home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

Джек Нельсон стоял в полицейском участке около камеры Майкла, не решаясь повернуть ключ и войти. В Вэр было несколько камер предварительного заключения, и Джек держал его там умышленно, вместо того чтобы передать его в тюрьму в Нортгемптон.

Ему придется перевезти его туда для предъявления обвинения. Но он задержал его в Вэр на несколько дней, чтобы иметь возможность дополнительно обсудить этот вопрос с Майклом. Он хотел сделать все, что было в его силах, чтобы ему помочь. Это наверняка была какая-то страшная ошибка.

Джеку нужно поговорить с Майклом без свидетелей. Он сам взял ключи от камеры во время обеденного перерыва.

Майкл сидел на своей койке с отрешенным видом. Он улыбнулся, когда увидел своего старого друга. Джек выглядел гораздо более несчастным, чем подследственный. Майкл был удивительно спокойным и безмятежным, несмотря на угнетающую обстановку. Тюремные камеры в участке были старые и мрачные, туалет находился рядом с кроватью.

– Спасибо за визит, – сказал он Джеку, как если бы тот заскочил к нему в кабинет для беседы, что Джек часто делал, когда проезжал мимо.

Иногда они встречались в закусочной, где обедали или ужинали в тех редких случаях, когда Майкл не ужинал дома. Он, как правило, каждый вечер оставался дома с Мэгги.

– Глупо получилось, да? – Майкл сказал с печальной улыбкой, немного подвинувшись на нарах, чтобы Джек мог сесть.

– По меньшей мере, парень, – сказал начальник полиции. У него, кажется, настроение было значительно хуже, чем у Майкла. Он не спал всю ночь, думая об этом и пытаясь найти рациональное объяснение тому, что было изложено в отчетах экспертов. – Господи, я все еще надеюсь, что это какая-то злая шутка, дружище, – ответил Джек. – Как думаешь, что произошло? Сразу оговорюсь, что это не допрос, – заверил он друга, а потом подумал, что он должен его предупредить. – Но если это действительно сделал ты, то скажи это своему адвокату, мне – не надо.

– У меня нет адвоката, Джек. И я этого не делал. Я не знаю, что, черт возьми, случилось. Может быть, ошиблись в лаборатории. Бывают такие необъяснимые случаи, когда при некоторых обстоятельствах некоторые химические вещества мутируют или имитируют действие аналогов. Мэгги постоянно принимает кучу лекарств. Иногда вещества взаимодействуют и создаются странные композиции и реакции. Единственное, что я знаю наверняка, так это то, что я не пытался ее отравить. Я люблю ее, – невинным голосом сказал Майкл, и Джек похлопал его по плечу.

Джеку ужасно не нравилось то, что происходит, и ему было жаль, что он не может ничего изменить. Майкл не заслуживает того, чтобы париться в тюрьме на нарах. Он был отличным парнем. Всю свою жизнь он помогал людям. Джек просто знал, что Майкл не стал бы даже пытаться убить женщину, подарившую ему прекрасных детей. Это ведь его половина, в конце концов! Но Майкл не дал никакого объяснения по поводу найденного в его садовом домике гербицида и его отпечатков пальцев на нем. Это были слишком серьезные улики, чтобы можно было отделаться поверхностным объяснением. Джек беспокоился не зря. А потом вдруг Майкл поднял глаза, словно ему в голову пришла такая черная мысль, что он даже не знал, как ее выразить словами.

– О, а что, если… Не исключено, что меня пытался подставить мой брат. Он мой брат, но в детстве был мерзавцем. Я думал, что он образумился, когда вернулся сюда, но ошибался. Может быть, именно поэтому он появился: чтобы поквитаться со мной из-за завещания моих родителей. Или, может быть, он вернулся за Мэгги, – Майкл выглядел печальным и разочарованным, когда сказал это. – Он всегда был в нее влюблен.

– Как думаешь, она отвечает ему взаимностью? – спросил Джек. Любовный треугольник, конечно, был определенно еще одним мотивом. Питер не показывал никаких признаков, что он влюблен в Мэгги, когда накануне встречался с Джеком. Но Джек считал Питера достаточно умным, чтобы не демонстрировать свои истинные чувства. Майкл смутился, когда выдвинул обвинения в адрес своего брата.

– Вполне вероятно, что она влюблена в Питера. Я не очень интересный человек, – Майкл застенчиво улыбнулся, – а он всегда был такой харизматичный, настоящий мачо. В средней школе у них был роман. Иногда женщины возвращаются к таким парням годы спустя, чтобы придать своей жизни немного эмоциональности. У Мэгги много свободного времени. Она часами просиживает в Интернете, и я думаю, что, скорее всего, они долгое время переписывались по электронной почте и задумали это. Может быть, она разбила его брак, – он обвинял сейчас свою жену и брата в сговоре и сожительстве и при этом выглядел так, словно искренне верил, что это возможно, и эта идея разбила ему сердце.

– И Билл всегда был такой же, как мой брат. Дурное семя! Я пытался с этим бороться и вразумить его. Но у меня так ничего и не получилось. Билл был лжецом всю свою жизнь, так же, как Питер.

Джек кивнул. Он знал, что в течение многих лет у Майкла были неприятности с сыном и ему было не по себе, но он почувствовал облегчение, когда Билл уехал. Он постоянно доставлял хлопоты своей семье, и они вечно ссорились с Майклом. Он много раз рассказывал об этом Джеку.

– Надеюсь, что мы получим достаточно доказательств, чтобы оправдать тебя, – заверил его Джек. – Не хочу, чтобы ты здесь находился. Мне больно на это смотреть, – он грустно улыбнулся. – Я хочу отправить тебя домой, твое место у домашнего очага с женой и детьми. – Джек считал, что Майкл является жертвой зловещего заговора, и был полон решимости докопаться до истины. Не исключено, что брат и сын Майкла находятся в заговоре против него. Он по-прежнему считал Майкла не меньшей жертвой, чем Мэгги. Он был невиновен. И Джек не хотел, чтобы он сел в тюрьму за преступление, которого не совершал.

– Вы не найдете доказательств, достаточных для обвинения. Их просто не существует, – заверил его Майкл. Джек был рад это слышать схватился за эту ниточку, как утопающий. Он был уверен, что Майкл говорит правду и что он, так же как и Джек, не может понять, как такое произошло. Он слишком хорошо знал Майкла, чтобы поверить в две бутылки яда и токсикологическим отчетам.

– Ты знаешь, вчера вечером я прочитал в Интернете про это вещество под названием паракват, – вызвался на разговор Джек. – Там говорится, что этот гербицид используют в слаборазвитых странах для самоубийств, потому что он очень дешевый. Как думаешь, может, Мэгги пыталась покончить с собой? – Джек думал об этом прошлой ночью. Она была чрезвычайно больной женщиной и влачила жалкое существование лежачего больного. Может быть, она просто устала от этого и захотела выйти из игры. И, может быть, сама не понимая того, она тащит за собой Майкла. А может быть, Питер воспользовался ей. Все знали, что он разорился. Ему нужны были деньги Мэгги гораздо больше, чем Майклу, информацию про него Джек тоже нашел в Гугл.

– Такое возможно, – неохотно согласился Майкл. – Она умирает и знает, что рано или поздно Паркинсон добьет ее. Вполне вероятно, что она хочет покончить с жизнью. Мне бы она не призналась в этом потому, что знает, как сильно я борюсь, чтобы продлить ее жизнь. – А потом, как будто доверяя ему большой секрет, он добавил: – После аварии у нее многое годы были проблемы с психикой. Это и понятно, учитывая ее жизнь и то, что ей приходится с нетерпением ждать. Я стараюсь не думать об этом, но она, вероятно, склонна к суициду. Возможно, она принимала яд без моего ведома, – такое объяснение заслуживало внимания и выглядело для начальника полиции гораздо более достоверным, чем обвинение Майкла в попытке отравить жену. Это звучало нелепо, и в это невозможно было по-настоящему поверить. Но тогда почему на двух бутылках с ядом вместо его отпечатков пальцев не обнаружили ее отпечатки Или, может быть, его подставил брат. Джек тоже слишком хотел поверить в это. Он был готов поверить во что угодно, но только не в то, что Майкл пытается убить свою жену. Он выглядел честным человеком, когда сидел и разговаривал со своим другом. Джек Нельсон гордился тем, что у него был нюх на лжецов и преступников, и Майкл Макдауэл не был ни тем ни другим. Он был абсолютно в этом уверен.

– Тебе стоит нанять адвоката, – напомнил он Майклу.

– Я даже не знаю, к кому обращаться, – промямлил Майкл. Он думал об этом все утро. Джек дал ему имена адвокатов в Нортгемптоне, Хэдли и Спрингфилд, и Майкл поблагодарил его.

– Успокойся, – сказал Джек, снова касаясь его плеча. – Мы вытащим тебя отсюда и докопаемся до истины. Я обещаю. – Это была загадка, которую Джек просто не мог пока разгадать.

– Спасибо, Джек, – с благодарностью кивнул Майкл. Когда начальник полиции вышел из камеры, он лег на койку и уснул. Визит шефа полиции успокоил его. Ни один из полицейских участка не верил в его виновность. Они обсуждали это с прошлого вечера. Он лечил их самих, их семьи, их родителей. Такой парень, как доктор Майкл, не болтается по городу, убивая людей, и, уж конечно, не завалит свою больную жену. Все они считали, что это ошибка, или что его подставили. Их начальник думал так же. Он был уверен в этом. Учитывая предъявленные доказательства, Джеку пришлось арестовать его, но он был уверен, что Майкл был невиновен.

Утром Питер и Билл пришли в отделение полиции, чтобы у них взяли отпечатки пальцев и встретиться с Джеком до того, как они поедут в больницу проведать Мэгги. Они дали согласие сотрудничать со следствием. Они оттирали пальцы, когда шеф полиции попросил их пройти к нему в кабинет. Он только что оставил Майкла в камере. Джек спросил Питера и Билла об их отношениях с подозреваемым. Оба с готовностью признались, что отношения были тяжелые, хотя Питер сказал, что за последние несколько месяцев они очень сблизились с братом и провели значительное количество времени вместе.

– У вас никогда не создавалось впечатления, что он несчастлив со своей женой или устал ухаживать за ней? – спросил его шеф многозначительно, и Питер покачал головой.

– Нет. Он всегда казался очень заботливым и любящим мужем. Именно поэтому я в самом начале расследования тоже не поверил Биллу. Я думал, что у моего племянника не все в порядке с головой, – он виновато улыбнулся Биллу.

– Вы влюблены в нее? – прямо спросил Джек Питера с напором.

– В Мэгги? – сильно удивился Питер. – Конечно, нет. Она жена Майкла. Я люблю ее, как сестру, и всегда любил.

– Какое у вас сейчас семейное положение?

– Я нахожусь в процессе развода, – сказал Питер с непроницаемым лицом, спрашивая себя, не становится ли он подозреваемым. Вопросы начальника звучали как попытка найти мотив. Но у него не было ни одного, кроме того, что он сейчас без денег и потерял все, что у него было, а Мэгги унаследовала десять миллионов долларов два года назад, когда продала лесопилку своего отца, поэтому, возможно, для полиции это могло стать мотивом.

– Как долго вы и Мэгги переписывались друг с другом по электронной почте? – сурово спросил его начальник.

Питер выглядел обескураженным.

– Мы никогда не переписывались.

– Работаете? – спросил его начальник. Он уже знал ответ, прочитав про Питера в Гугл, но хотел услышать, что скажет он сам.

– На данный момент нет. Я ищу работу. В октябре прошлого года компания, на которую я работал, закрылась из-за финансового кризиса на рынке, – начальник полиции кивнул и больше ничего не сказал. И тогда Питер осторожно перешел к еще одной теме, на которую он хотел обратить внимание начальника полиции. Он обсудил это со своим племянником до прихода в полицию. – Недавно ко мне домой приходил человек, которого направил Уолт Петерсон. Он утверждал, что мой брат оказал на его отца такое сильное влияние, что он завещал Майклу все свои деньги. У моего нежданного гостя были предположения, что, может, Майкл даже убил его отца или совершил эвтаназию. Я думаю, что на это стоит обратить внимание, – вежливо сказал Питер, и Джек зло глянул на него.

– Вы действительно не знаете своего брата, не так ли? И не говорите, как мне вести расследование! – отрезал Джек. – Ваш брат лечит большинство пожилых людей в округе. Я не думаю, что он всех их убивает, или хотя бы кого-то из них. Но спасибо за совет, – сказал он кисло, ясно показав, что раздражен предложением. Питер видел, что Джек верил в невиновность Майкла и что он был полностью на его стороне. Он также предположил, что Питер может быть связан с Мэгги. Очевидно, он думал, что Питер подставил Майкла, чтобы убрать его со своего пути. Это было в духе Макиавелли, и Питер задумался, не Майкл ли подкинул ему эту идею. Почерк милого братца виден невооруженным глазом.

Через несколько минут начальник полиции закончил допрос. Направляясь в больницу к Мэгги, Питер и Билл говорил об этом.

– Похоже, что он пытается повесить это на меня, – сказал Питер, голос был, по понятным причинам, не веселый.

– Или на меня, – добавил Билл, просматривая газету. Статья об аресте Майкла занимала всю первую полосу, и было видно, что журналист тоже не верит в его виновность. В трех округах Майкла считали полубогом. Вся статья была посвящена перечислению его добрых дел и достижений, а про голословное утверждение об отравлении его жены почти ничего не говорилось. Было написано, что дело находится в стадии расследования и Майкл задержан на несколько дней до вынесения обвинения. Также говорилось, что Мэгги отравили и Майкл был главным подозреваемым. О доказательствах упоминалось вскользь, уточнялось, что следствие не исключает появление других подозреваемых. У Питера дрожь пробежала по спине.

– Я буду очень зол, если из-за тебя загремлю в тюрьму, – сказал Питер племяннику с нервным смешком, и Билл покачал головой.

– Кажется, это проделки моего отца. Он нас обоих вздернул бы, если бы мог.

– Они должны иметь веские доказательства для этого, а их нет. Мы не отравили ее. Это сделал он, – просто сказал Питер. – Правда на нашей стороне.

Начальник полиции был лучшим другом Майкла, и никому из них он не делал поблажек. Было очевидно, что он с удовольствием повесил бы на них это преступление, но не на Майкла, если бы у него был хоть один шанс сделать это. И он ясно дал понять, что ему не понравились выводы Питера относительно пожилых пациентов брата. Он был возмущен такими предположениями, но по закону он не мог ничего игнорировать, и он был честным человеком. Он был обязан подытожить доказательства, которые у них были, и действовать строго по инструкции. В настоящее время Майкл был главным подозреваемым, так как на двух бутылках с ядом из сарая были обнаружены только его отпечатки пальцев. Джек не будет фальсифицировать расследование, даже ради друга. Но было ясно, что Майкл Макдауэл невиновен. Его подставили и выдвинули против него ложное обвинение. Его подставили, и в скором времени правда выйдет наружу. Он сделает все возможное, чтобы правда восторжествовала. Это было самое малое, что он был обязан сделать для своего друга. Он был вынужден арестовать Майкла, учитывая доказательства, но он не верит в его виновность.


Глава 14 | Блудный сын | * * *



Loading...