные мышцы перекатывались под лоснящейся шкурой с каждым шагом этого сильного зверя. Он подошел вплотную к Вереску и зарычал, нервно хлеща себя по бокам длинным хвостом:

– Предатель! Хорошо, что наш отец не дожил до этого дня!

– Нашему отцу место в аду, – рявкнул в ответ Вереск. – Как и тебе, братец!

Они все-таки братья! Вот это новости…

– А я думал, что это все же имеет другое объяснение, – тихо присвистнул Рист.

– И я на это надеялась, – мрачно согласилась волчица, встав рядом с моим напарником.

– Я тебя спас! – Артемий мягко пошел по кругу, не сводя настороженных глаз с Вереска.

– Я бы даже сказал тебе спасибо, если бы ты не потребовал долга крови.

Теперь два ирбиса ходили кругами.

Свита Артемия, недовольно ворча, расположилась немного поодаль, готовая в любой момент броситься. Впрочем, кто же им позволит? Уж точно не мы! Как котят перестреляем! М-да, какая я борзая, сама в шоке…

– Тогда выясним это прямо сейчас! – Артемий зашипел и вздыбил шерсть на позвоночнике. – Раз и навсегда!

И бросился на Вереска.

Спустя мгновение по земле, рыча, катался бело-черный клубок, и понять, кто есть кто, удавалось далеко не всегда. Как и вычислить лидера этого боя.

Я напряженно всматривалась в дерущихся ирбисов, пока в глазах не зарябило. Бесполезно. Все равно не разобрать, где наш, а где враг! Я покосилась на Риста – тот, нахмурившись, внимательно следил за схваткой. Кажется, проблем, схожих с моими, он не испытывал. Как и Мышка, но она оборотень, да еще и в звериной ипостаси! Стыдно было бы, если бы не распознала своего мужчину.

Ладно, тогда я займусь более полезным делом. Прослежу за свитой этого грохнутого на всю кошачью голову вожака.

Остальные снежные барсы тоже внимательно следили за ходом боя. Они ловили каждое движение поединщиков и едва слышно ворчали.

Интересно, а что будет, когда Вереск надерет зад Артемию? Именно когда, а не если – о победе этого придурочного главы клана ирбисов даже думать не хотелось… Я еще раз внимательно осмотрела прихлебателей Артемия. М-да, что-то мне подсказывает, ни поздравлять Вереска, ни убегать, поджав хвост, они не станут. Значит, надо быть настороже.

Меж тем за своими наблюдениями я пропустила все на свете – битва двух братьев подошла к финалу. Ирбисы на миг отскочили друг от друга, затем одновременно прыгнули и… Один из них умудрился вцепиться второму в горло. И, судя по тому, что на губах моего напарника мелькнула довольная улыбка, наши побеждали!

Артемий захрипел и попытался сбросить с себя Вереска. Но тот крепко сжимал челюсти, не давая противнику ни единого шанса на спасение.

Свита вожака зарычала в голос, и я судорожно сжала пистолеты – чую, как только их лидер испустит дух, на нас бросятся.

Наконец Вереск мотнул головой и отошел от поверженного врага. Через мгновение тело ирбиса начало преображаться, перетекая в здоровенного блондина с навеки перекошенным злобой лицом.

Не особо задумываясь, что делаю, я направила пистолеты на вздыбивших шерсть оборотней. Тело работало на инстинктах, рефлексы включились раньше мозга – первая цель получила две пули в живот, только оторвавшись от земли. Вторую прошили пули, выпущенные из винтовки Риста. Третий рухнул, не допрыгнув до нас, и с воем начал кататься по земле – кажется, это работа Вереска. Я неспешно прицелилась и добила обезумевшего кота. Короткая автоматная очередь недалеко от меня – это Мышка, перекинувшись, схватила оставленный на багажнике короткий автомат.

Пятый, оценив перевес, развернулся на сто восемьдесят градусов и бросился наутек. Далеко не ушел – мой напарник очень меткий.

И вот стоим мы в лучах заката… Два человека и два оборотня. А вокруг нас – трупы, трупы, трупы.

Романтика!

– И что мы теперь со всем этим будем делать? – спросила я, ошалевшим взглядом окидывая поле боя.

Ни фига себе мы врезали! Почти сорок ирбисов – и всего четверо нас. Только вдуматься – десять на одного! С ума сойти! Воистину, судьба благоволит безумцам.

– Так оставлять нельзя.

Я не заметила, как Вереск перекинулся. Он сидел на земле и, скажем честно, выглядел неважно. Бой дался ему тяжело, это было заметно по тому, как он дышал, каким измученным выглядело лицо. Ну и кровавые следы когтей на боку и спине тоже намекали на состояние оборотня.

– Сейчас… – Ирбис медленно поднялся, но пошатнулся.

Мышка ринулась было к нему, но оборотень покачал головой:

– Я в норме. Сейчас буду…

Доковылял до машины и достал мобильный.

– Рита! – хрипло выдохнул он в трубку. – Да… В общем, мы немного побузили в вашем районе. Ну-у-у… Штук сорок. Ирбисов. Да, знаю. Нет, не жаль. Сама знаешь, как я к этим придуркам отношусь… Поможешь? Конечно, я маячок оставлю. Что сказать? А вот так и скажешь – почуяли сигнал, пришли – куча трупов. Подробностей не знаете. Спасибо, милая. Что с меня? Что? – Быстрый взгляд на медленно закипающую Мышку. – Нет, я занят. Серьезно. Совершенно серьезно. Да, прочно. Да, надолго. Рит… На сколько вы поспорили? Половину мне! А вот как-нибудь заберу. Все, спасибо. Пока.

– Что за Рита? – Обнаженная волчица с упертыми в боки руками смотрелась забавно.

– Бывшая любовница, – сбил ее на подлете Вереск спокойным ответом и как ни в чем не бывало добавил: – Оденься. Холодает, еще простудишься.

И, вытащив из машины свои вещи, невозмутимо принялся одеваться. Мышка, все еще пыхтя как злобный ежик, все же последовала совету.

Одевшись, снежный барс вытащил из бардачка какую-то штуку, пошаманил над ней и бросил в сторону тела Артемия. Надо понимать, это и был маячок.

– Рист, ты поведешь, – тихо сказал ирбис и полез на заднее сиденье. – Я не в состоянии.

– Не вопрос. – Напарник как раз закончил запихивать арсенал в багажник. – Заклинание на багажнике активировать сможешь?

– Ну его, – вяло махнул рукой оборотень. – В крайнем случае полицейским глаза отведу, чтобы не обратили на нас внимания. Малышка, иди ко мне, – поманил он Мышку.

– А если не пойду? – упрямо продолжала дуться та.

– Малышка…

И в этом одном слове было столько грусти, усталости и смирения, что подруга вдруг покраснела и, опустив глаза, шустро полезла к снежному барсу.

Я лишь изумленно выгнула бровь и покачала головой. Однако! Такая покладистость с волчицей у меня вообще никак не ассоциируется.

– И как у него это получается? – пробормотал себе под нос Рист, подходя к водительской дверце. – Сколько ее знаю – никогда не видел, чтобы она после всего одного сказанного слова затыкалась и делала, что велят.

– Покусаю, – мрачно пообещала Мышка и прожгла моего напарника злым взглядом.

– На. – Тот недолго думая сунул ей под нос руку.

Ну а она… молча ее цапнула.

– Ай! – Рист отдернул пострадавшую конечность и возмущенно посмотрел на Мышку. – Какого?!.

– В следующий раз думай перед тем, как говорить и делать, – невозмутимо отозвалась она.

– Поехали уже отсюда. – Я страдальчески закатила глаза, усевшись на переднем сиденье. – Скоро ночь, а мне не улыбается ночевать… так близко от поля боя.

– Здравая мысль, – вздохнул напарник.

Через минуту мы уже ехали обратно к трассе, не особо обращая внимание на останки оборотней.

– Ир, взгляни, – Рист, внимательно смотря на дорогу, выдал мне карту, – где ближайший город для ночевки.

– Не надо город, – страдальчески выдохнул Вереск, который до этого шушукался с присмиревшей Мышкой. – Мне сейчас в город… противопоказано. С этим боем… Сил нет ментальные щиты держать. А без них меня эмоции окружающих попросту погребут. Давайте в лесу переночуем. Только желательно за несколько десятков километров отсюда.

– Несколько десятков не обещаю, – отозвался Рист, – но что-нибудь придумаем.

Я так поняла, карта уже не понадобится.

– Вереск, – тихо позвала я, когда мы выехали на нормальную асфальтовую дорогу.

– Мм?

– Ты обещал рассказать о вашем с Артемием… братстве, – напомнила я и повернулась, чтобы лучше его видеть.

– Кстати да! – оживилась Мышка. – Почему ты не рассказывал?!

– Потому что это не тот факт, который я люблю вспоминать, – поморщился он и, откинувшись на мягкую спинку, закрыл глаза. – Впрочем… Хотите неприятные факты из моей жизни? Будет вам. Только, уж простите, подробности опущу – слишком много в этой истории грязи.

Честно говоря, у меня возникло желание остановить его. Кажется, в прошлом Вереска реально было до фига не особо приятного. Но любопытство победило.

– Собственно говоря, эта мерзкая история началась, когда предыдущему главе ирбисов, Шендору, взбрело в голову осчастливить свой клан менталами, – тихо начал свой рассказ оборотень. – И этот ублюдок не придумал ничего лучшего, чем найти нескольких девушек с эльфийской кровью и сделать им по ребенку.

Я охнула и прикрыла рот рукой. Вот уж точно, грязная и мерзкая история!

– Да только вот незадача! – скривил тонкие губы он. – Этот кретин не знал, что даже сильно разбавленная эльфийская кровь категорически не приемлет насилия. А потому вместо того, чтобы понести, четверо девушек стали бесплодными. А вот моей матери не повезло… она забеременела. Мне она так никогда и не призналась, но подозреваю, что они с Шендором были знакомы до… всего этого и глава ирбисов ей очень нравился. Поэтому получилось то, что получилось. Я.

Округлившиеся глаза Мышки, думаю, повторяли аналогичную форму моих. Мы обе уже были не рады своему женскому любопытству.

– Вереск, может… – робко начала волчица, но тот качнул головой.

– Если история начата – ее надо закончить.

– Я так понимаю, этот ушлепок мертв? – деловито поинтересовался Рист.

– Уже, наверное, даже сгнил.

– Туда ему и дорога, – кивнул напарник и опять умолк.

– Так что ненависть к ирбисам я впитал с молоком матери. – Голос Вереска стал бесцветным. – Шендор пытался добиться от мамы еще ребенка, но… Былая симпатия уже не сработала. Он, скорее всего, выгнал бы ее из клана, как других бесплодных девушек, но не знал, что со мной делать. Воспитывать менталов он не умел и как с ними обращаться не знал. А мама… Не только искренне меня любила, хоть я был, мягко скажем, нежеланным ребенком, не только научила меня всему… она вырастила меня на тех моральных ценностях, которые всегда презирались ирбисами. Как она смеялась – воспитывала настоящего эльфа. Даже имя дала мне эльфийское… А когда мне исполнилось пятнадцать, ее не стало… Вот такая история. Так что мы с Артемием действительно единокровные братья, хоть ни он, ни я никогда не любили об этом вспоминать. Поэтому и на банкете у кошек Артемий подчеркнул, что я ему не брат.

Что-то такое припоминаю… Да, этот мертвый ирбис тогда прямым текстом говорил о младшем брате, кажется, его звали Корней. Мол, после того как я застрелила еще одного из них, Корней теперь единственный из его братьев.

– Ничего себе, – выдохнула я, с сочувствием на него взглянув. – Печально все это…

– Ага, – тихо согласилась Мышка. – Только… почему ты тогда Артемию оказался должен? И не что-нибудь, а долг крови?

– Он помог мне сбежать из клана, – отозвался оборотень. – Я подозреваю, что Артемий просто боялся. Все же я старше его и запросто мог захватить власть. К тому же ментал… Он ничего не смог бы мне противопоставить. Поэтому, когда мне было двадцать, он предложил мне помощь. Мол, в его силах устроить мой побег и сделать так, чтобы меня потом не искали. За это я должен был навсегда забыть дорогу в поселок снежных барсов. Меня это устраивало полностью.

– Дай угадаю, – мрачно процедил Рист, сильно сжимая руль. – А через несколько лет Артемий, будучи уже главой клана, решил, что ментал под боком – это очень круто. И пришел у тебя требовать долг крови.

– Прямо в точку, – саркастически скривил губы Вереск. – Более того… Нагородил чуши. Что Шендор меня хотел найти и убить, что он отца едва отвлек, и все такое… Короче, он знал, куда бить, чтобы я согласился. Единственное, что я все-таки сумел вытребовать, – это ограниченный срок действия этого долга. Я сказал, что буду служить ровно столько, сколько он мне подарил свободы. Пять лет, и ни днем больше.

– Мразь. – Я покачала головой. – Туда ему и дорога. Судя по милым привычкам этого семейства, папеньку тоже он грохнул.

– Разумеется. – На лице оборотня появилась тень улыбки. – Всё узнали, что хотели?

Молчание.

– Ну и ладно. Я устал, подремлю. Разбудите меня, когда найдете место для ночевки.


Глава 7 | Искусство быть напарником | Глава 9



Loading...