home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 21

Рождество в Лондоне было волшебным. Витрины магазинов были празднично украшены, повсюду стояли наряженные рождественские елки, люди развесили гирлянды на свои дома. Погода не отставала – периодически шел снег, и люди в рождественских костюмах бродили по улицам, распевая колядки. Все выглядело именно так, как и должно быть на Рождество.

Бен и Райан приехали из Лос-Анджелеса сразу после свадьбы своей матери. Лиза знала, что Райан переживал по этому поводу, и заговорила об этом, как только увидела его на одном из их воскресных ночных ужинов.

– Как все прошло? – загадочно подмигнула она. Он знал, что она имела в виду, и пожал плечами.

– А, ты об этом. Глупо. Слишком много еды. Слишком много людей. Дурацкая музыка.

– Где проходило? Наподобие Rose Bowl или что-то в этом роде? – Хотя она была старше, Лизу всегда впечатлял тот факт, что Райан живет в Лос-Анджелесе, и она думала, что он ведет гламурный образ жизни, не такой, как в маленьком городке Вэр. Но теперь она живет в Лондоне.

– Нет, это проходило в доме моего деда. Все было украшено гардениями, и я весь вечер кашлял. Я их ненавижу. – Лиза рассмеялась над тем, как он это описал.

– Звучит как типичная голливудская свадьба.

– Да, похоже. До этого я никогда не был ни на одной.

– Она была одета в белое платье? – Лиза хотела знать подробности.

– Нет, она была в розовом. Но все равно была хороша и свежа. Как роза, ага. Ну а у этих как идут дела? – Он кивнул в сторону их родителей, которые сидели в гостиной возле елки и разговаривали. С недавнего времени они часто засиживались вдвоем.

– По-прежнему друзья. Им приятно проводить время вместе. – Лиза стала менее строгой по отношению к Питеру. Она привыкла к нему. Он никогда не давил на нее и никогда не вставал между ней и матерью. Было приятно, когда он находился рядом, а Билл был без ума от него. У брата наконец-то появился отец идеального образца.

– Я думаю, что они безнадежны, – уныло констатировал Райан. Но, несмотря на отсутствие романтических отношений между родителями, ребята неплохо развлеклись. Флирт между старинными друзьями – это были просто фантазии Райана, которые он выдавал за действительность, потому что любил Мэгги и своих двоюродных брата и сестру. Но Мэгги и Питер стойко придерживались дружеских отношений, не проявляя признаков влюбленности по отношению друг к другу.

Сочельник накануне Рождества они провели все вместе и вшестером сходили на ночную мессу. А на Рождество Питер отвез их в «Кларидж», поэтому Мэгги не пришлось готовить ужин. Все они обменялись подарками. Они купили друг другу небольшие, но хорошо продуманные вещи. Мэгги купила Питеру красивый кашемировый шарф и кожаные перчатки. Питер купил ей норковые наушники и норковый воротник, которые ей очень понравились. Каждый получил то, что хотел. После обеда в «Кларидже» все они вернулись в квартиру Питера, где смотрели фильмы и играли в игры. Это было теплое семейное Рождество. Питер сказал, что это было самое замечательное Рождество за многие годы в его жизни. Оно было несравнимо лучше того последнего, который у него был в Лос-Анджелесе, когда они с Аланой были на пути к разводу.

А через два дня они уехали в Куршевель. Они прилетели в Женеву, а потом на мини-вэне доехали до маленькой деревни во Французских Альпах, которая располагалась между тремя долинами. Шел сильный снег, когда они добрались до места. Шале было похоже на сказочный домик. В нем было шесть спален, но они заняли только пять, так как Бен и Райан поселились в одной комнате. Бен не хотел спать в одиночестве. Каждое утро Питер отвозил их на подъемник. Он договорился с частными инструкторами, которые каждый день отправлялись с ними в разные места в горах. В их распоряжении были все три долины и несколько гор – они могли кататься на лыжах весь день. И после того как он их отвозил, Питер возвращался к Мэгги в шале. Она прихватила с собой вязание, и они сидели у камина и отдыхали, а потом отправлялись на длительные, но не утомительные прогулки. Она стала гораздо сильнее, и йога помогла ей. Вечерами они занимались детьми, а все дневное время принадлежало им.

Питер и Мэгги исследовали магазины в городе – некоторые были роскошные, а другие оригинальные. Они обедали, сидя на открытом воздухе в лучах зимнего солнца, а потом она брала его под руку, и они гуляли, а когда оба уставали, то возвращались в шале, чтобы снова посидеть у камина.

– Жаль, что мы не можем остановить время и остаться здесь навсегда, – задумчиво сказала Мэгги. Ей было страшно возвращаться в Вэр – через две недели должно было начаться судебное разбирательство. Они оба старались не думать об этом, но так или иначе это крутилось у них в голове, говорили они об этом или нет. Питер получил по электронной почте несколько писем от окружного прокурора – дело двигалось. Майкл заявил о своем праве на безотлагательное судебное разбирательство. Он не стал откладывать суд, что было воспринято всеми с облегчением. Ни один из них не хотел, чтобы весь год они жили в ожидании суда. И видимо, он тоже хотел покончить с этим.

– Спасибо, что провел свои выходные с нами, – сказала Мэгги Питеру, когда она протянула ему кружку горячего шоколада в один прекрасный день после их прогулки. Он сидел в удобном кресле, вытянув ноги к огню, и читал книгу. Он улыбнулся ей, когда взял кружку горячего шоколада.

– Без тебя удовольствия было бы в два раза меньше. – По его мнению, это относилось к большинству вещей. Он везде получал удовольствие от присутствия Мэгги. Последнее время он много думал об этом. Он мягко коснулся ее руки, когда брал кружку. Мэгги казалась удивленной.

– Мои дети любят быть вместе с тобой, – сказала она и села на ковер возле его ног, наслаждаясь теплом от камина.

– Я люблю быть с тобой, Мэгги, – ответил он. – Тебе никогда не приходит в голову, что было бы, если бы мы тогда оказались вместе?

– Я была не достаточно гламурной для тебя, – сказала она и рассмеялась. – У тебя было определенное предназначение – добиться славы в Нью-Йорке. А я была простой девушкой из маленького городка.

– Насколько я помню, – напомнил он ей после глотка дымящегося шоколада, – ты была той, которая бросила меня из-за какого-то знойного футболиста. Я думаю, что он был капитаном команды.

– Он был в баскетбольной команде, – поправила она его с усмешкой.

– Так что такого знойного было в нем?

– Я не знаю. Я не могу вспомнить. Я была тупой в то время, и это было прежде, чем я ударилась головой, – поддразнила она, и он осторожно коснулся пальцами ее щеки.

– Ты никогда не была тупой. Даже тогда ты была умнее меня.

– Если тебя это утешит, то я пожалела, когда бросила тебя. Я рассталась с другим парнем через две недели. Он был придурок. Он практически порвал на мне свитер в кино, – хихикнула она.

– Ловкий ход. Мы все были настолько изощренными тогда, – сказал он, и она рассмеялась.

– Я всегда была довольно консервативной, – сказала она. Ей было комфортно с ним. Она могла сказать что угодно Питеру. А после того, что им пришлось пережить, даже больше того.

– Я помню, какой ты была консервативной, – усмехнулся он.

– Подумай, может быть, поэтому я бросила тебя. Ты хотел продвинуться дальше, чем я.

– Я был на два года старше. В этом возрасте это большая разница. – Она кивнула.

– А потом ты уехал в колледж после того лета, когда ты поцеловал меня на плоту.

– Мне надо было забрать тебя с собой. – Он посмотрел на нее сверху вниз – она сидела на полу рядом с ним. Их глаза встретились, и, не думая, она потянулась и положила руку ему на колено. Он осторожно взял ее за руку и погладил ее пальцы. – Что ты думаешь о нас сейчас, Мэгги? – Он хотел задать ей этот вопрос в течение нескольких месяцев, особенно в последнее время.

– Что ты имеешь в виду? – удивилась она.

– Тебе никогда не приходит в голову, что мы могли бы быть вместе?

– Мы и так вместе, – сказала она просто.

– Я имею в виду больше, чем это.

Затем она опустила глаза. Она думала об этом тоже.

– Я не знаю, – застенчиво сказала она. – Я не хочу ничего испортить.

– Я не думаю, что мы испортим. Я не хочу тебя пугать, Мэгги, – сказал он мягко. Он не испугал. Он никогда не пугал ее.

– Ты не пугаешь меня, – сказала она, снова глядя на него. – Ты не смог бы. – Он был совсем не похож на Майкла. Он тоже ее не испугал, он поразил ее. Питер никогда так не делал. Она знала, что с ним она находится в абсолютной безопасности. Это было важно для нее в настоящее время. И она получала удовольствие от того, что у них было, и от времени, которое они проводили со своими детьми.

– Может, нам поставить этот вопрос на семейное голосование? – поддразнил он ее. – Я думаю, что я знаю, что они скажут. Мои дети без ума от тебя.

– То же самое могу сказать про своих. – Она улыбнулась ему, а затем печально добавила: – Может быть, нам стоит вначале пройти через судебное разбирательство, прежде чем мы подумаем об этом. Скорее всего, будет очень тяжело. – Он кивнул и сжал ее руку. Ей предстояло впервые увидеть Майкла после того, как она последний раз видела его в больнице.

– Я буду рядом с тобой. Я не позволю, чтобы что-то плохое вновь случилось с тобой, – сказал он с серьезным видом, и она знала, что он подразумевает это настолько, насколько кто-либо мог пообещать это. Питер сделал бы все, что в его силах, чтобы защитить ее. Он уже это сделал.

– Мне очень нравится быть с тобой, – тихо сказала она. Он кивнул, а потом просто, чтобы ей было что вспомнить сразу после суда, он наклонился и поцеловал ее, и она ответила ему. Тридцать лет исчезло между ними, когда он это сделал, и он чувствовал себя так же, как тогда на плоту. Она улыбалась, когда они остановились. – Видишь, я говорила тебе, что ты здорово целуешься, – сказала она, смеясь, и он снова поцеловал ее, просто чтобы доказать это. Его возбуждали ее поцелуи, и он хотел большего. За прошедший год он ничего не чувствовал, а сейчас в нем поднималась буря желаний, и она захватывала ее. Она тоже это чувствовала. Теперь они будут с нетерпением и надеждой ждать этого, но только после суда.

Они тихо сидели у камина и разговаривали друг с другом. Они сидели рядом, когда дети вернулись домой с катания на лыжах. Райан многозначительно посмотрел на Лизу. Когда они поднялись наверх, чтобы снять одежду для лыж, он прошептал ей:

– Я думаю, что он поцеловал ее.

– Откуда ты знаешь? – прошептала Лиза.

– Могу сказать. У них такой вид, словно они что-то скрывают.

– Ты с ума сошел, – сказала она, смеясь над ним. – Может быть, они просто хорошо проводят время.

– Ага, – сказал он, пожимая плечами. – Может быть, ты и права. – И когда они спустились вниз, Мэгги была на кухне. Она готовила ужин и что-то напевала про себя, а Питер смотрел на огонь и улыбался – он вспоминал тот день на плоту. Ему теперь было с чем сравнить.


Глава 20 | Блудный сын | Глава 22



Loading...